Вход | Регистрация
Внеклассное чтение
Внеклассное чтение
Отправляетесь в отпуск с детьми, и не хотите нагружать багаж книгами - возьмите Репку с собой. Все сказки для внеклассного чтения собраны здесь!
Все сказки в алфавитном порядке ЗДЕСЬ!
Давно ли вы читали детскую литературу? Окунитесь в детство - мир волшебства - на нашем замечательном портале Репка!
Не можете читать сейчас?..
Возьмите сказку с собой, скачав ее в удобном для Вас формате.
PDF, EPUB, FB2, HTML, TXT
Категории

Аудио

Стихи

Басни

С картинками

Популярные сказки
Автор: Габриэль Сюзанн де Вильнёв    |    Просмотры   12462   |    Понравилось   0

Скачать СкачатьPDF | EPUB | FB2 | HTML | TXT
Можно прочитать за 320 мин.
Красавица и Чудовище

1740 год

Переводчик Полина Харгривз

ПОДЛИННАЯ ИСТОРИЯ КРАСАВИЦЫ И ЧУДОВИЩА

Красавица и Чудовище

Глава 1. Красавица.

Не так далеко от здешних мест находится великолепный город, благополучие которого поддерживается зажиточными горожанами. Среди них жил один купец, который был успешен во всех начатых им предприятиях, и к кому Госпожа Удача была необычайно благосклонна. Богатство его заключалось не только в благосостоянии, но также в количестве детей. Его семья, в действительности, состояла из шести мальчиков и шести девочек. Никто из них пока не пребывал в браке, поскольку сыновья были слишком молоды чтобы думать об этом, а дочери слишком горды своим огромным приданным, на которое они делали ставку, что давало им право быть придирчивыми в принятии решения о выборе женихов.

В то самое время, когда тщеславие этих девиц было польщено вниманием самых привлекательных молодых мужчин города, неожиданно, Госпожа Удача показала свою обратную сторону, которую эти девушки никак не могли предвидеть, и что печальным образом нарушило мирное бытие их жизни. В доме, где они жили, начался пожар. Вся роскошная мебель, которой дом был обставлен, все бухгалтерские счета, ценные бумаги, золото и серебро, на ряду с великолепными магазинами, являвшимися основным источником купеческого богатства, были также уничтожены огнём, неистовство которого было столь сильно, что почти ничего не удалось спасти. Весь ужас события заключался не столько в пожаре, как в том, что он послужил причиной череде других трагических событий. Все корабли, которыми владел отец семейства, будучи до сих пор преуспевающим купцом, были утрачены в одночасье то ли по вине пиратов, то ли в результате кораблекрушения. Доверенные лица сделали его банкротом, как и те, что действовали от его имени в иноземных государствах.

Словом, c позиции богатейшего человека он моментально упал до крайней нищеты. У него ничего не осталось кроме маленького загородного дома, расположенного в укромной и безлюдной местности, в более чем ста лье от того города, где он проживал. Вынужденный искать пристанище, он решил перевезти подальше от шума и суматохи свою семью, все члены которой были в полном отчаянии из-за того переворота, который произошёл в их судьбе.

Дочери неудачливого купца были в особенно подавленном состоянии, и с тревогой думали о той жизни, что они должны будут провести здесь в печальном уединении. В первое время они утешали себя разговорами о том, что когда купец озвучит намерение выдать их замуж, их поклонники, прежде тщетно просившие быть с ними, будут неимоверно счастливы узнать об этом известии, и это так окрыляло девушек, что они уже представляли себя выслушивающими их любовные возлияния. Они наивно фантазировали о том, как каждый из множества ухажёров будет бороться за право получить их руку, и уже видели себя в роли жён, но мечты мечтами, а пока в их дверь не стучался даже один претендент. Этому сладостному самообману суждено было вскоре покинуть их. Они поняли, что потеряли наиболее привлекательное качество для поклонников, когда, подобно быстроте молнии, удача отвернулась от отца и времени на выбор претендентов у них не осталось. Толпа разгорячённых обожателей исчезла в момент их банкротства, и ни красота, ни их очарование не смогли удержать даже одного. Их друзья были также «благородны» как и их ухажёры. Когда бедность постучала в дверь, все, без исключения, прекратили с ними всякое общение.

Некоторые оказались настолько бессердечны, что во всём произошедшем винили всю семью купца. Те люди, кому отец когда-то помог, стали наиболее неистовыми клеветниками, рассказывая всем и вся, что причиной этих бед является сам купец: плохое руководство, мотовство и чрезмерная экстравагантность его детей, которых он неимоверно баловал.

Члены этой несчастной семьи, находившейся в таком бедственном положении, вскоре обнаружили, что верным решением будет как можно быстрее исчезнуть из города, где каждый с наслаждением желал унизить их. Без каких либо средств к существованию, они уединились в маленьком загородном доме, стоящему посреди девственного леса, который являлся для них обителью горечи и печали. Можно только предполагать какие невзгоды они вынесли в этом ужасном одиночестве! Не имея больше возможности ждать помощи от кого-либо, сыновья этого несчастного купца разделили домашние обязанности между собой и каждый старался изо всех сил найти хоть какое то пропитание ведя простой образ жизни. Что же до дочерей, то они тоже выполняли порученную им работу. Как бедные крестьянские девушки, они были вынуждены занять свои нежные руки трудом сельской жизни. Не имея ничего для удовлетворения своего тщеславия, нося простые шерстяные платья, заботясь о своих нуждах самостоятельно с помощью только самого необходимого и того, что земля могла дать им, эти девушки тем не менее, сохранили свои изысканные и изящные манеры и никогда не переставали сожалеть об оставленной ими городской жизни, такой яркой и привлекательной. Наиболее острую боль причиняли им воспоминания о годах, проведённых среди смеха и забав, и пролетевших так быстро. Однако, самая младшая девушка, по сравнению с другими, обладала в их общей беде наибольшей бодростью и решимостью. Она переносила все горести с улыбкой и с необычайной силой духа, что было так необычно для её возраста. Подобно остальным, первое время она провела в глубокой меланхолии. Увы! Кто бы не сдался под натиском таких ужасных испытаний? Но можно ли придумать что-то лучше, чем вернуть прежнюю весёлость после горьких сожалений, решить быть счастливой в этой новой жизненной ситуации и забыть то общество, которое она и её семья нашли таким неблагодарным, и тех, чья дружба оказалась столь ненадёжной во время невзгод? С помощью ласковых речей и весёлого нрава она пыталась сделать всё, чтобы отвлечь отца и братьев от тоски по комфортабельной жизни. Купец не жалел денег на её обучение, а также на обучение её сестёр, и в это печальное время она сумела извлечь всю пользу из полученного ею образования. Девушка превосходно пела аккомпанируя себе на различных инструментах. Вы могли бы предположить что все сёстры последуют такому яркому примеру, но как раз таки её бодрость и терпение заставляли их чувствовать себя ещё более несчастными. В действительности, дочери купца, оставаясь безутешными в своём горе, полагали что поведение их младшей сестры ни что иное как признак подлой души и слабости ума, ведь быть радостным в таком положении в угоду самому Провидению унизившему их всех, было кощунством. «Посмотрите как она светится от счастья!» - говорила старшая из них. «Она была рождена для такой грубой работы. С её плебейскими взглядами на жизнь как она вообще могла бы вращаться среди высшего общества?» Это были несправедливые упрёки, поскольку молодая девушка как никто их них была создана чтобы блистать затмевая весь мир. Её необычайная красота, чуткость, а также ровный характер, - всё это делало девушку прелестным юным созданием. Все её поступки и слова были пропитаны нежностью и благородством, - неотъемлемыми качествами её души. Будучи такой же энергичной, как и сёстры, в превратностях судьбы, обрушившихся на их семью, она знала, что только благодаря силе духа, качеству, которое так редко присуще женскому полу, можно скрыть свою печаль и подняться над невзгодами. Таким образом, случилось так, что её стойкость была принята сёстрами за бесчувственность. Но каждый мог с лёгкостью заметить то, что все обвинения были продиктованы не чем иным как завистью.

Знакомясь с семьёй, люди, обладающие разумом, незамедлительно отдавали своё предпочтение перед сёстрами именно ей. В разгар прежнего великолепия все называли её не иначе как Красавица - имя, которое как нельзя лучше подходило девушке, обладающей богатством, обаянием, необычайным изяществом, а также прелестными качествами; зная и видя всё это, что ещё требовалось чтобы возбудить зависть и ненависть своих сестёр? Все достоинства, присущие ей, включая неповторимый шарм, давали надежду на более выгодный брак, в сравнении с остальными. С чувством сострадания только лишь к своему отцу в его несчастьях, пытающегося всё время отложить переезд, она делала всё возможное чтобы как можно скорее отправиться в путь из города, где в радости и удовольствии были проведены ранние годы. Живя в лесном одиночестве, эта молодая девушка оставалась такой же невозмутимой, как и ранее, среди беззаботного светского общества. Когда наступало время отдыха, она развлекала себя тем, что украшала свою причёску цветами, подобно пастушкам в давние времена, и под влиянием деревенской жизни, постепенно забыла все те развлечения, что были ей так интересны в разгар их изобилия. Каждый день она находила новые невинные забавы и так коротала время. Прошло уже два года и семья начала привыкать к деревенской жизни, когда их спокойствие нарушилось и снова возникла надежда на возвращение благосостояния. Отец получил новости, что один из его кораблей, который он считал утерянным, только что благополучно прибыл в порт с товаром, оказавшимся в целости и сохранности. Несмотря на такую хорошую весть, у него появился страх, что агенты, воспользовавшись его отсутствием, могут распорядится грузом и путём мошенничества продать за бесценок, тем самым поживившись за его счёт. Он рассказал об этом своим детям, которые немедленно решили, что вскоре смогут вернуться из изгнания. Особенно девушки, будучи более нетерпеливыми чем братья, полагали, что излишне ждать иных вестей о положении дел, вознамерились уехать тот час оставив всё. Но отец, будучи благоразумным человеком, умолял их подождать с переездом и, несмотря на то что время сбора урожая неумолимо приближалось, и каждая пара рук была так важна для семьи, он всё-таки решил оставить домашние заботы сыновьям и предпринять длительное путешествие одному.

Все его дочери без исключения, твёрдо верили в скорое возвращение к своей прежней жизни в роскоши. Они фантазировали, что даже если их отец найдёт цену на своё имущество не достаточной, чтобы покрыть расходы на переезд детей назад в любимый всеми город их рождения, у него будет по крайней мере довольно денег для того, чтобы обосноваться в небольшом городке, где они могли бы найти сносное общество, и где толпа обожателей снова бы окружила их, настроив себя на то, что теперь уж будут не столь разборчивы и не позволят себе отклонить первое полученное предложение руки и сердца. Позабыв о хлопотах, в которых они пребывали все эти два года, уже считая себя, как по волшебству, перенесёнными из нищеты в круг изобилия, они осмелились забросать своего отца множеством расточительных поручений, поскольку годы уединения не повлияли на их влечение к роскоши и демонстрации себя. Ему всё время твердили какого рода покупки им необходимы: от украшений и нарядов до головных уборов. Каждая старалась перещеголять другую в нелепости запросов, таким образом, сумма предполагаемого состояния отца уже не удовлетворяла их потребностям. Красавица, единственная, кто не демонстрировала своих амбиций и всегда действовала благоразумно, сразу поняла, что если он выполнит все эти поручения, то на её нужды уже мало что останется. Но отец, удивлённый таким поведением, решил сам спросить её, тем самым прервав поток жадности других дочерей:
«А ты Красавица, неужели ничего не желаешь для себя? Подойди, скажи прямо что тебе привезти? Что ты хочешь?» «Дорогой отец, - ответило прелестное дитя, ласково обняв его, - единственное что мне дороже чем все украшения, в которых сёстры так нуждаются и всё чего я хочу и чему одному буду счастлива, если данное исполнится, – это удовольствие видеть вас вернувшимся домой в добром здравии». Этот ответ был настолько бескорыстен, что всем стало стыдно. Одна из сестёр, говоря от лица остальных, охваченных гневом, язвительно сказала: «Это дитя считает себя столь важной персоной и воображает, что сможет выделиться благодаря напускной жертвенности. Нет ничего более нелепого». Но растроганный отец не смог сдержать своей радости и, несмотря на принятие просьбы, которой это дитя ограничило себя, он, однако, попросил её всё же выбрать что-то, лишь для того, чтобы смягчить враждебность к ней других дочерей. Он также сказал, что такое проявление равнодушия к украшательству поистине оправдано её слишком юным возрастом и что всему своё время. «Хорошо, дорогой отец, - сказала она, - поскольку вы настаиваете, я очень прошу привезти мне розу. Я обожаю этот цветок, и так как мы живём в таком отдалённом месте, я долгое время не имела удовольствия видеть хотя бы один». Этой просьбой, она одновременно приняла волю отца и избежала каких-либо трат.

Между тем наступил день, когда этот добрый старик должен был вырвать себя из объятий многочисленных членов семьи. В город, куда перспективы новой судьбы звали его, он ехал так быстро как только мог, но вскоре обнаружил, что обстоятельства предстали перед ним не такими многообещающими, как он того ожидал. Его корабль безусловно прибыл, но партнёры, верящие что старик умер, успели захватить и распродать весь груз. Таким образом, вместо того чтобы мирно вступить в права владения товаром, что принадлежал ему, он был вынужден столкнуться с разного рода крючкотворством, стремясь вернуть себе законное имущество. Ему удалось преодолеть и эти трудности, но после шести месяцев одних лишь расходов и досад, он нашёл своё положение дел таким же безрадостным как и раньше. Его должники оказались неплатёжеспособными и денег осталось так мало, что он с трудом покрывал свои собственные расходы. Так, мечты о богатстве рассеялись как дым. В довершении всего, чтобы хоть как-то сэкономить, он был вынужден начать путешествие домой в самое плохое время и в самую ненастную погоду. Открытый на дороге всем суровым ветрам, усталый и голодный, он часто ощущал себя на волосок от гибели. Купец воспрянул духом, когда обнаружил, что находиться всего лишь в нескольких лье от дома, который он не предполагал покидать ради погони за пустыми надеждами, и где Красавица уже тогда поняла чем окончится эта поездка.

Требовалось всего несколько часов, чтобы пересечь лес, и хотя было уже поздно, он решил продолжить путь. Застигнутый врасплох темнотой ночи и страшным холодом, потеряв дорогу, купец уже мысленно похоронил себя и свою лошадь в снегу. Несмотря на то что в этом лесу было много хижин для путников, он не мог найти ни одной. Старик был неимоверно счастлив, когда обнаружил прибежище в дупле дерева, - лучшее из того что он мог найти в эту ночь. Защищая от холода, оно было единственным средством спасения жизни. Между тем, лошадь инстинктивно нашла укрытие в пещере неподалёку. Ночь в таком месте казалась ему бесконечной; более того, он был очень голоден и трясся в ужасе слыша рёв диких зверей, не прекращавших рыскать вокруг его убежища, что не давало ни минуты спокойствия. Увы, его беды и страхи не прошли с окончанием ночи. Как только забрезжил рассвет, неприятности стократно увеличились, - всё было покрыто такой толщей снега, что едва ли было видно хоть какой либо путь. Только спустя долгое время, когда купец был без сил, постоянно падая и спотыкаясь в сугробах, ему удалось найти что-то похожее на тропу, на которой он наконец-то смог более-менее держаться на ногах. Будто само Провидение направляло старика, не имеющего ни малейшего представления в каком направлении он двигается. Этот неведомый путь, привёл его к аллее прекрасного замка, который, казалось, не посмела тронуть ни одна снежинка. По бокам её росли очень высокие апельсиновые деревья, на которых можно было видеть множество цветов и фруктов.

Бесчисленное число статуй, размером с человека, в различных позах и нарядах, сделанные из камня неизвестной породы и казавшиеся живыми, были установлены беспорядочно и без какой-либо симметрии: некоторые стояли по краю дороги, а другие среди деревьев; но наибольшее количество их было выполнено в виде воинов. По мере приближения купца к внешнему двору замка, число статуй становилось неимоверным. Но, поскольку он всё ещё никак не мог оправиться от того холода, в котором провёл ночь, у него не было сил остановиться и рассмотреть их поближе. Вскоре, перед его взором предстала лестница, сделанная из агата с позолоченной балюстрадой. Поднявшись по ней и пройдя внутрь замка, он осмотрел несколько великолепно обставленных комнат, в которых было настолько уютно и тепло, что его состояние значительно улучшилось. Мучимый голодом, он не знал к кому обратиться за помощью. Казалось, это огромное и изумительное здание населяли одни лишь статуи. Везде царила глубокая тишина; и всё же не было никакого намёка на дворцы того типа, что порой бывают покинуты всеми и находятся в запустении. Залы, комнаты, галереи, - всё это было открыто, но не ощущалось присутствия ни одного живого существа. Устав от блуждания по комнатам этого огромного здания, он решил остаться в гостиной, где ярко пылал огонь в камине. Предполагая, что всё это было приготовлено для кого-то, кто скоро должен прибыть, он приблизился к пламени, чтобы обогреться. Но никто так и не появился. В ожидании, купец присел на софу у камина и здесь его настиг сладкий сон, закрывший веки и помешавший надежде увидеть кого-либо входящим сюда. Чувство сильной усталости стало причиной отхода ко сну, а чувство голода, мучившее старика, нарушило его покой. Он ничего не ел более суток, а блуждание по замку только усилило аппетит. Проснувшись, какого же было его удивление, увидеть подле себя стол, изысканно сервированный. Он надеялся найти простую и лёгкую трапезу, но перед ним было так много великолепно оформленных блюд различных видов, что каждый бы на его месте воспринял данное явление, как приглашение к столу. Прежде всего, он громко выразил свою благодарность тому, от кого исходил сей добрый жест. Затем, купец намеревался ждать до тех пор, пока не услышит как польщённые хозяева каким-либо образом проявят себя. Как усталость стала причиной его дремоты перед трапезой, так и теперь еда, которую он отведал, вызвала тот же эффект; но в этот раз он спал четырёхчасовым спокойным и безмятежным сном. По пробуждению, на месте стола он обнаружил другой, сделанный из порфира, на котором чей-то рукой были расставлены различные пирожные, варенья, вина и ликёры. Это всё было также приготовлено для него одного. Пользуясь добротой, проявленной к нему, он занимал себя всем, чем прельщался его вкус, интерес или прихоть.

Не видя никого, с кем бы он мог поговорить за это долгое время, и от кого он мог бы получить информацию о том, кому принадлежал этот дворец: было ли это жилище человека или Бога; страх постепенно начал охватывать старика, который был от природы робким человеком. Будучи переполненным благодарностью к тому Гению, у которого он оказался в неоплатном долгу, он вскоре решил снова пройти по всем комнатам, в наиболее уважительной манере моля владельца показаться ему. Все попытки оказались бесполезными. Не было видно ни одного слуги, у которого он мог бы выяснить обитаем ли данный замок или нет. Находясь в глубоких раздумьях о том, что же он должен предпринять, неожиданная идея возникла в его голове, о том, что по какой то неведомой причине, добрый дух решил подарить ему этот дворец со всеми сокровищами, заключёнными в нём. Эта мысль вдохновила его, и потому, без дальнейшей задержки, он начал снова осматривать все найденные и присвоенные им богатства. Более того, в своём воображении, наполненном радостью и восторгом от того, какой стороной обернулось его путешествие, он уже представлял себе как обоснуется здесь, какую долю выделит каждому из своих детей и в каких комнатах они будут жить. Он вошёл в сад, где, несмотря на середину зимы, увидел редчайшие цветы, источавшие изумительный аромат. Весенний воздух был свеж и сладок. Среди деревьев пели птицы разных видов, вторя звукам бегущей воды и образуя тем самым чудесную мелодию. Старик, пребывая в необычайном восторге после увиденных им столь чудесных вещей, сказал себе: «Мне кажется, моим дочерям будет легко привыкнуть к такому очаровательному жилищу. Я не думаю, что они будут сожалеть или что они предпочтут город такому чудесному дворцу. Пора», - заплакал купец от радости, что случалось с ним не так часто, - я должен отправиться в путь прямо сейчас. Здесь я могу только предполагать какой восторг будет у моих детей, но чтобы насладиться их счастьем вполне, я должен спешить домой». Старик, при входе в замок, несмотря на то что был почти полумёртвый от холода, позаботился о том, чтобы распрячь свою лошадь и отпустить её в направлении конюшен, находящихся во внешнем дворе. К ним вела аллея, украшенная палисадом, покрытым благоухающими розовыми кустами. Никогда в своей жизни, он не видел таких изумительных роз! Их запах напомнил ему об обещании, данном Красавице, привезти домой такой цветок. Он сорвал один, и только собрался сорвать ещё, чтобы сделать шесть букетов, когда страшный звук заставил его обернуться. К великому ужасу, он увидел рядом с собой отвратительное чудовище, которое в ярости положило свой хобот, чем-то напоминающий слоновий, ему на шею и жутким голосом сказало: «Кто разрешил тебе срывать мои розы? Разве было недостаточно того, что я позволил тебе отдыхать в моём дворце и оказал тебе своё радушие, которым ты наслаждался? Вместо того, чтобы преисполниться благодарностью, я нашёл тебя, о смертный, ворующим мои розы! Твоя дерзость не останется безнаказанной». Преодолевая ужас, который был вызван неожиданным появлением этого монстра и услышав его слова, купец, думая что он сейчас умрёт от испуга, тотчас бросил роковую розу на землю. «Ах! Монсеньор, - заплакал он, падая к ногам чудовища, - пожалейте меня. В действительности, моя благодарность не знает границ. Я очень тронут вашим проявленным великодушием, но я и не предполагал, что такая малость сможет обидеть вас». Монстр в большом гневе ответил: «Молчи, проклятый болтун! Твоя лесть не тронет меня, как и те титулы, которыми ты меня наградил. Я не монсеньор, я Чудовище, и тебе не избегнуть заслуженной смерти». Купец, пребывая в испуге в связи со столь жестоким приговором и думая только, что покорность - это единственный шанс на спасение жизни, рассказал чудищу, что та роза, которую он осмелился сорвать, предназначалась для одной из его дочерей, по имени Красавица. Затем, то ли надеясь на отсрочку от смерти, то ли на то, что тот смилуется к нему, он рассказал обо всех своих бедах. Поведав о цели путешествия, старик не забыл упомянуть о том маленьком подарке, обещанном Красавице. Он также добавил, что это было её единственным желанием, поскольку даже богатейший из королей будет не в состоянии удовлетворить запросы его других дочерей. Затем, он сказал о возможности удовлетворить неприхотливую просьбу Красавицы, которая негаданно представилась ему, произнеся что свято верил в невозможность обидеть кого-либо этим своим поступком. Он закончил свою речь моля о прощении за ошибку, совершенную не намеренно. Чудовище, немного подумав, ответило более мягко: «Я прощаю тебя, но только с одним условием, что ты отдашь мне одну из своих дочерей. Мне нужна жертва, чтобы возместить ущерб, причинённый тобой». «О, небеса! – ответил купец. - О чём таком ты просишь меня и как могу я сдержать слово? Даже если бы я был жестоким человеком и желал спасти себе жизнь за счёт одной из своих дочерей, под каким предлогом я бы смог привезти её сюда?” «Никаких предлогов, - прервало его Чудовище, - какую бы дочь ты не выбрал, она должна прийти сюда по своей воле, в ином случае, ей не удастся переступить порог этого места. Иди и посмотри, есть ли среди них хотя бы одна, у которой достаточно мужества и любви, чтобы ценой себя спасти твою жизнь. Ты выглядишь как добропорядочный человек: дай мне слово чести, что вернёшься сюда через месяц в сопровождении одной из дочерей, если конечно ты сможешь уговорить кого-либо: она останется со мной, а тебе будет позволено вернуться домой. Если же тебе не удастся того, то обещай мне, что вернёшься сюда один, попрощавшись со своей семьёй навеки. После этого, ты всецело будешь принадлежать мне. Даже не думай, - продолжил монстр, скрипя зубами, - что так просто принимая моё предложение, тебе посчастливится спастись. Предупреждаю, что, если ты замыслил подобное, я найду и уничтожу не только тебя одного, но и весь твой род, даже если бы ты имел в распоряжении сто тысяч воинов». Старик, несмотря на то что полностью был убеждён в тщетности ожидания такой преданности от дочерей, всё же дал своё согласие на предложение монстра. Он пообещал вернуться в назначенное время и повиновался своей тяжёлой судьбе без каких-либо мыслей о необходимости прятаться, тем самым побуждая Чудовище искать его. После данных заверений, он подумал про себя что может свободно уйти и оставить монстра, чьё присутствие сильно беспокоило. Ему была дана отсрочка, хотя и короткая по времени, но всё же он боялся, что это обещание может быть в любой момент нарушено. Потому, он с тревогой выразил готовность уйти, но Чудовище сказало ему, что тот может покинуть данное место не раньше следующего дня. «На рассвете, ты найдёшь лошадь, - сказало оно, - быструю как ветер и готовую увезти тебя отсюда домой. А теперь прощай, иди ужинать и ждать моих следующих приказаний». Бедный старик, чуть живой, вернулся в гостиную, где ранее так хорошо отобедал. Он увидел ждавший его ужин, накрытый рядом с горячим пламенем очага. Это были самые вкусные и изысканные блюда, однако, уже больше не привлекающие его внимания. Подавленный случившимся, он никогда бы не сел за стол, если бы не страх того, что Чудовище, спрятавшись где-то, наблюдает за ним и может опять обидеться пренебрежением его щедрости. Стараясь предупредить возможное несчастье, он моментально подавил своё горе и попробовал такое количество различных блюд, какое ему позволило страдающее сердце. В конце трапезы ужасные звуки стали слышны в соседней комнате и у купца не было сомнений кто именно был их источником. Так как ему не удалось избежать присутствия монстра, он хотя бы пытался справиться с паникой, вызванной этим внезапным шумом. В это самое время появилось Чудовище и резким тоном спросило его о том, хорош ли был ужин. Старик, с такой скромностью и робостью, какие ему только были присуще, поблагодарил за проявленную доброту и сказал, что поел от всего сердца. Затем, Чудовище произнесло: «Обещай мне, что не забудешь данное тобой слово и сдержишь его, как человек чести: ты привезёшь мне одну из своих дочерей». Купец, для которого этот разговор был совершенно лишён всякого веселья, поклялся ему, что выполнит всё, о чём его попросили и вернётся спустя месяц один или с одной из дочерей, если какая-либо из них любит его так сильно, что согласится добровольно последовать за ним в это место. «Я предупреждаю тебя снова, - сказало Чудовище, - чтобы ты не приводил сюда никого из них, вводя в заблуждения представительно той жертвы и той опасности, что девушка должна понести в обмен на твою жизнь. Ты должен будешь правдиво описать то, как выглядит моё лицо. Расскажи ей на что она соглашается, и как тверда она должна быть в своём решении. Однажды приведя её сюда, уже не будет времени для сомнений. Не должно быть никаких попыток к отступлению, иначе не только ты поплатишься за это, но и ей я не дам вернуться». Старик, выслушав такие слова, вновь пообещал выполнить всё что ему было сказано. Затем монстр, видимо удовлетворённый его ответами, приказал ему идти спать и не вставать до тех пор, пока не взойдёт солнце и не будет слышен звон золотого колокола. «Перед тем как уехать, ты позавтракаешь, - снова произнесло оно, - и тебе также позволено взять с собой розу для Красавицы. Во внутреннем дворе ты найдёшь лошадь, которая отвезёт тебя. Если твоё слово как честного человека чего-то да стоит, то я надеюсь увидеться снова, спустя месяц. Не забудь, если ты не сдержишь его, то я буду следующим кто нанесёт тебе визит». Купец, боясь продолжения разговора, который был столь гнетущим, склонился перед Чудовищем в глубоком почтении, сказавшего, что бы тот не испытывал никакого беспокойства ни о том как доберётся домой, ни о том как найти этот замок вновь, поскольку в назначенное время, та же лошадь, на которой он уедет завтра, будет ждать у двери дома, готовая увезти его и дочь. Несмотря на незначительность распоряжения об отходе ко сну, старик не осмелился ослушаться полученного приказа. Принужденный идти в постель, он не поднялся с неё до тех пор, пока солнце не осветило его комнату. Быстро позавтракав, он сорвал розу в саду, как того требовало Чудовище. Какие рыдания вызвал этот цветок! Но страх навлечь на себя новые беды заставил его сдержать свои чувства и уйти оттуда так быстро как он только мог, ища лошадь, которая была обещана ему. Нашедши её, он увидел перекинутый через седло плащ, тёплый и лёгкий. Купец завернулся в него и заметил, что новое одеяние более удобно, чем своё собственное. Не успел старик сесть на лошадь, как та пустилась во весь опор с невероятной скоростью. В одно мгновение он потерял из виду роковой дворец, испытывая невероятную радость как и накануне вечером, когда впервые увидел его, с той лишь разницей, что восторг по поводу отъезда был наполнен горечью мучительной необходимости вернуться. «Во что я ввязался?» – говорил он себе, в то время как конь нёс его вперёд с такой скоростью и лёгкостью, что подобное было возможно только в сказке. - Может было бы лучше, если бы я сразу принёс себя в жертву монстру, жаждущего крови всей моей семьи? В обмен на моё обещание, бессердечное и неблагопристойное, он продлил мои дни. Возможно ли, что у меня могут быть мысли о том как спасти свою жизнь за счёт одной из дочерей? Привезя её сюда и, вероятно, увидев как монстр пожирает её на моих глазах, должен ли я винить себя за такую жестокость?» Затем, неожиданно прервав себя, он заплакал: «Ах! Я жалкий негодяй! Может это то, чего я больше всего боюсь? Даже если я смогу найти силы заглушить голос совести, на меня ли только ложиться бремя этого позорного поступка? Ведь и она должна не только знать свой рок, но и дать согласие на это. Нет никаких шансов склонить её отдать себя в пользу бесчеловечного отца и у меня нет никаких прав делать ей такое предложение, - это так несправедливо. Даже если привязанность, которую они все питают ко мне, должна побудить одну из них пожертвовать собой, то даже одного взгляда на это Чудовище будет достаточно, чтобы изменить своё решение, так чего же мне жаловаться? Ах! Такое могущественное Чудовище, - резко воскликнул он, - ты сделало всё это намеренно! Выставив такое невозможное условие, ты, тем самым, пощадил меня, но на самом деле ты хотел нанести мне страшную рану. Но, - продолжил он, - я не буду думать об этом; мой ум восстал и я скорее повинуюсь проявлению твоего гнева, чем буду придумывать средства спасения для себя и для той, кто верно узнав обо всём отпрянет от меня. Позволь мне повторить путь к ужасному замку немедленно, чем приобрести остаток жизни, который будет проведён ни в чём ином как в несчастье, такой позорной ценой. Дай же мне вернуться прямо сейчас, чем томиться в ожидании целого месяца, что был обещан и положить конец этому дню моего жалкого существования». Во время всей речи, он всё время пытался повернуть коня назад, но это оказалось невозможным. Потому, позволив везти себе против воли, он приготовился к тому, что, по крайней мере, ничего не расскажет дочерям. Совсем скоро он увидел вдалеке свой дом и по мере приближения, всё более укрепляясь в принятом решении, сказал себе: «Я никому не упомяну о той опасности, которая мне угрожает. Я просто снова буду иметь удовольствие обнять их и дать последние напутственные слова, моля дочерей жить в согласии со своими братьями, коих я также буду упрашивать не оставлять сестёр одних». Так, с этими мыслями, он подъехал к самой двери. Прибытие за день до этого лошади купца, нашедшей путь домой в одиночестве, очень встревожило всю его семью. Сыновья искали отца в лесу, а дочери, в нетерпении ждавшие каких-либо вестей от него, стоя на пороге, спрашивали всех прохожих, что те может быть видели или слышали о нём. Когда он подъехал к дому на великолепном коне, завёрнутый в дорогой плащ, дети сначала не признали его, посчитав что это посланник отца, а роза, которая была прикреплена к луку седла, дала им повод думать что их родитель в безопасности. Однако, когда этот бедный отец приблизился, они узнали его и поспешили выразить радость, видя его в добром здравии. Но печаль, исказившая лицо старика, и поток слёз, который он тщетно пытался остановить, заменили веселье тревогой. Все они хотели узнать, что стало причиной его горя. Но он не отвечал, и только передавая Красавице фатальную розу, сказал: «Вот то, что ты просила меня привезти! Увы, это будет стоить тебе и всем остальным самого дорого». «Я знала это, - произнесла старшая дочь, - и говорила о том, что только её единственную просьбу ты выполнишь. В это время года цена на розу, вероятно такова, что превышает всё то, что мы заказали впятером. Судя по виду, этот цветок завянет к концу дня. Но, несмотря на такую высокую цену, ты всё же решил удовлетворить желание Красавицы, которая теперь должно быть счастлива». «Это правда, - печально ответил отец, - что роза стола мне дорого, дороже всех ваших нарядов, которые вы просили привезти. Я заплатил не деньгами, Небеса свидетель, что я отдал бы за это все сокровища мира». Эти слова взбудоражили любопытство детей и развеяли принятое им ранее решение молчать о его злоключениях. Итак, он рассказал им всё о его неудачном путешествии, трудностях, через которые он прошёл в погоне за мечтой снова разбогатеть и обо всём что произошло в замке монстра. Когда он закончил, отчаяние пришло на место веселья и надежды. Дочери, видя что все их планы провалились из-за такой напасти, начали громко плакать. Более смелые братья сказали, что они никогда не позволят отцу вернуться в тот роковой дворец и что у них достаточно мужества стереть ужасное Чудовище с лица земли, если оно попытается прийти за ним. Старик, взволнованный их страданиями, всё же запретил им думать об учинении расправы, поскольку дал слово чести, и что он лучше убьёт себя, чем нарушит обещанное. Несмотря на это, они пытались придумать пути спасения его жизни. Эти молодые парни, полные отвагой и привязанностью к отцу, решили что один из них пойдёт к Чудовищу. Но позднее, выяснилось точнее, что монстр желал видеть только одну из дочерей. Храбрые братья, огорчённые что их так ладно придуманные замыслы не могут быть выполнены, делали всё что могли, чтобы в свою очередь заразить сестёр тем же настроем. Но ревность девушек к Красавице была столь велика, что стала непреодолимой преградой на пути к исполнению такого героического поступка. «Это не справедливо, - начали доказывать они, - ожидать от нас того, чтобы мы добровольно умерли столь ужасным способом за проступок, который мы не совершали. Это сделало бы нас жертвами ошибки Красавицы. И хотя ты был бы рад видеть нас, отдающих свои жизни ради неё одной, обязанности дочерей по отношению к отцу не заходят так далеко, в чём ты пытаешься нас убедить. Этот рок - плод проповеди данной неудачницы о постоянном самопожертвовании ради
других. Почему она не попросила новые наряды и украшения как и мы? Те дары, которые ты нам обещал и которые мы не получили, во всяком случае, ничего тебе не стоили и у нас нет никаких оснований упрекать себя в том, что мы подвергли жизнь отца риску, прося о невозможных вещах. Если бы она не пожелала цветок, под нахлынувшим на неё великодушием, а также, только за тем чтобы почувствовать себя более важной, он бы, поскольку она всегда стоит на первом месте, несомненно уж нашёл достаточно денег, чтобы удовлетворить её запросы. Но из-за таких вот нелепых капризов и разразились все эти несчастья. Только она одна является причиной всех наших бед, но несмотря на это, ты своей просьбой наказываешь всех дочерей. Мы достаточно умны для того, чтобы пытаться одурачить нас. Пусть она и распутывает то, что сама натворила». Красавица, чьё горе почти лишило её сознания, подавляя рыдания и слёзы, ответила сёстрам: «Вы правы, я причина всех этих бед и только я понесу это бремя. Будет несправедливо заставлять вас страдать из-за моей ошибки. Увы! Это было действительно невинное желание. Могла ли я подумать, что когда отец покидал нас в середине лета, за простое намерение иметь розу, последует такое жестокое наказание? Но что сделано, то сделано и есть в том моя вина или нет, но расплачиваться за это по праву могу только я. Это не должно задеть кого-то ещё. Я ценой своей жизни, - продолжила она с решимостью в голосе, - освобожу отца от данного им судьбоносного обещания. Я пойду к Чудовищу будучи счастливой умереть взамен того, кто дал мне жизнь, а также, чтобы избежать вашего осуждения. Не бойтесь что я могу изменить своё решение; только молю вас, сделайте мне одолжение и в течение этого месяца не попрекайте меня». Проявленная твёрдость духа в девушке её возраста очень удивила их всех; особенно братьев, нежно любящих Красавицу и взбудораженных такой решимостью. Она всегда была полна к ним безграничной добротой и, прекрасно понимая какая потеря их ждёт, они поддержали её решение. Ведь это был вопрос о спасении жизни их отца. Этот благочестивый мотив заставил их замолчать, убедив, что ничего уже нельзя сделать. Братья были далеки от мысли бороться с таким великодушным решением, потому они довольствовались этим, проливая слёзы, и хваля сестру за её благородный поступок, достойный величайшего одобрения, поскольку она была только шестнадцати лет от роду и имела все права жалеть ту жизнь, которой должна была пожертвовать таким страшным способом. Отец был единственным, кто не согласился с тем решением, что приняла его младшая дочь; но остальные сёстры грубо обвинили его в привязанности к одной лишь Красавице, несмотря на все те беды, каким она была причиной и горько упрекнули его в проявленной скорби, потому что он в свою очередь не посчитал нужным искупить собой её поступок. Такие несправедливые обвинения заставили его уйти. Красавица, помимо того, заверила его, что если тот не примет этого обмена, предложенного ею, она сделает ему назло и поедет к Чудовищу одна, погибнув так без спасения его собственной жизни. «И потом, - сказала она с нарочитым спокойствием, - кто знает, может под ужасным роком, представляющимся нам таким тяжким в данный момент, скрывается счастье, которого мы не ждём?» Сёстры, услышав такие безумные речи, язвительно улыбнулись; они были далеки от её мыслей, думая что она сказала это в порыве экстравагантности. Но старик, покорённый её рассуждениями и вспоминая давнее предсказанное ему пророчество, о том, что однажды, эта дочь станет причиной спасения его жизни и источником счастья всей семьи, перестал противостоять её воле. Понемногу семья начала вести беседы об их отъезде, как о самом собой разумеющемся. Красавица сама дала такой настрой разговору; в присутствии своих братьев и сестёр, она посчитала нужным рассматривать предстоящее как радостное событие, дабы уберечь покой её отца и тем самым не давать повода для тревоги ему и братьям. Она с благородством разделила между сёстрами всё её небольшое имущество, включая украшения, что у неё были, несмотря на ту боль, причиняемую ей их поведением, проявлявшееся в нетерпении видеть Красавицу уехавшей и считающих, что время тянется слишком медленно. Девушки весело приняли это свежее доказательство щедрости Красавицы, что, однако, не ослабило их чувство ненависти. Их сердца переполнила радость, когда они услышали ржание лошади, посланной увезти сестру, чью доброту они так и не смогли понять из за переполняющего их чувства безобразной зависти. Только отец и сыновья в роковой момент были чрезвычайно огорчены, желая задушить это проклятое животное. Но Красавица, сохраняя чувство спокойствия, указала им на тщетность этого действия, так же как и на невозможность его выполнения. После прощания с братьями, она обняла жестокосердных сестёр, нежно говоря им слова расставания, что смогло обозначить несколько слезинок на их лицах и на какое-то время выглядевших такими же огорчёнными как и юноши, а затем покинула их всех. В продолжение выражения их сожаления, так поздно проявленное, отец, поторапливаемый дочерьми, сел на лошадь. Красавица села позади него с такой живостью, что можно было подумать, что ей предстоит увлекательная поездка. Этот конь, казалось, был создан для полётов в небе. Та скорость, с которой он мчался, однако, никак не беспокоила Красавицу, поскольку его темп был настолько лёгок, что уподоблялся движению нежного и ласкающего дыхания Зефира. На протяжении всего путешествия, её отец снова и снова предлагал ей сойти с коня, говоря что поедет к Чудовищу один, но всё было напрасно.
«Подумай, дорогое дитя, - говорил он, - ещё есть время. Ты даже представить себе не можешь как страшен этот монстр. Как бы то ни было, будь тверда духом, поскольку боюсь, что ты откажешься от задуманного, когда увидишь его. Будет слишком поздно и ты погубишь сделку, тогда нам вместе придётся погибнуть». «Если бы я ехала к Чудовищу, - прозорливо ответила Красавица, - в ожидании сделать меня счастливой, то вполне возможно, что все надежды рухнули бы при виде его; но всё что мне предстоит – это быстрая смерть, которая, по-видимому, неизбежна, потому мне неважно возьмёт ли он мою жизнь будучи милым или отвратительным». Ночь настигла их, ведущих такие разговоры, но лошадь продолжала стремительно мчаться даже в темноте. Неожиданно, весь мрак рассеяло чудесное зрелище, представшее перед глазами двоих путешественников, ослеплённых красочным фейерверком в виде цветочных горшков, вертушек, солнц, букетов а также других видов салюта какие только могут быть. Такая приятная глазу и неожиданная иллюминация, загоревшаяся при въезде в лес, рассеивая теплоту в воздухе, была как нельзя кстати для этих двоих, поскольку холод в этой стране острее чувствовался ночью нежели днём. Благодаря этому освещению, купец и его дочь, смогли понять что подъехали к началу аллеи с апельсиновыми деревьями. В тот момент, когда лошадь переступила порог владений монстра, фейерверк прекратился, но иллюминация продолжилась посредством статуй, державших в руках горящие факелы. Кроме того, они увидели бесчисленное количество фонарей на воротах замка, симметрично расположенных в форме истинных любовных узлов и увенчанных монограммой, состоящей из переплетения инициалов имён Красавица и Чудовище. Их появление во дворе ознаменовалось артиллерийскими залпами, шум которых смешался со звуком музыки: от адажио, до аллегро; воспроизводимой различными инструментами и создавая волнующий и чарующий эффект. «Чудовище, - шутя сказала Красавица, - должно быть очень голодно, иначе зачем создавать такой великолепный праздник по прибытию своей жертвы?» Однако, несмотря на волнение, владевшее ею по причине будущего события, которое по всей видимости должно было быть фатальным, она не могла не обратить внимание на те чудесные представления сменявшие одно другое и предстающие перед ней в виде завораживающего зрелища, наилучшего из тех, что она когда либо видела. Девушка не могла ни сказать своему отцу, что данные приготовления к её смерти были столь блистательными, что затмевали собой одно из тех свадебных празднеств, которые устраивают величайшие короли мира. В это время лошадь остановилась у подножия лестницы. Красавица легко спрыгнула вниз и её отец, так быстро как только мог, проводил дочь через зал в гостиную, в которой увидел великолепные угощения. Здесь ярко пылал огонь в очаге, зажжённые свечи испускали изысканный аромат, а стол был богато накрыт всем тем, без чего не обходится ни одно пиршество. Старик, привыкший к тому, как Чудовище развлекает гостей, сказал дочери, что все эти блюда предназначены только для них и что они могут свободно вкушать то, что захотят. Красавица, без каких либо трудностей приняла приглашение к столу, поскольку была убеждена что её смерть наступит много позже. Но всё же, она надеялась, что таким поведением покажет Чудовищу какую малую толику антипатии она чувствует к нему. Она думала, что возможно своей искренностью смягчит его сердце и быть может её приключение закончится менее печально, чем она того ожидала вначале. Не было ни одного признака присутствия страшного монстра, о котором она столько слышала, наоборот, дворец был наполнен весельем и чудесами. Казалось, что именно её прибытие стало причиной этого зрелища, подобно заранее предусмотренному аккомпанементу к похоронной церемонии, во что было трудно поверить. Её раздумья длились недолго, так как стало слышно приближение монстра. Неприятный звук, издаваемый огромным весом его тела, мерзкий звон чешуи и страшный рёв, - всё это дало знать о прибытии Чудовище. Красавица была охвачена ужасом. Старик обнял дочь, подавив рыдания. Но это волнение скоро прошло; она моментально воспрянула духом и взяла контроль над собой. Как только она увидела приближающееся Чудовище, на которое невозможно было смотреть без содрогания, она немедленно встала, чтобы с большим уважением поприветствовать его. Её поступок понравился монстру. После того, как Чудовище взглядом окинуло её сверху донизу, оно сказало старику тоном, лишённым какого-либо гнева, но всё же способным наполнить страхом храбрые сердца: «Добрый вечер, старик». Затем, повернувшись к Красавице оно сказало то же самое ей: «Добрый вечер, Красавица». У старика, ожидавшего, что сейчас с его дочерью должно случиться что-то страшное, не было сил ответить. Но Красавица, без всякого волнения сладким и спокойным голосом сказала: «Добрый вечер, Чудовище». «Ты пришла сюда по собственной воле? - спросило Чудовище. - Ты дала согласие на то, чтобы твой отец покинул это место, оставив тебя здесь?» На ответ Красавицы, что у неё нет иных намерений, Чудовище продолжило: «Что же ты считаешь произойдёт с тобой по его отъезду?» «Всё что вы сочтёте нужным, - сказала она, - моя жизнь в вашем распоряжении и я готова безоговорочно подчиниться любой участи что уготована мне». «Твоё послушание радует меня, - ответило Чудовище, - и я вижу что ты не была приведена сюда силой, однако, ты должна остаться со мной. А что до тебя, старик, - сказал он купцу, - ты отправишься от сюда на рассвете; колокол известит тебя о том и смотри, не задерживайся здесь после завтрака. Ты найдёшь ту же лошадь что привезла тебя сюда готовой отвезти обратно. Но, - добавило оно, - как только ты окажешься дома, даже не думай вернуться в мой дворец. Запомни что эти двери закрылись для тебя навечно. И сейчас, Красавица, - продолжил монстр, - отведи своего отца в соседний кабинет и выбери всё что пожелаешь как подарок для своих братьев и сестёр. Ты найдёшь там также два сундука, которые можешь наполнить стольким, сколько они могут вместить. Выбери для семьи надлежащий дар, чтобы они не позабыли тебя насовсем». Несмотря на щедрость Чудовища, такое скорое приближение отъезда её отца глубоко тронуло и очень опечалило Красавицу. Всё же, она повиновалась Чудовищу, который оставил их после дежурных фраз: «Доброй ночи, Красавица. Доброй ночи, старик». Как только они остались одни, купец обнял дочь и начал рыдать. Мысль о том, что он оставляет её наедине с монстром была мучительна. Он сожалел что привёл её в это место. Ворота были открыты; ещё было время для побега. Но Красавица ничего не хотела слушать об этом и указала ему на то, к какой опасности и к каким последствиям может привести такой поступок. Затем, они прошли в указанный им кабинет. Увидев, какие сокровища там находятся, удивлению их не было предела. Превосходные наряды, о каких даже сама королева не могла бы и мечтать, наилучшего стиля и красоты. Никакой магазин в мире не имел более пленительного и изумительного ассортимента. Когда Красавица выбрала платья, которые, как она думала, подойдут сёстрам наилучшим образом, то, не из-за той бедности, в которой пребывала её семья, а соразмерно щедрости и богатству Чудовища, кто был даритель сего, она решила открыть ящик с кристальной крышкой, обрамлённой золотом. Несмотря на пленительный экстерьер и ожидая найти внутри всего несколько редких и дорогих драгоценностей, её глаза были ослеплены блеском множества украшений различного рода. Красавица, вдохновлённая предложением монстра, без колебаний взяла наибольшее количество, которое она распределила между уже разделёнными группами даров. Открыв последний ящик, который оказался до краёв наполненный золотом, Красавица изменила свой план и сказала отцу: «Мне кажется, будет лучше опустошить эти два сундука и наполнить их монетами, которые ты сможешь распределить между детьми наилучшим образом. Так ты сохранишь секрет появления в твоём доме богатства, и обеспечишь сохранность этого без какой-либо угрозы. Владеть всеми этими драгоценностями, несмотря на то что их стоимость много больше, не столь выгодно, поскольку, для получения денег, сначала вам придётся продать их, а значит отдать людям, которые могут позавидовать.
Оказанное им доверие может оказаться фатальным для вас. В то время как эти золотые монеты, находящиеся в свободном обращении, не принесут вам забот, связанных с тревогой о богатстве, наоборот, на них вы сможете купить землю, дом, всю необходимую мебель, драгоценности и наряды». Отец согласился с идеей Красавицы, решив освободить место для золота, но он не хотел вынимать наряды, предназначенные для других дочерей, ограничившись только тем, что отобрал для себя. Между тем, множество монет, которые он ссыпал в предназначенные сундуки, казалось не могут заполнить их. Созданные так, что при желании могли растягиваться благодаря особым складкам, предусмотренным конструкцией, они давали отцу место для того, что тот прежде вынул, и вместили в себя даже больше, чем он желал. «Так много денег, - сказал он дочери, - что я смогу продать украшения тогда, когда пожелаю. Следуя твоему мудрому совету я спрячу всё это добро даже от своих детей. Если они обнаружат, что я разбогател, что несомненно так, то не прекратят мучить меня своими просьбами отказаться от деревенской жизни, которая, однако, единственное что доставляет мне удовольствие, поскольку свободна от предательства вероломных друзей, которыми наполнен этот мир». В итоге, сундуки оказались такими тяжёлыми, что даже слон не смог бы встать из-за их веса. Когда старик обнаружил это, мечты о богатстве, которым он предавался всё это время, быстро исчезли, подобно пустым снам. «Чудовище смеётся над нами, - сказал он, - оно сделало вид, что одарило нас всем этим добром, но на самом деле заранее знало, что унести это просто невозможно». «Не думай так, - ответила Красавица, - его щедрость не должна являться причиной твоих нескромных запросов, жадности или алчности. Такое обвинение бессмысленно. Я полагаю, что поскольку монстр предложил тебе набрать столько сколько ты пожелаешь, то он уж конечно найдёт способ того, как ты сможешь насладиться всем этим. Просто закрой сундуки и оставь их здесь. Несомненно, он знает каким образом отправить это всё к тебе домой». Не было совета более разумного. Достопочтенный муж, действуя так, вернулся в гостиную с дочерью. Сидя рядом с друг другом на софе, они увидели что стол был снова накрыт для них и отец принялся за угощения с большим аппетитом, значительно уменьшившим его печаль и вернувшим самообладание, по сравнению с предыдущим вечером. Он даже почувствовал, что жестокость Чудовища, давшего ему понять, чтобы старик даже не мечтал увидеть этот дворец снова и навечно попрощался с Красавицей, не помешает его настрою, почти лишённому всякого беспокойства, отправиться в обратный путь. Смерть – это то зло, от которого нет лекарства; потому купец не был слишком потрясён приказом Чудовища. Он льстил
себе, что ничего уже нельзя изменить и с данной надеждой в сердце чувствовал, что может покинуть хозяина этого места с некоторой удовлетворённостью. Красавица была в менее радостном расположении духа. Мало веря в перспективу счастливого будущего, она боялась, что богатые подарки, которыми монстр одарил её семью, есть цена её собственной жизни и что тот сразу сожрёт её, как только она останется с ним наедине; или, по крайней мере, её участью будет вечное заточение, где омерзительное творение станет её единственным спутником. Глубоко погружённая в такие мысли, она очнулась только тогда, когда услышала второй удар колокола, извещавшего их о том, что время прощания наступило. Они спустились во внутренний двор, где отец обнаружил пару лошадей, одна из которых была нагружена двумя сундуками, а вторая, будучи той, что он уже знал и готовая везти его самого, была в красивой сбруе, а к седлу были прикреплены мешки, наполненные закусками. Так много знаков внимания со стороны Чудовища стало их новой темой для разговора. Но ржание коней и проявление их нетерпения ясно дали знать о наступившем времени расставания. Купец, боясь быть причиной раздражения Чудовища, если посмеет задержаться, помахал дочери рукой. Две лошади рванули с места и немедленно пропали из вида Красавицы. Рыдая, она вошла в комнату, казалось, предназначенной только для неё одной, и тут, спустя некоторое время, девушка погрузилась в печальные думы. Чувство усталости клонило её ко сну, несмотря на то что последний месяц она не могла сомкнуть глаз. Она уже собиралась лечь в постель, когда увидела рядом с кроватью чашку горячего шоколада. Выпив его, её глаза моментально закрылись и мирная дремота, о которой она позабыла со дня получения судьбоносной розы, охватила девушку. Ей снилось, что она была на берегу канала, который тянулся так далеко насколько хватало глаз, стороны которого украшали апельсиновые деревья и цветущий мирт огромных размеров. Красавица всё ещё пребывала в тоске, выражая сожаление по поводу такой печальной судьбы, приговорившей её провести дни в этом месте без надежды на возвращение. Неожиданно, перед ней появился молодой человек, красивый как сама Любовь и начал разговор таким голосом, что сразу тронул её сердце: «Не думай Красавица, что тебе предстоит быть всегда несчастной. Именно в этом месте ты получишь ту награду, в которой тебе было несправедливо отказано. Дай же своей проницательности помочь разгадать загадку скрывающую меня и довлеющей надо мной. Посуди, увидев меня, пусть даже моё общество презренно, неужели ты отдашь своё предпочтение семье, недостойной тебя? Желай, и все твои просьбы будут выполнены. Я нежно люблю тебя и ты, только ты одна, если будешь счастлива, то и меня сделаешь счастливым. Верь себе. Превосходя других женщин своим умом так же как и красотой, мы составим друг с другом прекрасную пару».
Затем, этот очаровательный фантом, стоящий рядом с ней на коленях, самыми нежными словами дал ей величественные обещания; яркими речами он умолял её согласится составить его счастье, которое, по его словам, зависит лишь от неё одной. «Что же я могу сделать?» - с горячностью ответила она ему. «Подчинись порывам благодарности, - сказал он. - Не суди по тому, что ты видишь своими глазами; превыше всего прошу тебя, не покидай меня и освободи от ужасных мук, которые я претерпеваю». После этого она перенеслась в чудесную комнату, где величественная леди поразительной красоты, породила в её сердце чувство глубокого уважения. Эта дама самым ласковым тоном сказала ей: «Обворожительная Красавица, не сожалей о том что оставила; жребий большой славы ожидает тебя, но если ты желаешь достигнуть того, то будь осторожна, и не позволяй себе быть обманутой внешним проявлением». На протяжении всего пятичасового сна, она всё время видела молодого мужчину в сотни различных местах и в сотни различных проявлениях его характера. То он предлагал ей фете галанте, то он делал ей самые нежные признания. Какой же приятный сон это был! Она желала продлить его, но её глаза, однажды увидев дневной свет, не хотели снова закрываться и Красавица охотно поверила, что всё это был изумительный сон. Повторяя её имя, музыкальные часы пробили двенадцать. Это принудило её подняться. Её взгляд упал на туалетный столик, заставленный всем о чём любая девушка может только мечтать. После облачения в одежды, доставившего ей величайшее удовольствие, она прошла в другую комнату, где для неё был только что сервирован обед. Когда ешь в одиночестве, трапеза быстро подходит к концу. Возвратившись в свой кабинет, она упала на софу. Молодой человек, снившийся ей, снова предстал перед её взором. «Ты одна можешь принести мне счастье», - повторила она сама себе, - такими были его слова. По всей видимости, это ужасное Чудовище, здесь всем управляющее, держит его в темнице. Как спасти его? Они повторяли мне, что я не должна позволить себе быть обманутой внешним проявлением. Я не понимаю того, что они имели ввиду. Ах, какая же я глупая! Я занимаю себя тем, что пытаюсь найти причину для сформировавшейся во сне иллюзии, которая разрушилась при моём пробуждении. Я не должна обращать на это внимание. Моя настоящая участь, – вот о чём мне нужно думать сейчас и как найти развлечение, которое спасёт меня от наступающей меланхолии».
После таких мыслей, она решила пройтись по многочисленным комнатам дворца. Девушка была в восхищении, так как никогда не видела ничего прекраснее. Первая комната, в которую она вошла, была украшена множеством зеркал, в которых Красавица увидела бесчисленное количество своих отражений. Её внимание привлёк браслет, свисающий с канделябра. На нём было изображёние её милого рыцаря, выглядящего в точности так, как она видела его во сне. Могла ли она не признать его? Его черты лица уже глубоко отпечатались в её сознании и, возможно, даже в сердце. С радостной поспешностью она надела браслет на руку, не заботясь о том, правильно ли поступает или нет. Из этой комнаты девушка прошла в картинную галерею, где снова нашла портрет того же молодого человека, но уже в натуральную величину, который, казалось, взирал на неё с такой нежностью, что та покраснела, как если бы это была не картина, а он сам или как будто бы он разгадал её мысли. Продолжая свою прогулку, она обнаружила что находится в зале, где установлены различные инструменты. Зная как играть почти на всех них, она, попробовав несколько, предпочла остальным клавесин, поскольку тот аккомпанировал её голосу наилучшим образом. Отсюда Красавица перешла во вторую галерею, подобную той, где были картины. Эта комната была огромной библиотекой. Красавица обожала читать, но с тех пор, как её семья переехала в деревню, она была лишена такого удовольствия, поскольку отец, во время их финансового несчастья, был вынужден продать все книги. Здесь, по меньшей мере, ей было чем занять своё сердце, а её страсть к изучению смогла бы отогнать чувство одиночества в безлюдном дворце. Прежде чем она успела осмотреть весь замок, день подошёл к концу. С приближением ночи, все комнаты осветились ароматизированными свечами, установленными в канделябрах, изготовленных не из кристалла, но из бриллиантов и рубинов, что делало их либо прозрачными, либо разноцветными.

Глава 2. Красавица за ужином.

В обыденный час, Красавица обнаружила приготовленный для неё ужин. Как и раньше, всё было сервировано с изысканностью и изяществом. Но ни одна живая душа так и не показалась ей на глаза. Отец, конечно, предупреждал её о том, что она может оказать здесь в одиночестве и девушка начала находить эту изоляцию не такой уж и скучной, когда Чудовище дало о себе знать. Не оставаясь с ним до этого наедине и не в состоянии понять чем окончится эта встреча, она боялась, что оно пришло только для того, чтобы сожрать её, потому, стоит ли удивляться, что всё её тело дрожало от страха? Однако, по прибытию Чудовища, Красавица всё же набралась мужества, так как увидела, что оно пришло в спокойном состоянии. Громадный монстр сразу сказал ей басом: «Добрый вечер, Красавица». Красавица также поприветствовала его, но всё же с некоторой долей неуверенности. На ряду с различными вопросами, которые Чудовище задавало ей, был один о том, как она развлекала себя сегодня. «Я провела весь день, - ответила Красавица, - осматривая ваш дворец, но он такой большой, что у меня не хватило времени осмотреть все комнаты и увидеть всю те прелести которые они содержат». Чудовище продолжило: «Ты полагаешь, что смогла бы привыкнуть к жизни здесь?»
Юная девушка ответила, что жить в такой красивой обители было бы совсем нетрудно. После часа разговора на схожие темы, Красавица обнаружила, что жуткий голос монстра проистекает из естественного расположения его органов речи, и что животное по натуре своей было глуповато, нежели дико. Неожиданно, Чудовище попросило её разрешения спать с ней. В результате этой внезапной просьбы, все страхи Красавицы заново возродились и она, не желая того, воскликнула с ужасом: «О! Небеса, я пропала!» «Не бойся, - тихо ответило Чудовище, - но без страха ответь мне должным образом: скажи мне только да или нет!» Дрожа, Красавица ответила: «Нет, Чудовище!» «Тогда, в виду того, что ты отказала мне, - произнесло покорное существо, - я покину тебя. Спокойной ночи, Красавица». «Спокойной ночи, Чудовище», - с облегчением выдохнула напуганная дева. Окрылённая, так как избежала ожидаемой расправы, Красавица, по возвращению в свою комнату, тихо легла и заснула. Тот же час её дорогой незнакомец вновь предстал перед ней, ласковым голосом говоря: «Как же я был рад снова видеть тебя, дорогая Красавица; но твоя жестокость причинила мне столько боли! Я знал, что мне придётся долгое время пребывать в несчастье». Затем видение сменилось; то она видела молодого человека преподносящего ей корону, то он склонялся к её ногам, то проливал потоки слёз, то демонстрировал свой восторг. Красавица почувствовала, что всё это затрагивает глубины её души. Такое смешение радости и печали продолжалось всю ночь. По пробуждению, её сознание было так наполнено этими милыми видениями, что она решила снова найти его портрет и сравнить его с тем фантомом, что видела во сне, дабы понять что не обманулась. Потому, Красавица помчалась в галерею, где у неё был шанс взглянуть на него ещё один раз. О, сколько времени она простояла так перед картиной любуясь юношей! В итоге, охваченная стыдом из-за проявления столь явного внимания к личности этого молодого человека, она впредь решила довольствоваться лишь его миниатюрой на браслете, который носила на руке. В результате, решив положить конец всем этим милым фантазиям, она спустилась в сад, где чудесная погода побудила её совершить прогулку. Девушка была очарована - никогда она не видела такой природной красоты. Небольшие рощи были украшены элегантными статуями и бесчисленными фонтанами, поднимавшими струи воды так высоко, что проследить глазу за ними было очень трудно. Но что удивило её больше всего, так это то, что она, казалось, уже видела все эти места в своих снах, когда проводила время с незнакомцем. В особенное замешательство привёл её вид большого канала, окаймлённого апельсиновыми деревьями и миртом, таким образом, дав ей повод сомневаться в том, что её сон был просто фантазией. Единственным объяснением всему этому, как она считала, было то, что Чудовище видимо держит кого-то запертым во дворце. Красавица решила пролить свет на эту загадку в тот же вечер, спросив само Чудовище, чей визит она ожидала в обычный час. В продолжении всего дня она старалась обойти и осмотреть всё, зайдя так далеко, насколько у неё хватало сил, но, увы, вскоре Красавица поняла, что слишком далека от намеченной цели. Комнаты, которые она не успела обойти вчера, были достойны её восхищения не менее, чем те, которые она уже видела. Девушка ранее посетила апартаменты с музыкальными инструментами, книгами и другими редкостями. Сейчас же она нашла комнату, наполненную всеми теми вещами, что так необходимы для рукоделия. Здесь были рабочие корзины, челноки для вязания, ножницы для раскраивания и машины для шитья. В общем, всё что можно себе только представить. Из этой комнаты дверь вела в галерею, откуда открывался потрясающий вид на окрестности. Красавица обнаружила, что это помещение было птичником, в котором были самые удивительные и редкостные птицы, незамедлительно приветствовавшие её появление сладостной песней. Некоторые из этих милых маленьких созданий подлетели и уселись на её плечи, соперничая друг с другом за право устроиться наиболее ближе к её лицу. «Обворожительные маленькие узники, - сказала она им, - вы все очень пригожие, и я очень сожалею, что вы так далеко находитесь от моей комнаты, иначе, я бы имела удовольствие слышать ваше пение намного чаще». Открыв следующую дверь после этого, она была очень удивлена, увидев, что находится в собственной комнате! Она знала, что эта галерея расположена довольно далеко отсюда, поскольку помнила, как много раз ей пришлось свернуть и пересечь длинную нить апартаментов, составлявших данный павильон. Причиной, помешавшей ей заметить соседство с птицами, стало декоративное панно на стене, открывавшееся в галерею любопытным способом. Оно было очень удобно, так как с его помощью блокировался шум птиц, тем самым, давая обитателю данной комнаты полный покой. Продолжая свою прогулку, Красавица увидела другую группу пернатых, которыми оказались попугаи различного вида и цвета. При её появлении все они начали разговаривать. Один пожелал ей хорошего дня, другой попросил угощения, а третий, более храбрый, хотел поцелуя. Некоторые из них пели различные оперные арии, другие декламировали стихи известных авторов, и все они желали развлечь её. Попугаи были также нежны и ласковы, как и обитатели птичника. Она испытывала
истинное удовольствие общаясь с ними, так как наконец-то нашла возможность поговорить и прервать тягостное молчание. Некоторым попугаям она задала вопросы, получив на редкость остроумные ответы. Один из них особенно угодил ей. Но так же как и в предыдущий раз, испытывая зависть к тем, кому было отдано предпочтение, они начали выказывать своё недовольство и девушка, утешая их лаской, дала обещание что они могут прийти и увидеть её когда пожелают. Недалеко от этого места, Красавица заметила многочисленное стадо обезьян всех размеров - от больших до маленьких. Здесь были капуцины, обезьяны с человеческими лицами, а также обезьяны с бородой синего, зелёного, чёрного и розового цветов. Они шествовали навстречу к ней, подойдя так близко ко входу в зверинец, куда она случайно забрела, насколько это было возможно. Поклонившись девушке, они начали прыгать, показывая мимикой, что осознают ту честь, которую она оказала им своим приходом. Празднуя её появление, они начали танцевать на канате с таким мастерством и ловкостью, коим нет примера. Обезьяны позабавили Красавицу, но сердце её страдало от того, что она так и не смогла ничего найти, что могло бы сообщить ей о дорогом незнакомце. Потеряв всю надежду услышать о нём и снова начав думать о своём сне как об иллюзии, она старалась сделать всё, чтобы забыться, но, увы, все усилия были напрасны. Обезьяны очень понравились Красавице и лаская их, она сказал им, что будет очень рада если некоторые последуют за ней и составят ей компанию. Немедленно две молодые высокие гориллы, одетые в судейские мантии и, казалось, уже ожидавшие её приказов, подошли, тяжело переступая, и встали подле неё. Две хорошенькие маленькие мартышки схватили шлейф девушки, тем самым приняв роль пажей, а смешной павиан, одетый как испанский лорд подал ей руку в перчатке. И, Красавица, в сопровождении такой эксцентричной свиты, направилась ужинать. На протяжении всей трапезы, маленькие птички щебетали и свистели, а попугаи, аккомпанируя им, поддерживали совершенную гармонию, исполняя специально отобранные песни из наиболее красивых и популярных арий. В течение этого концерта, обезьяны, взявшие на себя задачу служить Красавице, мгновенно распределили между собой различные обязанности согласно рангу и чопорно вступили в исполнение этих функций с таким мастерством и преданностью, какого могут ожидать от своих слуг лишь королевы. Далее, вставши из-за стола, другая творческая труппа приготовилась развлечь Красавицу оригинальным спектаклем. Это была странная компания актёров, преподносивших трагедию в удивительной манере. Синьоров играли маленькие обезьянки, а большие были Леди, - все они носили театральные костюмы отделанные кружевом, жемчугом и бриллиантами. В то время, как попугаи произносили слова, имитируя голоса различных героев, обезьяны изображали
пантомиму, соответствуя определенным частям постановки. Так талантливо они делали это, что если не знать о том, что под париками и мантиями скрываются птицы, то невозможно было бы догадаться, что эти странно одетые актёры говорят не своими голосами. Казалось, что трагедия была написана специально для них одних и Красавица пребывала в восторге от всего этого. Когда представление окончилось, один из исполнителей вышел вперёд и красноречивыми комплиментами поблагодарил Красавицу за оказанную им честь предстать перед ней. Затем труппа удалилась и девушка осталась наедине лишь с теми, которые по своему выбору решили составить ей компанию. Перед тем, как отправиться спать, пришло Чудовище, чтобы нанести свой обычный визит. Но после тех же вопросов, что были заданы днём ранее и тех же полученных ответов, разговор закончился на фразе «Спокойной ночи, Красавица». Гориллы, игравшие роли Леди в спектакле и принявшие на себя обязанности служить девушке в спальне, помогли своей Госпоже раздеться и лечь в кровать, позаботившись о том, чтобы оставить окна открытыми, дабы птички, издавая нежные трели, помогли ей заснуть и дать возможность насладиться созерцанием её любимого. Так прошло несколько дней, которые она провела без намёка на скуку. Всякую минуту она открывала для себя что-то новое. Каждой из обезьян, за три четыре урока удалось обучить попугая мастерству переводчика и отвечать на вопросы Красавицы так быстро и прозорливо, как если бы они сами знали что сказать посредством пантомимы. В итоге, девушка обнаружила, что в такой жизни нет ничего, о чём она могла бы сожалеть, исключая обязательство каждый вечер терпеть присутствие Чудовища. Однако, его визиты были короткими и очевидно, это составляло плату за все те прелести, которыми она наслаждалась. Доброта монстра порой побуждала Красавицу спросить его о том человеке, которого она видела во снах. Но девушка не могла не заметить, что Чудовище было глубоко влюблено в неё и боялась, что такой вопрос может разбудить его ревность; потому из осторожности не смела удовлетворить своё любопытство и смиренно хранила молчание на эту тему. Постепенно, она прошлась по всем апартаментам этого восхитительного замка. Ведь всегда в удовольствие снова приблизиться к тем вещам что редки, любопытны или роскошны. Поэтому Красавица решила ещё раз осмотреть большой зал, который видела до этого всего лишь один раз. Комната имела с двух сторон по четыре окна. Несмотря на то что два из них были открыты, солнечный свет всё же не мог разогнать сумрак. Красавица, желая лучше разглядеть помещение, попыталась распахнуть другое окно, но была крайне удивлена, найдя, что створки на самом деле оказались дверьми в другое замкнутое пространство. Эта новая комната, хотя и большого размера, всё же была достаточно тёмной, поскольку всё, что её глаза смогли разглядеть, так это тусклый свет вдалеке, просачивающийся из-под куска плотного гобелена. Пока она раздумывала над предназначением данного помещения, её глаза неожиданно ослепил яркий свет. Занавес приподнялся, давая Красавице понять, что она попала в прекрасно освещённый театр, ложи и партер которого были заполнены прелестными дамами и кавалерами. В этот момент оркестр начал играть восхитительную симфонию, сопровождаемую интересной игрой актёров, будучи совершенно иной, нежели то представление с обезьянами и попугаями, что она уже видела. Затем последовала другая часть музыкального произведения, которая являлась такой же завораживающей как и первая. Красавица обожала театр. Это было единственное удовольствие о котором она сожалела будучи вынужденной покинуть город. Желая выяснить вид материала из которого были сделаны занавески в ложе, расположенной рядом с ней, она была удивлена, обнаружив что на самом деле отделена от неё стеклом, что делало совершенно невозможным дотронуться до ткани. Это привело её к мысли о том, что данное представление являлась по сути иллюзорным эффектом. Всё что она видела было лишь отражением одной из самых лучших сцен мира, созданным посредством зеркал. Это был очень ловко придуманный оптический обман, который давал возможность наблюдать прекрасное действие посредством отражения на таком большом расстоянии. Представление закончилось, но Красавица задержалась в ложе на какое-то время, чтобы взглянуть на покидающих театр людей. Как только свет погас, она пришла в себя и вернулась к прежним мыслям. Красавица вошла в сад, будучи воодушевлённой что нашла такую необычную комнату и решив для себя, что будет крайне рада посетить её ещё раз. Чудеса стали для неё чем-то обычным и это не давало ей повод не радоваться тому, что все прелести и развлечения были придуманы и обустроены только лишь для неё одной. После ужина, Чудовище, как обычно, пришло расспросить её о том, чем она занимала себя весь день. Красавица продиктовала ему точный список всех своих забав и рассказала также о том, что побывала на дивном представлении. «Тебе понравилось?» - поинтересовалось глупое животное. «Смело желай всё что хочешь, - продолжило оно, - и это у тебя будет. Ты такая прехорошенькая». Красавица улыбнулась про себя такой странной манере делать комплименты; но её весёлость немедленно прошла, когда последовал обычный вопрос: «Могу ли я спать с тобой сегодня ночью?» «Нет», - ответила Красавица.
Затем Чудовище удалилось, оставив девушку встревоженной, несмотря на покорность монстра во время всего разговора. «Какой будет конец всему этому?» - спросила она себя. – Тот факт, что каждый раз оно упорно приходит сюда и просит меня спать с ним, только доказывает его непоколебимое чувство ко мне, а проявленная щедрость лишь подтверждает это. Но хотя оно никогда не настаивает на моём согласии в отношении этого странного вопроса и не выказывает ни малейшей обиды на мой отказ, всё же, как я могу быть уверенной в том, что оно, в конечном счёте, не потеряет своё терпение и не покончит со мной предав рукам смерти?» Эти размышления ввели её в такую печаль, что несмотря на довольно раннее время для отхода ко сну, она всё же направилась в свою спальню. Её незнакомец, будто бы заранее ожидавший момента предстать перед ней, нежно упрекнул Красавицу за задержку, но увидев её в печальном и задумчивом расположении духа, встревоженно спросил о том, что могло вызвать её недовольство во дворце. «Я всем здесь довольна, - ответила она, - за исключением монстра, который приходит навестить меня каждый вечер. Было бы легко привыкнуть к нему, если бы не тот факт, что он влюблён в меня, и я в некоторой степени всё ещё опасаюсь насилия с его стороны. Дурацкие комплименты, которыми он осыпает меня, заставляют думать что он хочет жениться. Считаешь ли ты, что я должна согласиться на это? Увы! Если бы он был в такой же степени красив в какой отвратителен. Но ты сделал так, что моё сердце стало недоступным для него равно как и для остальных, и я не боюсь признаться в том, что я никого не люблю кроме тебя». Такое нежное признание не могло не очаровать незнакомца; несмотря на это, единственное, что он сказал было: «Люби того кем ты любима! Не будь введена в заблуждение внешним проявлением и освободи меня из заключения». Эти слова, бесконечно повторяемые без какого-либо разъяснения, причиняли Красавице нескончаемые страдания. «Что ты хочешь чтобы я сделала?» - ответила она ему. – Я сделаю всё, чтобы освободить тебя, чего бы мне это не стоило; но поскольку ты так долго воздерживаешься от того, чтобы разъяснить мне, что именно я должна предпринять, я вижу что моя готовность напрасна». На это незнакомец ответил таким путанным образом, что Красавица опять ничего не поняла. Тысяча причудливых видений пролетели перед её глазами. Она увидела монстра в сверкающих драгоценностях и сидящего на троне. Он звал её и приглашал сесть рядом с ним. Минутой позже появился незнакомец, что заставило Чудовище поспешно спуститься и освободить место для молодого человека. Но затем монстр
вернулся, а юноша исчез. Потом, она слышала как любимый, стоя позади неё, говорил, что внешнее проявление лишь чёрная вуаль, которая изменяет голос превращая его в ужасный. Весь её сон прошёл в такой манере и всё же, несмотря на то что он вызвал в ней чувство смятения, она была опечалена пробуждением, так как лишилась возможности лицезреть свой объект любви. Когда она закончила свой туалет, различные занятия, включающие в себя чтение и посещение животных, заняли её до времени начала премьеры. По прибытию в театр, она увидела, что данное место изменилось и вместо пьесы настал час оперы. Представление началось как только она села. Это был изумительный спектакль наряду с такими же изумительными зрителями. С помощью зеркал, она имела возможность разглядеть каждую деталь платья людей, сидевших в партере. Красавица была так рада видеть лица, многие из которых были ей знакомы. Если бы она имела возможность поговорить с ними, то её восторгу не было бы предела. Красавица была счастлива в этот день, как никогда раньше, несмотря на то что оставшееся время было проведено так же, как и всегда. Вечером, по своему обыкновению, пришло Чудовище, чтобы увидеться с ней. По окончании его визита, она удалилась в свою комнату. Эта ночь была подобна всем предыдущим в этом дворце, потому её сон был наполнен всё теми же приятными видениями. Когда она проснулась, то увидела что прислуга ожидает её приказаний. А после обеда она коротала время за различными интересными занятиями. За день до этого, открыв одно из окон, она поняла что находится в оперной ложе. Стараясь развлечь себя, в этот раз она решила открыть третье по счёту и увидела все чудеса ярмарки в Сен-Жермен, что было для неё ещё более выдающимся открытием. Она успела как раз к тому времени, когда туда прибыли лучшие представители света, что дало ей повод всё хорошенько разглядеть. Красавица увидела редкостные товары, очень необычные продукты природы, а также произведения искусства. Каждая малая деталь была ей видна. В ожидании найти что-то занятное глазу, она даже снизошла до того, что с удовольствием наблюдала игру марионеток. Даже Опера-Комик была здесь представлена во всём своём великолепии. Красавица была счастлива. Покидая театр, Красавица увидела модно одетых людей, прогуливавшихся вокруг магазинов и лавок продавцов. В толпе она заметила профессиональных аферистов, пришедших в это место, чтобы заняться своими бесчестными делами, и она могла видеть, как некоторые люди, потеряв свои деньги путём азартной игры, покидали здание уже не в таком весёлом расположении духа нежели по приходу сюда. Расчётливые игроки, не делавшие ставку лишь на счастливый случай, а только на своё мастерство, не могли скрыть от Красавицы ловкость рук. Ей бы хотелось
предупредить тех, кто мог стать жертвой данного обмана, но расстояние более чем в тысячу лье, не позволяло ей сделать этого. Она видела и слышала всё вполне отчётливо, но её, в свою очередь, видеть и слышать другим не было возможности. Эхо и отражения, с помощью которых, как она понимала, это работает и передаётся, были не столь совершенными, чтобы могли транслировать её собственное изображение и звук голоса в другой конец. Устройство было таким, что картинки передавались ей со скоростью мысли, что много быстрее воздуха и ветра, потому, анализируя сей факт, Красавица понимала, что все попытки вмешаться были напрасны. Было уже за полночь, когда она решила отдохнуть. Чувство голода дало ей понять, что уже достаточно поздно, и незамедлительно после этого девушка нашла в ложе корзины, наполненные разнообразной закуской, а также напитки . Её ужин был лёгким и коротким по времени, так как она спешила отойти ко сну. Чудовище испытывало её терпение и потому, пришло только для того, чтобы пожелать спокойной ночи, и дать ей больше времени для сна, а значит больше времени для незнакомца. Последующие дни походили один на другой. Окна дали ей неисчерпаемые источники удовольствия. Три из них, что пока не были открыты Красавицей, предлагали следующие развлечения: первое, давало ей возможность наблюдать Итальянскую комедию; второе – вид из Тюильри, где можно было встретить только самое изумительное и изящное у мужчин и женщин Европы, в то время как третье, ни в коем случае не менее увлекательное, осведомляло её обо всём том, что происходило в мире. Последнее из зрелищ было очень забавным и интересным. Иногда она видела внутренний интерьер знаменитого посольства; иногда свадьбу известных персон; а иногда будоражащую революцию. Девушка была у окна в продолжении последнего мятежа янычар и была свидетельницей всех событий от начала до конца. Каждый раз, когда Красавица приходила сюда, она была уверена, что обязательно увидит что-то интересное. Отвращение, которое она испытывала к Чудовищу на протяжении первых дней жизни во дворце, полностью прошло. Её глаза постепенно привыкли к его ужасающему образу. Красавица была готова к его глупым вопросам и быть может, если бы их общение продолжалось чуть дольше, она, возможно, нашла бы его общество вполне сносным. Но те четыре-пять вечно одинаковых фраз, произносимые в той же грубой манере и будучи составленными почти всегда лишь для коротких ответов да или нет, совершенно её не впечатляли. Красавица также обнаружила, что её малейший каприз всегда тотчас выполнялся, потому, она решила заботиться о своей внешности, несмотря на веру в то, что её всё равно никто не видит. Кроме чрезмерной заботы о своём внешнем виде, она нашла новый интерес к облачению в костюмы различных национальностей мира; это было очень легко исполнить, поскольку шкаф обеспечивал её всем, что она могла только пожелать, преподнося ей каждый день различные обновки. На протяжении всех этих примерок, её зеркало было свидетелем, что наряды Красавицы безупречно соответствовали стилю каждой нации и животные, согласно их собственным талантам, непрерывно повторяли ей сей факт: обезьяны пантомимой, попугаи словами, а птички песнями. Кто-то может подумать, что проживая такую яркую жизнь у неё не осталось ничего, что можно было бы пожелать. Но в конце концов всё может наскучить. Величайшее блаженство становится пресным, когда оно непрерывно и всегда зависит от одного и того же, таким образом лишая нас чувства надежды и страха. Красавица не смогла избежать этого. Воспоминания о семье стали беспокоить её несмотря на такое насыщенное времяпрепровождение. Счастье девушки было неполным, так как она не имела возможности передать весточку родным о том, что с ней происходит. Поскольку Красавица стала более фамильярной с Чудовищем, то ли от частого созерцания его, то ли от выявления его доброй натуры, она подумала, что может задать ему вопрос. Однако, девушка отважилась сделать это, только после того, как взяла с него слово, что тот не рассердится. Заданный вопрос звучал так: «Только лишь мы двое живём в этом замке?» «Да, это так, - со странным воодушевлением ответил монстр. - Я уверяю тебя что ты и я, а также обезьяны и другие животные - единственные живые существа, обитающие здесь». Чудовище больше ничего не сказало, но быстро покинуло Красавицу, что было довольно необычно. Девушка задала этот вопрос лишь для того, чтобы понять был ли её любимый заключённым в замке или нет. Ей так хотелось увидеть его и поговорить. За такое удовольствие она с радостью пожертвовала бы своей собственной свободой, а также теми прелестями, что была окружена. Её воображение, наполненное исключительно образом молодого человека, убедило Красавицу в том, что дворец, который в один прекрасный день станет её могилой, есть его тюрьма. Из-за этих грустных мыслей она чувствовала беспокойство на протяжении всей ночи. Во сне она увидела себя на берегу большого канала, погружённой в горе. Дорогой незнакомец, огорчённый её печалью, подошёл к ней и, взяв её за руки, произнёс: «Что беспокоит тебя, дорогая Красавица? Кто мог обидеть тебя, вызвав тревогу и нарушив спокойствие твоего ума? Я молю и заклинаю своею любовью рассказать мне обо всём. Тебе ни в чём не может быть отказано, поскольку ты здесь властительница и всё подчиненно твоим приказам. Каким образом печаль проникла в твоё сердце? Быть может, вид Чудовища является причиной раздражения? Тогда я немедленно освобожу тебя от его присутствия».
После этих слов, Красавица увидела, как незнакомец вытащил кинжал и ринулся в атаку на монстра. Последний же, не только не предпринял никаких усилий, чтобы защитить себя, но даже уступил ударам с готовность и покорностью, что наполнило сердце спящей красавицы страхом того, что незнакомец может выполнить своё намерение прежде, чем она предпримет что-то, дабы предотвратить сие действие – однако, несмотря на обстоятельства, она встала и кинулась на помощь монстру. Как только девушка осознала, что её намерение о спасении Чудовища было раскрыто любимым, она начала громко рыдать: «Стой, Варвар, стой! Не смей причинять вред моему благодетелю или лучше убей меня». Юноша, несмотря на рыдание Красавицы, упорно желая пронзить Чудовище кинжалом, сказал ей яростно: «Перейдя на сторону этого монстра, который стоит между мной и моим счастьем, ты отказалась от своей любви ко мне». «Неблагодарный, - ответила она, удерживая его руку. – Я люблю тебя больше жизни и лучше умру, чем перестану любить тебя. Ты для меня весь мир, и нет такого сокровища, на которое я могла бы променять тебя. Без сожаления бросив всё, я последую за тобой даже в пустыню. Но эти нежные чувства не могут заглушить голос благодарности. Я многим обязана Чудовищу, ведь оно предупреждает все мои желания и только благодаря ему я встретилась с тобой, потому, я лучше умру, чем позволю тебе причинить ему хоть малейший вред». После непродолжительной борьбы все объекты исчезли и Красавица увидела даму, приходившую к ней до этого во снах, которая сказала: «Мужайся, Красавица, и докажи себе, что ты являешься великодушной женщиной. Покажи, что ты в такой же степени благоразумная, в какой обворожительная, и не колеблясь принося в жертву влечение долгу. Ты на правильном пути к успеху, и ты конечно же будешь счастлива, при условии, что не дашь себе быть обманутой внешним проявлением». Когда Красавица проснулась, она долго размышляла над загадочным видением. Она ничего не понимала. Из-за того беспокойства, что причинил ей сон о борьбе незнакомца с монстром, тоска по отцу с новой силой нахлынула на неё в течение дня. Таким образом, Красавица, беспокойная ночью и раздосадованная днём, несмотря на то, что была окружена невыразимой роскошью, нигде не могла найти спокойствие, за исключением того времени, когда театральные представления отвлекали её от переживаний. Но даже это ей стало казаться однообразным. Она посетила итальянскую комедию, но сразу же после первого акта ушла в оперное ложе. Отсюда Красавица поспешила удалиться почти также быстро. Скука следовала за ней всюду. Иногда, она открывала все шесть окон по шесть раз без передышки. Эти дни и ночи проходили в непрерывном волнении и эта нескончаемая печаль в конце концов начала отражаться на её лице и здоровье.
Ей стоило больших усилий, чтобы скрыть от Чудовища ту тоску, что мучила её и монстр, несколько раз удивлённый, видя слёзы в её глазах, которые она объяснила головной болью, более не интересовался данным фактом. Но однажды вечером, Красавица не смогла скрыть рыданий и открылась Чудовищу, которое перед этим поинтересовалось причиной её печали, сказав, что снова очень сильно желает увидеть свою семью. На это заявление, монстр, шокированный сказанным, с глубоким вздохом упал на землю, давая волю чувствам и воя так, что до смерти испугал бы кого угодно. Затем Чудовище ответило: «Что ты сказала, Красавица?! Неужели ты бы могла отказаться от несчастного Чудовища? Могу ли я верить в то, что ты настолько неблагодарна? Что тебе не хватает для счастья? Я взял на себя заботу о тебе и разве я не заслужило того, чтобы ты, по крайней мере, перестала ненавидеть меня? Какое безрассудство с твоей стороны предпочесть дом отца и завистливых сестриц моему обществу! По-видимому, ты предпочла бы сбежать отсюда и пасти стада, нежели остаться здесь и наслаждаться всеми прелестями жизни. Ты хочешь уйти не потому, что так любишь свою семью, но только чтобы сбежать от меня». «Нет, Чудовище, - ответила Красавица робким и мягким голосом. – Я не питаю к тебе неприязни и буду очень сожалеть, если потеряю надежду вновь увидеть тебя; но я не могу преодолеть желания обнять моих родственников. Разреши мне уйти на два месяца и я обещаю что вернусь, с радостью проведя здесь остаток своей жизни и никогда более не попросив разрешения оставить тебя». Во время этого разговора, Чудовище лежало неподвижно распростёртое на земле с вытянутой головой словно умершее и только скорбные вздохи говорили о том, что оно всё ещё живо. Его ответ был следующим: «Я ни в чём не могу отказать тебе, Красавица; но это, возможно, будет стоить мне жизни. Неважно. В маленькой комнатке, рядом с твоим кабинетом ты найдёшь четыре сундука. Наполни их всем, чем пожелаешь для себя и семьи. Если ты не сдержишь слово, то будешь горько сожалеть об этом, поскольку тебе придётся оплакивать смерть своего бедного Чудовища и будет уже слишком поздно изменить что-либо. Возвращайся по истечению двух месяцев и ты сможешь найти меня живым. Для твоего отправления домой тебе не понадобиться транспорт. Когда же ты решишь вернуться назад ко мне, то накануне вечером перед отходом ко сну, лёжа в постели, поверни своё кольцо камнем вниз и с решимостью скажи: «Я хочу вернуться в свой дворец и снова увидеть своё Чудовище». Спокойной ночи; ничего не бойся; спи мирно. Ты увидишь своего отца завтра рано утром. До свидания, Красавица». Как только она осталась одна, то немедленно поспешила наполнить сундуки различными сокровищами. Только когда они оказались набиты сверху донизу, она поняла как устала. Закончив все свои приготовления, Красавица отправилась в постель. Мысль, что она так скоро увидит свою семью не давали ей покоя всю ночь, и только когда уже почти рассвело, она погрузилась в сон. Девушка увидела своего милого незнакомца, но тот был не таким как прежде. Вытянувшись на траве, он выглядел поражённым каким-то ужасным горем. Взволнованная его состоянием, Красавица подумала что сможет развеять его печаль, моля рассказать ей о причине тоски. Но любимый, глядя на неё усталым взглядом, сказал: «И ты ещё спрашиваешь меня об этом, бессердечная? Разве ты не знаешь, что твой отъезд отсюда будет звучать для меня как погребальный звон?» «Не печалься, дорогой незнакомец, - ответила она, - я уезжаю, но совсем ненадолго. Я только хочу оповестить мою семью относительно той ужасной участи, как они полагают произошла со мной. По окончании этого, я сразу же вернусь во дворец и никогда больше не покину тебя. Ах! Как я могу оставить то место, что дороже мне превыше всего! Кроме того, я дала слово Чудовищу что вернусь и никогда не нарушу его. Но почему ты считаешь, что это путешествие должно разлучить нас друг с другом? Идём со мной, любимый. Я отложу моё отправление на день, чтобы спросить разрешение Чудовища. Я уверена, что оно не откажет мне. Дай своё согласие на это предложение и нам не придётся покидать друг друга; мы также вернёмся сюда вместе. Моя семья будет рада видеть тебя и я знаю, что все они выкажут тебе должное внимание». «Я не могу принять твоё предложение, - ответил любимый, - если конечно ты не изменишь своё намерение и больше не вернёшься сюда. Но это означает только одно, что мне никогда не выбраться из этого места. Обдумай всё и реши как хочешь поступить. У обитателей этого дворца нет силы, чтобы заставить тебя вернуться. Ничего не случиться с тобой, разве только ведение того, что ты ужасно огорчила Чудовище». «Ах! Ты ничего не знаешь! – быстро ответила Красавица. – Он уверил меня что умрёт если я не сдержу своего слова». «Разве это что-то значит для тебя? – возразил любимый. – Разве может считаться дурным то, что ты достигнешь счастья только лишь ценой жизни монстра? Есть ли ему значение в этом мире? Разве хоть кто-то будет оплакивать эту потерю, если данное омерзительное существо, появившееся на земле только для того чтобы внушать ужас всем живым существам, будет уничтожено?» «Ах! – заплакала Красавица, говоря с долей гнева в голосе, - позволь мне сказать тебе то, что я положу свою жизнь за его спасение; а также то, что этот монстр, который на самом деле только выглядит так ужасно, имеет человеческое сердце – любящее и доброе, и что по правде говоря, он не должен страдать из-за того уродства, которое ни в коем случае не является его виной. Я не могу отплатить ему на его проявленную доброту ко мне такой чёрной неблагодарностью».
«Чтобы ты сделала, - перебил её незнакомец, - если бы монстр попытался убить меня? Предположим, что один из нас убил другого, кого бы ты попыталась спасти?» «Только одного тебя я люблю, - ответила Красавица, - но несмотря на мою великую привязанность, это не заставит меня пренебречь чувством благодарности к Чудовищу. Если бы я оказалась в такой роковой ситуации, что ты описал, то предпочла бы лучше умереть от собственной руки, тем самым прекратив страдания, вызванные последствиями данного боя. Но зачем пытаться придумывать такую страшную картину? Этого никогда не случится. У меня кровь стынет в венах от такого поворота дел. Давай поговорим о чём-нибудь другом». Она являла собой пример, повторяя любимому все те слова, какие только такая нежная сердцем девушка могла придумать. Свободная от условностей общества во сне, Красавица могла действовать согласно своим порывам, а не манерам. Она открыла перед ним, всю ту глубину чувств, которые хранила в сердце и которые вряд ли показала, если бы это происходило наяву. Девушка долго спала и когда проснулась, то испугалась, что Чудовище не сдержало данного ей обещания. Она пребывала в сомнении, когда вдруг услышала знакомый человеческий голос. Быстро отодвинув занавеску, Красавица ничуть не удивилась, обнаружив что находится в незнакомой комнате, мебель которой, была ничуть не хуже находившейся во дворце монстра. Это чудо заставило её вскочить с постели и открыть дверь. Но она так и не поняла где находится. Что поразило её больше всего, так это обнаружение четырёх сундуков, которые она наполнила ранее, в смежной комнате. Перемещение и сокровища ещё раз послужили доказательством могущества и щедрости Чудовища. Но где же тогда она находится? У неё не было никаких предположений до тех пор, пока, наконец, Красавица не услышала голос отца и, выбежав наружу, не бросилась в объятия старика. Братья и сёстры были поражены увидев её, считая что она видимо вернулась к ним с того света. Они все принялись обнимать девушку с великой радостью, однако сёстры в душе были раздосадованные её появлением. Зависть всё ещё жила в их сердцах. После многочисленного выказывания чувств с обоих сторон, отец пожелал остаться с дочерью наедине, дабы узнать все подробности её необычного путешествия, а также рассказать ей о его собственном положении дел, которые были непосредственно с ней связаны. Он поведал ей, что покинув замок Чудовища рано утром, к вечеру того же дня вернулся домой без малейшей усталости; что по дороге он обдумывал то, как скрыть сундуки с сокровищами от глаз его детей, и каким образом их можно было бы транспортировать в чулан, расположенный рядом с его комнатой, ключ от которого был только у него. Побоявшись, что это невыполнимо, он спешился и обнаружил, что лошадь, которая была нагружена сундуками, улетела и что он неожиданно лишился каких-либо проблем, связанных с тем, как спрятать сокровище. «Я уверяю тебя, - продолжил старик, говоря дочери, - что потеря этих богатств не опечалила меня. Я не так долго владел ими, чтобы сожалеть. Но данное происшествие предопределило тебе ужасный рок. Я не сомневался в том, что это вероломное Чудовище будет действовать таким же образом по отношению к тебе и боялся, что та благосклонность, которой он одарил тебя, также окажется не продолжительной. Данная мысль не давала мне покоя. Чтобы скрыть это я сказался уставшим, но только для того, чтобы предаться безудержному горю. Я верил наверняка, что потерял тебя навсегда. Но моя печаль была недолгой. Обнаружив сундуки, считавшиеся мной потерянными, я понял, что они служат хорошим предзнаменованием твоему счастью. Я нашёл их в маленьком чулане в том самом месте, где в самом начале желал чтобы они оказались. Ключи, которые я оставил вечером на столе в гостиной, были в замке. Это обстоятельство наполнило меня радостью и стало знаком заботы и доброты со стороны Чудовища. Поэтому все мои сомнения по поводу успеха твоего опасного путешествия рассеялись. Я часто упрекал себя за несправедливо выказанные мысли против доброты и чести монстра и тысячу раз просил прощения за те оскорбления, которые расточал на него пребывая в печали. Я посчитал, что лучше ничего не говорить детям о размере моего богатства и вручил им только те дары, которые ты самолично выбрала, позволяя им, в то же время, увидеть несколько наименее дорогих украшений. Притворившись, что продал их, я использовал монеты на те приобретения, что сделали нашу жизнь менее тяжёлой. Я купил дом. У меня теперь есть слуги для той работы, которую мы прежде были вынуждены выполнять сами. Мои дети наслаждаются безмятежной свободой, которую я так хотел обеспечить им. Показное великолепие городской жизни привлекает глаза зависти и ненависти. Я решил избежать риска снова стать мишенью завистников, потому сокрыл ото всех те миллионы, которыми обладаю. Несколько людей, Красавица, сделали предложение твоим сёстрам. Я хотел объявить о том, что желаю женить их всех сразу, но твоё прибытие определило подходящий момент. Назначив для них ту долю приданного, которую ты посчитаешь нужной из богатства, что я получил благодаря тебе, мы затем, будучи освобождёнными от заботы о них, заживём вместе: ты, дитя моё, и твои братья, которые так тосковали в твоё отсутствие, что даже подарки, которые ты послала им, не смогли успокоить их ум; или, если ты предпочитаешь, мы можем жить вдвоём, отдельно от них всех». Красавица, тронутая добротой отца и той тоской, что её любящие братья испытывали по ней, поблагодарила нежно за все его предложения. Затем, она подумала, что наступил её черёд рассказать отцу о том, почему она не может
остаться с ним. Достопочтенный старик, каким он на самом деле считался, несмотря на горестную новость о том, что у него не будет поддержки и утешения от собственного дитя в преклонные годы, однако, не пытался отговорить дочь от обязательства, выполнение которого он считал совершенно необходимым. Красавица, в свою очередь, поведала ему что произошло с ней после того, как они расстались. Она подробно описала чудесную жизнь во дворце. Старик, очарованный её различными приключениями, осыпал Красавицу бесчисленными благословениями. Его восхищение многократно возросло, когда Красавица открыла те сундуки, с которыми перенеслась сюда и показала содержащиеся в них великолепные сокровища. Она настолько обрадовала его, что старик решил отдать те драгоценности, что привёз с собой, в приданное своим дочерям, понимая, что с подарками Красавицы, которые были последним доказательством щедрости Чудовища, он и его сыновья будут иметь возможность иметь всё что пожелают для счастливой жизни. Убеждённый, что душа монстра, заключённая в таком отвратительном теле, была в наивысшей степени благородной, и несмотря на его ужасающее безобразие, достопочтенный фермер посчитал своим долгом дать совет своей дочери вступить с ним в брак. Он даже зашёл так далеко, что использовал все аргументы, какие только мог придумать, чтобы побудить её решиться на этот шаг. «Ты окажешься не права, - сказал он ей, - если будешь судить одними только глазами. Снова и снова тебе было велено позволить себе руководствоваться порывами благодарности. Тебе было обещано, что ты станешь счастливой, если последуешь велению своего благородного сердца. Конечно, ты получала данные предупреждения только во сне; но эти сновидения, о которых ты рассказала мне, кажутся столь значительными и повторяются слишком часто, чтобы их можно было отнести к простому случаю. Они пророчат тебе многое и великое превосходство; это ли не является причиной к тому, чтобы преодолеть своё отвращение? Поэтому, в следующий раз, когда Чудовище спросит у тебя разрешения спать с тобой, я рекомендую тебе не отвергать его. Ты признаёшь тот факт, что оно нежно любит тебя. Прими такие меры, которые подойдут для гарантии вашего союза. Лучше иметь мужа доброго нрава, чем того, чьим единственным качеством будет привлекательная внешность. Как много девушек на свете, что вышли замуж за жестоких и богатых скотов, созданий много глупей, чем Чудовище, которое хоть и выглядит ужасно, ни в коем случае не является одним из них, если мы судим только лишь по его чувствам и поступкам». Красавица признала справедливость всех этих аргументов. Но даже допуская мысль о принятии монстра, настолько страшного лицом и формой, своим мужем, она чувствовала, что всё-же будет неспособна сделать это из-за его ума, который был таким же грубым как и тело.
«Как заставить себя, - ответила она отцу, - взять в мужья того, к кому я никогда не испытывала взаимности и чьё уродство ни в коей мере не компенсирует дара косноязычия? Ничего меня в нём не привлекает! Ничего не может освежить однообразие неприятных разговоров! Даже его непродолжительные отсутствия не могут принести мне удовольствия! Всё что у меня есть, – это пять-шесть лимитированных вопросов, относящихся лишь к моему здоровью или аппетиту. Наш «увлекательный» разговор всегда заканчивается на фразе «Доброй ночи, Красавица», которую мои попугаи заучили наизусть и повторяют по сто раз в день. Такого вида союз я не смогу терпеть длительное время и лучше умру сразу, чем мучительно долго от тоски и печали, от отвращения и усталости. Единственное, что указывает на расположение Чудовища - это короткий визит, который он наносит мне лишь один раз в сутки. Достаточно ли этого, чтобы воодушевить меня любовью?» Отец признал, что его дочь была права, хотя он не мог поверить в то, что Чудовище, согласно его благим поступкам по отношению к ним обоим, является настолько глупым, каким выставляет себя. Порядок, изобилие и утончённость, бросавшиеся в глаза в каждой части его дворца, были едва ли, по его мнению, знаками слабоумного хозяина. Он даже зашёл так далеко, что нашёл монстра намного достойнее его дочери и вообразил себе, что Красавица была бы более покорной его словам, если бы не имела ночного ухажёра, появившегося как препятствие на пути к браку. Сравнение, которое она провела между двумя её поклонниками, вряд ли могло быть в пользу Чудовища и старик полностью осознавал существовавшую между ними огромную разницу. Впрочем, он пытался всеми подвластными ему средствами убедить дочь преодолеть отвращение. Он также напомнил ей о той даме, что много раз предупреждала Красавицу не быть обманутой внешним проявлением и чьи слова, казалось, подразумевали, что молодой человек, приходящий к ней во снах, лишь сделает её несчастной. Легко рассуждать о любви, нежели добиваться её. Красавица не чувствовала себя способной уступить настоятельным просьбам отца и тот, в свою очередь, сдался так и не сумев убедить её. Наступила ночь, привнёсшая усталость и дрёму. Красавица была так счастлива видеть отца снова, что его уход, связанный с приготовлениями ко сну, нисколько не опечалил её. Она даже была рада остаться одна. Её сонливость окрылила её надеждой на то, что совсем скоро она снова увидит своего дорогого возлюбленного. Девушка изнывала от нетерпения вкусить сладость данного удовольствия. Её сердце радостно билось, наполненное мыслями о предстоящей встрече. Но воспалённая фантазия, в то время как Красавица вспоминала все те сцены и места, где она имела блаженство наслаждаться разговорами с её милым незнакомцем, была не в состоянии вызвать в воображении его форму так, как она того горячо желала. Множество раз она просыпалась и снова погружалась в сон, но никаких порхающих амуров вокруг её постели обнаружено не было. Заместо сладостных видений и невинных развлечений, которых она так ожидала, ночь прошла в нескончаемой тревоге. Ничего подобного она не испытывала во дворце Чудовища. Некая смесь из удовлетворения и нетерпения предстала перед её глазами, жестоко разочаровав девушку по пробуждению. Её отец, обогащённый щедростью Чудовища, оставил свой сельский дом для того, чтобы способствовать скорейшей свадьбе дочерей. Он расположился в большом городе, где его недавняя удача привлекла к нему множество новых друзей или скорее сказать, новых знакомых. Новости о возвращении его младшей дочери быстро распространились среди людей, с которыми он по обыкновению встречался. Каждый выказывал величайшее нетерпение увидеть её и когда она, наконец, была им представлена, то очаровала всех превосходным остроумием и прекрасным обликом. Мирные дни, которые она провела в отдалении, невинные удовольствия, доставляемые ей нежными видениями, тысяча развлечений, которые быстро сменялись одно другим, избавляя её от скуки, а также та забота и внимание, которые монстр даровал ей – всё это значило для неё много больше и наполнило её жизнь очарованием и красотой, которую она не имела вплоть до того момента, когда отец впервые расстался с ней. Она приводила в восторг любого, кто видел её. По уши влюбившись в Красавицу, женихи сестёр не удостоили их какими-либо извинениями за своё полное отсутствие. Все они как один были привлечены её обаянием и немедленно отказались от своих прежних наречённых без сомнений и стыда. Но Красавица оставалась равнодушной к знакам внимания её обожателей, пренебрегая ими, тем самым побуждая юношей вернуться к первым объектам своей страсти. Однако, несмотря на всю её осмотрительность, она обнаружила, что не может избежать ревности сестёр. Эти непостоянные ловеласы, не скрывая своего увлечения, каждый день предлагали Красавице посетить какой-нибудь праздник или развлечение, в надежде найти способ влюбить её в себя. Они даже начали умолять её, чтобы она самолично вручала призы в играх, которые они хотели организовать в её честь. Но Красавица, отчётливо видя подавленное состояние, которое она причиняла сёстрам своим присутствием и не желая полностью отказаться от той благосклонности, о которой ухажёры так горячо и лестно её упрашивали, нашла способ удовлетворить их всех, заявив, что будет поочерёдно с каждой сестрой вручать призы по окончанию соревнований. А для подарка от себя, она решила выбрать цветок или другую безделушку. Когда подошло время награждения, Красавица отдала данную честь своим старшим сёстрам, выбравшим для этого дорогие украшения, бриллиантовые короны, богатые доспехи и великолепные браслеты – сокровища, предоставленные щедрой рукой их младшей сестры, ничего не попросившей взамен. Драгоценности, расточаемые на неё монстром были ей без надобности. Она разделила между сёстрами все самые редкие и наиболее красивые вещи, которые захватила с собой. Ничего не оставив себе, кроме мелочей и в значительной степени удовлетворив девушек, она, тем самым, надеялась скрепить сердца женихов и её сестёр узами любви и признательности. Но эти юноши были серьёзно настроены на завоевание только лишь её персоны и те безделушки, что она подарила, были для них более дорогими, нежели множество бесценных даров, доставшихся им от других. Развлечения, которыми она наслаждалась в кругу семьи, были намного проще, чем те, что ей довелось узнать в доме Чудовища, но считались от того не менее интересными и не вызывали в ней и малейшего намёка на скуку. Однако, в то же время, ни удовольствие видеть отца, которому она была столь предана, ни радость общения с братьями, которые сотнями путями старались подтвердить ей глубину испытываемых к ней чувств, ни прелестные разговоры с сёстрами, к которым она испытывала огромную теплоту - несмотря на всё это, никто из них не мог предотвратить её сожалений по поводу милых сновидений. Столь тяжко было осознавать, что милый незнакомец так и не пришёл навестить её в доме отца, подобно тому, как это было раньше в замке Чудовища во время сна. Эти ухаживания были возмещены бывшими возлюбленными сестёр, но ни в какой мере не могли служить ей компенсацией потере таких чудесных иллюзий. Даже если бы её натура была бы польщена такими попытками покорения её сердца, она бы всё равно обнаружила огромную разницу между тем вниманием что поклонники, а также Чудовище, уделяли ей, и преданностью обворожительного незнакомца. Было естественно, что Красавица вознаграждала усердный интерес этих ухажёров полным равнодушием. Но когда она поняла, что несмотря на полное отсутствие внимания с её стороны, каждый из них всё же упрямо старается превзойти другого в попытках доказать ей интенсивность страсти, она решила, что её долгом является разъяснить им, как они зря расходуют своё время. Первым, кого она попыталась вывести из заблуждения, оказался один из тех, кто раньше стремился завоевать руку её старшей сестры. Она сказала ему, что вернулась домой только затем, чтобы присутствовать на свадьбе её сестёр, в особенности на бракосочетании старшей из них и что она убедила отца добиться того, чтобы оно состоялось как можно скорее. Несмотря на это, Красавица обнаружила, что имеет дело с мужчиной, который более не считает её сестру обворожительной. Угроза, которую она выказала ему холодно с презрением, уехать ранее, чем подойдут к концу эти два месяца, ни к чему не привела и не имела никакого действия против его любовного пыла. Весьма опечаленная крахом попытки, она решила держать подобный разговор с другими, обнаружив, что они находятся в точно таком же влюблённом безумии, и это сильно огорчило её. Досаду девушки дополнила несправедливость сестёр, смотревших на неё только как на соперницу и думавших о ней с лютой ненавистью, которую
хорошо скрывали. Но это было ещё не всё, в то время как Красавица испытывала на себе последствия собственных чар, она была опечалена, узнав, что её новые обожатели, испытывая взаимную ревность к друг другу и соперничество, посчитав других причиной отказа, обезумели, решив бороться друг с другом. Все эти неприятности побудили её изменить планы и вернуться назад раньше предполагаемого срока. Отец и братья делали всё, что могли, чтобы задержать Красавицу. Но ни слёзы одного, ни мольбы других, не могли преодолеть твёрдость её слов и неизменность решений. Всё же, они смогли уговорить её отложить отправление на тот срок, какой она могла себе позволить. Два месяца уже почти прошли, тем не менее, каждое утро, Красавица, думая о том что уже пора бы проститься с семьёй, к вечеру находила себя не в состоянии этого сделать. Во внутренней борьбе между привязанностью и благодарностью, она чувствовала невозможным и несправедливым следовать одному без другого. В разгар такого затруднения ей нужно было ни что иное, как сон, который бы подвёл её к правильному решению. Однажды ночью, ей пригрезилось, что она снова во дворце Чудовища. Красавица увидела себя прогуливающейся по от отдалённой и укромной аллее, конец которой упирался в заросли ежевики, скрывая тем самым вход в пещеру, из глубин которой доносились душераздирающие стоны, принадлежащие Чудовищу. Она немедленно ринулась ему на помощь. Монстр, в её сновидении, предстал перед ней в предсмертном состоянии распростёртым на земле, упрекая её за то, что именно она явилась причиной этого и обвиняя девушку в чёрной неблагодарности, которой она отплатила ему на его любовь. Затем, она увидела даму, знакомую ей по другим снам, строго сказавшую ей, что если она будет и дальше колебаться в выполнении обещания, то это может привести к её собственной гибели; что Красавица самолично заверила Чудовище, что вернётся через два месяца; что два месяца уже прошли; что если она задержится на день дольше, то Чудовище умрёт; а также о тех проблемах, которым она стала причиной в доме отца и о той ненависти, что сёстры испытывали к ней, что всё это должно было только поторопить Красавицу, потому как не только здесь все охотно ждут того, но и во дворце Чудовища всё уже приготовлено для её восторга и наслаждения. Красавица, встревоженная этим сном и напуганная тем, что может стать причиной смерти Чудовища, проснулась с решимостью в сердце и немедленно направилась сообщить семье, что она не может больше откладывать свой отъезд. Эта новость произвела на всех различный эффект. Отец залился слезами, а братья решительно протестовали, говоря что не позволят ей уйти. Множество её поклонников в отчаянии клялись, что никогда не покинут этот дом. И лишь сёстры, далёкие от того, чтобы предаться печали, наоборот, похвалили её за верность и преданность. Они осмелились дерзко утверждать, предполагая, что если бы сами являлись обладателями подобных качеств и равно, как и Красавица, дали бы своё слово Чудовищу, уродство которого никак не отразилось бы на их чувстве долга, то давно бы уже возвратились в данное чудесное место. Это было сказано для того, чтобы замаскировать свою ужасную зависть, терзающую их сердца. Однако, Красавица была очарована проявлением их благородства и думала только о том, как убедить её братьев и поклонников о необходимости покинуть их. Братья слишком любили Красавицу, чтобы разрешить ей уйти, а поклонники - слишком влюблены, чтобы внимать доводам. Поскольку все они были абсолютно несведущи в том, как Красавица прибыла в дом отца, и подозревали, что лошадь, которая, как они думали, придёт за ней подобно первому разу, то решили между собой сделать всё возможное чтобы не допустить её отъезда. Сёстры, скрывавшие величайшую радость под маской показной печали, были ужасно напуганы всем этим. С тревогой они наблюдали за происходящим, боясь что братья совершат задуманное и Красавица останется дома. Будучи твёрдой в принятом ею решении, признавая голос долга и не имея более времени на раздумье о спасении её друга Чудовища, девушка решила покинуть членов её семьи и всех кто в разной мере интересовался её судьбой сразу же, как только наступит ночь. Она уверяла их, несмотря на всевозможные предпринятые ими попытки, что будет с Чудовищем уже завтра утром, много раньше чем они проснуться, и что совершенно бесполезно пытаться остановить её от возвращения в заколдованный замок. Затем Красавица удалилась. Перед тем как лечь в постель, она не забыла повернуть кольцо. Девушка спала достаточно долго и проснулась только тогда, когда часы, повторяя её имя, пробили полдень. Благодаря этой музыке, она поняла, что её желание осуществилось. Как только она приподнялась в кровати, то увидела окружённой себя множеством существ, ожидавших её пробуждения. Они немедленно выказали своё рвение служить Красавице и проявили величайшее удовлетворение по поводу её возвращения, поскольку долгое отсутствие девушки было причиной их глубокой печали. Этот день показался Красавице наиболее долгим, чем все остальные проведённые во дворце. Нет, она не сожалела об обществе тех, кого покинула! Наоборот, она была в нетерпении снова увидеть Чудовище и потому заранее подготовилась сделать всё, что было возможным, дабы искупить своё поведение. Она также была воодушевлена по другому поводу – а именно, возобновлением видений восхитительных разговоров с незнакомцем, которые происходили здесь с ней раньше. В течении двух месяцев, проведённых с семьёй, она была лишена такого удовольствия, испытываемого только в стенах этого замка. Одним словом, Чудовище и незнакомец никогда не покидали её мыслей. По очереди представая перед ней, они стали объектами её размышлений. В какой-то момент, она упрекала себя за неспособность вернуть любовь незнакомца, который, представляясь ей монстром и перестав приходить к ней, на самом деле имел благородную душу; в другой раз, она чувствовала грусть в сердце из-за того, что делала ставку исключительно на воображаемый объект, на того, кто существовал лишь в её снах. Её переполняли сомнения относительного того, что не лучше ли ей предпочесть реальные чувства Чудовища иллюзорной любви. Сновидения, в которых она видела милого сердцу незнакомца, всегда сопровождались предупреждениями, повелевавшими ей не доверять своим глазам. Она боялась, что всё это служит доказательством ничему иному, как пустому наваждению, порождённого сном и предназначенному умереть с приходом дня. Таким образом, так и не определившись и колеблясь между любовью к незнакомцу и нежеланием огорчить Чудовище, Красавица решила на время отвлечься от этих мыслей и предаться развлечениям. Она посетила театр французской комедии, но нашла представление скучным. Резко закрыв окно, она перешла в оперу. Музыкальное сопровождение было просто ужасно. Итальянская опера также не смогла развеселить её. Она нашла постановку невыразительной, в то время как желала видеть что-нибудь остроумное и оживлённое. Скука и пресыщение следовали за ней везде и препятствовали в получении удовольствий. Сады больше не интересовали её. Сопровождавшие Красавицу, делали всё возможное, чтобы рассеять тоску, но весёлые ужимки, занимательная болтовня и сладостные песни были одинаково напрасны. Девушка сгорала от нетерпения увидеть Чудовище, чей рык она ожидала услышать каждую минуту. Наконец, желанный час пробил, но Чудовище так и не показалось. Встревоженная и немного разгневанная этой задержкой, Красавица перебрала в уме всевозможные причины, объясняющие его отсутствие. Раздираемая страхом и надеждой, с взбудораженным умом и меланхолией в сердце, она спустилась в сад. Красавица решила не возвращаться во дворец до тех пор, пока не найдёт Чудовище. Она искала его повсюду, но не могла обнаружить никаких следов его присутствия. Девушка громко звала монстра и эхо вторило ей, повторяя его имя. Проведя более трёх часов в поисках, далёких от забав, изнурённая, она упала на скамью. Красавица посчитала, что либо Чудовище умерло, либо покинуло это место. Она уже представляла себя одной во дворце без какой-либо надежды покинуть его. Девушка не могла не сожалеть о тех разговорах, что вела с Чудовищем, хотя они и были не слишком занимательными, но что казалось ей необычным, так это чувство нежности, ощущаемое ею по отношению к монстру. Она упрекала себя за то, что не вышла за него замуж и обвиняла в том, что стала причиной его смерти, принесшей её длительное отсутствие, таким образом, осыпав себя самыми горькими упрёками. В разгар этих мрачных мыслей, Красавица неожиданно осознала, что находится на той самой аллее, на которой была во сне прошлой ночью в доме отца, и которая привела её к странной пещере, где лежало Чудовище. Убеждённая, что она попала в это место не случайно, девушка направилась к зарослям, через которые, как оказалось, можно было пройти. Она
моментально нашла вход в пещеру, выглядевшей точно так же как и во сне. Лишь слабый свет луны просачивался сюда, поэтому несколько обезьянок пажей тотчас появились с факелами, освещающими всю расселину. Внутри она увидела Чудовище. Оно был распластано на земле и Красавица вначале подумала что оно спит. Совершенно спокойно отреагировав на его облик, она была необычайно рада найти его. Девушка смело подошла и положила свою руку ему на голову, позвав несколько раз по имени. Однако, поскольку монстр оказался холодным и неподвижным, у неё не осталось сомнений в том, что он мёртв, после чего она начала отчаянно рыдать, выражая свои чувства через слова любви и печали.

Глава 3. Красавица в саду.

Будучи уверенной в том, что Чудовище умерло, Красавица всё же не прекращала своих стараний, направленных на его воскрешение, потому, положив руку ему на сердце, она была несказанно рада обнаружить, что оно всё ещё бьётся. Она больше не тратила время на пустые излияния. Выбежав из пещеры к ручью, протекавшему рядом со входом и наполнив водой сложенные ладони, Красавица поспешила обратно, чтобы сбрызнуть лик монстра. Поскольку за каждый подход к воде ей удавалось принести совсем немного, так как большая часть проливалась на землю, все прилагаемые ею усилия были почти бесполезны, пока на помощь не пришли любезные обезьяны, ринувшиеся назад во дворец и принёсшие чашку для воды, а также укрепляющие напитки и другие средства для приведения в сознание. Красавица постаралась сделать всё, чтобы Чудовище смогло проглотить, а также вдохнуть аромат нескольких из них, и спустя некоторое время, благодаря превосходной эффективности всего этого, оно начало двигаться, а затем быстро пришло в себя. Она приветствовала его таким ласковым голосом, что Чудовище в скором времени совсем оправилось. «Твоё состояние сильно испугало меня! – сказала она ему. – Я и не подозревала что уже довольно давно в моём сердце поселилось чувство любви. Страх потерять тебя лишь доказал мне, что я привязана к тебе узами более сильными, чем простая
благодарность. Я клянусь, что если бы не смогла привести тебя в чувство, то с решимостью также оставила бы эту жизнь». Услышав такие сладкие речи, Чудовище почувствовало себя совершенно чудесно и, несмотря на то что его голос был ещё слаб, оно ответило ей: «Полюбив такого омерзительного монстра как я, ты, Красавица, тем самым проявила свою необычайную доброту и выбрала правильный путь. Ты дороже мне, чем моя собственная жизнь. Я думал ты никогда не вернёшься, что поистине убило бы меня. Но теперь, когда ты сказала что любишь, я вернулся к жизни. Сейчас же иди и отдохни и будь полностью уверена в том, что скоро станешь такой же счастливой, как того заслуживает твоё доброе сердце». Красавица никогда раньше не слышала от Чудовища такого длинного монолога. Его едва ли можно было считать красноречивым, но, ожидая выговора или хотя бы упрёков, она была польщена той мягкостью и искренностью, которыми были наполнены его слова. С этого момента девушка изменила мнение о характере Чудовища, перестав думать о нём как о глупом и даже начав считать его короткие ответы признаком благоразумия. Таким образом, будучи более чем когда-либо благосклонно настроенной к нему и думая о нём только в положительном свете, она вернулась в свою комнату. Здесь Красавица обнаружила накрытый стол со всевозможными закусками, в которых она так нуждалась будучи очень уставшей. Её глаза закрывались, тем самым обещая приятный ночной отдых. Она заснула сразу же, как только легла в постель и её дорогой незнакомец тотчас предстал перед ней. Переполненный радостью по случаю встречи с ней, он выражал свои эмоции посредством необычайно нежных признаний! Он также заверил девушку, что та обретёт счастье, просто следуя велению своего бескорыстного сердца. Красавица поинтересовалась у него, зависит ли её благополучие от того, выйдет ли она замуж за Чудовище или нет. Незнакомец ответил, что только одним этим условием и никаким иным Красавица сможет добиться успеха, чем привёл её в сильное смятение. Она посчитала совершенно необычным то, что её любимый мог посоветовать ей совершить такой поступок, тем самым делая его соперника счастливым. Это видение закончилось и сменилось другим, в котором она увидела вытянувшееся у её ног мёртвое Чудовище. Немедленно после этого, вместо монстра на земле проявился незнакомец, который внезапно исчез, снова сменившись Чудовищем. Но наиболее отчётливо она увидела знакомую даму, сказавшую ей: «Я очень довольна тобой. Продолжай подчиняться велениям твоего рассудка. Не тревожься ни о чём, я обязуюсь сделать тебя счастливой». Переживания по поводу испытываемых чувств к незнакомцу и Чудовищу завладело Красавицей, несмотря на то что она пребывала с состоянии крепкого сна. К первому она ощущала влечение, в то время как к последнему, несмотря на все её старания, оставалось некоторое чувство отвращения: как ко внешнему виду, так и к самой личности. Леди улыбалась, будто читала её мысли и просила девушку не беспокоиться на счёт привязанности к незнакомцу, поскольку та симпатия, которую она испытывала к нему, как оказалось, нисколько не мешала намерению Красавицы выполнить свой долг перед монстром. Дама также добавила, что девушка может следовать данному влечению без препятствий и помех, и что решение выйти замуж за Чудовище в итоге и составит её счастье. Этот сон после пробуждения заставил её надолго погрузиться в свои мысли. Между ним и теми, что предшествовали ему, было множество связей, которые она заметила и которые были чем-то большим, что бывает между обычными снами. Именно это обстоятельство определило её ответить согласием на данный противоестественный союз. Но ум девушки постоянно возвращался к образу незнакомца, причиняя тем самым невыносимую боль сердцу, что было лишь единственным, но достаточно серьёзным препятствием. До сих пор толком не определившись, она направилась в Оперу, где так и не смогла избавиться от создавшейся в её уме дилеммы. По возвращению из театра, она села отужинать и только прибытие Чудовища помогло ей наконец принять решение. Не сказав ни слова по поводу её столь долгого отсутствия, монстр, который при виде Красавицы забыл былые неприятности, вошёл в комнату с одной единственной целью, заключавшейся в расспросах о самочувствии, о том, хорошо ли она провела время и как встретили её родственники. Ответив ему, она также осторожно добавила, что те жестокие терзания, которым она подверглась, найдя его по возвращению в столь удручающем состоянии, были её платой за все те удовольствия которыми она наслаждалась, благодаря его проявленному вниманию. Кратко поблагодарив девушку, Чудовище, уже собравшись покинуть комнату Красавицы, задало ей привычный вопрос: «Позволишь ли ты мне спать с тобой сегодня?» Красавица, перед тем как ответить, выдержала небольшую паузу, а затем, собравшись с мыслями, с трепетом сказала: «Да, Чудовище, я позволю тебе спать со мной, но при условии, что перед этим мы обменяемся свадебными клятвами». «Я клянусь тебе, - ответило Чудовище, - и обещаю не иметь иной жены кроме тебя». «Тогда, - продолжила Красавица, - я принимаю тебя как мужа и обещаю быть верной и всегда любить тебя». Как только она произнесла эти слова, сразу же послышались залпы артиллерийских снарядов. Подбежав к окну, Красавица увидела, что всё небо освещено
иллюминацией, состоящей более чем из двадцати тысяч различных фейерверков. Не было никаких сомнений, что данная демонстрация была знаком великой радости. Это продолжалось более трёх часов, в течении которых Красавица наблюдала в небе изображения множеств узлов любви среди бесчисленных пиротехнических ракет, а также её собственных инициалов, переплетённых с инициалами Чудовища, под которыми, хорошо очерченными буквами были видны слова «Долгой жизни Красавице и её Жениху». По прошествии достаточного количества времени, в течении которого происходило данное завораживающее зрелище, Чудовище намекнуло своей невесте, что наступило время для сна. Однако, несмотря на то что Красавица не торопилась лечь подле такого необычайно странного супруга, она, всё же, отправилась в постель. Свет незамедлительно погас. Девушка боялась, что огромный вес Чудовища может сломать кровать, но была приятно удивлена, обнаружив, что монстр расположился на её стороне с той же лёгкостью и ловкостью, которая была свойственна ей самой. Что ещё более поразило её, так это храп, который она тот час услышала. В дальнейшем, наступившая тишина убедила её в том, что Чудовище глубоко заснуло. Будучи привыкшей к различным чудесам, Красавица, всё же, была озадачена. Но спустя некоторое время, проведённое в размышлениях, она тоже решила лечь в постель, посчитав такой быстрый отход ко сну ничем иным, как одной из многих мистерий данного дворца. Как только она погрузилась в объятия Морфея, её дорогой незнакомец тут же нанёс ей свой обычный визит. В это раз он был не только необычайно весел, но и роскошно одет. «Как же я благодарен тебе, несравненная Красавица! – сказал он ей. - Ты освободила меня из ужасного заточения, в котором я томился множество дней. Твоё сочетание с Чудовищем вернуло короля своим подданным, сына матери, а также дало жизнь и процветание всему королевству. Мы все очень счастливы». Эти слова глубоко ранили и огорчили Красавицу, поскольку она увидела, что незнакомец далёк от ожидаемого ею выказывания какого-либо отчаяния, вызванного её браком с Чудовищем, наоборот, он смотрел на неё с глазами выражавшими безграничную радость. И только девушка была готова излить свою досаду, как перед ней появилась знакомая ей дама. «Поздравляю тебя с победой, Красавица, - сказала она. – Мы обязаны тебе всем, так как ты была столь отважной, что позволила своей благодарности одержать победу над остальными чувствами. Никто иной, но только ты имела смелость сделать то, что сделала, пожертвовав своим влечением, для того чтобы сдержать своё слово и отдать свою жизнь за жизнь отца. Потому, ты будешь награждена таким счастьем, на которое никто и никогда не мог и надеяться, и которое было уготовано тебе за
твоё добродетельное поведение. Ты узнала лишь малую часть своего будущего, которое откроется перед тобой более полно с восходом солнца». Когда дама удалилась, Красавица снова увидела юношу, но уже распростёртого на земле подобно мертвецу. Подобные видения преследовали её всю ночь. Она начала привыкать к таким переживаниям, уже нисколько не мешавшем её долгому и глубокому сну. Когда она открыла глаза, уже давным-давно рассвело. Проникший в её комнату солнечный свет был более ярким чем обычно, и она решила что мартышки забыли закрыть оконные ставни. Затем Красавица посмотрела в сторону Чудовища и увиденное ею, заставило её думать, что она всё ещё спит. Когда же не осталось никаких сомнений в том, что происходящее вполне реально, её удивление и радость смешались. Накануне ночью, Красавица ухитрилась расположиться на самом краю кровати, заботясь лишь о том, чтобы оставить достаточно места для громоздкого супруга. Сначала он незамедлительно принялся храпеть, но затем перестал. Проснувшись в полной тишине, Красавица решила, что Чудовище, видимо, встало раньше неё и в кровати находиться только она одна. Чтобы убедиться в этом, она очень осторожно повернула голову и была приятно удивлена, обнаружив лежащего на месте монстра обворожительного незнакомца из сновидений. Наяву он был ещё более прекрасен, чем во снах. Чтобы убедиться в том, что юноша был тем, кем она его считала, Красавица, поднявшись с постели, взяла с туалетного столика браслет с портретом, носимый ею на запястье. Сопоставив их между собой, девушка поняла, что не ошиблась. Пребывая в изумлении, Красавица, в надежде пробудить его, начала говорить с юношей. Когда её голос оказался неэффективным средством в борьбе против дрёмы, завладевшей возлюбленным, она нежно потрясла его руку. Тщетность этих усилий лишь убедило её в том, что незнакомец находится под воздействием какого-то колдовства. Потому, она решила дождаться того момента, когда действие чар, которые как ей казалось наложены только на определённое время, подойдёт к концу. Оставаясь наедине с возлюбленным, она не испытывала страха скомпрометировать себя этим, ведь разве он не был её законным мужем? Потому, давая волю своим нежным чувствам, она поцеловала его три раза. Затем, Красавица решила терпеливо ждать до тех пор, пока не закончиться эта странная летаргия. Можно только себе представить какая радость охватила её, когда она поняла, что теперь соединена с тем, кто был единственной причиной колебаний между долгом и симпатией! Как приятно было обнаружить, что уступив своему сознанию в принятии решения, она также сохранила за собой и влечение сердца! Теперь Красавица не сомневалась в обещанном ей во снах счастье. Только сейчас она поняла всё сказанное ей дамой: не
было никакого диссонанса в любви к незнакомцу и в привязанности к Чудовищу, так как это было одно и то же лицо. Между тем, её супруг всё не просыпался. Перекусив, она попыталась скоротать время, заняв себя обычными утренними делами. Но теперь всё было ей безразлично. Она не хотела сидеть сложа руки, но и покидать комнату не было основания, потому, аккомпанируя себе, Красавица начала петь. Звук её голоса привлёк птиц, которые также присоединились к концерту, очарование которого возрастало. Красавица надеялась, что каждую секунду он может быть прерван пробуждением супруга, ибо девушка льстила себе тем, что её глубокий и мелодичный голос может разрушить волшебство. В скором времени, чары действительно спали, но не так как она того ожидала. Неожиданно, Красавица услышала звук въезжающей во двор кареты, которая остановилась прямо под её окнами, а затем голоса людей, поднимавшихся вверх по лестнице. В это самое мгновенье, обезьяна, служившая капитаном её стражи, с помощью попугая-переводчика, объявила о визите дам. Из окна Красавица увидела карету, доставившую их сюда. Будучи совершенно новой, необычайно красивой формы, в неё были впряжены четыре белоснежных оленя с золотыми рогами и копытами, украшенные великолепной сбруей. Оригинальный вид этого экипажа только умножил желание Красавицы познакомиться с его обладателями.

Глава 4. Красавица в спальне.

Звук шагов становился всё отчётливее и Красавица поняла, что дамы уже в прихожей. Она решила, что будет правильней выйти им навстречу и поприветствовать их. Красавица обнаружила, что к ней прибыли две леди, причём одна из них оказалась той самой прекрасной дамой из снов, но и другая была ничуть не менее очаровательной. Величественная осанка указывала на её принадлежность к королевской семье, и хотя она была уже не молода, но всё же сохранила великолепный внешний вид, и потому, Красавица почувствовала, что должно быть необходимо поприветствовать её первой. Девушка всё ещё пребывала в нерешительности, когда дама, черты лица которой были ей уже знакомы, и которая выглядела как та, кто имеет определённое влияние на других, повернулась к своей спутнице и сказала: «Итак, Королева, что вы думаете об этой милой девушке? Именно ей вы обязаны воскрешением своего сына, так как те несчастные обстоятельства в которых он существовал, едва ли можно назвать жизнью. Если бы не она, вы бы никогда не увидели своего принца снова и ему бы навечно пришлось остаться в той ужасной форме, в которую он превратился. К счастью, нашлась дева, чья добродетель и храбрость оказались такими же изумительными, как и её красота. Однако, есть некоторые сомнения в том, что вам будет приятно видеть своего сына в роли мужа этой девушки, которой он обязан своим возвращением к жизни. Они очень сильно любят друг друга и только ваше согласие сделает их поистине счастливыми. Откажите ли вы им?» На эти слова Королева нежно обняла Красавицу и воскликнула: «Я буду рада дать согласие на их союз, моё собственное счастье зависит от этого. Милая и обворожительная девушка, перед которой я в неоплатном долгу, скажи мне кто ты и кто та королевская чета, которой посчастливилось дать рождение такой совершенной принцессе?» «Моя госпожа, - скромно ответила Красавица, - моей матери уже давно нет в живых, а мой отец лишь купец, более известный в мире своей честностью и невзгодами, обрушившимися на него, чем каким-либо дворянским титулом». Услышав такие прямолинейные речи, изумлённая Королева, отступила назад и сказала: «Что! Ты всего лишь купеческая дочь! О, великая Фея!» - добавила она, бросив испуганный взгляд в сторону своей спутницы. Несмотря на то что она произнесла только эти слова, её взгляд, в котором читалось разочарование, выражал все мысли Королевы. «Мне кажется, - свысока ответила ей Фея, - что вы не удовлетворены моим выбором. Вы видимо смотрите с презрением на эту молодую девушку лишь по причине её происхождения, но, тем не менее, она была единственной девой во всём мире, способной выполнить мои замыслы, а также сделать вашего сына счастливым». «Я более чем благодарна ей, - сказала Королева, - за всё что она сделала. Но великая Фея, я не могу удержаться о того, чтобы не указать вам на то, как неестественно будет смешать кровь, – наиблагороднейшую в мире и текущую по венам моего сына, с той, с которой родилась эта молодая особа. Я признаюсь, что буду мало польщена, если счастье Принца должно быть приобретено ценой такого альянса, что в свою очередь унижает не только меня, но и недостойно его самого. Разве невозможно было найти в целом мире деву, чья добродетель была бы на одном уровне с её рождением? Я знаю имена многих достойных принцесс; почему же я не могу видеть его женихом одной из них?» В этот самый момент появился прекрасный незнакомец. Его пробудило прибытие матери и Феи, чьи голоса оказались более эффективными, чем все усилия Красавицы. Всё свершилось согласно наложенному заклятью. Королева надолго заключила юношу в свои объятия не произнеся ни слова за всё это время. Ей был возвращён сын, тот самый, чьи благородные качества делали его достойным её материнской любви. Найти себя свободным от отвратительного лика и тупости, более всего невыносимой для него, так как она являлась напускной, - было поистине радостным событием для Принца. С помощью объекта своей любви, он получил право вновь обрести свою надлежащую форму. И это его преображение никак не повлияло на чувства, испытываемые к Красавице. Когда первые излияния радости от встречи со своей матерью прошли, Принц поспешил повиноваться зову долга и поблагодарил Фею в необычайно вежливой форме, но сделал это предельно кратко лишь для того, чтобы тем самым освободиться и посвятить всё своё внимание Красавице. Своими нежными взглядами он уже передал ей все те эмоции, что имел по отношению к ней, и как только он собрался подтвердить их словами любви, Фея остановила его, сделав знак что желает, чтобы Принц разобрался в ситуации, сложившейся между ней и его матерью. «Ваша мать, - сказала она, - осуждает помолвку между вами и Красавицей, принимая во внимание то, что последняя по рождения много ниже вас. Я, в свою очередь, утверждаю, что достоинства девушки компенсируют любые неравенства. Теперь ваша очередь высказаться, Принц, с кем из нас совпадает ваша собственная точка зрения. Прошу, не ограничивайтесь в выражении своего мнения, будьте уверены, что на вас не будет оказано никакое давление в зависимости от ответа. Несмотря на то что вы уже дали слово этой обворожительной особе, вы всё же совершенно свободны в том, чтобы забрать его обратно, если вы сами того пожелаете. Я ручаюсь, что Красавица без колебаний освободит вас от вашей клятвы, хотя она и была той единственной, благодаря которой вы получили возможность вернуть свою естественную форму. Я уверяю вас, что её бескорыстие и благородство настолько велики, что она предоставит вам полную свободу для того, чтобы вы, в свою очередь, предложили руку той, которую может посоветовать вам Королева... Что ты скажешь, Красавица?» - продолжила Фея, повернувшись в её направлении. - Правильно ли я выразила твои мысли? Хочешь ли ты выйти замуж за того, кто идёт на этот поступок против своей воли?» «Конечно нет, моя госпожа, - ответила Красавица. – Принц свободен. Я отказываюсь от чести быть его невестой. Когда я дала ему своё слово, я была под воздействием чувства жалости к тому, кто находился в ужасном положении. Я обручилась с ним лишь с намерением даровать ему тем самым своё особое расположение. В моих мыслях не было ни капли честолюбия. Потому, я умоляю вас, могущественная Фея, мне ничего не нужно от Королевы при таких обстоятельствах, в которых я могла бы обвинить её в подозрениях на этот счёт». «Итак, Королева, что вы ответите на это?» - сказала Фея недовольным и презрительным тоном. – Вы думаете, что принцессы, которые являются таковыми лишь благодаря капризу фортуны, более достойны этого высокого положения, в
которое их поместила судьба, нежели чем эта молодая особа? Что касается меня, то я считаю неправильным держать девушку ответственной за её происхождение, добродетельность которой в полное мере компенсировала это». «Красавица изумительна, - ответила Королева не без смущения. – Её достоинства бесчисленны и несравненны. Но, мадам, не могли бы мы вознаградить её каким-либо другим способом? Я уверена, что это возможно сделать не отдавая ей руки моего сына». Повернувшись к Красавице, она продолжила: «Да, Красавица, я обязана тебе много большим, чем могу оплатить, много большим, чем я могу возможно выразить. Я ничем не ограничиваю твои требования. Проси меня без страха; я дам тебе всё что угодно, за исключением одного. Для тебя не будет великой разницы между Принцем или придворным лордом, которого ты можешь выбрать себе в мужья из моей свиты. Даже несмотря на такой достаточно высокий титул, у него всё же будет повод радоваться подобной удаче, так как ради вас я приближу вашего будущего супруга так близко к престолу, что различие будет совсем небольшим». «Я глубоко благодарю вас, моя госпожа, - ответила Красавица, - но у меня нет права ожидать какой-либо награды. Получить удовольствие от того, что я была тем самым средством, что разрушило заклятье, разъединившее мать и сына, королевство и Принца, уже само по себе является вознаграждением для меня. Всё о чём я прошу, так только о том, чтобы Фея могла отослать меня домой к моему отцу». Принц, который всё это время по приказу Феи хранил молчание, больше не мог сдерживать своих чувств; при всём его уважении к полученным от неё распоряжениям, он не смог совладать со своим волнением и, бросившись к ногам Феи и матери, громко взмолился, чтобы они не делали его ещё более несчастным, отправив Красавицу домой и лишив его счастья стать её мужем. Услышав это, Красавица бросила на Принца взгляд полный нежности, но в то же время, сохраняя благородное чувство собственного достоинства, сказала ему: «Дорогой Принц, я не в силах скрыть те чувства, что питаю к вам. Ваше разочарование есть доказательство тому и было бы напрасно мне пытаться спрятать свою любовь. Зачем мне притворятся? Это необходимо делать только лишь в отношении дурных намерений, от которых мы должны избавляться. Мои, в свою очередь, абсолютно чисты и одобрены благородной Феей, кому мы оба многим обязаны. Но если для меня было возможным пожертвовать своими чувствами тогда, когда я верила, что обязана отдать себя Чудовищу, то вы можете быть уверены в том, что и сейчас я не буду колебаться, тем более, что в данный момент под угрозой интересы не Чудовища, но ваши собственные. Понимание того, кто вы на самом деле и кем являюсь я, для меня достаточно, чтобы навсегда отказаться от чести стать вашей женой. Я также осмелюсь сказать, что даже согласие Королевы, уступившей вашим мольбам, всё равно ничего не изменит, так как в таком случае вы бы нашли непреодолимое препятствие в моём лице, и даже будучи сильно привязанной к вам, я повторяю ещё раз, что у меня нет иного интереса кроме того, как получить разрешение на возвращение в лоно моей семьи, где я буду нежно лелеять память о вашей щедрости и любви». «Великодушная Фея, - воскликнул Принц, молитвенно сложа руки, - пожалейте меня. Я умоляю вас, не позволяйте Красавице уехать или же верните мне назад моё обличие Чудовища, чтобы в таком случае, я мог хотя бы остаться её мужем. Она дала клятву Чудовищу и я бы предпочёл использовать это единственное преимущество, нежели одному, без присутствия Красавицы со мной рядом, предаться удовольствиям своего нового существования». Фея не ответила. Она пристально взглянула на Королеву, которая была тронута этими знаками истиной привязанности, но которые ничуть не поколебали её гордость. Она пребывала в отчаянии из-за страданий сына, но в то же время не могла забыть о том, что Красавица всего-навсего была дочерью купца. Королева, страшившаяся гнева Феи, чьё молчание свидетельствовало о её необычайно сильном негодовании, оказалась в затруднительном положении. Бессильная сказать что-либо, она боялась увидеть роковую развязку сложившейся ситуации. Несколько секунд молчали все. Наконец, Фея, бросив ласковый взгляд в направлении молодых возлюбленных, нарушила тишину, сказав им: «Я вижу, вы достойны друг друга. Было бы дурно думать о том, как разлучить вас обоих. Вы должны всегда быть вместе; я та, кто обещает, что так оно и будет. У меня достаточно сил, чтобы исполнить это». От таких слов Королева вздрогнула. Она открыла рот, чтобы высказать своё мнение по этому поводу, но Фея опередила её, сказав: «Добродетель, что на самом деле не является просто пустым словом, и которую вы, Королева, в свою очередь мало цените, несмотря на то что выказываете данному качеству определённое уважение, оправдала бы меня в том, что я переполнена на ваш счёт самыми горькими упрёками. Но я прощаю вам вашу ошибку, сделанную лишь из гордости, которая обусловлена вашим положением. Я отомщу вам за это тем, что заставлю сделать вас небольшое насилие над своими предрассудками, которое будет длиться совсем недолго и за которое вы ещё поблагодарите меня». На эти слова, Красавица, обняв колени Феи, заплакала: «Ох! Не подвергайте меня несчастной участи слышать всю оставшуюся жизнь, что я недостойна того положения, до которого ваша щедрость поднимет меня. Поймите, что Принц, который сейчас думает, что его счастье состоит лишь в том, чтобы взять меня в жёны, может очень быстро перейти на сторону Королевы».
«Нет, нет, Красавица, тебе не о чем беспокоиться, - ответила Фея. – То дурное, что ты предвидишь не произойдёт. Я знаю верный способ защитить тебя от этого. Даже если Принц будет способен презирать тебя после свадьбы, ему придётся искать какой-то другой мотив для этого, нежели чем за неравенство по рождению. Твоё положение ничуть не ниже его, а даже много выше, ибо истина заключается в том, - гордо повернувшись к Королеве, добавила она, - что Красавица никто иная как ваша племянница, а также, что должно сделать её ещё более достойной вашего внимания, является и моей, будучи ребёнком моей сестры, которая в свою очередь никогда не поклонялась пустым титулам подобно вам. Эта Фея знала чего на самом деле стоит истина, сделав честь вашему брату, Королю Счастливых Островов, выйдя за него замуж. Я уберегла дитя, рождённое в этом союзе от гнева другой Феи, которая хотела стать её мачехой. С момента появления на свет, Красавице суждено было стать супругой вашего сына и я лишь хотела, скрыв от вас плод этого моего благого дела, дать вам возможность показать вашу веру в меня. И я не без основания предполагала, что она много больше, чем вы это продемонстрировали. Вы возможно помните, что я уже предсказала судьбу Принца и дала вам достаточно доказательств на этот счёт, потому у вас не должно было оснований бояться, что я собираюсь подвергнуть его чего-то такому, что было бы постыдно для него, либо для вас. Я убеждена, мадам, - продолжила она, иронично улыбаясь, - что с вашим недовольством покончено и вы будете рады перейти на нашу сторону». Смущённая и изумлённая Королева не знала что и ответить. Откровенно признать свою ошибку и показать то, как велико она сожалеет об этом, - был единственный путь для исправления того, что она сделала. «Я очень виновата, великодушная Фея, - сказала Королева. – Те щедроты, которыми вы столько раз одаривали меня, должны были убедить мой ум в том, что вы не позволите моему сыну заключить союз, который был бы недостоин его. Я умоляю вас простить предрассудки, вызванные моим положением и рождением и заставившие меня помнить о том, что Принц королевской крови не может совершить мезальянс не будучи опозоренным. Я знаю, что заслуживаю наказания, не менее того, при котором вы должны дать Красавице свекровь более достойную её. Но вы слишком добры по отношению к моему сыну, чтобы заставить его страдать по моей вине». «Что касается тебя, дорогая Красавица, - продолжила она, обняв молодую девушку, - ты не должна думать обо мне так плохо из-за моего сопротивления вашему браку. Это было только из-за желания женить моего сына на моей племяннице, которая по заверению Феи осталась жива, несмотря на все случившиеся с ней несчастья. Она так привлекла меня очаровательным портретом девушки, что не зная тебя, я всем сердцем полюбила её, и даже рискуя обидеть Фею, пыталась сохранить для неё трон и сердце своего сына». Сказав так, она одарила ласками Красавицу, которая с уважением приняла их. Принц, в свою очередь, был необычайно обрадован такой новостью, выразив своё чувство при помощи самых любезных слов. «Теперь мы все удовлетворены, - сказала Фея, - и единственное что нам необходимо, чтобы закончить данное счастливое приключение, так это согласие Короля, отца Принцессы, который скоро прибудет». Красавица попросила разрешения у Феи позволить тому, кто её воспитал и которого она до сих пор считает своим отцом, также быть свидетелем её счастья. «Мне нравится видеть такое проявление внимания к другим, - ответила Фея. – Эта черта присуща великодушному человеку, и поскольку ты желаешь этого, я обязуюсь проследить за тем, чтобы его осведомили». Взяв Королеву за руку, Фея увела её прочь под предлогом показать ей заколдованный дворец, но на самом же деле, лишь для того, чтобы позволить новобрачным иметь возможность поговорить друг с другом без стеснения и впервые без участия колдовских чар. Вначале они последовали за Королевой, но Фея жестом указала им остаться. Вдохновение, вызванное ощущением приближающегося счастья, наполнило их одинаковым восторгом и у обоих не было никаких сомнений во взаимной привязанности друг к другу. Их диалог, полный смущения и бессвязных речей, повторяющихся неимоверное количество раз, являлся для них доказательством любви не менее, чем какие-угодно красноречивые слова. После того, как они оба обессилили от выражения своих чувств друг к другу, на которые вдохновляет лишь искренняя любовь, Красавица спросила любимого о природе того несчастья, что так жестоко преобразило его в Чудовище. Она также попросила рассказать ей все события его жизни, предшествующие этой ужасной трансформации. Принц, который всегда знал, что в будущем вернёт себе прежний облик, был готов выполнить её пожелание немедленно и без церемоний начал следующее повествование. История Чудовища. Король-отец умер ещё до того, как я появился на свет. Королева, поглощённая потерей мужа, была безутешна, но ребёнок, которого она носила под сердцем и который был частью её горячо любимого супруга, заставил её побороть своё горе. Моё рождение принесло ей необычайную радость и, с удовольствием наблюдая за моим взрослением, она со временем забыла о великой скорби. Страх потерять меня направил всё её внимание и время на моё воспитание. Справиться с этой задачей ей помогала её знакомая Фея, которая проявила предельную готовность уберечь меня
от всех видов опасностей. Королева чувствовала себя бесконечно обязанной ей, но, в то же время, была малоприятно удивлена просьбой Феи отдать меня ей на попечение. Репутация Феи была не из лучших, и про неё ходили слухи, что она была непостоянна в своей благосклонности. Люди боялись её больше, чем любили. Но несмотря на то что моя мать была уверена в её добрых намерениях, она бы никогда не дала согласие отдать меня. Тем не менее, по совету некоторых благоразумных персон, а также из-за боязни проклятия Феи в результате возможной нанесённой ей обиды, она не отвергла её предложение полностью. Если бы Королева отдала меня по своей собственной воле, то у Феи не было бы никаких причин причинить мне вред, однако, последняя получала удовольствие от мести тем, кто по её мнению обидел её. Королева понимала это и её отказ был обусловлен лишь тем, что она будет лишена удовольствия каждодневно видеться со мной. В это время, когда она ещё не определилась с решением, могущественный сосед предположил, что легко захватит королевство, которым управляет женщина от лица своего несовершеннолетнего сына. Он вторгся на наши земли с огромной армией. Королева поспешно собрала войска и с необыкновенным бесстрашием, которое не присуще женскому полу, а также поставив себя во главе своих войск, двинулась на защиту наших границ. Именно тогда, будучи вынужденной оставить меня, она решила доверить заботу о моём образовании Фее. Я был оставлен на её попечение после того, как она торжественно поклялась вернуть меня назад во Дворец без какого-либо сопротивления с её стороны по окончании войны, которая по расчётам моей матери должна была продлиться не менее года. Несмотря на множество побед, одержанных моей матерью, она обнаружила, что не может вернуться в столицу так быстро, как того ожидала, а для того, чтобы получить прибыль от военного похода, она посчитала необходимым преследовать врага после того, как он был вытеснен с наших земель. Королева захватила огромные территории, выигрывая битву за битвой и, наконец, принудила побеждённого монарха просить мира на самых унизительных условиях. После этого величайшего успеха, она с триумфом двинулась назад, с нетерпением и радостью ожидая того момента, когда снова сможет увидеть меня. В пути Королеву настигло известие о том, что подлый противник, пользуясь её отсутствием и нарушив каждый из подписанных им договоров, уничтожил наши гарнизоны и захватил почти все те территории, которые прежде был вынужден уступить нам. Таким образом, моя мать оказалась обязанной возвратиться назад. Её долг взял верх над желанием увидеть меня и она решила не вкладывать свой меч в ножны до тех пор, пока не нанесёт противнику мощный удар, тем самым предотвратив новое предательство.
Второй поход был более продолжительным, чем первый. Моя мать надеялась что за две-три кампании сможет закончить войну, но позже обнаружила, что имеет дело с хитрым и ловким врагом. Он сумел поднять восстания в некоторых наших провинциях, а также подкупил несколько батальонов войск, что вынудило Королеву вести войну целых пятнадцать лет. Она никогда не посылала за мной, так как всегда надеялась, что в каждом следующем месяце война будет прекращена, и она сможет в скором времени вернуться и снова обнять меня. Тем временем, Фея, согласно своему обещанию, посвятила всё своё внимание моему образованию. С того дня, как она взяла меня к себе, Фея постоянно была рядом, проявляя интерес к моему здоровью и развлечениям. Я был благодарен ей за всю её проявленную доброту и всегда демонстрировал это, в то же самое время выказывая ей такое же уважение, какое я бы выказывал своей собственной матери. Её доброта привязала меня к ней и я всегда старался угодить Фее. Все те годы она была довольна моим поведением. Но, однажды, Фея уехала в загадочное путешествие на несколько лет, о цели которого никогда мне не рассказывала. По возвращению, переполнившись восторгом при виде результатов той заботы, которой она одарила меня, Фея начала чувствовать любовь, которая была совершенно иной, нежели любовь матери к ребёнку. Раньше она разрешала мне называть её по имени, теперь же запретила это. Я повиновался, без проявления какого-либо любопытства к мотивам такого поступка и без малейших подозрений на этот счёт. Я увидел, что Фея раздосадована. Но разве мог я тогда догадаться о причине её постоянных жалоб на мою, так называемую неблагодарность? Я с каждым разом всё больше и больше удивлялся её упрёкам, всегда следовавшим или предшествующим проявлению наинежнейшего внимания ко мне, поскольку считал, что они были незаслуженны. У меня не было никакого опыта, чтобы понять что она хочет от меня. Наконец, Фея была вынуждена объяснить своё поведение, что произошло в один из дней, когда я выказал ей свою печаль и нетерпение по поводу столь длительного отсутствия Королевы. Она упрекнула меня за это; после чего я заверил её, что та любовь, что я чувствую к своей матери ни в кой мере не меньше той привязанности, что я имею к Фее. На это она ответила, что сказала так не из зависти к Королеве, несмотря на то, сколько всего она, в свою очередь, сделала для меня, а также на то, что она собирается сделать для меня в будущем. Затем Фея добавила, что для того, чтобы она могла свободно осуществить свои задуманные на мой счёт проекты, мне необходимо жениться на ней; она также сказала, что желает, чтобы я любил её не как мать, но как возлюбленную; что она не сомневается по поводу того, что я приму это предложение с радостью и благодарностью; что у меня нет никаких поводов отказываться от удовольствия обладать такой могущественной Феей, которая защитила бы меня от любой опасности и покрыла бы славой, между тем заверяя меня в том, что жизнь с ней будет полна очарования.
Я был очень смущён этим предложением. К тому времени, я уже достаточно знал мир, понимая, что схожие по возрасту и нраву были наиболее счастливы среди всех женатых пар, в то время как другие - совершенно несчастны, поскольку различие в характерах возбуждало чувство обоюдной антипатии и причиняло им бесконечные мучения. Фея, что была стара, уродлива и высокомерна, едва ли могла обольстить меня так, чтобы я принял своё будущее таким, каким она того хотела. Мои чувства к ней были далеки от тех, какие должны быть к тому, с кем вы с нетерпением ожидаете провести всю свою жизнь. Кроме того, в тот момент я был не расположен вступать в подобные обязательства по причине моего юного возраста. Как можно скорее снова увидеть Королеву и вместе с ней возглавить действующую армию – было единственным моим желанием. Я тосковал по свободе, но Фея не могла даровать мне её. Я часто умолял её отпустить меня и разделить опасность вместе с Королевой, которая подвергалась ей каждодневно, защищая мои интересы. Но до этого момента мои мольбы не были услышаны. Будучи принужденным ответить Фее на её экстраординарное признание, я, не растерявшись, просил её вспомнить как она часто говорила, что у меня нет прав принимать столь важные решения в отсутствие моей матери и без её согласия. «Я думаю точно также, - ответила она, - я бы не хотела, чтобы вы поступали иначе; я лишь хочу, чтобы вы адресовали этот вопрос Королеве». Я уже говорил вам, Принцесса Фея, что до этого момента был не в состоянии получить от Феи разрешение навестить Королеву. Но после данного разговора, она так сильно желала получить согласие моей матери на наш брак, что решила даровать мне то, в чём до сих пор отказывала, при одном неприемлемом условии, заключавшемся в том, что она сама будет сопровождать меня. Я сделал всё, чтобы отговорить её, но это было невозможно, поэтому мы отправились вместе, сопровождаемые многочисленной свитой. Мы прибыли как раз накануне решающей битвы. Королева так хорошо организовала свой план атаки, что следующий день должен был стать судьбоносным для противника, который, в случае поражения, оставался без каких-либо ресурсов. Моё присутствие наполнило радостью весь лагерь и придало дополнительную силу духа нашим отрядам, которые посчитали мой приезд благоприятным предзнаменованием. Королева была в не себя от счастья, но потом её радость сменилась тревогой. В то время, как я стремился к славе и почестям, она страшилась опасности, которой я собирался подвергнуть себя. Но будучи чрезвычайно великодушной ко мне, чтобы запретить мне сражаться, она лишь просила меня, заклиная своей любовью, чтобы я был настолько осторожным, насколько это может позволить мне моя честь. Королева также попросила Фею не покидать меня в такой момент. Её мольбы были излишними, поскольку такая чувствительная натура, как Фея, тревожилась за меня ничуть не меньше моей матери, так как не знала того секрета, который мог бы защитить от рисков войны. Одновременно наставляя меня в искусстве командовать армией и в благоразумии, что так важно в управлении, она, тем самым, многое сделала для меня. Я получил похвалу от всех видавших виды генералов. Победа была бесповоротной и окончательной. Я имел счастье спасти Королеве жизнь и не допустить того, чтобы она сделалась пленницей войны. Мы преследовали наших врагов так стремительно, что они покинули свой лагерь бросив все вещи и три четверти своей армии. Потери с нашей стороны были совсем незначительны. Небольшая рана, что я получил - было единственное, чем наш враг мог бы похвастаться. Но, несмотря на моё лёгкое ранение, Королева, боясь, что со мной может произойти много худшее, если война продолжится, решила пойти против желания всей армии, гордой от моего участия в войне, и подписать мир с неприятелем на условиях, настолько выгодных для него, что он не мог на них и надеяться. Немедленно после этого мы отправились в столицу, в которой были встречены с триумфом. Постоянная занятость во время битвы и непрерывное присутствие старой воздыхательницы не дали мне шанса проинформировать Королеву о произошедшем. Потому для неё стало большой неожиданностью, когда эта дряхлая мегера сообщила ей о своём решении немедленно выйти за меня замуж. Она сделала это заявление в этом самом дворце, где мы с тобой сейчас находимся, который в то время был далеко не так великолепен как сегодня. Это было поместьем моего Короля-отца, который не смог закончить его строительство из-за многочисленных неурядиц. Моя мать, которая лелеяла всё, что было так дорого её мужу, сделала его своим любимым местом уединения после войны. Она была настолько поражена заявлением Феи, что не сдержав чувств и вспомнив всё невысказанное ей, воскликнула: «В своём ли вы уме, мадам, что предлагаете мне согласиться на такую абсурдную просьбу?» Невозможно было представить себе ничего более нелепого. Помимо почтенного возраста, Фея была ещё и страшно некрасива. Не года сделали её столь уродливой, превратив молодую и красивую девушку в старуху, поскольку в таком случае, она бы, при помощи своих чар могла бы поддерживать некоторую долю миловидности. Но она была уродливой от природы, и та мистическая сила, которой она обладала, могла сделать её прекрасной только лишь на один день раз в году и по истечении дня она принимала свой прежний облик. Фея была не менее удивлена репликой Королевы. Её гордость скрывала всё самое ужасное, что было в ней и она также была уверена, что та сила, которой она обладала, являлась достаточной компенсацией за очарование молодости, которой у неё не было.
«Что вы имели ввиду, - сказала она Королеве, - под «абсурдной просьбой»? Вы должны быть в своём уме, чтобы в полной мере осознавать, как неблагоразумно напоминать мне о том, что я намеревалась забыть. Вы должны поздравить себя с тем, что имеете столь любезного сына, чья заслуга в том, что он склонил меня отдать ему предпочтение перед самым могущественным Духом среди всех элементов. Так как я снизошла до того, чтобы принять вашего сына в мужья, то вполне уместно для вас получить это известие со всем уважением к той высокой чести, которая оказана вам, и которой вы вряд ли достойны, и ответить незамедлительно согласием, тем самым не давая мне шанса передумать». Королева, которая была ничуть не менее гордой чем Фея, не представляла себе, что на земле мог существовать такой класс людей, который был выше и могущественнее тех, кто обладал троном. Она мало ценила ту мнимую честь, что Фея предложила ей. Привыкшая всегда отдавать приказания всем тем, кто обращался к ней, ей отнюдь не льстила мысль иметь в невестках ту, кому она будет вынуждена отдавать должное. Поэтому, не собираясь отвечать Фее так, как та того ожидала, она оставалась неподвижной, пронзая меня своим взглядом. Будучи ничуть не менее изумлённым, чем она сама, и взглянув на неё с таким же недоумением, я дал понять Фее, что наше общее мнение на этот счёт было таким, каким она меньше всего ожидала. «Что всё это значит, - резко сказала она, - и почему мать с сыном хранят молчание? Быть может эта приятная новость лишила вас дара речи или же вы имеете наглость отклонить моё предложение? Скажи мне, Принц, - обратилась она ко мне, - можешь ли ты быть таким неблагодарным и неблагоразумным, чтобы пренебречь моей добротой? Разве не ответишь ты немедленным согласием жениться на мне?» «Нет, мадам, я уверяю вас, - ответил я тот час. – Хотя я вам искренне благодарен за всё, что вы сделали для меня, я не могу согласиться отдать вам свой долг таким образом. С разрешения Королевы, я бы предпочёл не расставаться со своей свободой так скоро. Назовите иную возможность отплатить вам за вашу сердечность; я уверен, что это вполне возможно сделать. Но выполнить то, что вы предлагаете, увольте меня от этого, я лишь молю вас о...» «Что! Ничтожество! – в гневе перебила меня Фея. – Ты осмелился отвергнуть меня! Как вы, глупая Королева, можете наблюдать проявление с его стороны такого высокомерия без выражения какого-либо возмущения? Да что же это я? Это с вашего разрешения, Королева, он поступает так, и это именно ваш наглый взгляд вдохновил его так дерзко отказать мне!» Королева, ужаленная презрительными речами Феи, не могла больше сдерживать себя и её взгляд, случайно упавший на зеркало, перед которым мы с вами сейчас стоим, заставил её повернуться к Фее и сказать:
«Единственный ответ, который я могу вам дать, так это тот, на который вы уже сами себе ответили. Взгляните на то, что отражается вот в этом зеркале и сами скажите мне что вы видите». Фее не составило труда понять, что именно имеет ввиду Королева. «Так это красота, в результате которой ваш драгоценный сын, - заплакала она, - сделал вас такой тщеславной; это то, из-за чего он подверг меня такому унизительному отказу. Я кажусь вам недостойной его. Хорошо, - продолжила она уже яростным тоном, - после стольких усилий, приложенных на то, чтобы сделать его таким замечательным, единственное уместное что я должна сейчас сделать – это оставить Принца и дать вам повод помнить о том, что вы оказались должны мне. Прочь, негодяй! – сказала она мне. – И хвастайся тем, что отклонил моё предложение; прочь и дай им девушку более достойную их, нежели я». Сказав так, моя ужасная обожательница ударила меня по голове. Этот удар был настолько тяжёлым, что я ничком упал на землю и почувствовал себя так, как будто был раздавлен тяжестью горы. Полный гнева на это оскорбление, я попытался подняться, но обнаружил, что не могу этого сделать из-за огромного веса моего тела. Всё что я мог сделать, - это лишь опереться на свои руки, которые в одно мгновение превратились в две ужасные лапы, вид которых привёл меня к пониманию того изменения, что я претерпел. Мой облик стал таким, в каком вы нашли меня. В тот же момент я бросил взгляд в роковое зеркало и не мог более сомневаться в моей внезапной и ужасной трансформации. Боль, которую я перенёс, сделала меня неподвижным. Королева была вне себя при виде такого трагического зрелища. В заключении своего жестокого поступка, Фея, вложив в свои слова всю иронию, на которую была способна, в гневе сказала мне: «Теперь иди и совершай те завоевания, которыми ты мог бы гордиться и которые были бы достойнее, чем завоевание августейшей Феи. И поскольку нет нужды быть умным, когда есть красота, то я повелеваю, чтобы ты представлялся всем не только уродливым, но и глупым, и что ты останешься в такой форме до тех пор, пока молодая и красивая дева не придёт сюда по своей воле, чтобы найти тебя, будучи полностью уверенной в том, что ты собираешься сожрать её. Как только её страхи относительно жизни пройдут, она также должна проникнуться к тебе чувством нежной привязанности, достаточно сильной для того, чтобы побудить её первой сделать тебе предложение. До тех пор пока ты не встретишься с такой редкой личностью, ты будешь объектом ужаса не только для себя, но для каждого, кто встретит тебя. Что касается вас, - сказала она, повернувшись к Королеве, - благословенная мать такого очаровательного дитя, я предупреждаю вас, что если вы расскажете кому-либо о том, что монстр является вашим сыном, то все шансы на возвращение его прежней формы будут утрачены. Ни посредством его красноречия, ни при помощи внешних украшательств не сможет он сохранить то, что уже потерял. На прощание я дам вам совет: не будьте слишком нетерпеливы, вам не придётся долго ждать! Этот ангелок обязательно скоро найдёт выход из такого трудного положения!» «Ах! Жестокая Фея, - заплакала Королева, - если я обидела тебя своим отказом, то пусть твоя месть падёт на меня. Возьми мою жизнь, но заклинаю тебя, не разрушай то, что ты взрастила своими собственными руками». «Вы не серьёзны, великая Принцесса, - иронична ответила Фея. – Вы слишком унижаетесь; я не достаточно красива для вас, чтобы вы снизошли говорить со мной; но я тверда в своём решении. Прощайте могущественная Королева, прощай, красавчик Принц! Это неправильно, что я должно быть утомляю вас своим ненавистным присутствием. Я удаляюсь; но у меня ещё осталось милосердие, чтобы сказать, - обратилась она ко мне, - что тебе совершенно необходимо забыть о том, кто ты на самом деле. Если ты позволишь себе соблазниться уважением, которое другие могут выказать тебе, или каким-либо высоким званием, которое может быть даровано тебе, то ты безвозвратно погибнешь; и ты также погибнешь, если попытаешься использовать свой ум, для того, чтобы блистать в разговоре». С этими словами она исчезла, оставив Королеву и меня в таком положении, что никто бы не мог описать или представить себе. Слёзы есть утешение в несчастье; но наше несчастье было так велико, что они вряд ли бы принесли нам облегчение. Моя мать решила заколоть себя, а я утопиться в канале. Не раскрывая своих намерений друг другу, мы решили выполнить наши кровавые замыслы. Однако, в пути мы встретили даму, величественного вида, чьи манеры заставили нас преисполниться глубоким уважением и которая, остановив нас, сказала о том, как это было малодушно с нашей стороны уступить такому несчастью и о том, что с помощью времени и силы духа можно поправить любое горе. Но Королева была безутешна; слёзы лились из её глаз и, не зная как сообщить подданным о том, что их государь превратился в ужасное чудовище, у неё не было иного средства, как погрузиться в отчаяние. Фея, которой оказалась эта дама, и с которой вы уже знакомы, понимая её ужасное положение и замешательство, напомнила ей о том обязательстве под которым она теперь находилась, и которое заключалось в том, чтобы скрывать от своего народа то ужасное, что случилось с нами, посоветовав искать средство от такого несчастья, нежели предаваться горю. «Разве возможно найти средство, - спросила Королева, - которое было бы достаточно сильным, чтобы не допустить осуществления того проклятия, что возложила на нас Фея?» «Да, мадам, это возможно, - ответила Фея, - всегда можно найти выход; я такая же Фея как и та, чей гнев вы только что ощутили и моя сила ничуть не меньше её.
Правда в том, что я не могу немедленно исправить тот вред, что она нанесла вам, ибо нам, Феям, не дозволено действовать непосредственно друг против друга. Та, кто причинила вам такие беды, по возрасту много старше меня, а среди Фей возраст требует особого права на уважение. Чары были наложены ею с определёнными условиями, с помощью которых они могут быть разрушены, а я, в свою очередь, сделаю всё возможное, чтобы помочь вам в этом. Уверяю вас, что это будет отнюдь не лёгкой задачей, но всё же сделать это возможно. Посмотрим, как же я могу помочь вам, используя все те средства, что мне подвластны!» При этих словах, она извлекла из под мантии книгу и, сделав несколько загадочных шагов, села за стол, надолго и так напряжённо погрузившись в чтение, что даже вспотела. Затем она закрыла книгу и предалась глубокой медитации. Её выражение лица в тот момент было настолько серьёзным, что мы некоторое время полагали, что наши беды непоправимы. Но выйдя из транса, её обычное выражение лица вернулось к ней и она сказала, что нашла выход из сложившейся ситуации. «Это средство не быстрое, - поведала она, - но верное. Храните тайну с величайшей осторожностью, чтобы никто не узнал о случившемся, и чтобы ни одна живая душа не подозревала о том, что сам Принц скрывается под страшным обличьем, в противном случае, я уже ничем не смогу вам помочь. Жестокосердная Фея предполагала, что вы обязательно проговоритесь и именно поэтому не лишила тебя, Принц, возможности говорить». Королева заявила, что данное условие неосуществимо, поскольку две её служанки, присутствующие при роковой трансформации, выскочили из комнаты в сильном страхе, что не могло не возбудить любопытство охраны и придворных. Она полагала, что должно быть все находящиеся в поместье уже знают о произошедшем и, быть может, эти громкие сплетни уже распространились не только по её королевству, но даже по всему миру. Однако, Фея знала средство, которое бы не допустило раскрытия секрета. Она начала ходить по кругу всё время произнося слова на непонятном нам языке, то делая быстрые шаги, то иногда ступая тяжело. Наконец, она закончила, подняв руки так, как будто собиралась дать некое влиятельное распоряжение. Этот жест, объединённый с заклинанием, имел такую огромную силу, что каждое дышащее существо во дворце стало неподвижным, а затем немедленно превратилось в статую. Все они до сих пор стоят в таком положении. Эти фигуры, что вы видите в различных местах, остались точно в таких же позициях, в каких они были, когда чары Феи обрушились на них. Королева, которая в этот момент бросила свой взгляд на прекрасный внешний двор этого дворца, увидела как произошла данная трансформация с огромным количеством людей. Тишина, неожиданно последовавшая за гулом такой большой толпы, пробудила в её сердце чувство жалости ко всем этим невинным людям, которые таким образом были лишены жизни ради меня. Но Фея успокоила её, сказав, что она оставит всех её подданных в таком состоянии лишь до тех пор, пока не поймёт, что сможет обойтись без их свободы действий. Эта была та предосторожность, которую она была вынуждена предпринять. Она обещала, что наградит их за это и что тот период времени, который они проведут в таком состоянии не будет учтён в продолжительности их жизни. «Зато они будут намного моложе, - сказала она Королеве, - потому прекратите жалеть их и давайте оставим их здесь с вашим сыном. В этом замке он будет в безопасности, так как я подняла такой густой туман вокруг него, что никто не сможет попасть сюда против нашего желания. Сейчас же я собираюсь отвезти вас обратно, - продолжила она, - туда, где ваше присутствие необходимо, так как есть основания верить, что ваши враги плетут новые интриги против вас. Скажите вашим подданным, что Фея, которая воспитала вашего сына всё ещё держит его подле себя согласно неким веским основаниям, а также всех лиц, находящихся в вашем услужении». Моя мать пролила нескончаемый поток слёз не решаясь покинуть меня. Фея ещё раз пообещала, что всегда будет охранять меня и заверила Королеву, что увидеть как мои желания исполнятся - есть моё единственное стремление. Она также добавила, что нет никаких сомнений в том, что мои беды обязательно закончатся, но лишь при условии, что ни один из нас не испортит всё своим необдуманным действием. Несмотря на это, все эти заверения не могли утешить мою мать. Она предпочитала остаться со мной, покинув Фею, которая, в свою очередь, имеет право отдать руководство королевством тому, кому она сама посчитает нужным. Но когда Феи повелевают, они ожидают послушания. Моя мать, опасаясь, что её отказ может увеличить мои страдания и тем самым лишить меня помощи этой милосердной души, согласилась со всем на чём та настаивала. Она увидела приближающуюся прекрасную карету, запряжённую в неё четырьмя белоснежными оленями, которые привезли её сюда и сегодня. Фея велела ей сесть рядом с ней. Едва обняв меня, Королева была предупреждёна, что интересы королевства требуют её присутствия в другом месте и любая её задержка здесь может пагубно отразиться на мне. Она переместилась с невероятной скоростью в то место, где расположился лагерь её армии. Никто не удивился, увидев прибытие Королевы в таком экипаже. Все знали, что она была со старой Феей, которая видимо быстро доставила её назад без возможности быть узнанной. Затем эта любезная Фея вернулась во дворец, который немедленно украсила так, как подсказывало ей её воображение. Мне она тоже разрешила добавить что-то такое, что я хотел бы здесь видеть. После того, как она сделала для меня всё что могла, Фея удалилась, перед этим убедив меня не падать духом и обещая навещать время от времени, сообщая обо всём том, что можно было бы использовать мне во благо.
Я остался совсем один, несмотря на это, меня обслуживали так, как будто я находился при Королевском Дворе. В первое время я развлекал себя таким же образом как и вы. Я читал, посещал театр, работал в саду, который сам посадил для забавы, и получал удовольствие от всего, что бы я ни делал. Всё что я посадил, выросло всего лишь за сутки, приняв совершенную форму. За то же самое время вырос и розовый куст, которому я обязан счастьем видеть вас здесь. Моя благодетельница часто навещала меня. Обещания что она дала мне и её присутствие рядом со мной приносили мне утешение. Через неё Королева получала новости обо мне, а я о Королеве. Однажды, Фея прибыла ко мне и её глаза светились от радости. Она сказала мне: «Дорогой Принц, наступил момент твоего счастья». Затем, она рассказала мне о том, кого ты считала своим отцом и о том, как он провёл ужасную ночь в лесу. В нескольких словах, она поведала мне об авантюре, которая стала причиной его путешествия, при этом не открывая мне секрет твоего истинного рождения. Она добавила, что этот достойный человек был вынужден искать убежища от страданий, причиняемых непогодой, длившейся целые сутки. «Я пойду, - сказала она, - отдам распоряжения, потому что хочу, чтобы всё здесь было хорошо подготовлено для него. У него есть прелестная дочь, которая, я надеюсь, и будет той, кто освободит тебя. Я тщательно изучила те условия, что моя жестокосердная сестра прикрепила к заклятию, наложенного на тебя. Наше счастье в том, что она не предписала предназначенной вам девушке приехать сюда из-за любви к вам. Наоборот, она настаивала на обратном, - девушка должна приехать сюда по причине смерти, боясь того, что будет съедена монстром, но всё же добровольно решившись на такой шаг. Я разработала план, который сподвигнет деву взять на себя такой риск. Он заключается в том, чтобы заставить её думать, что жизнь её отца в опасности и нет иного пути спасти его. Я знаю о том, что она попросила старика привезти ей всего лишь одну розу, чтобы уберечь его от ненужных трат, в то время как её сёстры загрузили его различными расточительными поручениями. Увидев благоприятную возможность получить розу для любимой дочери, он естественно попытается сорвать её. Поэтому спрячься в этой беседке и схвати его в тот момент, когда он сорвёт цветок, пригрозив ему смертью, если он не отдаст тебе одну из своих дочерей, а лучше, чтобы она пожертвовала собой согласно указанию злой Феи. Этот человек имеет ещё пять других дочерей, помимо той, что предназначена для тебя. Но ни у одной из них нет ни смелости ни благородства, чтобы выкупить жизнь отца за счёт своей собственной. Лишь Красавица способна на столь благородный поступок». Я тщательно выполнил все указания Феи. И вы уже знаете, прекрасная Принцесса, каков был результат. Чтобы спасти свою жизнь, купец пообещал мне всё, о чём я его просил. Я видел как он уехал, однако, не думал, что он возвратится назад с вами. Я надеялся, что это произойдёт, но был далёк от уверенности. Какие же муки я пережил в течении того месяца, о котором он умолял меня! Я страстно желал того момента, когда он подойдёт к концу, чтобы предаться чувству разочарования, поскольку не мог представить себе, что молодая, прелестная и обворожительная девушка сможет набраться храбрости и сама придёт к монстру, веря, что скоро станет его жертвой. Даже если предположить, что у неё хватило бы силы духа, чтобы сделать это, ей также было необходимо остаться со мной без какого-либо сожаления о предпринятом. Это казалось мне непреодолимым препятствием. Кроме того, как она могла решить остаться в замке, где живёт такое ужасное чудовище и не умирать от страха? Так я предавался печальным мыслям, в которых проводил свою жизнь и никогда я ещё не был более жалок, чем тогда. Однако, месяц подошёл к концу и моя покровительница объявила мне о вашем прибытии. Вы несомненно помните, с какой торжественностью были встречены. Не смея выразить свою радость словами, я прибегнул к помощи великолепной демонстрации, пытаясь тем самым показать вам свою радость. Фея, заботясь обо мне, снова напомнила мне о том, чтобы я оставался неузнанным. В независимости от того, какому ужасу я мог бы подвергнуть вас, или же той доброте, которая могла быть проявлена вами в отношении меня, - мне строго настрого было запрещено пытаться угодить вам или показывать вам свою любовь и таким образом раскрыть кто я. Всё что я мог сделать, это лишь продемонстрировать чрезвычайное великодушие, которое, по счастью, злобная Фея забыла запретить мне проявлять. Все эти правила казались мне трудновыполнимыми, но я был вынужден следовать им. Несмотря на это, я всё же решил навещать вас каждый день на несколько минут, но избегать затяжных разговоров. Я сделал это потому, чтобы не допустить своему сердцу проявить хоть малейший знак привязанности. Вы прибыли, прекрасная Принцесса, и произвели на меня эффект, противоположный тому, что должно быть мой ужасный внешний вид произвёл на вас. Увидев вас, я немедленно влюбился. Я дрожал, войдя в вашу комнату, но моя радость многократно увеличилась, когда я обнаружил, что вы смотрели на меня с меньшим страхом, нежели когда я смотрел сам на себя. Я переполнился восторгом, услышав как вы сказали, что остаётесь со мной по своей воле. Под влиянием самомнения, которое я сохранил, даже пребывая в такой отвратительной форме, я полагал, что вы не нашли меня таким омерзительным, как того ожидали. Ваш отец уехал от сюда, будучи чрезвычайно довольным. Однако та симпатия, что вы проявили ко мне и которая, по-моему мнению, была следствием вашего странного вкуса, только увеличила мою печаль. Ваша манера поведения, ваша рассудительность и сдержанность при разговоре, одним словом, всё в вас говорило мне о том, что вы подчинялись лишь велениям своего разума и сознания, поэтому я чувствовал, что нет никакой надежды на то, что вы сможете влюбиться в меня. Я был в отчаянии, не имея возможности использовать средства, которые бы продемонстрировали вам то, что я чувствую, а то поведение, что было специально предусмотрено для меня Феей, было полно грубости и глупости. Напрасно я пытался объяснить ей, что было бы весьма странным ожидать от вас принять моё предложение, тем самым, позволив мне спать с вами. Она лишь ответила мне: «Будь терпеливым и стойким, а иначе всё пропало». Однако, чтобы компенсировать мои глупые разговоры, Фея поведала мне, что собирается придумать для вас множество развлечений, а мне дать счастье постоянно лицезреть вас не вселяя в вас ужас и без возможности быть принужденным сказать какую-либо грубость. Благодаря ей, я стал невидимым и тем самым получил удовлетворение видеть вас. Одни духи, что прислуживали вам, были скрыты от вашего взора подобно мне, другие же принимали обличье различных животных. Более того, Фея завладела вашими снами, сделав так, что вы могли созерцать моё естественное обличье, а также каждый день направляя ваше внимание к моим образам на различных портретах. К тому же, она позволила мне разговаривать с вами в ваших снах в моей естественной манере. Ведя с вами такие запутанные разговоры, я пытался открыть вам свой секрет и метод снятия заклятья, на который Фея пыталась сподвигнуть вас. С помощью звёздного зеркала я мог наблюдать все эти беседы и знать всё, о чём вы думали либо говорили сами себе. Однако, это положение не делало меня счастливым. Я был один в стране сновидений, в то время как мои несчастья были реальными. Великая любовь, которую вы пробудили во мне, принудила меня жалеть о той сдержанность под которой я жил. Но моя участь стала ещё более мрачной, когда я понял, что все эти прекрасные зрелища больше не производят на вас должного впечатления. Я видел ваши слёзы, которые терзали моё сердце и доводили меня до отчаяния. Когда вы спросили меня о том, были ли мы одни в этом замке, я был на грани того, чтобы сбросить притворную глупость и красноречиво рассказать вам кто я есть на самом деле. Если бы я предпринял такой поступок, вы верно удивились бы моим словам, но быть может решили, что я не такое грубое существо, каким казался до этого. Однажды, когда я рассчитывал открыть вам всю правду, Фея, невидимая для ваших глаз, появилась передо мной. Её угрожающая поза испугала меня и заставила замолчать. Святые Небеса! Знаете ли вы почему? В тот момент, она приблизилась к вам с клинком в руке и сделала мне знак, что первое произнесённое мной слово лишит вас жизни. Я так оробел, что снова нацепил на себя маску глупости, под которой должен был находиться согласно её приказу. Но это был ещё не конец моих испытаний. Вы выразили желание увидеться со своим отцом и я без колебаний дал вам разрешение. Мог ли я хоть в чём-то отказать вам? Ваш отъезд для меня стал началом моей гибели , и если бы не наблюдательность Феи, я бы никогда не пережил его. Всё это время, пока вас не было, эта великодушная душа ни на минуту не покидала меня. Она не дала мне свести счёты с жизнью, что без неё я бы обязательно сделал, не смея надеяться на ваше возвращение. Время, которое вы провели в этом дворце, было для меня невыносимым, по сравнению с тем, когда вы только прибыли сюда. Более чем когда либо я смотрел на себя как на живое ничтожество и у меня не было никакой надежды рассказать вам кто я. Мне нравилось бродить по вашим любимым местам, но моя печаль удваивалась, когда я не находил вас там. Вечерние часы, которые я обычно проводил кратко беседуя с вами, только увеличивали моё горе и мне всё труднее становилось нести бремя своего проклятья. Те два месяца – самые длинные в моей жизни, подошли к концу, но я не видел признаков того, что вы вернулись. Моя скорбь достигла своего апогея и даже Фея не могла помешать мне предаться глубокому отчаянию. Все меры предосторожности, которые она предприняла, чтобы спасти мою жизнь, были бесполезны. Я знал верный способ как избежать её помощи, который заключался в том, чтобы отказаться от еды и питья. Благодаря магии, она некоторое время могла поддерживать мои силы, но, несмотря на то что на меня были потрачены все имеющиеся заклинания, я всё же становился слабее с каждой минутой. Наконец, мне оставалось жить всего лишь миг, когда ваше прибытие вырвало меня из лап смерти. Ваши драгоценные слёзы, более эффективные, чем все микстуры, задержали мою душу в тот момент, когда она уже покидала тело. Услышав причитания о том, как я дорог вам, я постиг совершенное блаженство, которое достигло своего пика, когда вы решили принять меня как мужа. Но несмотря на это, мне всё ещё не было разрешено раскрывать вам свой секрет и Чудовище легло спать рядом с вами не смея рассказать о том, что оно есть Принц. Все мои тревоги улетучились, едва я лёг в постель. Вы видели как я немедленно впал в летаргию, которая закончилась только с прибытием Феи и Королевы. Когда я проснулся, то обнаружил себя таким, каким вы меня сейчас видите, и не понимающим как именно произошло изменение. Вы сами свидетель того и всего что произошло в дальнейшем. Вы не можете себе и представить ту боль, вызванную неуступчивостью моей матери, несогласной с нашим браком, какого мы с вами так желали, и который был так прекрасен для меня. Я решился, Принцесса, снова стать монстром, чтобы не потерять надежду остаться мужем такой хорошей и обворожительной девушки, как вы. Даже если бы секрет вашего рождения никогда бы не раскрылся мне, моя благодарность и моя любовь сделали бы меня самым счастливым мужчиной на свете.

Так Принц закончил своё повествование. Красавица, хотевшая что-то сказать ему в ответ, была прервана громким криком, и грохотом военной музыки. Все эти звуки могли говорить о надвигающейся опасности. Принц с Красавицей выглянули в окно, и то же самое сделали вернувшиеся с прогулки Королева и Фея. Они увидели, что весь этот шум вызван прибытием того, кто, судя по внешнему виду, был никто иной как сам Король. Окружающий его эскорт выглядел очень богато, а сам он держался с необыкновенным величием, соответствуя проявленному вокруг него торжеству. Идеальная осанка этого Принца, хотя и находившегося уже в зрелом возрасте, показывала, что в молодости он, должно быть, не имел себе равных. За ним следовали двенадцать телохранителей и несколько придворных в охотничьих костюмах. Все они, как и сам Король, были крайне удивлены, увидев незнакомый им замок. Он был принят невидимыми духами также пышно, как если бы находился в своих собственных владениях. Были слышны крики радости и туш, но не было видно присутствия ни единого человека. Увидев его,Фея, повернувшись к Королеве, сказала: «Вот и Король, отец Красавицы и ваш брат! Он меньше всего ожидает увидеть вас здесь. Но обнаружение своей дочери, которую он давно считает умершей, обрадует его более всего. Он оплакивает её потерю ничуть не меньше, чем потерю своей жены, о которой до сих пор хранит самые тёплые воспоминания». Услышав эти слова, Королева и Принцесса с нетерпением спустились во двор, чтобы скорей обнять монарха. Король слез с лошади и увидел их приближение, но не мог узнать кто именно вышел поприветствовать его и размышлял над тем, как именно он должен обратиться к ним. В этот момент, Красавица, произнеся слово «отец», упала в ноги Королю, обхватив его колени. Он поднял её, нежно обняв, однако, не понимая почему она назвала его отцом. Он решил, что эта девушка должно быть принцесса-сирота, которая находится в беде и которая пришла умолять его о защите, используя такие трогательные фразы для того, чтобы её просьба была удовлетворена. Только он собирался заверить её, что сделает для этого всё возможное, когда узнал свою сестру Королеву, которая, в свою очередь, обняла его и представила ему своего сына. Она рассказала брату о том, что они с Принцем многим обязаны Красавице, не забыв упомянуть об ужасном происшествии, которое как раз сегодня подошло к концу. Король похвалил молодую Принцессу и пожелал узнать её имя. Но только Королева собиралась ему ответить, как Фея быстро перебила её, спросив Короля о том, не желает ли он вначале узнать имена родителей девушки и, быть может, сам угадает их, если присмотрится к ней внимательнее. «Если бы я мог судить лишь по чертам её лица, - сказал он серьёзно глядя на Красавицу, но, вместе с тем, уронив несколько слезинок, - имя, которым она только что назвала меня являлось бы моим по праву, но, несмотря на внешность и те эмоции, что её присутствие оказывает на меня, я не смею и надеяться на то, что она может оказаться моей дочерью, о потери которой я так долго скорблю, и которая, согласно самым убедительным доказательствам, была растерзана дикими зверями. И всё же, - продолжил он, всё ещё вглядываясь в лицо девушки, - она так похожа на мою горячо любимую и несравненную супругу, которой смерть лишила меня. Как было бы чудесно, если бы передо мной стояла та, что является плодом нашего с ней счастливого союза, узы которого были так быстро разрублены». «Она перед вами, монсеньор, - ответила Фея. – Красавица и есть ваша дочь. Её рождение больше не секрет для всех нас. Королева и Принц уже знают кто она. Единственная причина, по которой я привела вас сюда, так это сообщить вам об этом. Но здесь едва ли подходящее место, для того, чтобы углубиться в детали такого невероятного приключения. Давайте войдём во дворец, где вы сможете немного отдохнуть, а затем я расскажу вам обо всём, что вы желаете знать. Когда ваш восторг по поводу обнаружения такой красивой и добродетельной дочери утихнет, я сообщу вам другую новость, способную обрадовать вас ничуть не меньше».
Король, в сопровождении Принцессы и Принца, был проведён обезьянами-стражниками в специально отведённые ему Феей комнаты, в то время как последняя решила снять заклятье со статуй, сделав их снова способными говорить и рассказать обо всём, что они видели за это время. Так как их судьба сильно волновала Королеву, то Фея предположила, что именно она и должна вернуть их к жизни. Она вложила свой жезл в руку Королевы, которая, действуя под её контролем, описала им в воздухе семь кругов и произнесла следующие слова: «Возвращайтесь к жизни, ваш Король спасён». Немедленно после этого все эти бездыханные фигуры начали двигаться и даже ходить, действуя так же как и раньше и сохраняя лишь смутное представление о том, что с ними случилось. После этой церемонии Фея и Королева вернулись назад к Королю, найдя его разговаривающим с Красавицей и Принцем. По очереди он обнимал их, в особенности свою дочь, кому он сто раз подряд задавал одни и те же вопросы о том, как она спаслась от ужасных животных унёсших её. Будучи переполненным радостью, он постоянно забывал, что она отвечала ему, что ничего не знает ни о произошедшем, ни о секрете своего рождения. Принц, в свою очередь, говорил ему снова и снова в каком огромном долгу он находится перед Принцессой Красавицей, но Король, поглощённый счастьем, не слышал его. Принц также пытался рассказать ему о тех обещаниях, которые Фея заставила его дать ей и умолял ответить согласием на их с Красавицей брак. Именно в такой трогательный момент приход Королевы и Феи прервал их общение. Король вновь обрёл свою дочь, но он до сих пор не знал кому был обязан таким бесценным подарком. «Это всё благодаря мне, - сказала Фея, - и я та, кто также поведает вам обо всём случившемся. Я не хочу ограничивать мои добрые дела просто описав их вам, но у меня есть также и другие новости, которые будут для вас не менее приятны. Потому, великий Король, вы можете отметить этот день как самый счастливый в вашей жизни». Компания, осознавшая наконец, что Фея собирается говорить, немедленно замолчала и выказала необычайное внимание. И потому, чтобы удовлетворить их любопытство, Фея обратилась к Королю: «Красавица, монсеньор, и возможно Принц, единственные здесь, кто не знаком с законами Счастливого Острова, и потому я намереваюсь рассказать им о них. Всем жителям этих островов, и даже самому Королю, дана полная свобода при выборе жён. Единственное что они должны принимать во внимание, так это их собственные предпочтения и склонности. Таким образом, нет никаких препятствий к их счастью. Достоинством этого права стало то, Сир, что вы выбрали себе молодую пастушку, которую однажды повстречали во время охоты. Красота и благоразумное поведение сделали её в ваших глазах достойной такой чести. Любая другая девушка, выросшая в благородном обществе, была бы неимоверно рада стать вашей возлюбленной, но не она! Её добродетель могла бы с презрением отнестись к такому предложению. Однако, вы возвели её на трон и наградили таким титулом, который, казалось, должен был убрать всё её смирение, но вопреки этому, её благородный характер и чистота ума оказались вполне его достойны. Вы прекрасно помните, что никогда не сожалели о сделанном выборе. Её нежность, услужливость и привязанность к вам были эквивалентны очарованию этой личности. Но вы не долго наслаждались счастьем видеть её. Однажды, после того, как она сделала вас отцом Красавицы, вы были обязаны предпринять путешествие на границы вашего королевства для того, чтобы подавить начинавшийся там бунт, о котором вас заранее проинформировали. Именно в этот период, вы с горечью узнали о смерти своей дорогой супруги. Эту потерю вы очень остро переживали, потому что ваша любовь к ней проистекала не только из её красоты , но и из многих других редкостных достоинств её ума, которые вы высоко ценили. Несмотря на юный возраст и скудное образование, которое могла иметь такая пастушка как она, вы нашли её одарённой от природы и чрезвычайно благоразумной, что даже ваши самые способные придворные были удивлены её мудрым советам, которые она вам давала. Она также помогала добиться успехов во всех ваших начинаниях». Король, не способный забыть свою потерю и всегда видевший перед глазами образ дорогой жены, был глубоко тронут услышанным. Однако, Фея, хотя и заметившая его эмоции, всё же продолжила: «Ваши проявленные чувства лишь доказывают, что вы по праву заслужили это счастье. Я больше не буду задерживаться на такой чувствительной для вас теме. Но всё-же должна открыть вам, что эта пастушка была Феей, и никто иной как моей сестрой. Она прониклась глубоким желанием посетить Счастливый Остров, благодаря тому, что много слышала об их очаровании и о мягком характере вашего правления. Однако, желая какое-то время насладиться прелестями деревенской жизни, она приняла облик пастушки. При встрече с вами, она была очарована вашей молодостью и красотой. Удостоверившись в том, что по силе ваш ум не уступает её собственному, она отдала вам своё сердце без какого-либо принуждения. Будучи Феей, она верила, что благодаря своей силе и положению, в любой момент сможет отстранить себя от ваших ухаживаний, если они будут слишком навязчивыми или же, если вы позволили себе воспользоваться тем простым статусом, в котором нашли её. Она не боялась тех чувств, на которые ваша личность могла бы воодушевить её, так как была убеждена в том, что её самоконтроль является достаточной гарантией против ловушек любви. А те испытываемые к вам эмоции, она считала простым любопытством, целью которого было выяснить, существуют ли ещё на земле мужчины, способные любить добродетель ради её самой без какого-либо внешнего украшения. Ибо большинство часто забывает о том, что все эти орнаменты, которые призваны лишь усиливать красоту хороших качеств, могут сыграть роковую роль и приписать тем самым добродетели самые отвратительные пороки». «Поглощённая этой идеей, моя сестра, не спешила отправиться жить в наш общий дом, где она прежде намеревалась обосноваться, наоборот, эта идея заставила её поселиться в маленьком домике, который она построила для себя в уединении в лесу. Именно в этом месте вы нашли её, где она жила под одной крышей с другой Феей, представившейся вам её матерью. Они обе делали вид, что живут за счёт странного иллюзорного стада, которое не боялось волков, поскольку представляло из себя духов, принявших вид овец. В том самом домике она и стала объектом вашего внимания. Находясь под впечатлением, которое моя сестра произвела на вас, вы предложили ей разделить с вами трон и она не смогла отказаться. Теперь вы знаете всю степень обязательств, под которыми вы тогда находились, хотя в то время, вы думали что она обязана всем именно вам». «То, что я рассказываю вам сейчас, лишь служит прямым доказательством того, что согласие стать вашей женой не было вызвано её амбициями. Вы знаете, что мы, Феи, рассматриваем получение престола в славном королевстве лишь как подарок, поскольку наделены такой силой, что можем сделать счастливым кого угодно. Она оценила ваши великодушные манеры и, переполнившись радостью по случаю объединения с таким достойным мужчиной как вы, стремительно вошла в этот союз, не думая об опасностях, каким она могла бы в следствии этого себя подвергнуть. Наши законы запрещают нам вступать в брак с теми, чья сила уступает нашей, в особенности это касается тех, кто ещё не достиг должного возраста, в котором допускается осуществлять власть над другими и наслаждаться правом контроля. До наступления этого периода мы находимся под опекой старших Фей и обладаем единственным правом – сочетаться союзом лишь со святыми мудрецами или Духами, силы которых, по крайней мере, не меньше наших. Однако, правда и то, что достигнув почтенного возраста, мы можем связать себя узами с тем, с кем пожелаем. Но Феи редко пользуются данным преимуществом, поскольку это невозможно сделать не получив при этом какого-либо злословия на наш счёт. Те, достигнувшие возрастного пика, кто всё же поступают так, почти всегда дорого платят за такие безрассудства. Выйдя замуж за молодых мужчин, которые презирают их, они, несмотря на то, что наказание за такой проступок скрыто от посторонних глаз, получают презрительное обхождение от своих мужей, что само по себе является возмездием ничуть не меньшим, а также единственным, что уже невозможно исправить. Это и есть та кара, которой мы можем их подвергнуть. Взаимная неприязнь и дурная слава, которая почти всегда следует за ними в обмен на то, что они совершили, лишает таких Фей желания раскрыть мирянам, от которых они в свою очередь ожидают уважения и внимания, секреты нашего мастерства. Однако, моя сестра не относилась ни к одной из этих позиций. Моей сестре, наделённой таким необыкновенным очарованием, что она могла вдохновить любого мужчину на сильные чувства, не хватало для полного счастья только одного - почтенного возраста. Но она в тот момент не думала ни о чём, кроме любви. Она льстила себе, что сможет сохранить секрет своего брака и на какое-то время ей это действительно удавалось. Мы редко расспрашиваем друг друга о тех Феях, которых давно не видели. Каждая из нас занята своими делами и мы путешествуем по миру, сея добро или зло, в соответствии с тем, к чему мы больше предрасположены. По нашему возвращению домой мы не обязаны отчитываться обо всём что совершили, за исключением тех поступков, за которые чувствуем свою вину. Именно это заставляет нас рассказать о произошедшем. Также, некоторые великодушные Феи, движимые желаньем помочь тяжёлому положению несчастных негодяев и, в следствие того несправедливо преследуемые, могут пожаловаться на обидчика. Короче говоря, лишь какие-то поистине неординарные события могут заставить нас пойти и проконсультироваться с Единой Книгой, в которой автоматически само собой записывается обо всём что мы делаем в тот самый момент, когда действие имело место быть. Мы также обязаны присутствовать на генеральных ассамблеях три раза в год, но так как Феи перемещаются очень быстро, то это дело занимает у нас всего лишь несколько часов». «Моя сестра была обязана «проинформировать трон» - так мы называем этот долг. Всякий раз, когда приходило время сделать это, она отправляла вас на выездную охоту или куда-нибудь ещё. Как только вы уезжали, она симулировала недомогание для того, чтобы остаться одной в своей комнате, или говорила, что ей необходимо ответить на письма, или же просто отдохнуть. Ни в вашем дворце, ни среди нас самих не было никаких подозрений, потому что именно в её интересах было сделать всё так, чтобы никто не догадался о факте замужества. Однако, я знала её секрет. Зная о возможных опасных последствиях предпринятого ею шага, я хотела предупредить сестру об этом, но она так любила вас, что нисколько не сожалела о содеянном и, желая оправдать себя в моих глазах, настояла на том, чтобы я навестила её». «Признаюсь честно, Сир, что ваш внешний вид, если не полностью вызвал меня извинить сестру за её безрассудство, то хотя бы значительно уменьшил моё удивление по поводу произошедшего, но и также увеличил тревогу, заставив меня тем самым держать произошедшее в секрете. На протяжении двух лет её попытка обмана была удачна; но в конце концов она выдала себя. Я должна сказать вам, что совершение определённого количества добрых дел по всему миру является частью наших обязанностей и мы вынуждены отчитываться о них. Когда моя сестра отправляла сообщения, то было замечено, что все её добрые дела ограничивались лишь рамками Счастливого Острова. Некоторые из Фей, будучи злобного нрава, придрались к данному факту и наша Королева, в следствии этого, спросила её, почему она одаривает своими милостями лишь только этот маленький участок земли, ведь можно было быть не столь эгоистичной, тем более, что путешествовать по всей Вселенной, распространяя нашу мощь и славу, входит в обязанности молодой Феи». «Так как это правило не являлось чем-то новым, то у моей сестры не было причин роптать против такого давления, или же найти предлог, чтобы избежать данной обязанности. Потому она пообещала повиноваться. Но её нетерпение увидеть вас снова, страх того, что её долгое отсутствие может быть замечено, а также невозможность выполнения её секретной деятельности в то время, когда она должна была быть при дворе, - всё это помешало ей отсутствовать достаточно долго и так часто, как того требовали её обязательства. Произошло так, что на следующей ассамблее моя сестра не смогла доказать, что за всё это время она была за пределами Счастливого Острова дольше чем четверть часа». «Наша Королева сильно разгневалась на неё, угрожая разрушить остров и, таким образом, предотвратить её постоянные нарушения наших законов. Моя сестра так разволновалась услышав эту угрозу, что даже недалёкие Феи могли бы догадаться почему она так заинтересована в данном роковом регионе. В это самое время злая Фея, та самая, что превратила вас, Принц, в ужасное Чудовище, поняла причину её замешательства и решила открыть Единую Книгу, чтобы найти там важную запись, которая смогла бы дать ей возможность осуществить ужасные замыслы. «Именно там, - воскликнула она, - истина будет найдена и таким образом у нас будет возможность узнать что она в действительности делает!” Сказав так, она, достав и открыв книгу, принялась громко читать всему собранию обо всём, что моя сестра совершала на протяжении прошедших двух лет». «Все Феи подняли ужасный гам услышав об унизительном альянсе и обрушили на мою несчастную сестру самые горькие упрёки. Она была разжалована из ордена Фей и осуждена оставаться пленницей среди нас. Если бы её наказание ограничивалось лишь только первым пунктом, то у неё нашлись бы силы, чтобы утешить себя, но вторая часть приговора, более жестокая, чем первая, заставила её почувствовать всю строгость взыскания. Потеря сана лишь немного задело её, но будучи привязанной к вам крепкими узами любви, она умоляла их с глазами полными слёз не отнимать у неё счастье жить с мужем и дорогой дочерью, пусть и в роли простой смертной». «Её рыдания и мольбы тронули сердца молодых судей и по возникшему ропоту я почувствовала, что если бы данный вопрос был поставлен на голосование там и тогда, она наверняка бы отделалась выговором. Но одна из самых старых Фей, которую мы по причине её крайней дряхлости зовём Матерью Времён Года, не дала Королеве время на ответ и сказала всем присутствующим о том, как она тронута скорбью моей сестры. «Нет оправдания этому поступку, - плакало отвратительное старое создание надтреснутым голосом, - и если оставить его безнаказанным, мы будем каждый день обличать подобные оскорбления. Затронута честь всего ордена Фей. Это несчастное существо из-за привязанности к земным вещам не жалеет о потере своего положения, которое поставило её выше всех королей, подобно тому, как короли имеют власть над своими подданными. Она поведала нам, что её любовь, страхи и желания направлены на никчёмную семью. И потому, именно через эту привязанность мы и должны её наказать. Дайте её мужу возможность оплакивать её! Дайте возможность её дочери узнать позор, проистекающий из этого запрещённого альянса, сделав её невестой монстра, чтобы тем самым искупить безрассудство матери, которая, видимо, была слишком легкомысленной, поскольку позволила себе очароваться скоротечной и презренной красотой простого смертного». Эти жестокие слова заново возродили гнев у многих присутствующих, которые ранее казались склонны проявить милосердие. Тех же, кто продолжал жалеть мою сестру оказалось слишком мало, чтобы пытаться выразить какой-либо протест. Потому приговор был приведён в исполнение со всей суровостью. Даже наша Королева, чьё лицо ранее выражало сострадание на мольбы сестры, теперь снова приняло серьёзный вид. Она отдала свой голос в пользу ходатайства злой старой Феи. Ваша жена, однако, всё ещё пыталась аннулировать это жестокое решение, стараясь тронуть сердца судей и оправдать свой акт замужества, описывая наиболее чарующие качества вашей персоны. Но её рассказ лишь воспламенил страсть в сердце той Феи, что воспитывала Принца и открыла книгу. Этот возникший интерес лишь увеличил то чувство ненависти, которое эта противная Фея уже испытывала по отношению к вашей несчастной жене. Не в силах противостоять желанию увидеть вас, она скрыла своё влечение под маской любопытства, дабы узнать заслуживали ли вы такой жертвы со стороны моей сестры Феи. Так как собрание назначило её взять опеку над маленьким Принцем, которого она не смела покинуть, Фея, вдохновлённая любовью, не придумала ничего лучше, чем оставить его на время её отсутствия под присмотром и защитой духов и двух невидимых Фей, которые находились у неё в подчинении. После таких предпринятых предосторожностей, она, отдавшись своим страстям, направилась к Счастливому Острову. Между тем, служанки и стража Королевы были встревожены и удивлены тем, что она так долго не выходит из своей секретной комнаты. Всю последующую ночь, согласно приказу, никто не смел беспокоить её. Но, наконец, их нетерпение выросло настолько, что они сначала громко постучали, и, не услышав ответа, сломали двери, уверенные в том, что с Королевой что-то случилось. Хотя все были готовы к самой страшной развязке произошедшего, тем не менее, не найдя следов её присутствия, их испуг не знал границ. Они звали и искали её повсюду, но всё напрасно. Ничего не найдя, чтобы хоть как-то уменьшить отчаяние, они придумывали тысячи поводов к её исчезновению, каждый из которых был абсурднее предыдущего. Никто не верил, что она могла оставить дворец по собственной воле. Безграничная власть над королевством, которую вы доверили жене, никем не была опровергнута и каждый подчинялся ей с радостью. Великая любовь, которая была между вами, её привязанность к дочери и то участие, что она приняла в отношении своих подчинённых, - все эти обстоятельства указывали на то, что её побег по собственной воле был маловероятен. Но если в её жизни было что-то ещё более ценное, то куда она могла отправиться? С другой стороны, кто мог посметь унести Королеву на глазах у её стражи из центра замка? В этом случае, определить дорогу по которой скрылся похититель, было бы очень просто. Не было никаких сомнений, что случилось какое-то несчастье, хотя обстоятельства случившегося и не были известны. Но что пугало больше всего, так это то, какой эффект данные новости произведут на вас, монсеньор. Те, кто находились в непосредственной ответственности за сохранность Королевы были убеждены в собственной непричастности, но они не были уверены в том, что ваше негодование будет справедливым. Потому, они обдумывали план побега из страны, тем самым признавая себя виновными в произошедшем, либо искали способы сокрытия от вас случившейся катастрофы. После долгих обсуждений они решили действовать согласно плану, который заключался в том, чтобы убедить вас в смерти Королевы. Послав гонца с известием о её внезапной болезни, они, спустя всего лишь несколько часов, послали второго с новостью о её кончине, таким образом не дав вам времени на скорое возвращение, что могло бы помешать предпринятым мерам. Они выказали все почести мнимой умершей во время погребения согласно её титулу, вашей любви и печали всего народа, который обожал Королеву и оплакивал её потерю не менее горько, чем вы сами. Это ужасное происшествие всегда держалось в глубокой тайне от вас, несмотря на то, что каждый житель Счастливого Острова был обо всём осведомлён. Случившееся вызвало такое глубокое удивление, что по неволе стало достоянием гласности. Ваше горе было соразмерно вашей любви и лишь всегда находившаяся подле вас маленькая Принцесса являлась единственной отрадой. Её детская ласковость служила вам утешением и потому вы решили никогда с ней не разлучаться. Она росла обворожительной девочкой, чьё лицо было живым портретом Королевы-матери. Противная Фея – единственная причина свершившегося несчастья, открывшая Единую Книгу и разоблачившая брак моей сестры перед всеми остальными Феями, не избежала расплаты за своё любопытство, придя увидеть вас. Ваши личностные качества и вид произвели на неё то же впечатление, что и на вашу жену некоторое время назад. Однако, несмотря на то, что она была свидетелем позора моей сестры, она всё же пошла по её стопам и желала совершить такое же преступление. Невидимо присутствуя рядом, она не могла покинуть вас и видя вашу безутешность едва ли осмеивала надеяться на взаимность. Она боялась получить презрительный отказ и тем самым опозорить себя, потому не открывалась вашему взгляду, однако, всё время строила планы на этот счёт и надеялась, что у неё появиться шанс присутствовать рядом, а потом возбудить в вас любовь путём демонстрации своих знаний. Всё что ей было нужно, - это найти способ представиться, дабы иметь возможность часто беседовать с вами. Она долго думала над тем, как можно сделать всё это соблюдая необходимые приличия и, наконец, остановилась на следующем плане. В тех окрестностях случилось быть одной Королеве, изгнанной с её владений узурпатором, захватившим и убившем её мужа. Эта несчастная леди бродила по миру ища приюта и желавшая отомстить. Фея увезла её в безопасное место и уложив спать, приняла её обличье. Вы знали ту даму, Сир, - это была никто иная, как Фея, пришедшая и бросившаяся к вашим ногам, умолявшая вас о защите и помощи в наказании захватчика – убийце её мужа, о потери которого она скорбит так же велико, как и вы о потере Королевы. Она поклялась вам, что желает отомстить лишь из-за чувства великой любви к супругу, добавив, что с радостью отречётся от своих прав на корону в вашу пользу, взамен на оказанную вами помощь. Те кто несчастны, полны жалости друг к другу. Вы с готовностью решили принять участие в её бедах, поскольку чувствовали, что она не только разделяет с вами опыт горькой потери любимого человека, смешивая слёзы, но и непрерывно разговаривает с вами о Королеве. Вы предоставили ей защиту и немедленно решили вернуть ей её законный трон, наказав узурпатора и бунтарей. Но когда всё было сделано, она не спешила вернуться в свою страну, и тем самым покинуть вас. Найдя причину остаться в беспокойстве за сохранность своей жизни, она умоляла вас править вновь обретённым королевством от её имени, поскольку природное великодушие не позволило вам принять такой подарок. Взамен на это, она лишь молила о возможности проживать в замке. Ваше доброе сердце не смогло отвергнуть данную просьбу. Хорошо зная, что маленькая Принцесса была объектом привязанности вашей души, Фея сделала всё так, что вы сами стали желать её присутствия. Она притворилась, что испытывает к ребёнку сильную любовь, не выпуская его из своих рук. Предвидя предложение, которое вы собирались сделать ей, она настоятельно просила вас доверить ей воспитание Принцессы, говоря, что уже считает девочку своей родной дочерью, которая будет её единственно горячо любимой преемницей, поскольку та напоминает ей родное дитя, погибшее вместе с мужем от рук узурпатора. Это предложение показалось вам настолько благоприятным, что вы не только без колебаний отдали Принцессу на её попечение, но и даже вверили ей полный контроль над ребёнком. Она в таком совершенстве выполняла свои обязанности, с таким талантом и напускной привязанностью, что полностью завладела вашим доверием. Вы относились к ней с чувством братской любви, но это было совсем не то, что она хотела. Стать вашей женой, являлось её единственным желанием и она не пренебрегала ничем для достижения этой цели. Но даже если бы вы до этого никогда не состояли в браке с одной из самых прекрасных Фей, эта леди всё равно никогда бы не смогла вдохновить вас на чувство любви. Облик, который она приняла, не мог сравниться с тем, что уже занял своё место в вашем сердце, а будучи от природы уродливой, у неё хватало сил обрести прекрасную форму всего лишь на один день в году. Зная об этом обескураживающем факте, в целях добиться успеха, она решила использовать иные средства, нежели красоту. Потому Фея стала плести тайные интриги с некоторыми из придворных, чтобы вынудить их просить вас снова жениться, указав на неё, как на наиболее подходящую персону. Но она позволила себе проронить сомнительные высказывания, пытаясь озвучить то, что вы чувствуете, дав вам возможность, тем самым, легко обнаружить кто именно скрывается за настойчивыми и докучающими вас просьбами. Поэтому вы ясно дали понять, что не желаете слышать о мачехе для своей дочери, ставя её тем самым в подчинённое положение и давая возможность потерять свой высокий титул единственной наследницы вашего трона. Вы также намекнули подставной Королеве, что ей лучше вернуться в свою страну как можно скорее, обещая ей, что как только она обоснуется у себя в королевстве, вы будете счастливы оказать ей необходимую помощь, которую она по праву может ожидать от верного друга и великодушного соседа. Вы также добавили, что если Королева не последует данному совету по доброй воле, то тем самым рискует быть вынужденной сделать это. Это было непреодолимое препятствие, благодаря которому вы разрушили все её любовные планы и вызвали в ней огромную ярость. Но она изобразила такое равнодушие к поставленному вопросу, что ей удалось убедить вас в том, что всему виной её чувства честолюбия и страха, вышедшие из под контроля, и что она делала так лишь из расчёта не дать вам завладеть её королевством. Таким образом, она предпочла выставить себя лицемерной обманщицей, ранее со рвением предлагавшей вам свои земли, нежели обнажить перед вами свои истинные мотивы. Но её гнев от того лишь только усилился. Естественно, что по собственным соображениям виновницей случившегося она посчитала Красавицу, которая, как она полагала, склоняет ваш ум на свою сторону более, чем заботы о государстве, ведь вы отвергли возможность увеличить вашу империю таким славным путём, и она возненавидела её за каждое проявление разума так сильно, как когда-то вашу жену. Фея зашла так далеко, что решила избавиться от девочки, веря в то, что если бы та умерла, то ваши подданные возобновили свои просьбы о браке, чтобы тем самым обеспечить трон наследником. Но она не задумалась над тем, что была уже не в том возрасте, чтобы гарантировать вам потомство. Хотя, Королева, чей облик она приняла, благодаря своей молодости имела возможность родить ещё множество детей. Фея также считала, что её уродство не является препятствием к браку, при котором оба партнёра величественны и обладают властью. Несмотря на сделанное вами официальное заявление, всё же было много людей которые полагали, что если бы ваша дочь умерла, то вы бы в конце концов уступили давлению ваших советников. В этом случае считалось, что ваш выбор безусловно падёт на эту фиктивную Королеву, окруженную бесчисленными льстецами. Вскоре, с помощью одного из таких прихлебателей, чья жена была столь же дурного нрава, как и он сам, эта ужасная Фея спланировала гибель вашей дочери. Некоторое время перед этим, она назначила жену этого паразита гувернанткой Принцессы. Затем они договорились между собой задушить дитя и выдать это за случайность. Чтобы обезопасить себя, они решили сделать это в близлежащем лесу, таким образом никто не смог бы помешать им привести в исполнение своё варварское дело. Они рассчитывали, что никто не узнает об этом и не сможет обвинить их в бездействии перед тем, как ребёнок погибнет, в то же время имея хорошее оправдание, заключавшееся в том, что они будут слишком далеко от замка. Предполагалось, что муж этой горничной, как только Принцесса умрёт, пойдёт искать помощь и потому ни у кого не будет ни малейшего подозрения в их причастности, и всё было устроено так, что по его возвращению к месту, где он оставил невинную жертву в руках этих ведьм, он выразит необычайное удивление тому, что прибыл слишком поздно. Этот жестокосердный тщательно репетировал эмоции печали и испуга, которые он позднее должен был изобразить. Моя несчастная сестра, лишённая мистической силы и обречённая на грубость в ужасной тюрьме, попросила меня сделать всё возможное, чтобы утешить вас и защитить её ребёнка. Эта предосторожность была излишней. Узы родства, существовавшие между нами и жалость, которую я испытывала по отношению к ней, - всего этого сполна бы хватило, чтобы обеспечить вам моё ревностное покровительство. Я посещала вас так часто, как только моё благоразумие могло мне позволить, поскольку не хотела брать на себя риск возбудить подозрения нашего общего врага, который, в свою очередь, осудил бы меня как ту, чья любовь к сестре доминирует над честью нашего ордена и как ту, что обеспечивает защиту простым смертным. Не пренебрегая ничем, чтобы убедить остальных Фей в том, что я бросила свою сестру в её несчастье, обеспечивало мне с каждым разом всё больше доверия с их стороны и потому больше свободы в действиях, направленных на её благо. Каждое движение вашей двуличной поклонницы было не только под моим неусыпным контролем, но также под наблюдением одного из преданных мне Духов, и именно так я узнала об её одиозном намерении. Я не могла противостоять ей открыто, несмотря на то, что была в силах уничтожить тех, в чьи руки она вверила несчастное маленькое создание. Ибо, если бы я унесла ребёнка, злобная Фея снова бы отняла его у меня, не дав мне возможность защищаться. Между нами существует закон, который гласит, что нам должны быть от роду хотя бы тысячу лет, прежде чем мы сможем противостоять старшим в решении какого-либо дела, за исключением того, когда мы прошли испытание змеиным периодом. Опасности, которые сопровождают это состояние, побуждают нас называть их Хрониками Страха. Даже самые храбрые из нас содрогаются от одной мысли о том, чтобы предпринять этот шаг, и мы долго колеблемся, прежде чем решим подвергнуть себя таким рискам. Лишь некоторые из нас, кто не желает дожидаться наступления определённого возраста в случае экстренных причин, подобно неистовой ярости, любовной страсти или желания отомстить, приобретают эту желаемую привилегию столь опасным путём, на котором большинство Фей погибают. Я придерживалась мнения меньшинства и хотела пройти испытание, но мне оставалось всего лишь десять лет до завершения моего первого тысячелетия, и потому, единственным средством в данной ситуации была лишь хитрость, которую я успешно применила. Приняв облик медведицы и спрятавшись в лесу, недалеко от того места, где должен был свершиться отвратительный акт убийства, я набросилась на женщину в тот самый момент, когда она была готова задушить дитя. Испугавшись, она выронила драгоценную ношу, но я была не склонна дать ей уйти. Негодование, которое я почувствовала, увидев ужасающее действие, привёл в ярость то животное, чей облик я приняла. Придушив этих двух мерзких негодяев, я, сняв с Красавицы все одежды, испачкала их в крови её врагов, разорвала на клочки и разбросала их по всему лесу, чтобы никто не догадался о том, что Принцесса могла сбежать. После этого я, довольная успехом, ушла и унесла ребёнка с собой. Фея поверила в то, что её цель была достигнута. Смерть двоих соучастников была для неё преимуществом и мало отличалась от той награды, которую она уже подготовила, собравшись предать их смерти после исполнения позорной услуги. Отныне, лишь она одна хранила секрет произошедшего. Было и другое обстоятельство, которое благоприятствовало ей. Несколько пастухов стали свидетелями свершившегося, наблюдая издалека. Несмотря на то, что они сразу поспешили к месту события, по пути громко зовя на помощь, они прибыли туда лишь тогда, когда пресловутые негодяи были мертвы. Это свидетельство развеивает подозрения в злонамеренности случившегося.
Тем не менее, те же самые обстоятельства были выгодны и для моего предприятия. Злобная Фея была полностью убеждена в смерти девочки, как и остальные. Событие выглядело столь натурально, что ей никогда не приходилось сомневаться в его подлинности, более того, она даже не соизволила использовать мистическую силу, чтобы проверить достоверность произошедшего. Я была очень обрадована этим, поскольку, если бы она попыталась вернуть себе маленькую Принцессу, то я не смогла бы оказать ей сопротивление, потому что, как я уже объяснила вам ранее, она была много старше меня и много могущественнее. Вы также передали ей все права опеки и лишь вы один могли лишить их её, потому, без вашего вмешательства, никто не смог бы освободить её от тех полномочий, которые она несла до момента свадьбы Принцессы. Разрешив эту проблему, у меня появилась новая, когда я вспомнила о том, как Мать Времён Года приговорила мою племянницу выйти замуж за монстра. Но, поскольку Принцессе на тот момент было всего лишь три года, я надеялась, что ещё можно найти метод спасения в моих книгах, предотвратив тем самым проклятье от буквального исполнения, либо найдя возможность вообще избежать его, или как-то уклониться. У меня было много времени, чтобы подумать над этим, поэтому я, для начала, полностью погрузилась в поиски подходящего места для безопасного сокрытия порученной мне ценности. Всё было необходимо сделать в глубокой тайне. Я не смела поместить её ни в замке, ни окружить каким-либо великолепием. Наш враг сразу же бы заметил это, и таким образом, я бы лишь разбудила его тревогу, что привело бы всех нас к погибели. Я подумала, что было бы лучше предстать в простых одеждах и уверенно доверить ребёнка первому, кого бы я посчитала состоятельным и под чьей крышей он мог бы иметь всё необходимое для жизни. И вскоре мне предоставился благоприятный шанс. Я нашла то, что мне идеально подходило. Это был маленький дом в деревне. Дверь его была открыта. Я вошла. Казалось, он принадлежал простому крестьянину. В свете лампы я увидела троих, спавших рядом с колыбелькой, где, как я предполагала, находился ребёнок. Эта колыбелька не имела ничего общего с простой обстановкой комнаты. Она была необыкновенно дорогой и роскошной. Я решила, что маленькое существо в ней должно было быть больным, и что глубокий сон, в который провалились няньки, был следствием долгих хлопот о нём. Бесшумно приблизившись с намерением помочь младенцу, я с радостным нетерпением ожидала увидеть неимоверное удивление проснувшихся женщин и обнаруживших, что их больной поправился. Я поспешила взять ребёнка из колыбели, чтобы вдохнуть в него новую жизнь, но мои добрые намерения были напрасны, поскольку в тот момент, когда я коснулась его, он был уже мёртв.
Внезапная смерть этого дитя, которое по счастливому совпадению тоже было девочкой, немедленно осенила меня идеей подменить его моей племянницей. Таким образом, у меня появилась удачная возможность реализовать своё желание. Обрадованная предоставившимся случаем, я унесла безжизненное тельце малыша, похоронив его согласно всем надлежащим правилам. Затем, я вернулась в дом и громко постучала, чем разбудила спящих женщин. Копируя деревенский акцент, я сказала им, что была пришлой в этих краях и умоляла о ночлеге. Они милостиво разрешили мне остаться, а затем вернулись к заботам о ребёнке, обнаружив, что он спит здоров и невредим. Они были удивлены и обрадованы, не догадываясь о том обмане, что я совершила над ними. Женщины рассказали мне, что эта маленькая девочка есть дочь богатого купца и что одна из них когда-то была её кормилицей, которая вернула ребёнка родителям после отлучения от груди. Но на дом купца обрушилась болезнь, и потому он отослал её обратно в деревню, в надежде, что смена воздуха поможет выздоровлению. С сияющими лицами женщины говорили, что эксперимент удался, произведя эффект на дитя много лучше, чем все те средства, что были испробованы на нём прежде родителями. Они решили отнести девочку отцу на рассвете, тем самым не только поспешив обрадовать его чудесной новостью исцеления ребёнка, но и в надежде получить хорошее вознаграждение, которое они от него ожидали, поскольку купец был чрезвычайно привязан именно к этой девочке, несмотря на то, что она была самой младшей среди всех его двенадцати детей. На рассвете женщины отправились в путешествие, а я притворилась, что продолжаю своё, поздравляя себя с тем, что так удачно всё обставила для своей племянницы. Чтобы полностью обеспечить её безопасность, и в целях возможного повышения симпатий предполагаемого отца к маленькой девочке, я приняла облик одной из тех, кто ходит и рассказывает людям об их судьбе. Нарядившись так, я последовала за няньками к двери купца и войдя вместе с ними в дом. Отец встретил их с огромной радостью и взяв дитя на руки стал настолько доверчив в отеческой привязанности, что твёрдо уверовал в то, что он держит на руках своё собственное дитя. Я ухватилась за этот момент, чтобы возбудить привязанность к младенцу. «Присматривайте за ней хорошенько, мой господин, - сказала я ему на языке тех, чей образ приняла, - она принесёт вашей семье великую славу и станет источником несметного богатства для вас самих, а кроме того, она будет той, кто спасёт не только вашу жизнь, но жизнь всех ваших детей. Она вырастет такой красивой и очаровательной, что каждый кто увидит вашу дочь, будет называть её не иначе, как Красавица». В награду за моё предсказание, купец дал мне кусок золота и я ушла довольная собой.
Итак, у меня не осталось поводов для того, чтобы и далее иметь дело с отпрысками Адама. Чтобы немного отдохнуть, я вернулась в Страну Фей и решила задержаться там на некоторое время. Я спокойно жила, коротая время за утешениями моей сестры и рассказывая новости о её любимой дочери. Я уверила её, что вы до сих пор помните и лелеете воспоминания о ней с той же нежностью, с какой вы относились к ней до её заточения. Так обстояли дела, великий Король, в тот момент, когда вы страдали от новой напасти, лишившей вас вашего ребёнка, и которая вновь возобновила тоску по жене. Несмотря на случившееся, вы не могли открыто обвинить в причине произошедшего ту, которой сами поручили Принцессу, однако и доверия в вас фиктивная Королева уже не вызывала. И хотя её причастность была лишь частичной, всё же полностью оправдать ей свою преступную халатность не представлялось возможным. Когда приступы вашего горя немного утихли, Фея имела наглость вообразить себе, что теперь не осталось никаких преград для того, чтобы вы смогли жениться на ней. Она послала к вам своих шпионов, чтобы возобновить предложение, но была глубоко разочарована и огорчена, когда узнала, что вы не изменили своему ранее принятому решению не вступать в повторный брак, но даже если бы и дали на то согласие, то конечно же выбор пал не на неё. Это заявление вы сопроводили судебным приказом, который постановил, что Королева незамедлительно обязана покинуть ваши владения, поскольку её присутствие постоянно напоминает вам о вашей дочери и с новой силой возобновляет вашу печаль. Таким образом, по крайней мере, у вас появилась причина для предпринятых действий, хотя фактическая цель заключалась в том, чтобы положить конец её интригам. Пребывая в неистовой ярости, Фея всё же была обязана подчиниться без возможности отомстить за себя. Я уговорила одну из моих самых старых товарок защищать вас. Сила этой Феи была огромна, так как она не только пребывала в должном возрасте, но и прошла все испытания змеиного периода целых четыре раза. Ведь, принимая участие в прохождении, возрастают не только опасности, но и награды. Эта Фея, из уважения ко мне, взяла вас под свою защиту и предотвратила причинение вам какого-либо вреда вашей возмущённой поклонницей. Что оказалось неудачей для злой Феи, обернулось преимуществом для Королевы, чей облик она приняла, дав ей возможность очнуться от магического сна. Злая Фея скрыла от неё преступное использование её образа и выставила себя перед ней в наилучшем свете. Она подробно остановилась на всех добрых делах, что сделала для Королевы, а также на трудностях от которых она её избавила, дав ей благотворный совет о том, как лучше удерживать своё влияние в будущем. Именно тогда, стремясь утешить себя за проявленное к ней вами безразличие, Фея вернулась к молодому Принцу и возобновила опеку над ним. Она обожала и страстно любила его, но не добившись от него ответных чувств, оставила его претерпевать ужасные последствия своего гнева. В то же самое время наступил момент, когда я достигла своего первого тысячелетия. Мои силы значительно увеличились, но из-за большого желания помочь своей сестре, а также вам, я воздержалась использовать их, опасаясь, что этого может быть недостаточно. Связывающая с вами дружба, вдохновила меня на прохождение змеиного периода, несмотря на все сопутствующие ему тяжёлые испытания. Превратившись в змею, я удачно миновала их без каких-либо несчастных последствий. И только после этого у меня появилась возможность действовать открыто на стороне тех, кто был гоним злонамеренными Феями. Если я и не могла навсегда разрушить их мощные заклятья, то по крайней мере была способна уменьшить их силу за счёт тех ресурсов, которые в данный момент я имею в распоряжении, а также благодаря моим советам. Не всем многочисленным родственникам моей племянницы, с кем она жила под одной крышей, я могла отдать предпочтение. Но, тем не менее, стараясь не проявлять к ней повышенное внимание, чтобы не быть замеченной, я решила, что лучше оставить её дочкой купца. Я навещала Красавицу, принимая различные обличья и всегда возвращаясь довольной. Её добродетель и красота были соразмерны её мудрости. Несмотря на то, что ей было всего четырнадцать лет, она уже обнаружила в себе силу духа, достойную восхищения, когда Фортуна отвернулась от её приёмного отца. Я была очарована, обнаружив, что даже самые жестокие неудачи не смогли разрушить спокойствие её ума. Напротив, с помощью жизнерадостности и изящной лёгкости её разговоров, она пыталась восстановить спокойствие в сердцах своего отца и братьев. Я также имела удовольствие отметить, что её проявленные чувства были достойны её рождения. Данные приятные размышления, однако, были отмечены горечью, когда я вспомнила, что этому совершенному очарованию суждено будет достаться монстру. Я работала день и ночь, прилагая все усилия, чтобы найти способы её спасения от такого несчастья и пребывала в полном отчаянии, так и не сумев ничего придумать. Однако, эта тревога не мешала мне наносить вам случайные визиты. Ваша жена, лишённая свободы, умоляла меня непрерывно посещать вас, несмотря на ту защиту, которой обеспечил вас наш общий друг. Её любовь являлась причиной постоянного беспокойства и она всегда боялась, что тот момент, когда меня не было рядом с вами, являлся последним в вашей жизни, поскольку именно тогда наш враг мог обрушить на вас весь свой гнев. Это чувство завладело ею настолько, что она не давала мне ни секунды на отдых. Только я приносила ей новости о вас, как она тут же так горячо просила меня вернуться к вам снова, что мне было невозможно отказать ей.
Тронутая её великой печалью и желая покончить с этим, чтобы тем самым обезопасить себя от создавшейся проблемы, я использовала против нашего бессердечного врага то же самое оружие, что он когда-то предпринял против вас. Я решила открыть Единую Книгу. Благодаря счастливой случайности, это произошло в тот самый момент, когда злая Фея беседовала с Королевой и Принцем – разговор, закончившийся внезапной трансформацией. Я слышала всё, что имело место быть и невероятно обрадовалась, обнаружив, что своим проклятьем ей удалось разрушить эффект того вреда, что Мать Времён Года причинила нам, обрекая Красавицу быть женой монстра. Но мой наиболее полный восторг вызвали поставленные условия, столь выгодные для нас. Казалось, буд-то бы она сделала это намеренно лишь ради меня, дав, тем самым, дочери моей сестры возможность доказать, что она достойна быть чистокровным потомком Феи. Небольшой жест или мимика, среди нас означает так много, что для разъяснения этого действия простому смертному может уйти три дня. Я произнесла лишь одно слово, вложив в него всё то презрение, на какое была способна. И этого оказалось достаточно, чтобы проинформировать всю ассамблею о том, что своей речью, произнесённой против вашей жены десять лет назад, злая Фея предопределила свою собственную погибель. Любовное увлечение моей юной сестры, было более простительно, нежели для той, кого считали слишком дряхлой. Я говорила о низких и позорных деяниях, сопровождающих старческую страсть и настаивала на том, что множество гнусных поступков были оставлены без наказания, что в свою очередь, может склонить людей считать Фей ошибкой природы, поскольку те причиняют страдания всему человечеству. Показывая им книгу, я сконцентрировала все мои рассуждения лишь в одном слове «Смотрите!» Тем не менее, эффект такой короткой речи был огромен. Среди присутствующих находилось много моих друзей различных возрастов, которые не колеблясь обошлись с немощной влюблённой так, как она того заслуживала. К разочарованию, вызванному невозможностью выйти за вас замуж, был добавлен позор разжалования её из ордена Фей, кроме того она подверглась тому же отношению, что когда-то обрушился на Королеву Счастливого Острова. Это совещание проходило тогда, когда злая Фея разговаривала с вами. Как только она появилась среди нас, ей был изложен результат обсуждений и я имела удовольствие явиться свидетелем этой сцены. После чего, закрыв книгу, я быстро спустилась с облаков, где находиться наша империя, и поспешила побороть и облегчить ваше отчаяние. Это путешествие заняло у меня столько же времени, сколько и ранее произнесенная речь. Я прибыла как раз вовремя, чтобы обещать вам свою помощь. Множество факторов лишь увеличили моё чувство симпатии, что я уже имела к вам. Ваши добродетели и несчастья, - сказала она, обратившись к Принцу, - и были теми преимуществами, которые я желала для Красавицы. Я видела в вас именно того монстра, которого искала. Для меня вы являлись достойной парой и я была убеждена, что когда вы узнаете друг друга, ваши сердца переполняться взаимной верностью. Вы уже знаете, - продолжила она, обратившись к Королеве, - предпринятые мной шаги, для достижения данной цели и те способы, которыми я вынудила Красавицу прийти в это место, где внешний вид Принца и разговоры, которые она вела с ним во снах, контролируемых мной, произвели на неё тот эффект, которого я желала. Они разожгли любовь в её сердце, сохраняя при этом добродетель девушки, а также не нарушая её чувства долга и благодарности, которые привязали Красавицу к монстру. Короче говоря, я смогла создать счастливый конец их истории. К тому же, Принц, - продолжила Фея, - вам теперь не стоит бояться вашего врага. Он лишился своего могущества и никогда уже не причинит вам зла своими чарами. Вы полностью выполнили все те условия, которые злая Фея наложила на вас, но если бы вы не сделали этого, то, несмотря на её вечное заточение, до сих пор бы пребывали в ужасной форме. Вы сумели возбудить любовь к себе не прибегая к помощи своего титула или каких-либо других сомнительных мер. И ты, Красавица, также освободилась от проклятья, наложенного на тебя Матерью Времён Года, добровольно приняв монстра, как своего мужа. Больше нет ничего, что могло бы стать преградой к вашему счастью». Фея закончила своё повествование и Король упал к её стопам. «Великая Фея, - воскликнул он, - как я могу отблагодарить вас за всю ты доброту, что вы пролили на мою семью? Моя признательность за то, что вы сделали для нас всех, много больше того, что я могу выразить. Но моя августейшая свояченица, - добавил он, - положение зятя даёт мне право просить вас оказать ещё одну услугу. Несмотря на то, что я уже в огромном долгу перед вами, я не могу срыть того, что никогда не буду по истине счастлив, лишившись компании моей возлюбленной Королевы Феи. Всё что она сделала и претерпела ради меня, только увеличило мои чувства любви и скорби, каждое из которых в любой момент может усилиться. Ах, мадам, можете ли вы совершить ещё одно доброе дело и позволить мне увидеть её? Просьба оказалась напрасной. Если бы Фея была в состоянии оказать ему такую услугу, то сделала бы это прежде, чем он сам обратился к ней, но она не могла изменить решение совета. Не было ни единого шанса увидеть заключённую, и только Фея собралась осторожно разъяснить ему это, убедив Короля терпеливо ждать непредвиденного случая, когда она будет способна помочь ему, как мелодичная симфония привлекла их внимание и помешала ей продолжить. Король, его дочь, Королева и Принц пришли в восторг, но Фея испытывала чувства другого рода. Эта музыка звучала лишь в момент триумфа Фей и она не представляла себе что-же это могло быть. Страх вызвал в её памяти образ Матери Времён Года и старой злой Феи, которая, во время её отсутствия, возможно получила свободу, чтобы заново возобновить преследование возлюбленных. Её опасения сменились радостью, когда она неожиданно увидела перед собой свою сестру, Королеву Счастливого Острова, окружённую обворожительной группой фей. Она выглядела так же прекрасно, как и в момент потери своего мужа. Монарх, которому не составило труда узнать её, не смог сдержать бережно хранимое чувство любви и обнял её с таким восторгом, что даже сама Королева была удивлена проявлению такого сильного чувства. Фея не могла себе представить, что за чудо послужило освобождению её сестры. Но та рассказала ей, что обязана такому счастью лишь благодаря собственному мужеству, которое вынудило её пожертвовать своей жизнью для того, чтобы сохранить чужую. «Ты знаешь, - сказала она своей сестре, - что дочь нашей Королевы была принята в орден Фей с момента своего рождения. Она обязана своим существованием не земному отцу, но мудрецу Амадабат, союз с кем является честью для любой Феи и чьё могущество превыше нашего, поскольку его знания более возвышенные. Несмотря на этот факт, было предопределено, что его дочь должна стать змеёй, как только она достигнет своего первого тысячелетия. Когда роковой момент настал, наша Королева, переживая за своё дорогое дитя, как и обычная мать, не могла позволить дочери подвергнуть себя многочисленным испытаниям в этой форме, которые могут привести к гибели. Королева имела все причины бояться того, что отсутствия опыта у её ребёнка, который по нашим меркам всё ещё считался маленьким, будет определённым препятствием при прохождении через тяжёлые испытания, тем более, что многие Феи более старшего возраста не в состоянии были сделать это. Несчастная доля, лишившая меня надежды снова увидеть дорогого мужа и дочь, дала мне почувствовать отвращение к собственной жизни. Потому, без каких-либо колебаний, я предложила свою кандидатуру на прохождение тяжёлого испытания змеёй, вместо молодой Феи, с радостью увидев в этом эффективное, быстрое, и в то же время почётное средство избавления себя от обрушившихся несчастий, которое либо обречёт меня на верную смерть, либо на славное освобождение, что снова сделает меня владыкой своих действий и только так я смогу вернуться к своему возлюбленному мужу. Наша Королева, подумав немного над принятием моего предложения и потакая чувству материнской любви, дала своё согласие. Обняв меня сотни раз, она безоговорочно пообещала вернуть мне мою свободу в случае успеха этого рискованного предприятия. Я без проблем прошла через все испытания и результат моих усилий был приписан молодой Фее. После этого, я получила освобождение. Успех моего предприятия воодушевил меня пройти его повторно. И удачно преодолев все опасности, в награду я получила нужный мне возраст, который восстановил мою независимость. Моей первой мыслью при обретении свободы, было лететь сюда и немедленно воссоединиться с дорогой мне семьёй. Как только Королева Фея закончила свой рассказ, её увлечённые слушатели возобновили свои объятия. Это была очаровательная путаница, где все лобызали друг друга, не понимая точно кто перед ними. Красавица была обрадована больше всех, обнаружив свою принадлежность к такому прославленному роду и понимая, что теперь нет никаких препятствий для её союза с Принцем, её кузеном. Несмотря на своё счастье, она не забыла о приёмном отце, которого ранее считала родным. Красавица напомнила своей тёте Фее о том обещании, что та дала ей, позволив купцу и его детям присутствовать на её свадебном торжестве. Она как раз говорила с ней на эту тему, когда неожиданно увидела в окне прибытие шестнадцати наездников, многие из которых имели охотничьи рога. Все они казались сильно растерянными. Было очевидно, что лошади привезли их сюда самостоятельно и это обстоятельство привело новоприбывших в замешательство. Красавица немедленно узнала в наездниках сыновей купца, сестёр и их пятерых возлюбленных. Каждый, за исключением Феи, был удивлён нежданным гостям, но они и сами были удивлены не меньше, обнаружив, что лошади, объединившись по собственной воле, доставили их ко дворцу, скача во весь опор и несмотря на все попытки наездников их остановить. Красавица, забыв про новоприобретённый титул, поспешила встретить их и успокоить. Она ласково обняла всех. Вскоре показался почтенный отец семейства, который, по сравнению со всеми остальными, пребывал в хорошем расположении духа. Когда к его дому пришла лошадь, стуча копытом в дверь и издавая ржание, у него не было сомнений, что она явилась за ним по приказу его дорогой дочери. Оседлав её без страха и с радостью осознав в каком именно направлении она везёт его, он совершенно не удивился, обнаружив себя во дворе замка, который он видел вот уже в третий раз, и к которому, по его убеждению, он был приведён, чтобы присутствовать на свадьбе Красавицы и Чудовища. Увидев дочь, он немедленно устремился к ней с распростёртыми объятиями, благословляя этот счастливый момент, позволивший ему встретиться с ней и щедрость Чудовища, разрешившего ему вернуться. Он искал глазами монстра, намереваясь выразить ему смиренную благодарность за всю ту доброту, которую тот пролил на его семью и в особенности на младшую дочку. Не видя его, купец был опечален, начав думать о том, что быть может ошибся в своих предположениях. Но встретив своих детей, он вернулся к радостным мыслям, так как если бы не празднование такой торжественной церемонии, как свадьба, они все вряд ли бы присутствовали в этом месте. Эти рассуждения купца не помешали ему нежно обнять Красавицу и увлажнить её щёки своими слезами радости. Позволив старику насладиться ликованием встречи, Фея сказала ему: «Полно, достопочтенный, ты уже достаточно приласкал Красавицу, теперь пришло время узнать, что ты должны перестать относиться к ней как к своей дочери, так как честь быть её отцом больше не принадлежит тебе. Теперь ты обязан выражать ей надлежащее почтение, как если бы обращался к своему правителю. Она Принцесса Счастливого Острова и дочь Королевской четы, присутствующей здесь. В скором времени Красавица станет женой этого Принца. А эта дама является Королевой, его матерью и сестрой Короля. Я Фея, друг Красавицы, а также её тётя. Что касается Принца, - добавила она, видя что старик смотрел на неё с лицом, выражающим недоумение, - то ты знаешь его лучше, чем можешь себе представить, несмотря на то, что он сильно изменился с тех пор, когда ты видел его в последний раз. Словом, он тот, кто был Чудовищем». Узнав все эти чудесные новости, отец и его сыновья были очень рады за Красавицу. Однако, сестёр съедала зависть, несмотря на то, что они делали всё возможное, чтобы скрыть сей факт под маской притворного счастья. Что касается их поклонников, которые вернулись к своим первым привязанностям лишь из чувства отчаяния, и которые разрывались противоречивыми надеждами обладания Красавицей, будучи неспособными получить её, то они не знали что и думать. Купец не мог остановить поток слёз, не понимая чем именно он вызван: то ли встречей с Красавицей, то ли печалью потери такой совершенной дочери. Его сыновья переживали те же чувства. Девушка была так глубоко тронута этими знаками любви, что умоляла тех, от кого она теперь зависела, а также Принца, своего будущего мужа, позволить ей наградить столь нежную привязанность. Её мольбы искренне свидетельствовали о доброте её сердца. Гости были нагружены подарками, и, с позволения Королевской четы и Принца, Красавица продолжила ласково называть их так, как и прежде, даже своих сестёр, тем самым обеспокоив последних, ведь она была прекрасно осведомлена о том, что они не родные не только по крови, но и по духу. Взамен, Красавица попросила именовать её точно также, как и ранее, когда они верили, что она является членом их семьи. Купец и его дети получили должности при дворе, достаточно высокие, чтобы быть в почёте и постоянно находиться рядом с ней. Поклонники сестёр, чья страсть могла с лёгкостью вернуться, если бы они не видели всю тщетность того, были счастливы связать себя браком с дочерьми старика и, таким образом, быть причастными к тем, к кому Красавица оказывала такое расположение.
Все те, кого она желала видеть на своей свадьбе, прибыли, и не было смысла откладывать торжество. Ни одно заклятье не обрушилось на Принца в течение следующей ночи, подобно тому, как это произошло ранее, когда Красавица приняла его своим мужем. Много дней прошло в пирах и веселье перед тем, как Фея, тётя молодой невесты, напомнила им всем, что наступило время покинуть это прекрасное место и вернуться в свои владения, чтобы предстать перед своими подданными. Царственные особы должны были вспомнить о своих королевствах и приступить к исполнению своих обязанностей, требовавших их присутствия. Околдованные этим местом, где они находились, переживая радости любви и рассказывая о них, они полностью забыли своё августейшее положение, как и тот долг, который был на них возложен. Новобрачные обратились к Фее с предложением отречься от трона в пользу любого избранного для этого. На это заявление им было сказано, что они находились под обязанностью выполнения своего предназначения точно так же, как и их народ был обязан выказывать им неизменное уважение. Принц и Принцесса уступили этим увещеваниям, но поставили условие, что время от времени им будет позволено приходить и навещать это место, где они смогут ненадолго отвлечься от забот, сопровождающих их титул, и где им будут прислуживать невидимые духи и животные, обитающие здесь. Они пользовались этой свободой так часто, как только могли. Их присутствие, казалось, лишь украшает это место и каждый стремился угодить им. Духи ждали визитов Красавицы и Принца с огромным нетерпением и радостно встречали их, свидетельствуя о том сотнями различных способов. Фея, чья предусмотрительность была выше всяких похвал, подарила им карету, запряжённую двенадцатью белыми оленями с золотыми рогами, и которая выглядела точно также, как её собственная. Эти животные передвигались со скоростью мысли, поэтому любой управляющий ими мог совершить путешествие вокруг мира всего лишь за два часа. Это означало, что влюблённые тратили почти всё своё свободное время на вояж. Они пользовались каждым мгновением, чтобы порадовать себя. Принц и Красавица также часто навещали в этом экипаже Короля Счастливого Острова, к которому, по возвращению Королевы Феи, снова вернулась молодость, и он по красоте и здоровью ничем не уступал своему зятю, Принцу. Но и в отношении счастья Король был равен ему, будучи страстно влюблённым в свою жену и оказывая ей всяческие знаки внимания, в то время как она, со своей стороны, отвечала ему на его чувства со всей нежностью, ранее ставшей причиной её несчастья. Возвращение Королевы Феи было принято всеми подданными с великой радостью, которые глубоко переживали её потерю. Она продолжила своё правление и заботу о народе и ничто более не могло нарушить её силу. Несколько столетий она не только защищала его, но и помогала каждому подданному. А с помощью своего могущества, и благодаря дружбе с Королевой Фей, она продлила жизнь, здоровье и молодость своего мужа. Но несмотря на это, они, всё же, в один из дней прекратили своё существование, так как никто из смертных не может надеяться на вечную жизнь. Фея Королева и её сестра всегда заботились о Красавице, проявляли внимание к её мужу, его матери Королеве, старому купцу и его семье, так, что никто на земле не жил так долго, как они. Мать Принца не забыла вписать эту чудесную историю не только в архивы своей империи, но и королевства Счастливого Острова, для того, чтобы передать произошедшее всем потомкам. А копии были разосланы по всей Вселенной, дабы никто в целом мире никогда не перестал пересказывать удивительные приключения Красавицы и Чудовища.

КОНЕЦ


Репка Сказки