Вход | Регистрация
Детские карточки Звуки Животных Машин Овощи Фрукты
Детские карточки. Бесплатное приложение для Android от Репки.
Детские карточки - это развивающее приложение для знакомства ребенка с миром животных, транспортом, окружающими предметами, овощами и фруктами. Приложение включает более 150 изображений HD качества и короткий звук для лучшего восприятия ребенком, также есть режим игры по каждой категории.
Внеклассное чтение
Внеклассное чтение
Отправляетесь в отпуск с детьми, и не хотите нагружать багаж книгами - возьмите Репку с собой. Все сказки для внеклассного чтения собраны здесь!
Все сказки в алфавитном порядке ЗДЕСЬ!
Давно ли вы читали детскую литературу? Окунитесь в детство - мир волшебства - на нашем замечательном портале Репка!
Не можете читать сейчас?..
Возьмите сказку с собой, скачав ее в удобном для Вас формате.
PDF, EPUB, FB2, HTML, TXT
Категории

Аудио

Стихи

Басни

С картинками

Популярные сказки
Автор: Гунхильд Зехлин    |    Просмотры   874   |    Понравилось   0

Скачать СкачатьPDF | EPUB | FB2 | HTML | TXT
Можно прочитать за 257 мин.
Маленький ослик Марии

САМЫЙ ЛЕНИВЫЙ ОСЛИК В НАЗАРЕТЕ


В давние-давние времена в Святой Земле в Назарете жил маленький ослик. Он был совсем не похож на других ослов в городе. Другие ослы были прилежны и опрятны, этот же казался ленивым, вечно грязным и взъерошенным. Но зато у него была красивая походка, и он выше всех держал свою голову.
Время от времени все ослы отправлялись в лес за дровами. Навьюченные, длинной колонной возвращались они в Назарет. Каждый усердно тащил свою поклажу. Кто принесет домой своему господину самую большую вязанку? В самом конце этой колонны плелся ленивый ослик, и всякий раз, когда представлялся случай сбросить со спины ветку, он решительно так и делал. Не раз он пытался прошмыгнуть мимо других ослов, потому что не хотел идти последним. Но они его не пускали, лягали и приговаривали: «Стой, где тебя поставили, скверный осел!»
Вечером, когда все возвращались в хлев, слуги чистили их, скребли, так что шкуры начинали блестеть, словно шелк. Хозяином ленивого ослика был самый богатый в Назарете человек, но заботиться об ослике было поручено самому плохому и грубому слуге. Тот никогда не чистил ослика скребницей, и поэтому ослик вечно бегал весь грязный и косматый. Несмотря ни на что, ослик гордо носил свою голову, и другие ослы выговаривали ему: «Постыдился бы! Ишь, вытянул шею и вышагиваешь!»
А самый старый и умный осел говорил: «Ты что, не понимаешь? Так не подобает! Кто так выглядит, тому нечего задирать нос»
Но это мало трогало ленивого ослика.
– Я вам еще покажу! – думал он.
Правда, он пока не знал, что же такое он им покажет. Но это будет что-то необыкновенное, удивительно прекрасное.
Люди в городке часто смеялись над ленивым осликом.
– И как это он не помер с голоду, – говорили они. – Ему даже поесть лень.
Сам его господин не раз вздыхал:
– Как же ужасно он выглядит. Симон, возьми-ка, выскреби его поосновательней!
– Да, господин, – отвечал Симон.
Но едва господин исчезал, Симон вешал щетку на гвоздь и ложился на травку. Вот почему маленький ослик много раз бывал вычищен только наполовину. Немудрено, что люди и животные еще больше смеялись и издевались над ним.
– Ну, погодите! – думал в ответ маленький ослик. – Я вам еще покажу, скоро покажу.
Но вслух он не говорил ничего.
Иногда Симон должен был привозить воду из городского источника. Симону совсем не нравилось, когда господин поручал ему эту работу. Он бросал ослу на спину два кожаных бурдюка для воды, и они тащились вдвоем. Когда слуге казалось, что они плетутся слишком медленно, он погонял осла палкой. Но это случалось не часто, потому что Симон сам был ленив и очень редко торопился.
Рано утром у источника всегда кипела жизнь и работа, женщины набирали воду в огромные глиняные кувшины. Они доверху наполняли свои кувшины свежей, прозрачной водой и несли их на голове домой. Женщины несли ловко, не теряя ни капли воды, не позволяя кувшину упасть. Часто перед тем, как отправиться домой, они присаживались у источника и беседовали, всего минутку, не дольше, потому что все хотели вернуться, пока утро еще свежее и прохладное.
Однажды утром Симон и ослик встретили юную женщину, которую звали Мария. Она уже возвращалась со своим кувшином. Мария увидела маленького ослика и сказала: «Что за славный ослик! Как жаль, что он такой грязный!» Она остановилась на минутку и почесала ослика за ушком. Как это было чудесно! Он не помнил, чтобы кто-нибудь его ласкал, и на обратном пути все думал о Марии, так что даже не замечал, как Симон кричал, бил и пинал его.
С этого дня ленивый ослик стал часто по утрам встречать у колодца Марию. И всякий раз она с приветливым словом останавливалась возле маленького знакомца и гладила его.
И ослик, семеня после этого домой, выступал еще горделивее и голову держал выше, чем обычно. Другие же ослы еще больше оскорбляли его, говоря:
– Что это с ним происходит? С каждым днем он все больше важничает – и при этом все больше ленится. Фуй!
Но маленький ослик ни словом не удостаивал их в ответ.
– Если бы вы знали! – думал он про себя. Теперь каждое утро ослик, навострив ушки, слушал, не посылает ли господин Симона к источнику. Стоило появиться слуге с бурдюками, ослик очень радовался и едва сдерживал нетерпение, пока их привязывали. Потом он так быстро бежал с горки на горку к источнику, что изумленный Симон еле поспевал.
Если Марии там не было, ослик думал, что она запаздывает. Поэтому он принимался капризничать, пока Симон закреплял наполненный бурдюк. Он тянул время как только мог. Наконец, все бывало готово и они могли отправляться в обратный путь. Тогда ослик растопыривал ноги, упирался, позволял себя колотить и пинать, пока не появлялась Мария. Она гладила ослика, говорила ему пару ласковых слов.
Только после этого ослик трусил домой, высоко держа голову.
– Он совсем сошел с ума, – жаловался Симон, вернувшись, другим животным.
Однажды ослик занозил ногу. С каждым шагом это причиняло ужасную боль, и он прихрамывал. «Это наказание, – сказали другие ослы. – Он захромал справедливо. Будет знать, как вышагивать»
Мария заметила это на следующее утро. «Что случилось с ногой у ослика? – спросила она. – Поранена?»
– Не знаю, – ответил Симон, еще и не заметивший, что ослик хромает.
– Стыдно не помочь бедному животному, – сказала Мария с досадой.
– Вот еще не хватало, – подумал Симон. – Он такой ленивый и злой.
– Можно мне посмотреть твою ногу, – попросила Мария ослика.
– Не подходи, ударит, – предостерег Симон. – Он опасен, лягается.
– Ничего, – ответила Мария.
Ослик с готовностью поднял ногу и стоял очень спокойно. Мария быстро нашла занозу и вытащила ее.
– Так вот в чем дело. Теперь ты можешь опять ступать уверенно и красиво, – сказала ему Мария ласково.
Когда ослик пришел домой, его товарищи рассердились, что он снова вышагивает, как всегда. Они ужасно оскорбляли его. Но это не трогало ленивого ослика.
– Знали бы они! – думал он. – О, если бы они только знали!

ПОКУПКА ОСЛИКА


Мария возвращалась домой с кувшином на голове. Ее путь пролегал по узкой, угловатой улочке. Совершенно изнуренная, пришла она, наконец, домой. Она сняла кувшин и присела в саду на лавку отдохнуть.
Из мастерской вышел Иосиф, ее муж. Он всегда заботился о Марии и перепугался, увидев ее такой измученной.
– Если бы я мог купить тебе осла, – вздохнул он. – Он возил бы дрова и воду, и тебе не приходилось бы таскать такие тяжести.
– Это было бы прекрасно, – сказала Мария. – Мне так хочется завести ослика. Но мы же знаем, что такая покупка нам не по карману. Ты не беспокойся, Иосиф. Я немного отдохну, и снова смогу трудиться. Бог даст мне силы, подожди немного.
Иосиф вернулся в свою мастерскую. Ему приходилось так много работать с утра до вечера, чтобы заработать на жизнь семье. Поэтому он был очень огорчен, что нет денег завести осла.
Но пока он стоял и строгал, ему пришла в голову мысль: «Буду-ка я каждый день вставать на час раньше и работать побыстрее. Тогда я, может быть, смогу собрать деньжат на осла! – сказал он себе. – Надо попробовать. Мария выглядела сегодня такой усталой»
С этого дня Иосиф вставал до света и работал, пока руки держали инструмент. К счастью, у него было достаточно заказов! Его сбережения медленно, но верно росли.
– Бедный Иосиф, – часто говорила Мария. – Ты работаешь слишком много. Нам вполне хватает денег на все, в чем мы нуждаемся.
– Работать так прекрасно, – отвечал Иосиф.
– Ты слишком переутомляешься, – озабоченно приговаривала Мария.
– Совсем нет, – возражал Иосиф и таинственно улыбался.
Он не говорил Марии, что копит деньги на осла для нее.
Однажды Иосиф заметил, что Мария необычно долго не возвращается от источника. И хотя у него было много работы, он отряхнул стружки с куртки и вышел на улицу. Марии нигде не было видно, и он пошел ей навстречу. Он нашел ее очень уставшей, она сидела на обочине. Кувшин стоял рядом.
– Милый Иосиф, – сказала Мария, – я хотела только чуть отдохнуть и снова могу нести воду. Ты не должен слишком беспокоиться.
Иосиф взял кувшин и поставил на плечо – он не мог как женщины носить на голове. Как утомительно носить воду! Мария последовала за ним.
В этот вечер Иосиф достал свои деньги. «Я должен сегодня же купить осла» – подумал он, но Марии ничего не сказал.
Иосиф отправился к самому богатому человеку Назарета. «У них так много ослов, могут же они обойтись без одного»
– Не продадите ли вы мне осла? – спросил Иосиф богача.
– А можешь ли ты заплатить? Хорошее животное стоит больших денег.
– Да, господин, – сказал Иосиф нерешительно. – Сколько вы хотите?
Но богач потребовал намного больше, чем было у Иосифа. Чтобы заработать столько денег, ему пришлось бы работать еще много-много месяцев.
– Приходи в другой раз, когда сможешь заплатить, – сказал богач.
– Но мне нужно сейчас, потому что у Марии нет сил и она не может носить все на себе. Не могу ли я потом принести остальные деньги?
– Нет, – сказал богач, – мне деньги нужны сразу.
Иосиф совсем опечалился. Богач сделал вид, будто торопится.
– До свидания, – сказал он. – Приходи, когда сможешь заплатить. Тогда и сторгуемся.
И он собрался уйти. Иосиф ухватил его за платье.
– Господин, а нет ли у тебя ослика подешевле других? – спросил он.
– Нет, – отрезал богач. – У меня только породистые животные.
Тут он вспомнил о ленивом, грязном осле, над которым все смеются. Он охотно бы от такого избавился. Это был позор для всей конюшни. А еще если взять у ремесленника деньги…
– Погоди-ка, – сказал он. – Кажется, у меня есть один, ты можешь его купить.
Он позвал Симона и приказал привести ленивого осла.
Иосиф ожидал с нетерпением. Едва увидев Симона с ослом, он сразу понял, что это недоброе и ненадежное животное, но это было единственное, что он мог получить.
Богач взял деньги, а Иосиф осла.
И пустился Иосиф с ослом в путь, домой.
Но ослик считал, что он на сегодня достаточно наработался, и не имел ни малейшей охоты еще что-то делать. Не мог он и понять, почему этот чужой человек его уводит и куда. Поэтому он изо всех сил упирался.
В одном месте улица ступеньками шла вверх. Когда Иосиф с ослом взобрались на самый верх, осел вдруг дернулся назад, и неопытный Иосиф потерял вожжи. Ослик быстро соскользнул вниз по ступенькам, и при этом он словно бы смеялся. Он часто так делал, чтобы одурачить Симона, и погонщик неистовствовал, догоняя ослика. Но Иосиф не рассердился. Он только вздохнул и спокойно сказал ему:
– Постарайся в другой раз так не делать, иначе мы не придем до темноты домой.
И Иосифу пришлось еще раз провести строптивое животное по всем ступенькам. «Боюсь, у Марии больше будет хлопот, чем помощи от этой скотины», – думал он опечаленно и стирал пот со лба.
Наконец они пришли домой. Иосиф привязал осла к оливковому дереву перед домом и вошел.
– Я купил осла, Мария, – сказал он, но его голос звучал совсем не радостно.
– О, Иосиф, – воскликнула Мария. – Как ты добр! Так вот почему ты так усердно работал?
– Я хотел завести для тебя действительно хорошего, крепкого осла, который бы хорошо помогал, но моих денег хватило лишь на самую ленивую и грязную скотину из всех, каких только носила Святая Земля.
– Ты говоришь, ленивый? – горячо спросила Мария. – Не тот ли это ослик у источника? У него красивая походка, не как у других ослов, и голову он держит выше? И он ужасно грязный?
– Да, грязный, – устало сказал Иосиф. – Я не заметил, красиво ли он ходит. Он много раз садился на задние ноги, и мне приходилось его тащить.
Но Мария была уже на улице.
– О, Иосиф! Это он! С тех пор, как ты сказал об осле, я только и мечтала именно о нем. Но как могла я думать, что моя мечта сбудется. Спасибо, спасибо, милый Иосиф!
– Но, Мария, – удивился Иосиф, – почему тебе хочется как нарочно самого ленивого, глупого и грязного осла во всем Назарете?
– Потому, – объяснила Мария, уже принеся щетку и начав чистить ослика, – что из этого неряхи может получиться очень славный ослик. Разве ты не заметил, какие умные у него глаза? Кто так легко и свободно ходит, может научиться носить и тяжелую поклажу. У него только одна плохая привычка: он очень ленив. Но кто так высоко держит голову, тот в глубине чист и благороден. Надо его только вычистить. Иосиф, я так рада ослику. Как мне тебя отблагодарить?
– Может быть, ты отдохнешь, – заботливо сказал Иосиф. – Я рад, что угодил тебе. Позволь мне его почистить?
И Иосиф вычистил осла так, что тот действительно заблестел. Мария стояла рядом и почесывала ослика.
Ослик между тем был в полном замешательстве. Что все это может значить? Почему он здесь у Марии? Но раз уж он здесь, он в любом случае здесь и останется. Разве что унесут его отсюда.
Когда Мария взяла поводья и позвала: «Идем», он пошел за ней к яслям. «Поешь и спи спокойно, – сказала Мария и потрепала ослика по холке. – Здесь ты найдешь новых друзей, – добавила она и объяснила: – Тут в хлеву овцы и козы. Будешь жить с ними»
Затем Мария ушла. Ослик попытался вырваться.
– Бее, – блеяли овцы. – Добро пожаловать. Так чудесно завести нового друга. Марии так нужен был осел.
– Мее, – мекали козы. – Добро пожаловать. Ты будешь помогать Марии, понимаешь? Мы так долго тебя ждали. Хорошо, что ты наконец здесь.
Это немного успокоило маленького ослика. Он очень удивился, другие животные никогда не были к нему так дружелюбны.
– Чей это хлев? – спросил он.
– Марии, Марии, – закричали все ягнята и козлята. – Это лучший дом в целом свете. Но откуда ты пришел?
Маленький ослик ничего не отвечал. Он лишь удивлялся. «Я никогда не уйду отсюда», – думал он.
Вокруг уже спали овцы и козы. Скоро уснул и маленький ослик. Но даже в глубоком сне он беспрестанно думал: «Нет, я никогда не уйду, никогда, ни…»

БОЛЬШАЯ ТАЙНА


На следующее утро маленький ослик проснулся рано. «Что за сон мне сегодня приснился! – подумал он. – Пришел какой-то незнакомец, забрал меня и привел к Марии, которая мне так нравится. Да еще сказал, что теперь она моя хозяйка. Да и она радовалась, она тоже ждала меня. Незнакомец меня вычистил и выскреб, я был прекрасен как день. Ах, это был сон, чудесный сон»
– Но что-то тут не так, ведь я же чистый и гладкий. Как это приятно. Словно во сне.
Маленький ослик закричал «Иа» так, словно засмеялся.
От этого в хлеву у Иосифа проснулись овцы и козы. «Доброе утро, маленький ослик, – сказали они. – Надеемся, ты видел сегодня прекрасный сон»
– Да, – ответил ослик. – Мне снился чудеснейший в мире сон.
– Это замечательно, – кротко сказала старейшая овца. – Смотрите-ка, к нам уже идет Мария.
Все животные запрыгали в своих загончиках. Каждому хотелось первым поздороваться с Марией. Кругом слышалось блеянье и меканье.
– Мария? – озирался и соображал ослик. – Так это, оказывается, был совсем не сон, это в самом деле Мария. Это правда!
Терпеливо и молча стоял он и ждал, пока Мария выскребет всех животных и задаст им корм. Напоследок она подошла к загородке маленького ослика.
– Доброе утро, мой маленький ослик. Тебе нужно теперь хорошо кушать, чтобы быть здоровым и крепким. Я подою коз и отправлю вместе с овцами на пастбище, а нам с тобой надо будет принести из источника воды. Поешь пока сена.
Но маленький ослик был так рад, что забыл про еду. Иосиф тоже зашел глянуть на него.
– Ослик так великолепно выглядит, – удивился он. – Просто не узнать.
– Да, милый Иосиф, это самый чудный ослик, какие только бывают, – заметила Мария.
– Но боюсь, что когда вы отправитесь за водой, у тебя с ним будет много хлопот. Ты не представляешь, как он капризен.
– Сделай для него хорошее седло, чтобы не терло. Я привяжу к нему бурдюки, и увидишь тогда, как славно он ходит, – отвечала Мария.
Иосиф тотчас принялся за дело. Он снял с ослика мерку и пошел в мастерскую. Было слышно, как он орудует молотком и рубанком. Вскоре он вышел с седлом и примерил его на спину ослику.
– Надо еще немного подтесать с правой стороны. Так будет лучше, – сказал он и отправился снова в мастерскую. Вернулся он с готовой упряжью, как раз когда Мария закончила свою утреннюю работу. Они вдвоем оседлали ослика, все подошло очень точно.
– Милый Иосиф, – благодарно сказала Мария, – никто бы не смог сделать такое хорошее седло, как ты.
Маленький ослик нашел, что Мария права. Никогда прежде у него не было такого седла, которое бы нигде не терло, нигде не причиняло боли. Все было так гладко, ладно и удобно.
Иосиф прикрепил бурдюки.
– До свидания, Иосиф, мы пошли, – воскликнула сияющая Мария.
– До свидания, – вздохнул Иосиф. – Когда еще ты вернешься с этим ослом. Я все же беспокоюсь.
– Не нужно, – засмеялась Мария. – Мы придем вовремя. Посмотри только, как он послушно идет. – Иосиф покачал головой, возвращаясь в свою мастерскую.
Гордая и веселая, шествовала Мария со своим маленьким осликом по узким извилистым улочкам Назарета. Она шла вдоль низких домов с плоскими крышами, и из всех домов выходили женщины и девушки с кувшинами на головах.
Мария шла впереди, ослик следом. Она и представить-то не могла, что ослик вздумает капризничать, ей и командовать-то не надо. Поводья лежат на седле. Осел идет за ней, словно самый послушный пес. Он ни разу не заупрямился. Кто может не слушаться Марию? Когда они пришли к источнику, женщины и девушки столпились вокруг маленького ослика.
– Ах, Мария, – сказали они, – какой замечательный осел. Где вы взяли такого? Он ведь не ваш?
– Нет, он наш, – отвечала Мария гордо. – Иосиф купил его для меня.
– Иосиф? – спросили они удивленно. – Такого чудесного ослика? Он должен очень дорого стоить!
Мария только смеялась. Девушки почесывали ослика, хвалили его наружность. Самая красивая сорвала розовый цветок и прицепила к переднему ремню.
– Смотри, Мария, теперь он подошел бы и царю – рассуждала она. – Я еще никогда не видела осла, который бы так высоко держал голову.
Мария наполнила бурдюки и прицепила их к седлу.
– Пошли домой, – сказала она. – Но будь внимателен, чтобы ни капли воды не пролить.
И осел гордо зашагал, послушно и красиво, выбирая лучшую дорогу к своему новому дому, так, чтобы не расплескать свежую воду.
Иосиф все время высматривал Марию и осла, и когда они вернулись, тотчас вышел из мастерской.
– Ну, как сходили? – спросил он. – Вернулись? Или тебе оказалось не под силу его тащить? Отдохни, Мария, а я пойду схожу. Я скоро с ним управлюсь.
– Дорогой Иосиф, – отвечала Мария улыбаясь. – Это лучший в мире ослик, должна я тебе сказать. Мы были у источника, смотри! Бурдюки полны доверху, и ни капли не пролилось.
Иосиф удивился. Он уставился на один из бурдюков, полнехонький воды, и сказал: «Все создания становятся кроткими и послушными, когда с ними обращаешься ты, потому что ты добрая!»
– Не во мне дело, – заметила Мария, – это маленький ослик славный, да и ты тоже, милый Иосиф.
Затем Мария отвела ослика на пастбище, где паслись остальные животные.
– Спасибо за помощь, – сказала Мария. – Отдыхай, мой маленький ослик. Сегодня для тебя нет больше работы, но скоро придет время жатвы, и можешь поверить, тогда будет очень много забот.
Выгон был небольшой, но очень хороший для скота. С горки стекал маленький ручей, вдоль него росла зеленая трава, очень приятная на вкус. Воздух был полон благоухания, а старая суковатая олива давала тень, когда солнце жгло слишком сильно.
В этот день маленький ослик узнал тайну.
Сначала его спросили, хочет ли он узнать большую тайну.
Конечно, он хотел.
А может ли он хорошо хранить большую тайну, спросили его тогда.
Да, ему можно доверять.
Ну так слушай же. Старейшая овца сделала глубокий вдох и приготовилась рассказывать. Ослик задрожал от любопытства. Но ягнята и козлята, которые уже знали, что сейчас последует, от мыслей о тайне так развеселились, что не могли спокойно стоять. Они принялись скакать, танцевать, толкаться и мекать. Большие животные попытались их успокоить, но это продолжалось довольно долго, прежде чем стало настолько тихо, что старейшая овца могла наконец начать.
Она сделала глубокий вдох, открыла рот… Но тут все заглушило щебетанье большой птичьей стаи. Все птицы Назарета слетелись и уселись на большую оливу. Они заслышали, как веселились ягнята и козлята, и тотчас поняли, о какой тайне речь. Они тоже хотели быть тут. Они тоже знали ее, и когда думали о ней, то радостно пели во все горло. Старой овце опять пришлось ждать, но она была спокойна. Бедный ослик между тем чуть не умирал от любопытства.
Наконец овца смогла говорить. В третий раз она набрала воздуха и сказала: «Ма…»
И тут начали стрекотать веселые кузнечики. Их еще называют цикадами. Они тоже собрались у оливы. Для ослика их пронзительное стрекотание было оглушительным шумом, но сами цикады полагали, что это звучит очень красиво. И кроме того, это была их манера радоваться.
Когда они наконец перестали, овца в четвертый раз набрала воздуха. Она хотела, наконец, тихо и торжественно рассказывать, что же это за тайна такая, но вместо этого очень громко выпалила: «У Марии будет Дитя, Сын!»
Здесь ее снова прервали. Овцы и козы прыгали и плясали, птицы пели новые песни, кузнечики стрекотали. И ослик тоже от радости закричал так громко, что цикады не слышали сами себя. Это длилось бесконечно долго, пока все снова не угомонились.
Стало очень тихо. Каждый думал про Сына Марии, который скоро придет в мир. Теперь было так тихо, что слышно было слабое журчание ручья.
Ягнята успокоились. Они стояли и напряженно думали о том, как они будут играть с Ним. Может быть, Он захочет играть в прятки вокруг старой оливы. Маленькие козлята представляли, как они будут с Ним бегать наперегонки. Цикады собирались научить Ребенка стрекотать. Птицы придумывали красивые колыбельные; они знали, что человеческое дитя не может сразу играть и баловаться, но должно много спать, чтобы расти и быть здоровым.
Взрослым животным это тоже, конечно, было понятно. Козы будут приносить Ребенку хорошее молоко, и они размышляли, какие растения им лучше есть, чтобы оно было еще здоровее и приносило больше сил, чем обычно. Им нужно отказаться от горькой зелени и травы, чтобы молоко не горчило.
Овцы же со своей стороны считали, что малышу нужна мягкая теплая одежда, и обдумывали, как им отрастить побольше шерсти, да надо быть поосторожнее и не испачкать ее.
Но самая чудесная мысль пришла в голову маленького ослика: у маленького сына богача был верховой ослик с седлом. Как молодцевато он выглядел, когда мальчик ехал на нем верхом. Только бы Иосиф сделал такое детское седло! Никогда больше он не будет так плохо себя вести с Иосифом! Он хочет стать очень послушным. Может быть, тогда Иосифу захочется сделать для ребенка седло.
Тишина стояла долго. Каждый думал о своем. Но внезапно ягнята испуганно закричали: «Змея!»
Рядом с ними, у самого носа самого маленького ягненка лежала большая змея. Она жила в самом углу пастбища. Что привело ее сюда? Что ей тут надо? Все перепугались!
Но змея сказала: «Вы разговариваете про Дитя Марии и боитесь меня. Разве вы не знаете, что это Дитя будет без боязни играть со змеями? Разве вы не знаете, что дикие звери и домашние животные будут пастись рядом? Разве вы не знаете, что в доме Марии ни одно живое существо не может причинить другому зло?
– Да, – ответила пристыженно старейшая овца, – ты права. Мы не будем больше бояться. Радуйся вместе с нами Младенцу Марии.
СБОР УРОЖАЯ
Пришло время собирать урожай. У Марии и маленького ослика действительно оказалось много работы.
Нужно было собирать смоквы, перевозить их домой и раскладывать для сушки на плоской крыше. Смоковница Марии так и никла от плодов, и корзина, которую таскал ослик, всегда была такая тяжелая. Но Мария потреплет его по плечу, даст пожевать сладкую смокву – и он опять не знает усталости. Наконец, все смоквы были собраны.
– Ну, мой маленький ослик, мы можем пару дней отдохнуть до сбора винограда.
– Как это прекрасно, – подумал маленький ослик и потерся головой о руку Марии, – я буду целыми днями пастись на выгоне с козами и овцами.
Но на следующее утро Мария с Иосифом снова пришли в хлев. «Маленький ослик, – сказала Мария, – наша бедная соседка Юдифь совершенно одна. У нее нет осла. Мы поможем ей немного, ты и я»
– На пастбище, конечно, прекрасно, – думал ослик, – но еще радостнее мне работать весь день с Марией.
И он с готовностью затрусил. Юдифь обрадовалась таким помощникам. «Я старая и дряхлая, – сказала она. – Я и думать не могла, что кто-то обо мне позаботится. Но вижу, Бог помнит и о такой старухе. Он послал мне лучшую женщину во всем Назарете»
– И самого благоразумного осла, Юдифь, – заметила Мария, смеясь.
Несколько дней Мария и ослик работали для Юдифи.
– Пожалуй, довольно, – сказала Мария однажды вечером.
– Завтра меня наконец-то отпустят попастись, – думал Ослик. – Это будет так чудесно. Мне все-таки кажется, что я немного устал.
– Утром начинается сбор винограда, – сказал Иосиф, вернувшись домой. – Как жаль, что тебе не удалось отдохнуть, Мария.
– Ничего не поделаешь, Иосиф, – отвечала Мария. – У меня прилежный ослик. Без него мне пришлось бы таскать все на себе, и я была бы сегодня действительно уставшей. А с ним я даже смогла хорошо помочь Юдифи. Поэтому я очень рада.
– Как жаль, – сказала старейшая овца ослику. – Тебе ни денечка не удалось погулять на пастбище.
Сбор винограда – это самое веселое время в году. Повсюду царство винограда, люди смеются, поют и передают друг другу сочные виноградные гроздья.
Радость заразила и всех животных. Маленький ослик Марии теперь словно танцевал на ходу, хотя корзины с виноградными гроздьями были очень тяжелыми.
– Сколько ягод уродилось в этом году, – говорил Иосиф. – И какие превосходные.
– Да, хватит и на сок, и посушить, – отвечала Мария радостно. – Но наш маленький ослик выглядит усталым. Пусть он в самом деле отдохнет пару дней на пастбище, пока не подойдет пора собирать маслины.
– Вот нам будет утром весело на пастбище, – ликовали козы и козлята. – Не так ли?
– Да, да, – соглашался ослик.
Но на другой день рано утром Мария сказала своему ослику: «У Юдифи совсем никого нет, кто бы помог ей с виноградом. Ее виноград уже перезрел. Она уже не может собирать так быстро. Мы вдвоем поможем ей несколько деньков»
– На пастбище и правда прекрасно, – думал маленький ослик, – но разве можно это сравнить с работой возле Марии.
И ослик с Марией принялись помогать бедной Юдифь.
– Какое богатство – добрые соседи, – приговаривала Юдифь. – Это самое лучшее, что может Бог послать бедным людям.
– Прилежный ослик – тоже очень хорошее подаяние, – отвечала Мария.
Наконец и виноградные гроздья Юдифи были собраны и перевезены в дом. Но тут подошли маслины.
– Ты совсем не отдыхаешь, – сказал Иосиф.
– Ничего страшного, – отвечала ему Мария, – Меня только беспокоит ослик.
– Нет! – подумал он и наклонился к Марии. – Ты что-то совсем нехорошо выглядишь.
– Закрою-ка я на пару дней мастерскую и помогу тебе, – заключил Иосиф.
Собирать маслины было трудно. В роще неподалеку, где росли старые суковатые оливы, могли собирать плоды все жители Назарета. Мужчины били по оливковым деревьям длинной палкой, начиная с самого верха, с вершины и вниз. Дети собирали маслины и наполняли ими корзины. Женщины руками рвали то, что могли достать. Хотя ослику теперь приходилось таскать ужасно тяжелую корзину, он все же не чувствовал себя усталым.
– Этот ослик поистине сокровище, Мария, – сказал Иосиф. – Очень хороший осел, лучший во всем городе, должен я сказать.
– Лучший в целом свете, – откликнулась Мария.
На выходе из оливковой рощи маленькому ослику встретились другие ослы из Назарета. Никто не признал его, ни сами ослы того богача, ни их погонщик.
– Какой благородный осел, – вздохнул погонщик. – Как послушно он ступает. Как красиво несет голову, прямо и гордо! И какой он опрятный и ухоженный!
– Мне кажется, он напоминает мне одного осла, которого я некогда знал, – сказал старейший осел. – Его походка и осанка были так же красивы. Но никак не могу припомнить, кто это был!
– Он очень, очень красив, – восхищались все молодым ослом. – И такой крепкий. – И старый осел сказал: «Он должен быть у нас, раз наш хозяин самый богатый человек. Он совсем не подходит этим беднякам»
– Не могу никак понять, как это они его заполучили, – размышлял дальше осел богача.
Маленький ослик Марии все слышал и посмеивался, идя с корзинами домой. Ему приходилось часто сновать между оливковой рощей и домом Иосифа. Но однажды днем Иосиф провел ослика мимо своего дома, к Юдифи.
– Это нужно сделать, Иосиф, – попросила: Мария. – Как может бедная женщина сама ходить к оливам?
– Ты права, Мария, – согласился с ней Иосиф. – Нам достался лучший в мире осел, и помогать соседям – это то немногое, чем мы можем выразить Богу нашу благодарность. Но время идет, а тебе все не удается отдохнуть.
– Скоро зима, – сказала Мария. – Тогда и отдохнем, и я, и мой замечательный ослик.
– Что ж поделаешь, отдыхать мне или нет, это только Мария может решать, – думал ослик.
Но когда закончился сбор урожая, ослику пришлось сопровождать Иосифа.
Жара, почти иссушившая долину и холмы, кончилась. Стало холодно. Иосиф брал осла и отправлялся подальше, чтобы принести дров. До позднего вечера искал Иосиф сухие сучья, привязывая их на спину маленького ослика. Им приходилось уходить довольно далеко, чтобы что-то найти. Вокруг Назарета было мало дров, да и другие бедняки тоже собирали за городом.
Однажды, когда Иосиф с ослом ушли особенно далеко, на небе сгустились черные тучи. Солнце спряталось, и стало очень темно, хотя был всего первый час пополудни. С моря подул холодный ветер.
– Видно, будет дождь, – порадовался Иосиф. – Земля не может больше жаждать. Ручьи и источники снова наполнятся водой, и звери смогут пить сколько хотят. Это замечательно, что дождь!
Маленький ослик, напротив, не любил дождя. Фуй, нет, он такой неприятно мокрый и холодный. Но раз Иосифу так хочется, пусть уж будет. Но все-таки он тосковал по дому, по сухому, теплому хлеву. И нетерпеливо переступал.
– Ну-ну, маленький ослик, – увещевал его Иосиф. – Нам надо бы сегодня побольше хвороста принести домой. Может быть, утром нас дождь и не выпустит из дома. Я знаю одно место, чуть дальше на север, мы наверняка там что-то найдем.
Ослику пришлось тащиться за Иосифом дальше. Он был уже совсем готов заупрямиться. Внезапно ему представилось, как он вдруг растопырится, упрется и отпрыгнет. Иосифу придется его ловить, и они вернутся в хлев, думал он.
Но тут он вспомнил про ребенка. Ребенка, которого он, может быть, будет когда-нибудь катать на спине. Ему надо быть послушным, чтобы Иосиф сделал такое удобное маленькое седло. И он уступчиво засеменил.



– Ты славный, самый прилежный маленький осел, – похвалил Иосиф. – Ты, наверное, и сам понимаешь, что мы должны собрать для Марии много дров. Ей нужно держать дом теплым, чтобы наш малыш не озяб. – Ослик устыдился своих некрасивых мыслей.
Когда они дошли до того места, о котором говорил Иосиф, они нашли там довольно много веток. Иосиф нагрузил так, что ослик едва мог тащить. «Теперь возвращаемся, – сказал Иосиф. – Я пойду рядом и буду поддерживать вязанку»
Между тем наступили сумерки. Ветер дул все сильнее и сильнее, и начался дождь. Пошел действительно сильный ливень. Дождь сек их в глаза, так что они оба почти ничего не видели. С трудом шли они вперед. Скоро Иосиф остановился. Он озирался и пытался найти путь. Это было невозможно. Иосиф и ослик сбились с дороги.
– Нам надо держаться левее, – думал Иосиф и тянул вожжи. Но маленький ослик устремился вправо. Они ведь оттуда пришли. Почему это Иосифу хочется в другую сторону? «Иди сюда», – просил Иосиф и тащил изо всех сил.
Тогда ослик уселся на задние ноги: он и шагу не сделает в сторону от дома!
– Ну не упрямься, – умолял Иосиф. – Ты был в последнее время так понятлив и благоразумен. Мы должны помогать друг другу, чтобы вернуться домой к Марии, пока не наступила ночь.
Но именно этого и хотел маленький ослик. Сколько Иосиф его ни тянул, он не сдвинулся с места. Чтобы подтянуть ослабевшую веревку, Иосиф на мгновение выпустил вожжи. Осел словно этого и ждал. Он тут же вскочил и побежал направо. Иосиф остался сзади и закричал: «Стой! Стой! Мы заблудимся! Стой!»
Осел подпустил его так близко, что Иосиф едва не схватил его за вожжи, и снова поспешно отбежал. Усталому и озабоченному Иосифу приходилось догонять. Он уже боялся совсем потерять маленького ослика Марии.
Вдруг осел остановился и закричал. Иосиф его почти не видел в темноте, но слышал его ликующее: Иа! Иа!
Наконец-то Иосифу удалось схватить осла за вожжи. Он осмотрелся и пришел в крайнее удивление: они стояли прямо перед городскими воротами Назарета. «Ну и ну! – поразился Иосиф. – Глазам своим не верю! Мы в Назарете! Мария права: ты самый умный в мире осел»
Мария сидела в теплом хлеву возле дома и доила. Ягнята и козлята не давали ей покоя, они толкались и тыкались мордочками, толпились у ее колен, лишь бы она их погладила. Старые животные пытались обуздать молодежь и порицали такую назойливость.
– Оставьте их, – сказала Мария. – Они такие милые. Подрастут, и станут совсем смирными. Но где же Иосиф и ослик? Где они могут быть в такую погоду? Видно, дождь захватил их врасплох. Если бы я не знала, что Ангел их защитит, я бы очень беспокоилась.
Прямо в это мгновение раскрылись ворота хлева. Вошли Иосиф и ослик. Мария встала, помогла Иосифу снять тяжелую вязанку дров и обсушить промокшего осла. Иосиф стащил свое насквозь промокшее пальто, рассказывая в это же время, как он заблудился, и как осел нашел правильную дорогу и вынудил идти сюда за ним.
Мария смеялась и думала, что она ведь всегда знала: ее ослик самый умный в целом свете.
И все животные в хлеву восхищались ослом, и старейшая овца сказала: «Дети, учитесь у него!»
– Да, – блеяли ягнята и козлята, – наш ослик очень, очень умный и большой герой!
– Ах что вы! – думал ослик. – Я только хотел как можно быстрее вернуться к Марии. Потому я и направился прямо к дому.
В этот вечер, как обычно, в хлеву разговаривали о Младенце Марии. За этой беседой ослик и забыл, как он продрог и устал.
– Скоро ли Он придет, мама? – томились ягнята.
– Как ты думаешь, Он придет завтра? – спрашивали маленькие нетерпеливые козочки.
– Погодите еще немного, – отвечали старые животные.
– Ну если только маленечко, – блеяли ягнята. – Совсем-совсем мале-е-енечко.
– А теперь спите, дети, и будьте славными, – попросила старейшая овца, – иначе придется ждать ужасно долго.
Чтобы не рисковать, все тут же угомонилась. Скоро весь хлев спал. Ягнятам и козлятам снился Младенец. Но ослику снилась Мария.

ЦАРСКИЙ УКАЗ


На следующий день дождь лил как из ведра. Ослика оставили в покое в хлеву с друзьями. Было так чудесно наконец-то отдохнуть.
Вечером, пока Мария доила, вошел Иосиф.
– Такая гроза! – сказал он. – Как хорошо, что мы дома, и собрали весь урожай и дрова на зиму.
– Да, нам хорошо, – отвечала Мария. – Как ты думаешь, Иосиф, не можем ли мы поделиться дровами с Юдифью?
– Да, пожалуй, можем, – подумал Иосиф. – Пусть возьмет завтра вязанку.
– Вот она обрадуется, – улыбнулась Мария.
– Ты права, Мария. Я хочу…
Раздался сильный стук в ворота. Иосиф вышел и открыл. Он долго оставался снаружи, и когда вернулся, то выглядел опечаленным и обеспокоенным.
– Кто это был? – спросила Мария робко. – Что-то нехорошее?
– Нам нужно немедленно отправляться в Вифлеем! – промолвил Иосиф.
– Вифлеем? Это же так далеко! Что нам понадобилось в Вифлееме?
– Император приказал сосчитать всех людей в империи, – объяснил Иосиф. – Всех запишут в большую книгу, и каждый человек должен прибыть в город, откуда происходит его род.
– Но разве нельзя с таким же успехом записаться в книгу в Назарете? – спросила Мария.
– Нет, каждый должен прибыть в город своего отца; так повелел император. Я происхожу из рода Давидова из Вифлеема, поэтому нам придется туда отправиться.
– Но как раз сейчас я не могу, – сказала Мария. – Мое Дитя в любой день может прийти в мир.
Ягнята пришли в большое волнение от такого известия.
– Тс! – напомнила им старейшая овца.
– Император приказал всем отправляться немедленно, – сказал Иосиф. – Мы не можем откладывать.
– Милый Иосиф, иди тогда один. Ты же не хочешь, чтобы Дитя родилось на дороге? Или в пустыне среди диких зверей?
– Может, мы все-таки успеем в Вифлеем, – утешал Иосиф.
– Но мы не знаем там ни одного человека, кто бы нас мог приютить, – сетовала Мария.
– Я очень беспокоюсь, Мария, – произнес Иосиф. – Но ты тоже должна идти вместе со мной. Император приказал сосчитать всех людей. Его писец хочет самолично видеть всех членов семьи, прежде, чем он их запишет. Надо слушаться императора.
Мария уселась и призадумалась. Потом она встала и сказала: «Пожалуй, ты прав. У нас такой способный ослик. Кто знает, может, Бог нам как раз и посылает это путешествие. Я уложу все детские вещи вместе, да еще теплую шкуру, в которой Ребенок сможет спать, и много еды на дорогу. Ослик сможет нести все это, да и меня, если я устану»
– Но кто присмотрит за нашими животными, пока мы будем в пути? – рассуждал Иосиф.
– Утром я схожу к своей сестре и попрошу ее об этом. Ее муж происходит из Назарета, поэтому им не надо никуда идти. Она, наверное, охотно позаботится обо всех, пока нас не будет дома. Я думаю, все будет хорошо, Иосиф.
Мария пошла в комнату подавать ужин. Иосиф закрыл тщательно хлев, чтобы никакой дикий зверь не проник внутрь и не разорил скот. И тоже пошел в дом.
В хлеву воцарился сильный страх. Животные все слышали, но ничего не поняли. Ягнята и козлята вообще заметили только слова Марии о том, что Ребенок может прийти в мир в любой день. Взрослые, напротив, уразумели, что что-то тут не в порядке.
– Он скоро придет! Он скоро придет! Он скоро придет! – кричала молодежь.
– Но не сюда, – ответила старейшая овца. – Иосиф ясно сказал, что они скоро должны отправиться, и Марии тоже придется идти.
– Но Ребенок вполне может остаться с нами – думали маленькие козочки. – Такой чуши я еще не слыхала, – укоряла их старейшая овца. – Мать не оставит своего Младенца и не отправится в путь. Да прежде всего Ребенок еще и не родился.
– Разве Марии непременно надо идти сейчас, когда должен наконец явиться Сын? – застонали ягнята и козлята, которые потихоньку понимали, в чем дело, но никак не могли с этим смириться.
– Имейте терпение, – напомнили старшие. – Разве вы не слышали, как Мария сказала, что скоро вернется.
– Но это будет так долго, – жаловались молодые.
– А если она не найдет дороги домой? – спросил самый маленький ягненок.
– Наш благоразумный ослик приведет ее, – отвечала старейшая овца. – Так что тут нечего бояться.
– Да, бояться нечего, – согласились малыши. – Но ты торопись изо всех сил, маленький ослик.
– Обязательно, – уверял он. – А еще я буду очень осторожен, чтобы не повредить ребенку. Мы скоро вернемся, и тогда все будет хорошо. А сейчас спите.
Постепенно успокоились и ягнята, и козлята, и большие животные, и скоро все спали в доме Марии.
Неутомимо трудились Мария и Иосиф в эти дни. Но маленького ослика оставляли в хлеву.
– Отдыхай хорошенько, – говорила ему Мария. – Нам предстоит долгий, долгий путь в Вифлеем.
Иосиф заканчивал все заказы, какие у него были. Он разнес все покупателям. И когда отдал последний заказ, вымел мастерскую, вычистил инструмент и запер.
Мария тем временем напекла хлебов и упаковала их вместе с высушенными спрессованными смоквами, оливковым маслом и другими припасами в общий сундук.
Затем она выложила все, что было сшито для Ребенка: пеленки, рубашечки и свивальник. Как они были красивы и нарядны! Она разложила все на столе, рассматривала и позвала Иосифа: он тоже должен восхититься этими вещичками.
Затем она связала все в чудесную белую овечью шкуру.
Собравшись, Мария выстирала и вычистила свое и Иосифа платье, чтобы они оба могли отправиться на чужбину в достойном виде.
Конечно, она побывала и у сестры и попросила ее присмотреть за животными. Сестра была очень огорчена, что Марии приходится покидать Назарет, но охотно согласилась позаботиться о скотине. Попросили помочь и старую Юдифь.
– Я все надеялась, что доведется побаюкать твоего Сына, – сказала она. – Я бы охотно это делала, но вместо этого постерегу теперь твоих ягнят.
– Спасибо, Юдифь, – отвечала Мария. – Ты меня обрадовала.
Когда Мария в последний вечер перед отъездом доила, все животные толкались больше, чем обычно.
– Дорогие мои, – говорила Мария, – вы знаете, что мне нужно уезжать? Я вижу по вашим глазам. Не печальтесь. Моя сестра пообещала, что будет заботиться о вас. И старая Юдифь тоже. Кроме того, у Юдифи есть время, она может вам многое порассказать и побаловать, потому что у нее нет других забот. Моя сестра всегда немного спешит.
Тут все заблеяли, и это звучало ужасно жалобно.
– Ну-ну, – сказала Мария. – Я скоро вернусь. И тогда, да, тогда я принесу на руках маленького Сына. Вы слышите, шалуны, вам придется быть поосторожнее, не пихаться и не напирать, потому что Он будет маленький и нежный и не перенесет таких толчков. Будьте славными, пока я буду в пути. И набирайтесь терпения, потому что путь не близок.
В этот вечер Мария простилась со всеми. «Вы еще будете спать утром, когда мы отправимся в путь,» – сказала она.
Но все проснулись и невесело смотрели, как Иосиф запрягает осла и закрепляет поклажу.
– Не смотрите так печально, – попросил ослик своих друзей. – Сейчас нам надо идти, но мы скоро вернемся.
– Береги Марию и ее Сына, – наказывали животные.
– Это я обещаю, – важно отвечал ослик.
– Идемте, – сказал Иосиф и подсадил Марию в седло. – Пора. Еще темно, но близок рассвет. Запахни поплотнее шаль, Мария, ветер сегодня утром такой холодный.
Так и отправились Иосиф, Мария и их маленький ослик в далекий путь в Вифлеем.

НА ПУТИ В ВИФЛЕЕМ


От Назарета до Вифлеема было далеко, почти целая неделя пути для маленького ослика, если бежать рысью с раннего утра до позднего вечера.
Но ослик был горд, что ему позволили целыми днями нести Марию в седле. Как всегда, он выступал с высоко поднятой головой, послушный и окрыленный.
– Иосиф, как я довольна нашим маленьким осликом, – говорила Мария. Я бы ни за что не смогла пройти весь путь. Как хорошо, что ты его купил.
В первый день путь проходил по местам, которые были им знакомы. Они шли мимо пастбищ и пашень, виноградников, оливковых рощ и зарослей смоковниц под Назаретом, затем мимо незнакомых селений, которые выглядели все же похожими на Назарет.
Не раз их настигал ливень. Мария и Иосиф радовались, потому что много дождя хорошо для растений и животных. Порой светило солнце, и это тоже радовало их, потому что солнце высушивало их влажную одежду.
Наконец они вышли к какой-то реке, которая из-за бурных дождей вышла из берегов. Прежде это был лишь узкий ручей, который можно было легко перейти. Но сейчас это была широкая, бурная река!
Иосиф озабоченно и задумчиво погладил бороду.
Как же им переправиться на ту сторону реки?
Он подвязал свою длинную одежду на бедрах. Затем осторожно сделал шаг в воду. Ух! Река чуть не унесла его. Поспешно выбрался Иосиф назад на берег.
– Что же нам делать, – думал Иосиф. – Мне кажется, вряд ли ослик сможет перебраться на ту сторону. Придется ждать, пока спадет вода. Но это может продлиться несколько дней.
– Я полагаю, Бог укажет нам путь, – уверенно ответила Мария.
– Иосиф, смотри-ка, что делает ослик!
Маленький ослик с Марией на спине вдруг важно направился вдоль берега. Он увидел светлый образ, который им кивал, и направился к нему! Это был Ангел, но ни Иосиф, ни Мария не могли его видеть.
Когда ослик подошел к Ангелу, тот взял за поводья и повел в воду.
– Держи! Назад! – испуганно закричал Иосиф. – Мария, заверни его назад!
Но ослик шел через реку, и Ангел вел его по большим плоским камням на другой берег. Хотя Иосиф и не видел камней, их захлестывала вода, но он бросился вслед за осликом и также удачно вышел на другой берег.
– Мария, – спросил он, – ты сильно испугалась?
– Испугалась? – удивилась Мария. – Чего мне бояться? Я полагаю, Божий Ангел вел ослика, хотя и не видела его.
– Ты, пожалуй, права, Мария, – ответил Иосиф. – Это было глупо с моей стороны так пугаться. Как забилось мое сердце!
Вскоре наступило время обеда. Мария слезла с ослика. Она поела и отдохнула под фиговым деревом, полном распускавшихся новых почек. Иосиф нашел еще несколько съедобных прошлогодних фиг и дал Марии.
– Смотри, – сказала Мария, – как хорошо пришелся дождь этим деревьям. Они уже не такие сухие. В них новая жизнь.
В это мгновение воздух наполнился ликующим птичьим пением. Стайка птиц уселась на дерево и щебетала, так что душа радовалась.
– Как они веселятся, – сказала Мария. – Ты слышишь, они поют для моего ребенка.
Иосиф рассмеялся.
– Откуда ты знаешь?
– А вот знаю, – сказала Мария таинственно. – Разве ты не заметил, Иосиф, что это наши птицы?
– Наши птицы?
– Да, ты их не узнал? Это птицы из нашего сада в Назарете. Я узнала их. Вот эту, маленькую, которая всегда так боком прыгает, вот эту, совсем ручную, она отваживается клевать даже из моей руки. Ты не узнаешь их, Иосиф? И эту тоже я знаю! И эту! И эту! Да, это они все. О Иосиф! Птицы летят вслед за нами. Они хотят быть с нами и приветствовать Дитя.
– Ты действительно уверена, что это наши птицы? – спросил Иосиф. – Ему казалось невозможным их узнать.
– Вполне, – сказала Мария. – Не так ли, мой маленький ослик? Ты ведь тоже их узнаешь!
Да, ослик узнал их. Но он уже давно заметил, что птицы их сопровождают. Иногда они залетали вперед, иногда отставали, затем снова садились на дерево и щебетали, когда ослик шествовал мимо, и, чирикая, пролетали возле Марии, Ослик удивлялся только тому, что Мария так долго не узнавала их. – После отдыха они продолжили путешествие до вечера. Было очень утомительно столько идти, час за часом. Все трое были изнурены, когда солнце закатилось.
– Дальше идти нельзя, – заметил Иосиф. – Нам нужно искать место, где мы могли бы приготовиться к ночлегу.
– Лучше в каком-нибудь доме, Иосиф, – попросила Мария.
– Ты озябла? Пройдем еще немного, может быть, мы придем в деревню, – сказал Иосиф.
Скоро стемнело, а они все шли и шли, и Иосиф уже боялся, что они не найдут никакого дома и придется им ночевать под открытым небом.
– Не волнуйся, Иосиф – сказала Мария. – Я полагаю, Бог нам поможет.
Едва она это сказала, как ослику снова явился Ангел и настойчиво замахал. Осел поднялся к нему на пригорок. Оттуда можно было видеть слабый свет.
– Иосиф, деревня! Слава Богу! – радостно воскликнула Мария.
Скоро путешественники были в деревне. Иосиф постучался в первый же дом и попросился на постой. Они пришли к очень бедным людям. Хозяин пригласил их войти, а хозяйка разделить с ними ужин.
Скоро Мария, Иосиф и ослик крепко спали.
Утром всех разбудило пение птиц.
– Что это за птицы? – спросил хозяин.
– Это мои птицы, – объяснила Мария. – Они сопровождают нас, потому что хотят своим ликованием поприветствовать мое Дитя, когда Оно придет в мир.
– Птицы из Назарета? – спросил хозяин удивленно.
– Что же это за Ребенок должен родиться, – спросила хозяйка, что птицы летят за ним так далеко, чтобы пропеть рождение. Что особенного в этом Ребенке?
Мария таинственно улыбнулась.
– Ты должна снова зайти к нам и показать своего Сына, когда будете возвращаться назад, – попросила хозяйка.
– Охотно, – сказала Мария.
Дети этих бедных людей тем временем подружились с маленьким осликом. Они помогли Иосифу его выскрести, задать сена и воды и никак не хотели с ним разлучаться. Маленький мальчик даже заплакал. «Мама, давай купим такого ослика», – рыдал он.
– У нас нет денег, – сказала мама. – Но когда ты вырастешь, ты сам заработаешь и купишь.
– Но мы хотим сейчас, мама, и хотим ездить на нем, – плакал мальчик.
Другие дети ничего не говорили. Они робко стояли вокруг маленького ослика, поглаживали и почесывали его.
– Пусть малыши нас немного проводят, – предложил Иосиф. – Они смогут прокатиться.
Мать согласно улыбнулась.
Какая радость!
Иосиф посадил самого маленького из детей к Марии и вся компания, ликуя, с песнями отправилась дальше. Иосиф позволил старшему мальчику вести осла, а сам шел в конце.
Через какое-то время Мария передала малыша старшей сестре и посадила следующего ребенка. Это был мальчик, который перед тем горько плакал. Теперь он был горд и щелкал вожжами, чтобы ослик бежал быстрее. Он так раззадорился, что Марии стоило большого труда его утихомирить.
Так по очереди прокатились все братья и сестры. Они уже действительно далеко ушли от дома, но настойчиво требовали еще и еще. Но вот маленькая компания сделала привал, и Мария дала детям отведать своих лепешек.
– А теперь вам нужно идти домой, чтобы родители не беспокоились, – объяснила Мария.
– Никогда еще нам не было так весело, – сказала старшая сестра, – Мария такая милая.
– И ослик, – закричал самый смелый маленький мальчик.
– И Иосиф, – добавили все остальные.
– Вы точно придете снова? – спросили они. – И мы снова будем вас провожать?
– Конечно, – ответил Иосиф.
– И я смогу сам прокатиться на ослике? – спросил маленький мальчик. – Ведь к тому времени я подрасту.
– Конечно, – сказал Иосиф, – ты сможешь сам править.
– Я буду каждый день собирать сочную траву, – сказал малыш, – наберу целую большую копну. Это будет тебе от меня, мой маленький ослик.
– От нас тоже, – заметили другие.
Старшая сестра робко спросила: – А можно будет мне, когда вы вернетесь, немного покачать вашего Сына?
– Конечно. Я вижу, как хорошо ты обращаешься со своими младшими братьями и сестрами. Приведи всех благополучно домой. Я буду волноваться о вас; вам предстоит долгий путь назад.
Наконец дети попрощались окончательно.
Но до тех пор, пока можно было видеть Марию и Иосифа, они шли обернувшись и махали.
Перед ужином путешественники пришли в совершенно пустынную местность. Селения лежали очень далеко друг от друга.
– Боюсь, нам придется сегодня ночевать на свежем воздухе, – сказал Иосиф печально. Отсюда хороший обзор, но я нигде не вижу огней. Как ты полагаешь, ты не замерзнешь, Мария?
– Только бы не начался дождь, – отвечала Мария. – Ночь звездная, пройдем еще. Ветер довольно холодный, но мы можем завернуться в шали.
Иосиф помог Марии слезть с осла. Она уселась на обочину, и Иосиф заметил, что она дрожит от холода. Он снял свою хламиду и укрыл Марию.
– Нет, – сказала Мария, – ты озяб, как и я.
– Оставь пока, – попросил Иосиф, – я хочу посмотреть, нет ли где безветренного места.
– Бог поможет нам и эту ночь поспать хорошо, – заметила Мария. – Но где же наш ослик?
Ослик снова увидел Ангела, который привел его в большой грот поблизости. Несомненно, там часто ночевали путешественники, потому что на земле лежало немного соломы и пара сухих веток на выжженном кострище. Как был рад Иосиф, когда в слабом свете звезд он увидел, что нашел ослик. Он сходил за Марией и сделал ей ложе из соломы. Затем он высек огонь и разжег несколько поленьев. В темном гроте стало действительно уютно.
– Как нам покровительствует Бог, Иосиф, – сказала Мария. – Каждый вечер мы находим ночлег, даже среди пустыни.
Они спали спокойно и в безопасности, пока на восходе их не разбудили птицы.

В РАЗБОЙНИЧЬЕМ СТАНЕ


День за днем брели Иосиф, Мария и их маленький ослик по дороге на Вифлеем. Не раз дела их принимали плохой оборот, но всякий раз Ангел указывал путь маленькому ослику.
Но однажды едва не случилась настоящая беда.
Путешественники шли через пустынную местность. После обеда они пришли в одну деревню. Они зачерпнули воды из источника, и пока они отдыхали, Иосиф задумался: «Надо ли нам сегодня еще идти? Боюсь, что до следующего селения будет далеко. Может быть, мы не доберемся до наступления темноты»
– Но не кажется ли тебе, что еще слишком рано, чтобы уже искать ночлег, – ответила Мария. – Чем ближе мы будем к Вифлеему, тем лучше для нас.
– Я спрошу у хозяйки, как туда идти, – сказал Иосиф.
– Если вы пойдете быстро, вы успеете добраться до следующего селения до наступления темноты, – сказала хозяйка, с любопытством на них посматривая. – Но путь трудный, крутой и каменистый. Впрочем, ваш ослик выглядит выносливым и осилит его.
– Это лучший в мире ослик, – сказала Мария.
– Но по дороге есть разбойники, – продолжала женщина. – Они хозяйничают в пустынных горах. Они очень опасны, если попасть к ним в руки. Может быть, лучше вам подождать до утра. Несколько крестьян из деревни собираются утром в Иерусалим, и они могут вас проводить. Если вас будет много, разбойники не отважатся напасть.
– Да, – заметил Иосиф. – Наверное, лучше будет нам подождать. Крестьяне точно отправятся завтра утром?
– Я думаю, да, – ответила хозяйка. – Или послезавтра.
– Может, нам стоит попытаться дойти до следующего селения, – заметила Мария. – Еще только перевалило за полдень. Наш маленький ослик надежен. От разбойников же нас Бог обережет.
И они отправились дальше. Сначала был очень чудесный день, но через несколько часов внезапно налетел ветер, и ужасный ливень настиг их. В мгновение стало совсем темно, и наступила едва ли не труднейшая часть пути.
Ослику пришлось идти впереди с Марией и своими копытцами нащупывать дорогу. Иосиф ступал следом, ибо тропа была очень узкая.
– Нам надо искать убежище, – прокричал Иосиф. – Здесь слишком продувает.
Но ослик ничего не находил, и Мария начала зябнуть.
– Если мы не найдем никакого дома, мы непременно замерзнем, – думал Иосиф.
Внезапно ослик скрылся у него с глаз, и Иосифу пришлось побежать, чтобы его опять догнать.
Ослик снова увидел Ангела. Он кивал ему с другой стороны мощной каменной глыбы. Туда вела узкая тропинка, и вскоре ослик пришел к хижине.
– Иосиф! Здесь хижина! – закричала Мария, повернувшись к Иосифу, который шел далеко сзади за ними.
Ослик был уже у хижины. Это была лишь обветшалая хатка без дверей. Но на полу горел огонь, и трое бородатых мужчин сидели вокруг и грелись. Когда они увидели ослика, один вскочил, схватил за поводья и завел его в хижину.
Как рад был ослик, что Мария обрела наконец крышу над головой от ужасной непогоды.
– Добрые люди, позвольте нам немного обогреться, – попросила Мария. – Мы совершенно промокли.
Мужчины ничего не ответили.
Марии было недостаточно хорошо их видно, потому что она смотрела на огонь и протягивала к нему руки. Но Иосиф, как только вошел, увидел, что это была за троица. Маленький ослик привел их прямо к разбойникам. Прямо в вертеп!
– Добрые господа! – продолжала Мария, – мы не хотим причинить вам хлопот, позвольте нам только посидеть у огня.
– Заходите уж! – хрипло сказал один.
Мария протянула к нему руки, и он направился помочь ей слезть со спины ослика. И в это мгновение он заметил, что огонь стал гореть ярче, и воздух в хижине благоухает по-весеннему. Мария опустилась на солому на полу. Иосиф замешкался у входа. Он не знал, что сейчас было бы лучше.
– Иосиф, подай мне сюда нашу корзину. – Она что-то достала и сказала: «Господи, благослови наш хлеб!» Она протянула часть Иосифу и затем трем разбойникам. Те были так смущены, что едва могли есть. Как давно они не ели благословленного хлеба!
Мария и Иосиф поели, и маленький ослик поел, пожевав вокруг на полу соломы.
Трое разбойников, как и прежде, сидели молча и наблюдали за незнакомцами. Им было непонятно, как они смогли найти их хижину, так скрытую, но, в сущности, это было удобно, что люди пришли прямо к ним. Можно было лишь забрать их пожитки, когда они будут спать, и потихоньку выбраться с ослом. Не придется применять никакой силы.
Трое разбойников поглядывали друг на друга и перемигивались. Иосиф понял, что это значит. Он забеспокоился и едва не подавился своей едой. Но Мария, ничего не подозревая, сияла. Она смотрела на разбойников чудными чистыми глазами и улыбалась, словно это были старые добрые друзья.
Когда Мария поела, она погладила своего ослика и сказала: «Вы не представляете, что за умница этот ослик!»
И она принялась рассказывать, как ослик перевел их через бурную реку, как именно он каждый вечер находил для них ночлег. «Но сегодня вечером мы уже полагали, что нам придется ночевать под открытым небом. И тут появился Ангел, который показал путь нашему маленькому ослику. Иначе бы мы никогда не нашли эту хижину здесь в пустынных горах», – заключила она.
Разбойники слушали удивленно. Они находили, что эта женщина слишком наивна. Как это Ангел приведет их осла прямо в разбойничий притон! Она так легковерна!
Но тут предводителю пришла мысль, вогнавшая его в страх. Он внезапно побледнел и его прошиб холодный пот.
В этой женщине была какая-то странность, которую он почувствовал с первого взгляда. Когда он снимал ее с осла, вблизи нее было так хорошо и светло. Но это посветлело не от огня, хотя сначала ему так показалось. Нет, теперь он знал: ее сопровождало какое-то другое существо, от которого исходило это тепло и свет. Ангел! А он-то еще здесь сидит и строит планы против людей, ведомых Ангелом! Ему стало холодно от мысли, что могло бы случиться с ним и его приятелями, если бы они подняли руку на этих людей. К его счастью, женщина все рассказала прежде, чем они причинили им какое-то зло. Он должен сделать так, чтобы его приятели подружились с этими чужеземцами.
Оба других разбойника насмешливо улыбались, когда слушали веселую, простодушную женщину.
Неожиданно защебетали птицы. Мария прервала свой рассказ и воскликнула: «Послушай, Иосиф! Наши птицы нашли и сюда дорогу!»
И тогда она начала еще одну удивительную историю о птицах из Назарета. Она рассказала, что птицы сопровождают их по всему пути, чтобы приветствовать ее Дитя, когда оно придет в мир. Каждый раз, когда они отдыхают, птицы садятся на дерево и щебечут для нее, каждое утро они будят их песней.
Те двое разбойников считали женщину ужасно наивной, но им ничего не оставалось, как слушать ее. Они бессознательно подняли головы и увидели, что бревна и балки облеплены птицами.
Второй разбойник был суровый парень. Он бы никого не пощадил и безжалостно прихлопнул бы, чтобы получить желаемое. Но маленьким мальчиком он полюбил птиц и всегда имел к ним особую тягу.
Как зачарованный, смотрел он на птиц Марии. Он собрал крошки и держал их в протянутой руке. Затем он засвистел. Из-под крыльев выглянула головка. Три-четыре птицы спорхнули и окружили его, но они побаивались. Они поворачивались к Марии, как бы спрашивая совета. Можно ли им? Мария кивнула. Смелые, маленькие, настороженные, они кричали, пролетая над рукой разбойника и склевывая крошки. В момент целая стая была около него. Они садились на его руки, садились на плечо, голову, щебетали и пищали.
Разбойник сидел тихо, чтобы не спугнуть.
– Как я соскучился по птицам, – сказал он. – По птичьему пению. Здесь, в горах, слышны только крики коршунов.
– Ты любишь птиц? – спросила Мария.
Тут разбойник оттаял и стал расспрашивать Марию и Иосифа, как называются птицы, где они строят свои гнезда, сколько выводят птенцов и многое, многое другое. Он хотел все узнать, пока она была в состоянии отвечать.
– Никак не могу понять, – думал он, – как это я так долго выдержал в этих пустынных горах. Все, утром ухожу прочь, в край, где на деревьях есть птичьи гнезда, я хочу там остаться и зарабатывать на жизнь трудом своих рук. Без этих гостей и их птиц я бы до конца своих дней творил безобразия. Как я благодарен, что они пришли. Я хочу сделать так, чтобы мои приятели оставили их на свободе. Какое же счастье доставили мне птицы.
Тут младший разбойник спросил опять об Ангеле. Он был совсем юным и только недавно примкнул к двум другим разбойникам. Он был из хорошего рода, но с детства славился диким и неукротимым нравом. Ему всегда хотелось быть первым и лучшим. Но однажды в деревне кому-то другому был оказан еще больший почет. В ярости он ушел к разбойникам, взяв себе имя «Гроза пустыни». Он еще покажет всей деревне! Они должны его бояться и дрожать от одного его имени. Он стал очень диким и свирепым, занимаясь со своими приятелями грабежом.
Третий смотрел на своих товарищей и сердился. Он тоже хорошо заметил, что они оба расположились к незнакомой женщине и думали о том, как поберечь ее и ее мужа.
– Жалкие старики! – думал он сердито. – Скоро они и сами станут как дети и не смогут больше разбойничать. Не правда ли, это будет скоро. Сегодня ночью, когда все заснут, я возьму поклажу, осла и исчезну.
Затем он начал мысленно представлять, что может оказаться в поклаже. Непременно что-то ценное.
Но чужеземцы были странные, он тоже это чувствовал. Вероятно, они были не настолько бедны, как казались. У женщины был благородный облик. Наконец, он догадался: она переоделась! Наверное, она подумала, что надежнее пронесет через страну свои драгоценности, если сама прикинется бедной и спрячет все в этом узле! Но он разоблачил ее! Его не проведешь! И этот осел принадлежит совсем не бедным людям! Нет!
Наверняка в этом узле много драгоценных вещей! И утром это все будет его! В дальних местах раскроет он сундучок и станет богатым! И тогда он хотел бы стать отчаянным сорвиголовой, чтобы собрать вокруг себя разбойников и стать во главе. «Гроза пустыни!» О нем еще услышат дома, в деревне! Что же эти люди не ложатся и не спят! Сидят всю ночь и болтают!
Он был так нетерпелив, что беспрерывно грыз свои ногти. Да, несомненно, скоро все утихнут.
Но старший разбойник не мог молчать.
– Кто ты, собственно, такая? – спросил он Марию. – Птицы сопровождают тебя, но Ангел привел твоего осла прямо в хижину разбойников.
– Я всего лишь Мария из Назарета, – объяснила Мария. – И Иосиф всего лишь Иосиф. Не ради нас сопровождают нас птицы и оберегает нас Ангел, но ради Младенца, что скоро придет в мир, ради Сына.
– Младенца? – прошептал старый разбойник.
Мария кивнула и улыбнулась ему. И в это мгновение прошел страх, который внушило этому разбойнику явление Ангела. Ему стало радостно и хорошо.
– Удивительно, – думал он.
– Я покажу тебе сейчас что-то совершенно замечательное, – сказала Мария таинственно разбойнику. – Иосиф, помоги мне, пожалуйста, разобрать поклажу.
Иосиф развязал ремень. Младший разбойник в напряжении сдерживал дыхание. Правая рука так крепко обхватила рукоять ножа, что суставы побелели.
– Что же было у этой женщины для Младенца? Чем она гордилась?
Она уселась справа и сняла с сундучка замок. Затем она отряхнула со своей юбки всю солому, вынула маленькие красивые детские вещички и показала их изумленным разбойникам.
– Смотри! – сказала она и протянула каждому из них какую-то крохотную маленькую рубашонку, – разве они не чудесны?
Младший разбойник был так ошеломлен, что нож выпал у него из рук.
Иосиф видел это и мгновенно запихнул нож ногой в солому. Но разбойник совершенно ничего не заметил. Он стоял, уставясь и крутя рубашонку с одной стороны на другую, и лицо его становилось все краснее и краснее.
Какой позор! Вот бы он похитил этот узел с маленькими детскими вещицами, какой смех пошел бы от города к городу, от селения к селению! Самый малый бы ребенок смеялся, слыша его имя: «Гроза пустыни! Он похитил белье первенца! Ох!»
Он бросил рубашечку на юбку Марии. Мария заботливо сложила детские одежки снова вместе. Все молчали.
Тут молодой разбойник заговорил: «Я хотел быть героем. Но невозможно прославиться, если воровать одежку ребенка, который еще не родился. Расскажите своему сыну, когда он подрастет, что „Гроза пустыни“ собирался украсть его пеленки; пусть он знает, какие бывают люди»
– Мой Сын придет в мир и для того, чтобы помочь тем, кто встал на ложный путь, – сказала Мария.
Вернуться назад и стать честным человеком. Разбойником не добьешься ни почести, ни славы. «Гроза пустыни»! Ха-а! Как я был глуп!
– Я иду с тобой, – сказал старик.
– Я тоже не хочу больше здесь оставаться, – встал тот, кто любил птиц. – Я серьезно решил завтра идти туда, где цветут цветы и поют птицы.
– Мария из Назарета, – сказал старый разбойник. – Расскажи своему Сыну, что благодаря ему трое самых плохих разбойников ушли из этих пустынных гор, чтобы стать честными людьми.
– Я ему расскажу, – улыбаясь, возразила Мария, – что три хороших человека в такую непогожую ночь сжалились над бедными путешественниками.
Затем все спокойно проспали остаток ночи в хижине разбойников. На следующее утро птицы из Назарета защебетали для трех веселых мужчин, которые больше не были разбойниками.
– Я покажу вам лучшую дорогу к следую щей деревне, – сказал юноша.
Он взял за поводья ослика и повел по едва заметной тропинке до тех пор, пока вдали не появилось какое-то селение.
– Спасибо, дорогой маленький ослик Марии, – сказал он, – спасибо, что ты вчера вечером пришел к нам.
Он потрепал ослика на прощание и простился с Марией и Иосифом. Они пожелали ему много счастья. Затем он вернулся к своим друзьям, которые уже упаковали свои скудные пожитки для путешествия в другие земли.

У ПАСТУХОВ


– Знаешь, Мария, – сказал в этот день Иосиф, – мне кажется, если все пойдет хорошо, завтра мы придем в Вифлеем!
– Это было бы замечательно, – вздохнула Мария, – Дитя не будет долго ждать. Хорошо бы наконец-то опять иметь крышу над головой.
– Эй! – подумал маленький ослик, – если это так, мне надо поторопиться. – И он припустил рысью, так что Иосифу приходилось бежать за ним бегом, чтобы не отставать.
– Удивительно, что у нашего ослика есть еще силы, – рассуждала Мария, – он трудился всю осень, а теперь уже столько дней тянется наше путешествие.
– Да-да, – пыхтел Иосиф, – я тоже не понимаю, как он все выдерживает.
Они шли через пастбища. Повсюду встречались большие стада коз и овец. Домов не было видно. Только маленькие сараи для пастухов и загоны из низких каменных стен, в которых ночевал скот.
В сумерках остановился Иосиф у одной такой ограды. Множество животных собралось вместе внутри нее. Они лежали, тесно прижавшись друг к другу. Пастухи разожгли огонь, уселись вокруг и грелись. Один из них сторожил. Он накрылся овечьей шкурой и улегся поперек входа. Всякий, кто захотел бы войти, должен будет перед ним остановиться. Но кто бы ни попытался, он тотчас прогонит, потому что кто же приходит к ночи, либо дикий зверь, что хочет украсть овцу, либо вор, чтобы своровать скотинку.
Иосиф подошел к входу. Пастух подозрительно приподнялся.
– Что тебе надо? – спросил он сурово.
– Позвольте нам сегодня провести у вас ночь. Мы уже не успеем добраться до Вифлеема.
– Ладно, – сказал пастух, осмотрев Иосифа с ног до головы, – проходи внутрь. У нас нет шалаша, только костер. Если вам довольно этого…
Он встал и пропустил Иосифа, осла и Марию внутрь.
Двенадцатилетний мальчик подбежал к ним навстречу.
– Давайте я накормлю осла, – предложил он. – Какой замечательный ослик. Но он совсем мокрый. Он вспотел?
– Да, он целый день крайне спешил, – объяснил Иосиф, вытирая лицо. – Хорошо, что теперь мы можем отдохнуть.
Мальчик вытер ослика сухой травой, дал ему сена и свежей воды, погладил его, что-то пошептал ему, словом, позаботился о нем как мог. Увидев же, что осел дрожит в прохладном ночном воздухе, он снял плащ и накрыл его спину.
– Рубен, что ты там делаешь? – прокричал его дед.
– Маленький ослик дрожит. Он был совсем мокрый от пота, – сказал мальчик. – Мне не нужен плащ. Я не дрожу.
Дед покачал головой и велел: «Иди садись к огню!»
Рубен подошел, и старик накрыл мальчика своим плащом.
Когда пастухи заметили, как устала и продрогла Мария, они сказали: «Тебе нельзя сегодня оставаться под открытым небом. Звезды светят необыкновенно ярко, будет холодно».
Пастухи принесли по паре козьих шкур, и все вместе соорудили теплый шалаш, совсем маленький, но вполне достаточный для Марии. Они разложили шкуры, и один из пастухов принес козьего молока. Мария всех благодарила. Затем она легла на мягкую шкуру и мгновенно заснула. В этот вечер она была слишком уставшей, чтобы сидеть и беседовать, как в предыдущий вечер у разбойников.
Но Иосиф долго сидел на корточках вместе с пастухами у огня. Он поведал им о путешествии и многих приключениях. Пастухи слушали внимательно. И когда он рассказывал, как с помощью Ангела осел всегда находил правильный путь, они важно кивали.
– А ты видел Ангела? – спросил пастух.
– Нет, ни я, ни Мария сами не видели, но она очень хорошо чувствует, когда он поблизости.
– Да, – подумал старик, – хорошие люди чувствуют присутствие Ангела, но и они его никогда не видят.
– Наш отец часто разговаривал с Ангелом, – обронил другой.
– В те времена Ангел еще являлся человеку, – подумал Рубен мечтательно, – но сейчас уже нет.
– До сих пор Ангел помогал нам, – сказал Иосиф, – и мы надеемся, что он нас приведет в Вифлеем, прежде, чем Сын Марии придет в мир.
– В Вифлееме, – гордо заметил дед, потому что он и все другие пастухи был родом оттуда, – в Вифлееме родился царь Давид. Ребенком он пас стада своего отца, как Рубен сейчас, а когда вырос, стал царем и пастырем всего народа.
– Мы все из его рода, – прибавил отец Рубена.
– Мы тоже, – сказал Иосиф, – поэтому нам и пришлось идти в Вифлеем. Нас там должны переписать.
– Да-да, – пастух вил нить дальше, – Давид был рожден в Вифлееме, но мы ждем еще и другого Царя, так нашим отцам было завещано от Бога.
– Расскажи-ка нам, Рубен, что говорили пророки о Младенце из Вифлеема.
– Из тебя, Вифлеем, должен прийти Царь, что моему народу Израиля Господом Богом станет, – прозвучал ясный голос Рубена.
– Написано также, что он будет Добрым Пастырем, – тихо сказал Иосиф.
– Весь народ направит на пути Господни, – гордо обронил Рубен.
– Да, – ответил один из пастухов, – так сказано в Писании. Но Он все не приходит, хотя так нам нужен. Годы идут и идут, и ничего не меняется.
Старый дедушка Рубена промолвил: «Я всегда горячо ждал и верил, что мне доведется увидеть Младенца из Вифлеема. Но к сожалению, это время, видно, уже не придет»
Все пастухи вздохнули, потому что долго и ревностно ожидали они Доброго Пастыря.
– Ты знаешь, дедушка, – сказал робко Рубен, – мне кажется, что Он скоро придет. Я это чувствую.
– Маленький мальчик, – ответил старик, – откуда ты можешь знать?
– Происходит что-то необычное, – стал рассказывать Рубен. – Когда я накрывал спину осла своим плащом, его глаза блестели совершенно по-особому. Но я ничего такого не видел, и это меня очень удивило. Я подумал тогда, что звезды отражаются в его глазах. Я поднял голову и увидел вверху на небе, что звезды сияли так сильно, что их можно было почти слышать. Это действительно так было! И мне показалось, они пели: «Скоро! Скоро! Скоро!»
Тогда я снова посмотрел на осла, и он тоже словно знал: что-то скоро произойдет. Теперь точно придет Добрый Пастырь.
– Рубен, подумай-ка хорошо, может, это просто твоя фантазия, – строго сказал мальчику отец.
– Кто знает, может, Рубен и прав, – заметил дед. – Звезды сегодня ночью действительно удивительные.
После этого у огня все затихло. Каждый закутался в свой плащ и заснул.
Только маленький ослик не спал. О, он был так взволнован словами Марии, что ребенок скоро придет. У нее уже не было времени, чтобы отдыхать здесь всю ночь и проводить час за часом.
– Маленький ослик, почему ты топчешься? – спросила овца. – Почему ты не спишь?
– Я не могу, – ответил ослик. – Мне всегда нужно помнить о Сыне Марии. Мы все уже так долго ждем Его, понимаешь, и сегодня она сказала, что Он не может больше долго ждать. И еще меня дома все животные просили, чтобы вовремя привезти Марию в Вифлеем. Иначе Ребенок родится на дороге. Я могу только разбудить Иосифа и Марию, и они пораньше продолжат путь.
– Ночь такая темная, маленький ослик, – возразила другая овца, которая все слышала.
– Ангел покажет мне путь.
– Ты сегодня ночью видел Ангела? – первая овца призадумалась. – Он тебе махал? Тогда тебе нужно спешить.
– Нет, – колебался ослик, – нет, как раз сегодня я его не видел.
– Тогда почему же ты определенно думаешь, что Ангел позовет тебя сегодня? – спросила овца.
– Смотри, как тепло и чудесно приготовили пастухи все для Марии.
– Да, смотри, как хорошо она спит, – подала голос другая овца. – И Иосиф тоже спит. Ему нужно поспать, он был очень усталый, когда вошел сюда.
– Да, – согласился осел. – Вы правы, пусть они еще немного поспят.
Наутро все проснулись рано. Пастухи пригласили Иосифа и Марию к своей утренней трапезе. И маленькому ослику досталась от Рубена охапка сена. Птицы из Назарета пели им радостные утренние песни.
– Теперь вам уже не так далеко до Вифлеема, – сказал дед Рубена. – К полудню будете там. Но вам будет трудно найти пристанище, потому что на перепись пришло много людей из рода Давидова. Но может, все-таки удастся. И когда вы будете возвращаться, заходите к нам, мы будем очень рады, мы очень хотим посмотреть на Дитя, что родится в Вифлееме, Младенца из рода Давидова!
Мария охотно обещала.
– И тогда я снова дам сена и свежей воды вашему ослику, – пообещал Рубен. – Он чудный ослик, я знаю.
– Ты хороший мальчик, Рубен, – сказал Иосиф. – Да поможет тебе Господь во всех твоих делах.
Затем Иосиф и Мария попрощались с пастухами и пошли дальше.
Но в этот день их преследовали неудачи.
Во-первых, прошел холодный дождь, поэтому они насквозь промокли. Серым и облачным оставалось небо и весь день. Едва проглядывавшее солнце не могло высушить их одежду и согреть их промерзшие члены.
Затем неприятность постигла маленького ослика. Он плохо выспался и был уставшим. Когда он взбирался по скользким камням на высокую гору, он поскользнулся и едва не опрокинулся. Мария вскрикнула, осел все-таки смог удержать равновесие и поднимался дальше. Но нога его болела. Скоро Мария и Иосиф заметили, что он хромает.
– Бедняжка! – промолвила Мария. – Ты так долго уже везешь меня, но скоро мы прибудем на место, и тогда ты отдохнешь!
Ослик трусил изо всех сил, но, конечно, не так быстро, как прежде. Иосифу в этот день не составляло труда поспевать за ним. После обеда они пришли в Вифлеем. Вокруг города была каменная стена, и путешественники могли входить только через одни ворота. В воротах всех осматривала стража. Иосиф должен был рассказать, как зовут его, как Марию, и откуда они пришли, и что они хотят, прежде чем их пропустили.
Наконец они оказались в Вифлееме.
– О Иосиф, как я рада, – сказала Мария. – Слава тебе, Господи, мы наконец добрались. И спасибо тебе, мой славный маленький ослик, тебе было тяжело, хлопотно, но ты крепился.
– Он просто золотой, – заметил Иосиф облегченно. – Без него мы никогда бы не добрались.
Ослик радовался и гордился собой.
– Иа, иа! – закричал он и увидел птиц из Назарета.
Они сидели в ряд на городской стене.
– Ты все делал очень, очень хорошо, маленький ослик, – щебетали они.
В ВИФЛЕЕМЕ
Иосиф и Мария скоро обнаружили, что Вифлеем – это город с точно такими же маленькими домами и точно такими же угловатыми улицами, как и Назарет. Где же найти им приют?
Они брели наугад и скоро пришли в один постоялый двор. «Здесь сдают комнаты путешественникам, – объяснил Иосиф. – Подожди, я спрошу, не сможем ли мы здесь остановиться»
Но все комнаты были уже заняты. Не было ни уголка свободного. Все было переполнено.
– Нам нужно поискать другой постоялый двор, – сказал Иосиф Марии. – Наверняка тут есть еще.
На этой же улице они нашли другие.
– Моя жена устала, у нее в любую минуту может родиться ребенок, – говорил Иосиф везде, заходя на постоялый двор.
И хозяева всегда отвечали одинаково: «Но у нас все занято. Поищите где-нибудь в другом месте»
Когда они обошли несколько постоялых дворов, Иосиф сказал: «Может быть, нас примут в какой-то семье».
– Меня очень беспокоит наш маленький ослик, – вздохнула Мария. – Посмотри, как он хромает. Ему нужно отдохнуть.
– Попробуем-ка мы в этом доме, – сказал Иосиф и постучал.
Дверь отворил седой старик.
– Дружище, не примешь ли ты нас на сегодняшнюю ночь, – спросил Иосиф. – Мы обошли весь Вифлеем, но для нас не нашлось места ни на одном постоялом дворе.
– Очень жаль, – отвечал старик. – Я охотно бы пустил вас, но прямо перед вами пришла одна семья с детьми, и я оставил их. У меня нет ни уголка свободного. Сходите к соседу. У него доброе сердце.
– Спасибо на добром слове, – сказал Иосиф и постучался в следующий дом.
Там произошло то же самое. И также в следующем, и в следующем, вдоль всей улицы; в Вифлеем пришло слишком много людей по приказу могущественного императора.
– Если бы у ослика были силы, мы бы лучше пошли опять к пастухам, – подумал Иосиф озабоченно. – Но я не знаю, найдет ли он дорогу назад в темноте.
– Бог поможет нам и охранит нас, – возразила Мария. – Не беспокойся, Иосиф, ослик всегда находит убежище для нас.
– Я хочу, чтобы ты оказалась права, Мария, – сказал Иосиф. – Но ослик очень изменился.
Да, ослик был совсем иной, чем прежде. У него была сильная боль в ноге и он ужасно устал. Он уронил голову почти до земли. Поэтому он и не видел Ангела.
Но Ангел знал, как быть. Раз ослик его не видит, он позвал птиц из Назарета. Они были тут как тут. Все послеполуденное время следили они за осликом, Иосифом и Марией, облетели весь Вифлеем вдоль и поперек и очень беспокоились. Как же обрадовались они теперь! Они защебетали ослику прямо в уши. Что это за птичий щебет, такой громкий и ясный в темноте и холоде?
Конечно, это птицы из Назарета. И что же они поют?
– Идем, идем, идем, маленький ослик! Тут кров и тепло.
Ослик снова выпрямил шею и высоко поднял голову. Он увидел Ангела в конце переулка. Не хромая, решительно потрусил он в этом направлении.
– Ты слышал, Иосиф? – спросила Мария удивленно. Мои птицы запели.
– Да, – сказал Иосиф. – Действительно, я еще никогда не слышал птичьего щебета ночью, когда к тому же так холодно.
– Ослик показывает путь, – улыбнулась Мария, – он вдруг стал резвым.
Теперь ослик перешел даже на рысь, и Иосифу приходилось бежать следом.
Тут внезапно исчезли плотные облака, которые окутывали все небо после обеда и вечером, и небо стало ясным.
Прямо над городом загорелась большая звезда, которую никто раньше не видел.
Когда ослик в очередной раз повернул за угол, он остановился у сияющего белого дома. У ворот кивал Ангел и улыбался, в саду щебетали птицы из Назарета. Иосиф и Мария слышали пение птиц, но Ангела они не видели.
– Чей это дворец? – спросил Иосиф изумленно. – Он все больше и больше сверкает. Из чего он может быть построен? Это, должно быть, дом богатых людей.
– Разве можем мы туда войти, – сказала Мария робко, – такие простые люди, как мы. Но Иосиф, похоже, что ослик нас ведет именно сюда.
Иосиф попытался удержать осла, но ослик был настойчив.
– Милый Иосиф, – сказала Мария, – а, может, так и нужно, ведь мои птицы поют в этом саду.
– Вот как? – спросил удивленно Иосиф. Подойдя поближе к дому, Иосиф и Мария увидели, что он совсем не знатный и большой, как им сначала показалось. Это был простой старый хлев с перекосившимися стенами. Но в сияющем свете звезды, зачаровавшем их, он представился ослепительно белым и значительным.
– О! – обрадованно воскликнула Мария, – это всего лишь хлев. Тут нам обязательно позволят жить. Я совсем не думала, что мы войдем в чудный дом, мы такие пыльные и грязные.
– Хорошо, – сказал Иосиф, вздыхая. – Здесь мы и поселимся. Пусть будет так. Пойду-ка спрошу старика в дверях.
Там действительно стоял старый, сгорбленный человек, хозяин этого хлева. Он услышал необычный птичий концерт в темной ночи и вышел, чтобы посмотреть на этих птиц. И увидел звезду, ее яркий свет. Так как он стоял перед хлевом, он не замечал, как звезда его посеребрила. Но он увидел на дороге Марию на ослике и Иосифа. И перед ними лежал звездный блеск. Так сияло, что старик подумал, будто к нему идут царь и царица.
– Сюда идет сам царь, как мне и приснилось, – думал он. – И царица с ним. Какие чудные на них одежды, словно сотканные из чистых серебряных нитей. У кого же еще может быть такой великолепный осел! Его шкура блестит, как дорогой шелк, а копыта сверкают, словно чистое золото. Как же могу я отважиться пригласить их сюда?
Старик от волнения задрожал, но когда путешественники приблизились, он успокоился. Они тоже были бедняки, совсем обычный осел вез на своей спине бедную молодую женщину, и платье мужчины, который вел осла, было простое и пыльное.
Пока старик стоял и моргал от удивления, Иосиф глубоко ему поклонился и сказал: «Добрый человек, дай нам кров на эту ночь. Мы все очень устали. Моя жена и мой осел должны отдохнуть»
Старик открыл ворота: «У меня есть только этот старый хлев. Возле двух моих овец и коровы достаточно места, где вы можете расположиться.
– Этого мы и хотим, – сказал Иосиф, – что может быть лучше для нас.
– В прошлую ночь, – объяснил хозяин, – мне приснился удивительный сон, мне приснилось, что я должен привести в порядок свой хлев и устелить сеном пол: меня посетит царь. И когда я проснулся, я все так и сделал, хотя и усмехался. Что у меня делать царю? Зачем ему сено? А теперь вы пришли по дороге, и все так сверкало, словно вы действительно царь Соломон и царица Савская. Хотя мне милее вы, бедные путешественники; с царем бы я был в затруднении. Но что это я здесь стою и болтаю! Входите внутрь. Проходите!
– Знаешь ли ты, старик, – сказала Мария, – что мы сначала подумали на твой хлев, что это сияющий дворец, но потом поняли, что его так посеребрила яркая звезда.
– Примечательный вечер, – заметил старик, – и эта большая звезда. Никогда еще не было такой звезды. И песни птиц среди ночи.
– Это поют мои птицы, – объяснила Мария. – Они сопровождают меня из самого Назарета. Они позвали осла сюда.
– Удивительны пути Господни, – сказал старик. – Может быть, вы разделите со мной мой обычный ужин и затем будете отдыхать? Какая удача, что я внес все сено, вы сможете прилечь.
– Здесь нам будет хорошо, – заметила Мария.
– Лучше, чем может быть царю и царице, – улыбнулся Иосиф.
Маленький ослик уже спал в своем углу.
Он довез Марию до цели. Наконец-то он мог поспать.

ДИТЯ


Маленький ослик видел сон.
Ему снилось, что он пасется дома, в Назарете, на лугу у Марии. Была ранняя весна, и все вокруг цвело, зеленело и благоухало. Птицы радостно пели и резвились в воздухе. Он услышал крик младенца и заметил внезапно, что птицы возликовали о Сыне Марии. Сердце от радости подскочило к самому горлу. «Это родилось Дитя», – подумал ослик во сне.
Солнце тоже хотело при этом присутствовать и засияло так ярко, так резко в глаза осла, что он проснулся. «Ах, это только сон», – подумал он разочарованно.
Была отнюдь не весна, тем более совсем не Назарет, а старый, обветшалый хлев в Вифлееме.
Но он почуял запах весенних цветов, звучало пение птиц и все вокруг светилось и сияло. Осел разлепил глаза и оглянулся.
Ангел изо всех сил махал ему, даже подталкивал своими крыльями. Что он хотел теперь показать? Ослика бросило в жар.
Тут Ангел отошел в сторону, так что ослик мог рассмотреть Марию и Младенца.
Он уже родился!
Иосиф открыл сундук и вынул чудное белье, которое было у Марии припасено. Ангел протянул его Марии, и Мария красиво и аккуратно завернула Дитя. Она высоко подняла Младенца, чтобы все могли увидеть, и протянула Его Иосифу. Вокруг стояли ангелы и пели. Они пели так прекрасно, совсем тихо, едва можно было расслышать.
Иосиф и хозяин молча прислушивались к чудесному пению ангелов и смотрели на Сына. Тут Мария взглянула в сторону осла и заметила, как он вытянул шею.
– О Иосиф, – сказала она, – покажи Его нашему маленькому ослику!
Иосиф подвел ослика к яслям. Ослик почуял, что сено пахнет весенними цветами.
Внезапно в хлеву наступила ночь. Ангелы исчезли.
Теперь только через прореху в крыше вниз на ясли светила звезда, все остальное лежало в темноте. Осел видел очень ясно, как вокруг Младенца все блестело и сияло. Иосиф и старик тоже смотрели.
– Звезда светит так ясно, – сказал старик, – кажется, словно у Него корона. Теперь я начинаю понимать, почему мне приснилось, что ко мне придет царь.
Младенец лежал с открытыми большими, темными глазами. Осел нежно обнюхал Его. Что за прекрасные щеки у Него, какие теплые и белые. А глаза как у ангела.
Старик сказал: «Мария, смотри, как сияют глаза у твоего Сына! Как ясные звезды! Можно подумать, что в них отражается все великолепие небесного царства. Я спрашиваю себя, кто Он, этот Ребенок?»
– Скоро мы это узнаем.
Постучали в ворота. Старик вышел и открыл. Там стояли пастухи, у которых ночевали последнюю ночь Иосиф и Мария. Осел сразу узнал Рубена.
– У вас ли вновь рожденное Дитя? – спросил пастух.
– Завернутое в пелены, лежит в яслях? – воскликнул ясный, гордый голос.
– Да, – отвечал старик. – Войдите. Но тихонько.
Пастухи вошли в хлев, прошли на цыпочках к яслям и пали на колени. Долго стояли они так, не шевелясь. Глаза Рубена сияли и старый дед вытирал слезы. Осел слышал, как снаружи пели ангелы.
Пастухи мешкали подниматься, они охотно еще долго стояли бы на коленях и молились.
– Кто родители Младенца? – спросил дед. – Мы хотим рассказать что-то необычное.
Когда пастухи увидели Иосифа и Марию, они очень удивились.
– Это вы? – сказали они. – Мы ожидали богатых людей. Но Бог лучше знает.
Старый пастух начал: «Мы, как обыкновенно, сторожили наших овец. Ночь была озарена светом большой звезды, которую мы никогда прежде не видели. Внезапно перед нами появился Ангел Божий и мы очень устрашились. Но Ангел сказал:
– Не бойтесь! Внемлите, я возвещаю большую радость, которая пойдет по всем народам. Потому что сегодня родился Спаситель, Христос Господь из дома Давидова. И вот вам знак: вы найдете Ребенка, завернутого в пелены, лежащего в яслях.
И в тот же миг я увидел во все небо поющих ангелов:
«Слава в вышних Богу,
И радость на земле,
И людям благоволение!»
Ангелы тут же снова исчезли, и мы сказали друг другу: «Мы хотим пойти в Вифлеем и увидеть Младенца, о котором возвестил Ангел» Торопясь, собрались мы в путь»
– Но как вы смогли нас найти? – спросил удивленно хозяин.
– Это было нетрудно, – ответил пастух. – Сначала мы шли по дороге в Вифлеем. Здесь мы увидели звезду, стоящую как раз над этим домом, все остальное лежало в темноте. Можно видеть, как сюда излилась Божья благодать.
– Мой хлев! – сказал старик.
Затем долго было тихо. Пастухи стояли и смотрели на ребенка. Чувствовалось, что им было трудно оторваться.
– Если бы мне можно было остаться возле тебя и Младенца, – вздохнул Рубен и погладил маленького ослика.
– Вот я и узнал, что это за Дитя, – думал старик. – Подумать только! Спаситель в моем хлеву.
– Добрый Пастырь, – сказал Рубен, сияя счастьем.
– Поистине, Бог послал нам большую радость, – сказал дед. – Теперь нам пора назад, к нашему стаду. Время выгонять скот на пастбище.
Пастухи ушли. Было видно, как днем. Звезда все светила. Ребенок, Мария и Иосиф спали. Но осел еще стоял около яслей. Иосиф забыл его отвести назад на место. Он стоял очень тихо и охранял Младенца.
Он вспоминал о своих друзьях дома в Назарете. Осел знал, что пройдет еще немало времени, пока Мария со своим Сыном вернутся домой. Иосиф вчера намекнул на это; слишком много пришло людей в Вифлеем, чтобы пройти перепись.
Ослику очень хотелось, чтобы звери в доме получили весть о Младенце.
– Жаль, – думал он, – здесь лежит теперь самое милое в свете Дитя, с глазами, в которых отражается Божья благодать, а овцы, козы и их дети этого не знают и по-прежнему нетерпеливо ждут. Как же мне сообщить в Назарет?
В то время, как ослик стоял и напряженно думал, взошло солнце. Птицы из Назарета проснулись на деревьях вокруг хлева и запели свои ликующие песни. Они заглядывали через слуховое оконце.
– Ослик! – щебетали они, – можно ли нам посмотреть Ребенка? Мы слышали сегодня пение ангелов и видели их, мы уже знаем, что Он родился, но мы не отваживались петь с ангелами. Можно ли нам теперь залететь вовнутрь?
Одна птаха уже влетела через прореху в крыше. Это был малыш, который так кособоко прыгал. Он тотчас уселся на край яслей.
– Тс! – сказал ему ослик.
Но едва он увидел Ребенка, ему стало просто невмоготу оставаться спокойным. Он пискнул. Это было слишком для друзей, остававшихся снаружи. Они столпились у слухового оконца, и скоро вся стая была в хлеву. Они расселись вокруг, где только нашли место, у самых, самых яслей. Некоторые сидели совсем близко от спящей Марии, и целая стайка устроилась прямо на ослике.
– Тс! Соблюдайте тишину! Тс! – урезонивал ослик. – Вас пустили посмотреть, но ведите себя потише, чтобы их не разбудить.
Одно мгновение птицы в самом деле сидели смирно, но когда самый смелый из них не удержался и слетел на руку Ребенка, трое других тут же принялись прогонять его оттуда.
– Будьте же послушными, – шептал ослик. – Иначе выпровожу вас всех отсюда.
Тут Ребенок во сне шевельнул рукой. Разве могли птицы остаться спокойными! Они славили Его своей песней. О, как они щебетали, какие выводили трели!
Мария проснулась и улыбалась. Затем проснулся Иосиф и тоже улыбнулся.
Старик заявил, что теперь уже ничему не удивится.
Вскоре проснулся и Ребенок. Пристыженные, нерешительно, потому что разбудили Его, щебетали птицы. Только смелый отважился подлететь к яслям и показать свое искусство.
– Мои маленькие птицы, – сказала Мария. – Спасибо вам за такое пение. Теперь вы увидели моего Сына. Не лучше ли вам лететь снова домой. Потому что без вас действительно очень пусто в Назарете.
Осел теперь знал, как он пошлет весть.
– Дорогие птицы, – сказал он, – послушайтесь Марии и летите домой. И объявите всем, особенно ягнятам и козлятам, что здесь произошло.
– Мы хотим еще спеть Младенцу колыбельную, – попросили птицы. – Можно?
И они запели так тихо и чудно, что Младенец снова закрыл глаза и заснул.
Затем птицы вылетели в оконце наружу. Они прощебетали прощальные слова и исчезли в той стороне, где Назарет.
– Хорошо им, они могут лететь домой, – подумал ослик. – У меня тоже дом в Назарете. Но я самый счастливый из всех, потому что мне можно и дальше оставаться с Сыном Марии и Иосифом. Ведь я их маленький ослик.

ВИФЛЕЕМ


Маленький ослик стоял, привязанный, возле старого хлева.
– Мы уже довольно давно как пришли в Вифлеем, – думал он, обнюхивая свежую травку. – Я хочу назад, в Назарет. Так хочется домой. Представляю, как ждут Марию козлята и ягнята, они, наверно, без конца спрашивают, скоро ли мы придем, и нетерпеливо топчутся.
Вспомнив своих маленьких друзей по играм, ослик не мог не улыбнуться.
– Но теперь-то мы уж скоро придем! Я слышал, как сегодня Иосиф сказал Марии, что осталось совсем немного семей, которых еще нужно переписать. Мария же лишь спросила: «Почему все-таки, милый Иосиф, нас запишут после всех?» На это Иосиф ответил: «Все говорят, что они очень торопятся» Мария вздохнула: «Наверное, нам здесь хорошо и я не хочу снова оказаться в нашем маленьком домике. Я все время вспоминаю наших животных» Не печалься, Мария, – успокоил ее Иосиф. – Через пару дней мы отправимся домой.
И маленькому ослику стало так радостно на душе, что он не мог промолчать.
– Иа! – прокричал он осторожно, потому что видел, что маленький Сын Марии спит и его нельзя будить.
– Он такой мягкий и нежный. Когда я уткнулся мордочкой в Его щечку, это было так прекрасно, как бывало дома, в прохладной воде ручья. А глаза Его блестят мягко, словно доброе весеннее солнце, когда оно впервые воссияет после долгой зимы. Ни у кого в мире нет таких глаз. Так говорили и пастухи. И старик, хозяин хлева, так говорит. И его черная корова, и его маленькая овечка тоже так думают.
Пока ослик так размышлял о Ребенке, у него не раз вырывалось радостное «Иа».
– Чему ты улыбаешься, маленький ослик? – спросили овцы, которые глодали у стены скудное сено.
– О, я думаю о Сыне Марии, – сказал осел. – Это чудеснейшее Дитя во всем свете. И самое милое, и самое умное, и самое сладкое, и…
– Самое хорошенькое и славное, – продолжила овца. Она не выносила, когда осел хвалился. – Не ты ли как-то удивлялся, кто это звонит, когда Он засмеялся?
– Ну да, конечно! Мне казалось, что это было пение ангелов. Вы помните, как пели ангелы, когда Он родился?
– Ангелы? – спросила овца озадаченно. – Какие ангелы? Может, тебе почудилось? Может, ты слышал журчание дождя?
– Дождя? – испуганно воскликнул ослик.
– Да, когда журчит дождь, это похоже на маленькие колокольчики.
– Да нет, это пели ангелы! – уверенно ответил ослик.
В этот момент черная корова очнулась от своего легкого сна, открыла глаза и сказала: «Я слышала, как Мария сказала нашему хозяину, что они собираются идти домой. Это правда, маленький ослик?»
– Да-да! – подтвердил ослик и радостно замотал хвостиком.
– А не могли бы вы погостить еще немного? – спросила овца. – Хотя бы до тех пор, пока Он не научится ходить. Было бы так весело смотреть, как Он будет прыгать.
– Нет, – ответил ослик. – Нам надо как можно быстрее возвращаться.
– Ну побудьте еще, хотя бы пока Он не начнет ползать, – попросила овца.
– Нет, это невозможно. У Марии дома остались животные, они нас ждут, и у Иосифа его мастерская.
– Мне так хотелось бы услышать, как Он разговаривает, – промычала корова. – Я уверена, Он будет учить только хорошим и благородным словам.
– Конечно, – подумал осел.
– А не могли бы вы остаться, пока Он не начнет говорить? – спросила корова. – Это же не так долго.
– Нет, – сказал ослик. – Мы отправимся на этой неделе.
Корова и овца совсем опечалились. Только ослик весело держал голову и глядел вверх на небо.
– Смотрите-ка! Прекрасная звезда! – воскликнул он.
Все тоже посмотрели наверх. Как раз в эту минуту заходило солнце. Вокруг быстро расползалась темнота. А на небосклоне все выше и выше поднималась большая звезда.
– Я узнал ее! – удивился ослик. – Это та самая звезда, что светила над вашим хлевом, когда мы сюда пришли.
– В ту ночь, – когда Он родился? – удивленно спросила корова.
– Я могу только предполагать, что сегодня вечером еще что-то случится, – заметила овца. – Может быть, ангелы снова придут сюда?
– Кто знает, – проворчала корова.

ЧУЖЕЗЕМЦЫ


– Какой примечательный вечер, – молвила Мария. – Так тихо и светло.
– Да, все очень торжественно, – подтвердил Иосиф.
Старик высунул голову из хлева.
– Что это там светится? – спросил он.
– Звезда, – ответил Иосиф. – Она стоит прямо над хлевом.
– Теперь я узнаю ее, – обрадовалась Мария. – Это та же звезда, что светила нам здесь в ту ночь, когда родился Младенец. Хотела бы я знать, что произойдет сегодня.
– Да-да, она приходила в ту ночь, – подтвердил старик. – Она была там, на повороте дороги. Я видел ее. И мне казалось, что шествует царская чета.
– А пришли всего лишь мы, усталые путники. Но смотрите, сюда снова идут люди, – воскликнула Мария изумленно.
В этот вечер появились действительно могущественные гости. «Они, должно быть, пройдут мимо, – удивленно проговорил Иосиф. – Посмотри, какие у них могучие верблюды, их шкуры лоснятся, словно серебряные»
– И что за знатные всадники, – воскликнула Мария. – Но смотри-ка, Иосиф, они направляются сюда. Мы как чувствовали.
– Ничего удивительного, что они идут сюда. Меня больше ничего не удивит, – промолвил старик.
Незнакомцы между тем подошли к хлеву. Можно было видеть, как они богаты и благородны. Их верблюды были просто великолепны. Седла и сбруя были украшены серебром и драгоценными камнями. Все так и засверкало в свете звезды, когда передний верблюд склонил голову.
А как благородны были всадники. В своих богатых одеяниях они выглядели царски.
– Мы хотим видеть новорожденного Царя Иудейского, – сказал первый из них.
– Мы видели сияющую звезду, и она вела нас на всем пути сюда, к этому дому, – сказал другой.
– Мы пришли приветствовать Свет Мира, – сказал третий.
Иосиф в удивлении стоял молча. Он оглянулся на Марию, но она уже вернулась в хлев к своему Сыну.
Три чужеземца были так уверены, что пришли в правильное место; они махнули своим слугам, чтобы те помогли им слезть с верблюдов.
Только теперь Иосиф увидел, что позади трех больших толпится еще множество верблюдов поменьше. Сидевшие на них люди быстро спешились и торопились услужить своим господам.
Когда первый чужеземец выпрямился, стало видно, как он велик и статен. Он простер руки к звездам.
– Он кажется великаном, – думал Иосиф удивленно. – Словно молодой герой или витязь.
– Ну, – спросил тот глубоким голосом, – где царское Дитя?
Иосиф стоял безмолвно и удивленно. В это самое мгновение из хлева послышалось ликование проснувшегося Младенца.
– Туда! – воскликнул второй.
Он был не так велик, как его гигантский друг. У него был строгий, повелительный взгляд, он производил впечатление неумолимого и непогрешимого судьи.
Иосифу стало ясно, что перед ним властитель большого народа. Но когда он входил в хлев, и ему пришлось наклонить свою гордую голову.
Третьему чужеземцу еще надо было сойти с верблюда. Он был очень стар, худ и согнут. Ему приходилось тяжело опираться на палку.
Внутри хлева было еще темно, только через прорехи в крыше на ясли изливался свет. Он блестел и сиял вокруг Ребенка, который смотрел из соломы на входящих, улыбался и махал.
– Звезда ли такая светлая, или этот свет исходит от Младенца, думали люди, смущаясь и кланяясь до земли.
Тут Он засмеялся от удовольствия. Весь хлев наполнился веселым щебетанием, даже первый пришелец улыбнулся.
Могучий богатырь пал на колени. Ребенок потянулся и протянул свои ручки, как бы желая к нему. Мария высокого подняла Его и передала в протянутые руки великана.
– О, Царь Земли, – прошептал чужеземец, – я сильнее всех людей, но я слаб как младенец, когда держу Тебя в своих руках, ибо Ты сильнее меня.
Он смиренно поцеловал маленькие пальчики я протянул Мальчика следующему гостю.
– Вот кого довелось мне держать в своих руках, – сказал тот нежно. – Ты будешь Господином Мира! Я богат и могуществен, и люди слушаются малейшего намека моего, но вблизи Тебя познал я, что я убог и мал, потому что Ты могущественнее меня.
Он бережно поцеловал Ребенка, а затем положил Его на руки третьего незнакомца. Этот задрожал так, что едва мог удерживать Ребенка. Но он не просил, чтобы ему помогли.
– О Дитя, Дитя! – шептал он. – Наконец-то Ты пришел, Ты, кого так долго все ждали. Я владею всей мудростью мира, но когда держу Тебя в своих руках, я чувствую себя невежественным, словно ребенок, потому что Ты мудрее меня.
Ребенок улыбнулся и потянул за белую бороду. Мария поспешила подойти и ослабить Его маленькие пальчики. Старик поцеловал ребенка в лоб и улыбнулся. Затем он наклонился, достал из белой кожаной сумки и высыпал в чашу коричневые зерна. Он зажег их угольком от очага. Низкое помещение наполнилось клубами чудного благоухающего дыма.
Иосиф и Мария смотрели с удивлением. Тут старик сказал:
– Мы проделали большой путь с Востока, чтобы чествовать Царя. В Его честь мы возжигаем ладан, как заведено в нашей земле.
Следующий чужеземец раскрыл ковчег. Он достал оттуда ларец со смирной. Она также великолепно пахла. Но смирну не надо зажигать, чтобы почувствовать ее благовоние.
– Вот моя драгоценность, это смирна. В нашей стране есть обычай дарить ее царям.
Статный чужеземец стоял у яслей и играл с Ребенком, который вертел вокруг пальца его перстень. Ему хотелось ухватить необыкновенно большую, блестящую жемчужину. И тут чужеземец снял свой перстень и вложил Ему в руку.
– Царское Дитя, Тебе владеть кольцом истины, – сказал он. – Вот драгоценность, которая есть у меня.
Тут он вынул несколько золотых монет и протянул их Иосифу.
– Вот золото для Младенца, – молвил он.
– Но маленькому ребенку не нужен такой дорогой подарок, – возразила Мария.
– Мы уже несколько месяцев видим по ночам удивительный свет звезды. Так мы узнали, что подходит час Рождества нашего великого Царя, и решили отправиться в этот путь, чтобы чествовать Его, – сказал старейший гость.
– Мы пришли, чтобы чествовать Царя. Поэтому и дары наши должны быть царскими, – добавил другой.
Мария ответила:
– Вы правы. Он будет царем. Ангел возвестил это.
Чужеземцы захотели об этом услышать. И Мария рассказала об Архангеле Гаврииле, который приходил к ней в Назарет и возвестил ей, что этот Ребенок будет Спасителем мира и Царем.
Все слушали напряженно. Затем старик сказал: «Непостижимы пути Господни»
– Его удивительная мудрость привела нас сюда, – промолвили двое других.
В приоткрытых воротах толпились слуги. Им тоже было любопытно взглянуть на Ребенка, что повлек их господ в столь дальний путь в страну иудеев. Они тянули шеи, чтобы увидеть Его. Мария заметила это.
– Входите, входите, – сказала она и освободила им место возле яслей.
– Что это здесь так сияет? – шептали слуги. – Это глаза Ребенка или звезда, что льет сюда свет?
– Это Дитя будет Царем Мира, – сказал старик.
Слуги пали ниц, коснувшись лбами пола. Ребенок улыбался им точно также, как перед этим благородным господам.
– Оставайся и дальше столь же кроток, каков Ты сегодня, – сказал один из рабов. – Ты будешь править миром, у Тебя будет скипетр Господа, и в Твоем царстве жизнь бедных рабов, тоже будет иметь значение.
Малыш кивнул и в этот момент словно задумался.
– Кажется, Он нас понял, – сказали рабы радостно.
Мария взяла Ребенка и передала в руки раба.
– Да, Он будет Царем, – сказала она спокойно. – Но Он будет также Спасителем Мира, и потому служителем всех людей мира, и служителем рабов тоже.
– О, Царь царей, Служитель служителей, – ликовали рабы. – Как добр Господь, что послал Тебя на Землю для всех бедняков.
Мария положила Ребенка назад в ясли, где Он тотчас заснул. Все еще минуту тихо стояли вокруг: благородные господа и бедные рабы. Затем статный чужеземец сказал:
– Ставьте шатры для ночлега! Пора отдыхать. Утром мы должны отправиться в обратный путь. Путь в Вифлеем был очень долог. – Затем он повернулся к Иосифу. – Нам теперь надо возвращаться как можно скорее. Только по пути мы еще должны зайти к царю Ироду в Иерусалим. По дороге сюда мы были в его дворце и спрашивали его о новорожденном царе иудейском. Но Ирод ничего о нем не слышал. Поэтому он был рад все узнать, и мы рассказали все, что знали. Он просил нас зайти на обратном пути и рассказать, кто этот Младенец, чтобы он также мог чествовать Его.
Тут из ночи подул холодный ветер, и ясный свет звезды угас. Мария, наклонившись, укрыла Сына своей шалью. Она знала, что Ирод очень злой царь. Она не могла поверить, что он благорасположен к Ребенку. Но она не отважилась сказать это важным гостям.
– Иосиф, я что-то беспокоюсь, – прошептала Мария, когда чужеземцы разошлись по своим шатрам. – Я боюсь царя Ирода! Когда он сюда придет… Я не могу об этом и думать!
– Нам нужно быстро, как только получится, уходить отсюда, – ответил Иосиф. – Вифлеем лежит слишком близко к Иерусалиму. Дома в Назарете нам будет надежнее. Я буду готов завтра, самое позднее послезавтра. И тогда мы немедленно отправимся.
– Ах, как мне хочется, чтобы эти добрые люди не рассказывали Ироду, что за Дитя у нас, – вздохнула Мария. – Не мог бы ты их попросить, чтобы они не делали этого, Иосиф?
– Не думаю, что я отважусь поговорить с такими важными господами, – робко возразил Иосиф.
– Милый Иосиф, сделай это, пожалуйста, ради Сына, – просила Мария.
– Я попробую завтра утром, до того, как они отправятся, – успокоил ее Иосиф.
Вокруг хлева расположились верблюды. Ослик был привязан к воротам. Начало ночи было довольно теплое, и он охотно остался среди молодой травки и цветов.
– Маленький ослик, – повернулся к нему верблюд, – почему благородная госпожа живет в старом обветшалом хлеве?
– Иосиф и его бедная Мария, – ответил ослик, – они совсем не знатные люди.
– А где их стада? – спросил другой верблюд.
– Стада! – воскликнул ослик. – Это я. Конечно, в Назарете у Марии и Иосифа есть еще овцы и пара коз.
– То есть ты служишь бедным людям, – в замешательстве произнес верблюд. – Почему же тогда наши богатые господа пришли сюда к ним?
– Я не знаю, – ответил ослик. – Но что мне до того, богат ли мой господин деньгами и имуществом. Мария и Иосиф богаты добротой, дружелюбием и готовностью помочь. Я могу вам только сказать, что это прекрасно, иметь господина, который никогда не бьет, и не кричит, и не требует, чтобы ты нес больше, чем можешь.
– Ты, конечно, прав, – заметил верблюд. – Мы, животные, больше ценим доброго человека, нежели богатого. Но скажи мне, маленький ослик, что это за удивительное Дитя, о котором я тут слышал. Я слышал, хозяин рассказывал о Нем целыми днями. Он чуть ли не всем говорил о Нем. Кто это?
– Добрый Пастырь, – сказал ослик спокойно.
– Добрый Пастырь! – воскликнул верблюд.
– Добрый Пастырь! – прокатилось среди отдыхающих животных. – Ты говоришь правду?
– Ангелы пели для Него всю ночь, когда Он родился. Миру Спаситель, Царь и Пастырь, – очень гордо выговорила корова.
Тут верблюды подняли головы к ночным весенним облакам. Всю ночь они лежали тихо и думали о том, что они услышали. Когда пришло утро, осел сказал:
– Когда вы пойдете в обратный путь через город Назарет, не можете ли вы передать всем привет и сказать, что Ребенок хорошо себя чувствует, и Мария и Иосиф тоже, и что мы скоро вернемся? Ведь мы тоже скоро уходим.
– Мы о таком городе ничего не слышали, – ответил верблюд. – Но если наш путь приведет в него, мы не забудем передать твой привет. У нас тоже есть к тебе просьба.
– Какая же? – спросил ослик.
– Нам так хочется увидеть Ребенка, прежде чем мы отправимся назад. Не можешь ли ты нам помочь?
– Охотно попробую, – ответил ослик.
Утром, когда гости вышли из шатров, один сказал другому: «Мне снилось сегодня, что приходил Ангел и повелел идти назад другой дорогой. Мы не должны идти через Иерусалим и разговаривать с Иродом»
– Странно, – воскликнул другой, – мне снилось то же самое.
Подошел тяжелой поступью старик.
– Сегодня ночью ко мне приходил Ангел, нам нужно выбрать другой путь домой, – сказал он.
– То же самое снилось и нам! Будет мудро, если мы последуем сну.
И они решили идти домой прямым путем. Как рад был Иосиф, узнав об этом!
– Конечно, это Бог послал гостям такой сон, – думал он. – Он знал, как я беспокоюсь. Он видел, что я не осмелюсь с ними заговорить. Как Он добр.
– Может быть, вы пойдете через Назарет, – напоминал ослик друзьям. – Не забудьте передать привет.
– Мы твое пожелание выполним, – сказал верблюд. – Но и ты, пожалуйста, выполни свое обещание.
Тут ослик так громко закричал и застучал копытцами в ворота, что вышла Мария.
– Подожди еще немного, мой маленький ослик, – сказала она. – Я принесу тебе свежей воды.
И она снова ушла внутрь.
О, как разочаровались верблюды.
– Подождем еще немного, – успокоил их ослик. – Она еще не поднимала Ребенка.
Животные беспокойно ждали, пока слуги собирали и укрепляли поклажу. Наконец, они услышали крик Младенца.
– Сейчас, – сказал осел и принялся снова громко кричать и топать, пока Мария не вышла. И на руках у нее был Сын.
– Ах! – воскликнули верблюды.
Слуги забыли, что им нужно делать, едва они увидели Ребенка.
– Что с тобой сегодня случилось? – спросила Мария своего ослика.
Он тряс головой и топал так, что Марии пришлось подойти к нему.
– Ты не заболел? – спросила она обеспокоенно. – Прежде ты не поднимал такого шума!
Ослик потерся головой о шаль Марии.
– Ты хотел сказать мне доброе утро, маленький разбойник! – засмеялась Мария. – Вот оно что.
Верблюды просяще вытянулись навстречу Марии. Она держала Ребенка и всем позволила о него потереться, прежде чем снова вернулась в хлев.
– Ты хорошо сделал, маленький ослик – сказал верблюд. – Мы очень тебе благодарны что ты помог нам увидеть Доброго Пастыря. Мы этого никогда не забудем.

СОН


Во сне на маленького ослика внезапно напал страх. Сердце его забилось, и он очень перепугался.
В этот момент он услышал из яслей крик Младенца.
– Ах, это Ты меня разбудил, – обрадовался он. – Теперь весь страх остался во сне. Как это было ужасно. Что только не приснится!
Но что же приснилось ему? Ему приснилось, что они пришли в Назарет. Все животные прискакали, чтобы сказать им добро пожаловать.
– Мы хотим видеть Ребенка! Мы хотим видеть Дитя! – кричали козлята и ягнята и танцевали вокруг них от радости. – Где же Он?
Тут ослик обнаружил, что ребенка нет, и Марии тоже нет. Никто не ехал в его седле. Там лежала только тяжелая поклажа.
– Где же ты оставил Ребенка? – спросила старейшая овца.
– Он только что был тут, – заикнулся сбитый с толку ослик.
– Но где Он теперь? И где Мария?
Да, где же они, где Мария и ее Ребенок? Ослик совсем отчаялся.
– Ты потерял их в пустыне, и их слопали львы? – спросили козы.
– Ты сбросил их в ущелье, и они разбились о скалы? – сетовали овцы.
– Их унесло вниз по течению, когда ты перебирался через реку? – кричали ягнята.
Ослик ничего не мог вспомнить. Только как он с трудом взбирался на гору, как хотел показать друзьям Дитя.
– Мы по вас так соскучились! – блеяли ягнята.
– Мы так надеялись и ждали! – мекали козлята.
Ослик почувствовал, что его сердце замерло от ужаса. Тут он проснулся и понял, что все это было во сне. Он стоял в темноте в хлеву в Вифлееме; Мария, Иосиф и хозяин спали на полу на соломе, а Ребенок лежал в яслях.
– Мы так по вас соскучились, – услышал он какое-то эхо из своего сна.
– Это все оттого, что вчера Мария и Иосиф много разговаривали о возвращении, – подумал он.
Иосиф рассказывал, что уже все готово, и они могут отправляться в обратный путь.
– Как я хочу этого! – отвечала Мария. – Мы здесь уже почти три месяца. Ребенок стал уже совсем большой.
– Весеннее солнышко тоже уже светит и греет. Все так чудесно, что можно подумать, будто мы у Бога в Эдеме и гуляем по райским лугам, – сказала Мария. – Ах, милый Иосиф, что это будет за чудесное путешествие домой.
– Да, оно будет совсем другое, чем наш путь сюда. Тогда была холодная зима. И было так дождливо! Ты помнишь?
– Наш славный ослик нам очень помог тогда, – сказала Мария. – Теперь он, наверное, только и думает, как бы вернуться домой. Я заметила, что он очень тоскует по родине.
Так они разговаривали друг с другом, пока не заснули. Осел был необычайно счастлив. Даже смешно, что может присниться такая чушь.
– Впрочем, сон есть сон, и не стоит ему придавать большое значение, – думал он.
В это мгновение в хлеву воссиял свет. Сначала появилось слабое свечение, но оно все разгоралось и разгоралось. Наконец, осел отчетливо увидел Ангела в светящемся одеянии. Тот склонился над Иосифом и прошептал:
– Иосиф! Иосиф! Слушай хорошо!
Но Иосиф перевернулся во сне на другой бок, и при этом даже махнул рукой, словно хотел прогнать Ангела, нарушившего его сон.
– Иосиф, – продолжал Ангел, – проснись скорее и разбуди Марию. Вам нужно уложить свои пожитки, взять Ребенка и бежать. Но не домой. Царь Ирод хочет убить Младенца. Поэтому вам нужно на время бежать от него в Египет и укрыться там. Не бойтесь, Ангел вас бережет. Иосиф, проснись же, наконец, пора!
Иосиф пошевелился, потянулся, что-то пробормотал и открыл глаза.
Ангел нежно погладил ослика по ноздрям. Это было так, словно повеял нежный западный ветерок.
– Милый маленький ослик, – прошептал он, – ты поможешь мне отвезти ребенка в безопасное место.
– Что такое мне приснилось, Господи? – спросил Иосиф. – Будто бы я должен идти с младенцем в Египет! Чего только не приснится! Все, рано утром отправляемся в Назарет! Это будет хорошо.
Иосиф снова улегся и хотел опять заснуть. Но ослик не позволил. Он так топал, поднял такой шум, что Иосиф окончательно проснулся и встал.
– Что тут происходит? – спросил он.
Осел закричал так громко, что его крик разнесся по всему хлеву. Он звенел на самой высокой ноте. Мария проснулась, и старик тоже.
– Что такое? – спросила Мария. – Я так беспокоюсь. Мне кажется, мы в большой опасности.
– Это осел раскричался, – успокаивал ее Иосиф. – Ложись, поспи еще немного.
– Нет, – сказала Мария, – если бы ничего не случилось, он бы так не кричал.
В конце концов Иосиф стал рассказывать: «Я видел странный сон. Ангел пришел ко мне и сказал, что нам надо скорее идти в Египет и оставаться там некоторое время, Ирод хочет убить нашего Ребенка»
– О, – воскликнула Мария, вся задрожав. – Я так боюсь его! Бежим! Скорее! Прямо сейчас!
– Но Мария, это был лишь сон. Поспи еще. Мы можем обсудить это завтра утром.
Осел закричал снова.
– Нет, – уверенно сказала Мария. – Я думаю, ослик видел Ангела и знает, что он действительно говорил с тобой. Похоже, нам действительно угрожает опасность. Бежим скорее, Иосиф!
Тут Иосиф впервые осознал, что Ангел хотел его предостеречь во сне. Он помог Марии уложить вещи и навьючить осла. Было еще темно, поэтому он раздул угли в очаге, чтобы можно было хоть что-то видеть.
Старик, хозяин хлева, опечалился.
– Вам уже в самом деле надо ехать? – спросил он. – Среди ночи? Останьтесь хотя бы до утра.
– Надо торопиться, Ребенок в опасности, – объяснил Иосиф.
– Кто может причинить вред маленькому ребенку, – заметил старик. – Тебе просто приснился страшный сон.
– Но Ангел, которого я видел во сне, указал мне, что надо бежать, – отвечал Иосиф. – И наш маленький ослик тоже его видел.
– Подождите хотя бы, пока рассветет, – советовал старик. – Еще бродят дикие звери. Они всех убьют, и вас, и Ребенка.
– Мы не боимся диких зверей, не они угрожают нашей жизни.
– Но кто же? – спросил старик и потряс головой.
– Ирод!
– Но чужеземцы с Востока не встретятся с ним на обратном пути. Так что он не знает, кто этот Ребенок, – уговаривал старик.
– Он легко может выведать это у какого-нибудь мудреца, – сказал Иосиф. – И захочет убить Его, потому что не потерпит, чтобы на земле получили власть Добро и Справедливость.
– Ну что ж, делайте как знаете, – сказал, наконец, хозяин. – И да хранит вас Бог!
– Мы хотим поблагодарить тебя за все, ты дал нам кров на это время, – сказал Иосиф. – Смотри, вот ярмо, это я сделал для тебя из оливкового корня. Я нашел этот корень в овраге неподалеку.
– Это очень хорошая работа, – сказал старик. – Я тебе очень благодарен. Мое старое ярмо сломалось и больше не годится.
– Да, я заметил, что тебе нужно новое, – сказал Иосиф, улыбаясь.
Мария взяла старика за руки.
– У меня есть для тебя пальто, сшитое из ткани, которую мне оставили чужеземцы с Востока, – сказала она.
– Какое теплое и мягкое. Оно слишком хорошо для меня. Но я очень рад. Мое старое пальто износилось, и я не знал, где взять новое.
– Да, я видела, что тебе нужно новое пальто, – сказала Мария. – Как хорошо, что я заранее успела закончить.
– Раз уж вы сейчас уходите, я тоже хочу вас поблагодарить, что вы мне сделали честь, остановившись в моем маленьком хлеву, что Спаситель здесь родился. Ни одно место на земле не будут почитать так, как этот маленький хлев, – молвил старик.
Маленький ослик становился все более и более нетерпелив. Как долго можно стоять и прощаться? Ангел ведь сказал, что надо торопиться. Он затопал копытцами и потянул Иосифа, державшего поводья.
– Знаю, – сказал Иосиф, – нам надо поторапливаться.
Мария пошла в хлев. Ребенок еще спал в яслях. Он улыбнулся во сне, когда Мария взяла Его на руки.
– Позволь мне еще разок подержать Его, – попросил хозяин.
Мария завернула ребенка в шаль и передала старику. Тот поднес Ребенка к ослику. Иосиф передал Марии поводья, старик поцеловал в щечку Ребенка и подал матери.
Ослик потрусил так быстро, что Иосифу пришлось бежать, чтобы поспевать.
Была еще темная ночь, но осел хорошо видел в темноте и знал правильный путь, как им выйти на дорогу.
– Как хорошо, что мы тогда не нашли пристанища внутри каменной стены, на постоялом дворе, – заметила Мария задумчиво. – Нам пришлось бы ждать до утра, пока откроют ворота. Может, утром было бы уже поздно.
– Да, это хорошо, что мы жили здесь, а не за стеной, – сказал Иосиф и внезапно воскликнул: – Постойте-ка, тут мое пальто зацепилось за куст!
Мария придержала маленького ослика, пока Иосиф освобождал пальто.
– Как тихо вокруг, – промолвила Мария. – Смотри, на востоке уже потихоньку светает. Скоро взойдет солнце.
Тут ослик навострил ушки. Он услышал вдалеке стук копыт. Скоро его услышал и Иосиф.
– Всадники скачут. Кто бы это мог быть так рано?
Цокот быстро приближался.
– Лучше нам остаться в кустах, – сказал Иосиф и потянул ослика с дороги.
В ту же минуту мимо них проскакала группа солдат. Они очень торопились и не заметили беглецов.
Иосиф и Мария наблюдали за всадниками. Вскоре перед ними распахнулись ворота, взошло солнце, и его первые лучи сверкнули на их заблестевших шлемах.
– Как хорошо, что мы сошли с дороги, – подумала Мария.
– Но теперь надо торопиться, – сказал Иосиф.
Ни Иосиф, ни Мария не догадывались, что это были солдаты царя Ирода. Они были посланы, чтобы схватить их Сына.
Весь день путники шли на юг и не отваживались отдыхать. К вечеру они совсем устали. Солнце зашло и стало темно.
– Жутковато оставаться здесь в лесу, – сказала Мария.
– Все же нам надо остановиться, – заметил Иосиф.
Мария слезла с осла. Они поели хлеба, что дал им старик, хозяин хлева, а ослик пожевал травы. Поводья были свободно брошены.
Иосиф и Мария легли на землю и прислонили головы к ослиному брюху. Ребенок радовался и протягивал ручонки к небу, словно хотел поиграть с сияющими звездами.
Тут упала большая звезда. Ребенок ликовал, пока она скользила по небосклону.
– Малыш не боится темноты, – подумал Иосиф. – Он чувствует себя здесь так же уютно, как и в хлеву.
– Видишь, как Он тянет ручонки к звездам? – спросила Мария. – Они мерцают ему, словно хорошие друзья.
Мария и Иосиф были так отвлечены игрою и радостным сиянием Младенца, что скоро забыли о страхе и горе. Ослик начал тихонько похрапывать. Скоро задремал и Малыш. Сами Мария и Иосиф спали спокойно, пока снова не настал день.

В ТРАКТИРЕ


Весь следующий день трусил маленький ослик в сторону юга. В седле он вез Марию и Ребенка. Иосиф молча шел рядом.
Все реже и реже попадались им оливковые рощи и виноградники. Все длиннее был путь от одного человеческого жилища до другого. В конце концов они оказались в самой настоящей пустыне. Голая и дикая, расстилалась перед путешественниками земля. Раскаленное солнце сжигало их. Они пришли в большую пустыню, отделяющую землю иудеев от Египта.
Осел ужасно уставал от утомительного топанья через пустыню. Тонкая пыль, забивавшая ему глаза и нос, сводила его с ума. Но не только осел страдал, песок мучил также Иосифа и Марию. Только маленький Сын, который спал, хорошо завернутый в шаль матери, ничего не замечал.
– Как мне хочется пить! – думал осел. – Мне в жизни еще так не хотелось. Но пусть я еще помучаюсь, лишь бы нам хотя бы к вечеру достигнуть сегодня Египта.
И он пробовал, несмотря на пыль, бежать быстрее.
Мария тоже мечтала о конце пути. После обеда она спросила Иосифа:
– Тебе не кажется, Иосиф, что мы сегодня наконец-то придем?
Но Иосиф только покачал головой.
– Милая Мария, – сказал он. – Говорят, что Египет очень, очень далеко. Много дней пути, думаю. Но ты не беспокойся. Ангел сказал, что поможет нам.
Мария притихла. Внезапно она воскликнула:
– Я вижу там здание! И деревья! Это начинается Египет! Ты разве не видишь! Вон там!
Да, вдали действительно показался дом и деревья. Маленький ослик поспешил туда с новыми силами. Великолепно! Скоро они будут на месте!
Но это был только трактир, расположенный в маленьком оазисе. Путешественники ночевали тут на своем пути в Египет и обратно. Сейчас здесь собралось большое общество. Один богатый торговец собрал свой караван, верблюдов и погонщиков, и разместил тут. С этим караваном он вез свои товары через пустыню. Торговец сидел за столом. Хозяин дома стоял рядом и разговаривал, когда вошли Мария и Иосиф.
– Конечно, такому, как ты, с такой свитой нетрудно пройти через пустыню, – заметил хозяин. – Но тут каждый день проходят мимо беженцы. Они спасаются от Ирода. Я уверен, что большинство из них погибает в песке и не добирается до цели. Они уже сюда приходят совсем изнуренные. Пустыню же по настоящему еще и не нюхали.
Иосиф и Мария испуганно посмотрели друг на друга. Теперь они впервые поняли, что путешествие будет очень тяжелым.
– Ангел нас сохранит, – прошептал Иосиф и утешая пожал руку Марии.
Тут их увидел хозяин.
– Что вы хотите, – спросил он сурово.
– Господин, не можешь ли ты нам и нашему ослу дать пристанище на эту ночь?
– А ты можешь заплатить?
– Иосиф открыл свой кошелек и вынул золотую монету, которую подарили ребенку чужеземцы с Востока. При этом многие увидели кольцо. Оно покатилось по земле прямо к столу, где сидел торговец. Тот хотел сперва наступить на него ногой, но когда кольцо подкатилось ближе, он понял, что там блестит большая жемчужина.
Иосиф нагнулся и поднял кольцо.
– Что за кольцо! – подумал торговец. – Еще никогда в своей жизни я не видел такого свечения. Я даже и не подозревал, что бывают такие жемчужины.
– Откуда оно у тебя? – спросил он и направил свой взгляд на Иосифа. – Ты, наверное, вор в бегах? Зачем иначе оказался ты здесь на краю пустыни?
– Наш Сын получил кольцо в подарок от очень богатого человека, – сказал Иосиф спокойно.
– Ваш Сын! – зафыркал торговец. – Грудным младенцам не дарят перстней! Признавайтесь теперь! Где взяли вы кольцо и золотые монеты?
– Все так, как сказал Иосиф, – ответила Мария, – Малыш получил все вместе от богатого чужеземца с Востока.
Торговец испытывающе посмотрел на нее. Странно, женщина встретила его взгляд с такими ясными глазами, что невозможно было и предположить, что она способна сказать неправду. Да, они сияли ему навстречу так, словно она никогда и подумать не могла ложное. Тут он посмотрел на ребенка.
Он не представлял из себя ничего особенного, когда спал на руках у матери. Кто же даст маленькому существу такой дорогой подарок?
– Можешь ты мне продать кольцо? – спросил он.
– Нет, – ответил Иосиф. – Оно принадлежит Младенцу и Он охотно с ним играет.
– Этот человек не знает ценности кольца, – подумал торговец. – О, мой Бог, как я хочу его заполучить. Мне кое-что пришло в голову.
– И куда же вы направляетесь? – спросил он в более дружелюбном тоне.
– В Египет, – ответил Иосиф.
Это обрадовало торговца. Никто не сможет пройти через пустыню с одним ослом и маленьким ребенком.
Он решил позволить этим людям путешествовать со своим караваном. За это время они столько задолжают ему за еду и воду, что в уплату он сможет потребовать кольцо.
– Послушай, добрый человек, – сказал он. – Вы не сможете с одним ослом пройти через пустыню. Но я могу вам, ведь я очень щедрый человек, могу вам предложить, чтобы вы ехали вместе с моим караваном. Так вы благополучно прибудете в Египет.
Иосиф поклонился, поблагодарил и улыбнулся Марии.
– Ты добрый человек, господин, – сказал Иосиф.
– Бог воздаст тебе за твое добро! – добавила Мария.
– Вы слышали, – сказал главный погонщик, когда он вышел к своим людям, – торговец пригласил идти вместе с нами в Египет бедных людей с ослом.
– Что бы это значило? – спросил один из людей. – Несомненно, он сделал это не только для того, чтобы им помочь.
– У него сердце из камня, – подумал другой.
– Но он их пригласил, – сказал главный. – И нет смысла с ним об этом разговаривать.
– Вы слышали? – спросил один из больших чудесных верблюдов, когда они остались одни. – Теперь мы будем идти через пустыню в обществе осла.
– Пф! – заметил другой и поднял свою морду к небу. – По-моему, нет ничего хорошего иметь в караване такой сброд.
– Как же может сопровождать нас осел, когда нам надо бежать рысью? – спросил третий.
– Он собьет ноги прежде, чем мы пройдем полпути, – заметил четвертый.
– И это лучшее, что для нас может быть, – объяснил старейший верблюд. – Тогда мы с честью придем в Египет и никто нас не засмеет.
– Тсс! – предупредил первый верблюд. – Он идет сюда.
– Тьфу, мы как будто их не видим, – потребовали они от старейшего верблюда. – Не говори с ним. Не отвечай, когда он спросит.
Иосиф привел осла, Мария с Ребенком шла рядом.
Тут вышел торговец.
– Вашего осла, конечно, вам надо продать, – сказал он. – Его нельзя взять с собой.
– Почему нельзя? – спросила Мария испуганно.
– Ему нельзя вместе с верблюдами. Они идут очень быстро. Но вряд ли хозяин купит его у вас за хорошую цену. Впрочем, вы можете ехать на одном из моих верблюдов.
– Но мы не можем продавать нашего ослика, – сказал Иосиф.
– Он справится, – заметила Мария.
– Мы будем много дней идти через пустыню, – сказал торговец. – Он не может совершить невозможное.
– Бог даровал нам осла, – сказал Иосиф. – Без него мы пропадем; он слышит, что мы не слышим, и видит, что мы не видим.
Торговец начал сердиться.
– Какой вздор! – сказал он. – Будьте благоразумны и продайте его!
– Наш осел может видеть Ангела, – сказал Иосиф. – И он всегда находил правильный путь. Мы очень благодарны за то, что ты нам хочешь помочь, но мы не хотим расставаться с нашим ослом.
Тут торговец понял, что ему их не уговорить, и ругаясь пошел в дом.
– Не бойся, маленький ослик, – сказал Иосиф, – мы никогда тебя не продадим.
– Сердечное спасибо тебе за все, мой милый маленький ослик, – сказала Мария и погладила его по морде. – Спасибо, что ты нас привел сюда в это хорошее место.
Между тем проснулся Ребенок. Когда он увидел множество больших чудных верблюдов, Он возликовал и протянул ручки, словно хотел их погладить. Тут Иосиф улыбнулся и поднес Его к ближайшему верблюду. Это был как раз старейший верблюд. Большой зверь лежал совсем спокойно, в то время как Дитя гладило его растопыренными пальчиками.
Мария пошла затем с Ребенком в дом. Иосиф снял с ослика поклажу и последовал за нею.
– Маленький ослик, – спросил старый верблюд, который совершенно забыл, что не хотел с ним разговаривать. – Что это за люди? Что это за Младенец?
– Ах, – счастливо сказал ослик, – это наш Добрый Пастырь.
– Добрый Пастырь? – переспросил верблюд. – Добрый Пастырь? Ты имеешь в виду Того, о Котором Бог нам сказал, что Он будет послан с Неба на Землю?
– Да, – сказал осел.
– Ой! Ой! – заойкали животные. – Добрый Пастырь!
– Когда Он меня гладил, – сказал верблюд, – я пережил такое счастье, мне казалось, что я могу день и ночь бежать через пустыню без устали.
– Когда Он смеялся, – подумал верблюд, что стоял следом за старейшим, – разлился такой чудесный запах, словно от свежего сена и моих любимых цветов.
– Этот запах еще немного держится в воздухе, – заметил другой.
– Маленький ослик, – спросил старый верблюд, – ты действительно собираешься Младенца и Его Мать везти в Египет через всю пустыню? Ты не сможешь!
– Смогу, я Марию из Назарета в Вифлеем привез.
– Это короткий путь. Но Египет много, много дальше. Я могу нести Мать с Ребенком.
– Нет, нет, это я ведь маленький ослик Марии.
– Ну иногда, немного, когда ты устанешь!
– Посмотрим, – сказал ослик, – может быть, какое-то время.
– И я! И я тоже! – закричали другие.
– Это действительно правда, как сказал твой господин, что ты можешь видеть Ангела? – спросил дальний верблюд.
– Да, конечно, – ответил ослик. – Каждый раз, как нам угрожала опасность, мне помогал Ангел. И в этот раз было так; потому-то мы и здесь.
– Зачем же вам в Египет? – справился старый верблюд.
– Злой царь хочет убить Ребенка.
Тут среди животных поднялся страшный шум. Они так раскричались, что погонщики вышли наружу в ночь, посмотреть, что случилось. Это продолжалось довольно долго, пока снова не наступил покой.
Рано на следующее утро в лагере царила большая суматоха. Все готовились к путешествию. Только богатый торговец сидел еще за столом и завтракал. После того, как Мария и Младенец собрались, Иосиф помог им взобраться на осла. Она играла с Ребенком, и это очень веселило верблюдов. Они вытянули свои шеи и совсем забыли свою обычную спесь. Вдруг послышался шум и стук копыт. Прямо сюда направлялась группа солдат.
– Мария, – воскликнул Иосиф обеспокоенно, – сюда идут. Может, они нас ищут. Как же нам укрыться?
В это мгновение верблюды зашаркали, окружили осла и укрыли обоих, его и Марию, от взгляда солдат.
Главарь быстро соскочил с лошади и поспешил к хозяину трактира.
– Не видели ли вы молодых людей с маленьким ребенком? – прокричал он в дверь.
– Ну кто же путешествует в пустыне с маленьким ребенком? – засмеялся торговец. – Что им тут делать?
– Ребенка прячут!
– Почему же?
– Ирод узнал, что в Вифлееме родился ребенок, о котором говорят, что он станет со временем царем. Но Ирод хочет этому помешать.
– Хм, хм, почему же вы не ищете их в Вифлееме?
– Мы обыскали весь город. Но тут Ирод узнал, что одна бедная чета, что жила в хлеву около города, исчезла с маленьким ребенком прямо в ночь, когда мы туда прибыли.
– Что за чушь! Царские дети не живут в хлеву! – снова сказал торговец. – И здесь на краю пустыни вы его не найдете. Посмотрите в деревнях вокруг Вифлеема. Выпейте-ка со мной бокал вина, чтобы вас ждала удача.
Главарь опорожнил бокал, затем сел на своего коня и исчез со своим отрядом в другом направлении.
Торговец был весь погружен в свои мысли, когда караван зашумел и отправился в дальний путь через пустыню.
– Интересно, что это за Младенец, – думал он. – Во всяком случае, Ирод не должен захватить их, особенно их кольцо. Я буду владеть этим перстнем.

ЧЕРЕЗ ПУСТЫНЮ


Караван отправился через пустыню. Прежде, чем зашагали передние верблюды с вожаком, туда подъехал торговец на старейшем верблюде, и все остальные вытянулись в длинную цепь. Последним трусил маленький ослик с Марией и Ребенком. Иосиф, как обычно, шел рядом с ними.
– Подождите! Скоро осел споткнется в пустыне, – бормотал про себя торговец. – Тогда вы еще попросите меня о помощи.
И он приказал погонщику верблюда, который шел последним, чтобы он не терял из виду маленького ослика.
Но гордые верблюды приняли такой темп рыси, чтобы маленький ослик мог к ним приноровиться.
Погонщики кричали, погоняли и торопили, но ничего не помогало. Верблюды нисколько не прибавляли ходу.
– Животные сошли с ума, – сказал глава каравана.
– Что с ними?
– Быстрее, быстрее, – кричал торговец. – Ты мне обещал быстрое путешествие.
Все же в глубине души он был рад, что маленькая семья не слишком отстает. Но к вечеру маленький ослик очень устал. Когда пришло время разбивать лагерь, он еще долго, прихрамывая, брел к нему, хотя и пытался мужественно держаться вместе со всеми.
– Бедный маленький ослик, – сказал вожак, когда они пришли. – Ты очень устал? Мы старались идти не так быстро, как всегда, чтобы ты мог поспевать.
– Ах, как хорошо, что я могу теперь поспать. Меня только мучит мысль, что мы уходим так ужасно далеко от дома и мне еще предстоит такой длинный путь домой в Назарет. Все мои друзья ждут меня там. Они скоро сойдут с ума в ожидании Ребенка.
– Милый маленький ослик, – сказал старейший верблюд. – В Египет ведет очень долгий путь. Еще много дней придется тебе бежать хвостом к Назарету!
На следующий день раскаленный зной в пустыне был еще нестерпимее.
– Солнце словно замерло здесь над землей и хочет сжечь все живое, – вздыхал осел.
Время от времени он получал и глоток воды, которая в пустыне так ценна.
Торговец продавал ее Иосифу из большого кожаного бурдюка.
После обеда жара стала такой, что наступало удушье. Тут осел увидел внезапно Ангела. Он подавал ему знак свернуть налево. Осел немедленно последовал туда. Он пронзительно закричал, чтобы дать понять верблюдам, что угрожает опасность.
– Что случилось? – спросил Иосиф удивленно.
– Позволь ему делать, как он считает правильным, – сказала Мария. – Он всегда знал правильный путь. Я полагаю, что он снова увидел Ангела.
– Что случилось, маленький ослик, – воскликнул вожак.
– Ангел подал мне знак идти сюда, – ответил осел.
Тут верблюд повернулся и быстрой рысью подбежал к ослу. Все другие последовали за ним. Погонщики кричали, орали. Торговец очнулся от своего дневного сна.
– Что с вами со всеми случилось? – спросил он спросонья.
– Верблюды сошли с ума, – ответил главный. – Осел закричал, и они все побежали к нему, не слушая своих погонщиков. Такого мне еще не приходилось переживать.
– Поверните верблюдов, – приказал торговец.
– Они не слушаются, – услышал он в ответ.
Люди могли только совершенно беспомощно следовать за большими животными.
Ангел вел осла к одной большой ложбине в земле, защищенной каменными обломками. Он дал понять ослу, что надо оставаться здесь. Тут же собрались и все верблюды.
– Ангел хочет, чтобы мы оставались здесь, – сказал осел.
– Может быть, тебе померещилось? – осторожно спрашивал последний верблюд. – Ты ужасно устал, и так часто бывает в пустыне, что видят что-то необычное, оазис или что-то еще.
– Нет, я видел именно Ангела, – объяснял ослик.
– Что с вами случилось, – закричал торговец Иосифу. – Почему ты повел сюда осла?
– Это не я сделал, – сказал Иосиф. – Он сам сюда пришел. Он наверняка снова увидел доброго Ангела, которого Бог послал нам помогать по дороге в Египет.
– Мне кажется, вы все вместе сошли с ума! – торговец был очень сердит. – И ты, и твой осел, и верблюды, и погонщики, которые позволяют им делать, что они хотят.
И в это мгновение один из погонщиков вдруг закричал и взволнованно показал пальцем на черную стену туч, которая быстро вырастала вдали.
– Песчаная буря! Видно, Господь нас оберег, приведя сюда в эту маленькую долину, – сказал торговец. – Здесь для нас хорошее убежище.
В неистовой спешке был устроен лагерь. Едва все было готово, как разразилась ужаснейшая буря. Песок сек, и стало совершенно темно.
– Если бы мы остались там снаружи, наша жизнь была бы в опасности, – сказал торговец, – это самая страшная буря, какую мне приходилось видеть. Но здесь мы в укрытии. Какое счастье, что мы сюда пришли.
– Это Ангел Господа нашего, он привел сюда осла, – заметила Мария.
– Да, наверное, – подал голос главный погонщик. – Но я все же не понимаю, как это так.
– Ничего странного, – сказал Иосиф. – Господь послал нам своего Ангела на помощь. Мы не можем его видеть, только наш маленький ослик видит его. Поэтому мы можем спокойно следовать за ним, куда он ведет.
Главный заметил: «Странно, но я никогда еще не ощущал себя в песчаную бурю так надежно и безопасно, как в вашем обществе»
– И мы тоже, – заметили сторожа. – Теперь мы тоже понимаем, почему вы не хотели продавать своего осла.
– Я бы теперь и не стал вас об этом просить, – сказал торговец.
Все притихли и слушали бушевание бури.
Лишь Малыш своим радостным ликованием иногда пытался ее заглушать.
На следующее утро буря прошла.
– Хочу сделать вам одно предложение, – сказал торговец, не желая упускать из виду Иосифа с его кольцом. – Вы поедете на верблюдах, это будет для осла легче, чем вас везти.
Иосиф и Мария посовещались. Затем Иосиф сказал:
– Да, твое предложение хорошее, и мы сердечно тебя благодарим, что ты хочешь поберечь нашего маленького осла.
Верблюды заволновались. Кому из них позволят везти на своей спине Ребенка? Они толпились, пытаясь показать себя один смирнее другого.
Выбор пал на одного из вьючных верблюдов. Его поклажу распределили по другим животным. Мария воссела на сильном звере, который самой осторожной поступью пошел через пустыню.
– Посмотри, – заметил сторож, – верблюд думает, что ему позволили нести нечто особенное.
Осел же мужественно трусил следом. Было так пусто без Марии на спине.
– Я иду теперь как совсем обычный осел, – думал он опечаленно. – Я больше не маленький ослик Марии. Я так несчастлив. Без этой ноши все настолько утомительнее. Прежде моя голова касалась плеча Иосифа, и я мог иногда слушать ликование Младенца. Я этого не выдержу!
Вьючный верблюд был в этот вечер чрезвычайно горд и рассказывал другим все новые подробности, что сказала госпожа, и как Ребенок касался его, пока мать держала его ручонки.
На следующий день этот верблюд немного повредил ногу. Он слегка хромал. Поэтому он опять понес свою поклажу, а для Марии выбрали другого верблюда. И так пошли они дальше. Ровно один день и не больше позволялось каждому верблюду нести Младенца и Его Мать. Всегда утром находилась какая-то причина, почему приходилось менять. Животные находили это справедливым. Но сторож очень удивлялся.
– Похоже, верблюды специально так замышляют, – заметил главный, который очень много понимал в своих животных.
Только ослик был всегда печален. Уже так давно он не служит Марии. Теперь он мог только трусить сзади всех и выглядел жалким и опечаленным.
– Ты плохо переносишь жару, маленький ослик, – сказал Иосиф вечером. – Это хорошо, что тебе сейчас никого не надо везти.
Тут ослик отвернул голову, словно не хотел больше, чтобы Иосиф гладил его. Но когда пришла Мария, он не мог устоять, он обязательно должен потереться мордой о ее щеку.
– Скоро мы будем в Египте, – утешила его Мария. – Тогда мы снова будем одни, ты, я, Иосиф и наш Сын.
Однажды подошла к концу вода.
– Путешествие затянулось из-за песчаной бури, – заметил главный погонщик. – Если нам будет удача, мы еще сегодня вечером найдем источник. Здесь был маленький оазис, приблизительно полдня пути отсюда.
Это был самый плохой день всего путешествия. Все были измучены жаждой. Осел шел как во сне, ноги словно налились свинцом. Он был мокрый от пота и с ног до головы облеплен пылью.
– Видно, я умру в пустыне, – думал он. – Мария и Иосиф прекрасно обходятся без меня. Я был ихним только в дороге.
Тут осел упал и остался лежать на горячем песке.
– У нас нет времени его ждать, – сказал глава каравана.
– Нам нужно к роднику, если мы не хотим все погибнуть.
Иосиф попросил позволения сойти со своего верблюда.
– Я буду пробираться с ослом к источнику, – сказал он. – Я не могу его здесь бросить одного в пустыне и не дам ему умереть.
Он вернулся назад к ослу, разговаривал с ним и гладил его. Наконец, ему удалось снова поднять его на ноги. Какими уставшими, какими жаждущими были они, когда снова побрели вперед через пески.
– Держись! – сказал Иосиф. – Там оазис. Там ты сможешь пить сколько захочешь.
Но там не оказалось ни капли воды. Песок засыпал источник, и вода оказалась погребена глубоко в песке.
Люди пришли в отчаяние и рассердились.
– Это вы виноваты, – сказал торговец, – вы и ваш осел. Ради него мы идем медленнее, чем обычно. Без него мы были бы уже в Египте!
– Господь нам поможет, – кротко сказала Мария и подошла к своему ослику. В руках она несла Ребенка.
– Хотелось бы посмотреть, – проворчал торговец сердито. – Я спрашиваю тебя, как это произойдет.
Мария нагнулась к своему ослику, который полумертвый лег к ее ногам. Внезапно Ребенок начал смеяться. Словно зазвенел вспенившийся ручей.
– Только послушайте этого ребенка, – сказал главный погонщик. – Нужно быть совсем маленьким, чтобы смеяться в такой ситуации.
– Пусть замолчит! – закричал торговец. У него был жар, и жажда мучила его особенно сильно. – О, О! Не продаст ли кто бокал воды за золото? – взывал он.
Никто не отвечал.
– Милое Дитя, – шептала Мария, – погладь нашего ослика. Ему будет гораздо лучше, когда Ты его коснешься.
И она взяла ручки Ребенка и протянула их над головой животного. Тут Младенец возликовал, словно что-то рассказывал. Он задорно размахивал ручонками.
Уставшее животное раскрыло свои глаза и увидело Ребенка. Что Он хотел ему рассказать? Осел попробовал прочитать в ясных глазах Младенца.
Но кто это? Ангел? Куда он зовет?
Тут ослик наполовину привстал и приподнял голову! Действительно, невдалеке стоял Ангел и махал ему. Он встал и побрел к нему.
– Он увидел Ангела, – прошептала Мария, – благословенны Небеса! У нас будет вода!
– Вода! – закричали все и выстроились вслед за ослом долгой шаткой цепью.
Ангел увел осла почти за сотню метров в пустыню. Там оказался чистый источник.
Иосиф принес Марии воды.
– Нет, дай сначала торговцу, он уже в обмороке, – попросила она.
Когда Иосиф полил свежей водой на губы торговца, тот снова пришел в чувство.
– Что за вода? – спросил он. – Она сразу взбодрила меня.
Долго еще сидели люди в эту ночь без сна и разговаривали о чуде, которое произошло, и как они спаслись благодаря маленькому ослику Марии.

В ЕГИПТЕ


Перед удивленным взором Марии и Иосифа распростерлась зеленая равнина. Далеко на горизонте была видна сверкающая полоса. Глава каравана рассказал им, что это Нил, знаменитая река египтян.
– Скоро, скоро кольцо будет мое, – радостно думал торговец. – Как же чудесно оно! Не могу видеть, как играет с ним Ребенок. Такое кольцо только и давать малому дитяте!
Но тихий голос сердца шептал торговцу: «Ты в самом деле думаешь, что это будет правильно, за ту малость, что ты им дал, потребовать кольцо? Разве они не помогли тебе столько раз? Как бы ты справился с песчаной бурей, как бы нашел источник?»
Но торговец заглушал в себе этот голос.
– Я сделал для них больше, – говорил он себе. – А если я позабочусь, чтобы Иосиф нашел в Египте работу, а семья дом, у меня будет еще больше прав на кольцо. Иосиф сам никогда не сможет найти работу.
– Но мне действительно будет жаль с ними разлучаться, – вздыхал он. – Даже странно, как я успел их полюбить, спокойного Иосифа и добрую Марию, всегда такую нежную и веселую. А Дитя! Хотел бы я иметь такого ребенка. Никого не держал я в руках так охотно, как Его. Я подружился даже с их маленьким осликом. Есть что-то удивительное в этих беглецах. Много раз спрашивал я себя, кто же они такие. Да, я помогу им найти крышу над головой.
Наконец, они пришли в одну довольно большую деревню. Тут у торговца был знакомый, их связывали торговые дела, и он всегда тут останавливался. Он рассказал приятелю про Иосифа.
– Послушай, – сказал торговец Иосифу. – У моего друга здесь в деревне есть сад. Там растут бальзамины. В последнее время этот сад что-то пришел в запустение. Он просит тебя, чтобы ты привел его в порядок и заботился о нем. А рядом есть маленький дом, ты можешь его отремонтировать и жить в нем.
Иосиф и Мария, конечно, обрадовались.
– Ты, наверное, переодетый ангел? – спросила Мария. – Мне уже не раз так казалось.
От таких слов торговец покраснел.
– Как можем мы отблагодарить тебя за твою доброту? – Спросил Иосиф. – Может быть, у тебя есть какое-то желание.
Торговец дважды сглотнул и выговорил: «Кольцо!»
Иосиф и Мария посмотрели друг на друга.
– Это кольцо Младенца, – замешкался Иосиф. – Я не знаю, можем ли мы тебе его отдать.
Малыш сидел у Марии на коленях и играл кольцом. Внезапно, словно поняв, о чем идет речь, Он с восхитительной улыбкой протянул кольцо торговцу.
– Смотри, Он дает тебе кольцо, – сказала Мария. – Так что бери. Но ты должен знать, что это за кольцо; это не обычное кольцо, чтобы носить на пальце. Наше Дитя получило его в подарок от очень знатного и богатого человека.
Это кольцо истины. Когда его носит честный человек, жемчужина будет воистину сиять, но если его наденет недостойный, если он попытается солгать и обмануть кого-то, жемчужина потеряет свой блеск и красоту. Но ты хороший человек и можешь смело его носить.
Торговец застыл с кольцом в руке. Его словно ударили обухом по голове! Драгоценное кольцо было наконец его, и он не отваживался его надеть. Он и смотреть-то на него едва отваживался.
Тут закричал глава каравана. Караван был готов следовать дальше, и торговцу тоже пора было идти. Он наскоро простился с Иосифом и Марией, поцеловал Ребенка и поспешил. Он чувствовал в зажатом кулаке желанное кольцо.
Напоследок он обернулся и прокричал:
– Я еще вернусь. Я обещаю снова проводить вас в вашу страну, как только придет время.
– Бог тебе в помощь, – ответила Мария.
Больше года жили уже Иосиф и Мария в египетской деревне. Все в округе думали, что они простые беглецы. Женщины часто приходили к ним в дом и разговаривали с Марией. Они разглядывали Младенца и не уставали нахваливать Его. Как Он мил, как крепок и как красив.
– Мы никогда не видели такого ребенка, – говорила, бывало, одна женщина. – Словно ангел небесный! Скажи, Мария, не можешь ли ты налить мне немного молока? У меня нет больше, и моя дочурка голодная, хочет есть. Она не такая сильная и цветущая, как твой малыш.
Мария доставала из своих запасов молоко и отдавала соседке.
– Твой Сын выглядит словно царское дитя, – говорила другая. – Он вырастет великим человеком, Мария. Но не нальешь ли ты немного масла? Мой кувшин совсем пуст.
Мария доставала свой кувшин для масла и отдавала соседке, которая радостно отправлялась с ним домой.
И хотя никто из жителей деревни и не подозревал, что за Ребенок там жил, животные очень скоро все узнали.
Первым был пес. Он обнюхивал все кругом в саду и слышал, как ликовало Дитя. Мария сидела под тенистой пальмой и держала Его, завернув в шаль. Пес с любопытством приблизился. Когда же он заметил, что Ребенок остался один, он подошел поближе и обнюхал Его.
– Осторожней, не причини Ему боль ненароком! – закричал Ослик, который стоял неподалеку, привязанный под деревом, и наблюдал.
Мальчик протянул свои ручонки прямо к носу большого пса. У осла аж дыхание сперло.
– Не смей! – шептал он, – не трогай Его!
Пес осторожно лизнул ручонку, коснулся языком румяной щечки. Ребенок довольно улыбался. Пес повалился на землю и стал кататься и кувыркаться, так что Дитя просто заливалось от смеха.
– Что это за Младенец? – изумленно спросил пес. – Странно, Он совсем не похож на других. Рядом с Ним так чудесно себя чувствуешь. Такого со мной еще никогда не было. Словно это ангел, а не обычный человек.
– Он будет Добрым Пастырем! – важно Сказал ослик.
– Что ты говоришь? – пролаял пес. – А я лизал Его в лицо.
Тут пришла соседская кошка, высоко изогнув хвост, крадучись, готовая в любую минуту вспрыгнуть на крышу. Так забавно сидеть наверху и дразнить пса, пока он совсем не разозлится.
– Иди-ка сюда, кошка, – воскликнул пес взволнованно. – Иди послушай, что скажу.
Кошка была так обескуражена, что остановилась.
– Ну что там такое? – спросила она подозрительно. – Ты надеешься меня заманить?
– Да не бойся ты, иди сюда спокойно, – отвечал пес, – иди посмотри на этого Ребенка. Кто это, по-твоему?
Малыш протянул ручки навстречу кошке, которая подскочила к Нему большим прыжком. Она тут же принялась мурлыкать и ласково вытянула лапку.
– Будь поосторожнее с Ним, – пролаял пес. – Ты разве не видишь, кто это?
– Он выглядит не так, как обычные дети, – подумала кошка. – И как нежно Он гладит. Так гладила меня мама в детстве, когда я была совсем маленькая, и она вылизывала меня своим мягким язычком. Скажи же, кто это?
– Добрый Пастырь, – ответил пес.
– Добрый Пастырь, которого весь мир ждет со дня своего творения? – переспросила кошка.
– Да, – подтвердил пес, – именно Он.
Тут над головой кошки пронеслась стайка птиц. Они увидели кошку и хотели ее подразнить.
– Послушайте, – воскликнула кошка птицам, – не мешайте Ребенку. Вы не видите, что Он засыпает?
– Что это за Ребенок? – прощебетала востроносая птаха и пролетела снова рядом с кошкой.
– Поосторожнее, – заметила кошка, – разбудишь.
Птицы уселись на дерево и смотрели на Ребенка.
– Идите сюда, поближе, посмотрите вместе с нами, – сказала кошка.
– Ишь чего захотела, – заверещала птица. – Мы-то тебя хорошо знаем, кто ты такая и чего ты хочешь.
– Да ничего я вам не сделаю, говорю же, – отмахнулась кошка.
Две или три птицы отважились спорхнуть вниз, но к кошке приближаться не решались.
– Что за очаровательное Дитя. Смотрите, как Оно раскинулось во сне, – прощебетала одна.
– А вы знаете, что это за Ребенок? – спросил пес.
– Нет! – ответила птаха. – Но у Него ангельский вид.
– Откуда ты знаешь, как выглядят ангелы, – завороженно спросила кошка.
– А вот знаю. Я была зимой в стране иудеев, и там всюду парили ангелы. Они пели в честь Ребенка, что сошел с небес, и было это в городе, который называется Вифлеем.
– И я тоже видела, – добавила другая.
– Мы встретили там других птиц, они сопровождали Его Мать, – заметила третья.
– Ах, слышали бы вы, как поют ангелы, – вдохновляли они одна другую. – Нам так никогда не научиться петь. Но мы услышали тогда от ангелов колыбельную. Послушайте.
И они защебетали так живо и одновременно так ласково, что Мария вышла и удивилась:
– Неужели это мои птицы из Назарета?
С улыбкой она бросила им горсть зерен. А когда они слетелись и принялись клевать, она заметила, что это другие птицы.
– Странно, – подумала она, – они поют точно так же, как и мои маленькие певцы дома.
– Это она, Мать Того Младенца, – щебетали птицы. Но тогда и Младенец это Тот, для Кого пели ангелы.
– Конечно, Он, – объявил пес. – И Он станет Добрым Пастырем.
– Ах, как чудесно лежать у Его ног, – промурлыкала кошка. – Еще чудеснее, чем было в детстве, возле мамы. Да, это в самом деле Добрый Пастырь.
– Как же Он попал на берега Нила? – спросили птицы.
– Об этом я могу вам рассказать, – молвил ослик.
Но едва он начал рассказывать, птицы тут же заверещали:
– Так это ты сопровождал их тогда? Это ты маленький ослик Марии?
– Конечно, – щебетали в ответ другие, – это ты, славный маленький ослик.
Потом они внимательно слушали спокойный рассказ ослика о пути в Египет.
– Мы так рады, – сказали птицы, когда ослик закончил, – что Добрый Пастырь пришел сюда в нашу страну.
– Но мы не останемся здесь навсегда, – заметил ослик.
– А зачем же вы сюда пришли? – удивились птицы.
И ослик рассказал им о злом царе.
– Мы должны помогать друг другу, вместе мы убережем Дитя, чтобы с Ним ничего не случилось, – сказала под конец кошка. – Вы, птицы, будете нашими разведчиками. Как только увидите что-то подозрительное, сразу летите сюда и докладывайте. А мы с псом будем попеременно сторожить, когда ослик будет занят работой. Египет тоже опасная страна, и кто может знать…
– Вот хорошо, – подумали пес и птицы. Им тоже хотелось, чтобы с Ним ничего не случилось.
– Разве это так необходимо, – заметил осел. – Здесь все так дружелюбны.
– Всякое бывает, – ответил пес.
– Нам поможет Ангел, – доверчиво заметил ослик.
Дни текли спокойно, и только когда в деревню приходил караван, наступало оживление. Пару дней раздавались крики, беготня. А затем в деревне снова наступала тишина и покой.
Но однажды едва не случилась беда.
Царь Ирод, который очень разозлился, что никак не может схватить ребенка, отправил гонцов в Египет, и просил, чтобы его солдатам позволили поискать ребенка в приграничных селениях. Он полагал, что беглецы могли уйти в эти места.
И вот в деревню заявились солдаты.
Мария находилась в это время в обветшалой хижине, построенной между трухлявыми стволами деревьев, и приводила ее в порядок. Хижина много лет стояла заброшена, никто ею не пользовался, но теперь Мария решила, что надо вынести хлам и подмести, и тогда Иосиф сможет хранить там свой инструмент. Ребенок, который между тем подрос и уже ползал, играл на песке с кошкой. Иосиф и маленький ослик работали в дальнем углу большого сада.
Солдаты прискакали в деревню. Они входили в дома и спрашивали о беглецах из земли иудейской. Но им ничего не удалось разузнать, потому что никто не желал рассказывать про Марию и Иосифа. Так обшарили они все дома в деревне, но нигде не нашли и следа.
Ласточки, что гнездились под стрехой первого дома, заметили, правда, солдат, но не почувствовали опасности.
И тогда появился сияющий Ангел. Он показал на Марию и прошептал:
– Поторопитесь! Спасите Младенца!
Как засуетились они теперь!
– Солдаты! Они ищут Ребенка! – пищали они встревоженным хором.
– Как же нам укрыть Его, – встревожено мяукала кошка.
– В хижине, – пролаял пес, примчавшись со всех ног.
Птицы сновали над землей и вокруг ребенка. Он словно понял, что они имеют в виду, и пополз прямо в темноту хижины. Но Мария думала, что Он будет там мешать подметать, и хотела Его снова вынести наружу. Тут птицы закружили вокруг нее и запищали так жалобно, что она поняла: что-то надвигается. Она вышла из хижины и прислушалась. Тут она услышала цокот. Кони! Это означает солдат!
Мария прижала к себе Дитя и отступила в хижину как можно дальше. Ах, зачем она как раз сегодня все вычистила и вымела! В хижине был такой порядок, что солдаты непременно ее найдут. Она хотела выбежать наружу и поискать другого убежища.
Но птицы верещали отчаянно. Они так кружили вокруг нее, что она вернулась. Тут прилетели несколько ласточек с пауками в клювах. Они посадили их на старое дерево у хижины. Пауки тут же начали плести большую паутину, чтобы загородить вход. Пес сгребал мусор на чисто выметенный пол, и скоро все выглядело таким же грязным, как прежде. Когда солдаты пришли в сад, кошка улеглась у входа в хижину и принялась зевать.
Солдаты заглянули в маленькое жилище Марии, но никого не нашли. На Иосифа и осла они не обратили внимания. Под конец они заметили маленькую хижину, но один из солдат сказал:
– Да там много лет не ступала нога человека.
– Лучше все-таки посмотреть, – ответил другой.
– Пойди, – усмехнулся первый. – Вот будет умора, когда твоя каска будет вся обвешана паутиной.
И все засмеялись и поехали дальше. Вскоре цокот удалился. Слышно было, что они покинули деревеньку.
– Иосиф, – позвала Мария.
Иосиф тут же прибежал.
– Солдаты, – бессильно прошептала Мария, – они нас искали.
– Небу было угодно, чтобы они не нашли нас, – пропыхтел в ответ Иосиф, еще не придя в себя.
– Птицы направили Младенца в хижину и меня тоже там задержали. Пес сгреб на землю мусор, а пауки затянули паутиной вход прежде, чем я поняла, в чем дело.
– Нам не следует бояться, Ангел хранит нас, и животные пришли нам на помощь.
– Но откуда они узнали, что у нас за Ребенок, Иосиф?
Иосиф только качал головой и улыбался Марии, пока она сыпала птицам зерна и наливала псу и кошке молока в миску.
Маленький ослик тоже улыбался.
– Большущее вам спасибо, вы хорошие друзья, – сказал он псу, кошке и птицам. – Вы сделали очень хорошо.
– Разве мы тебе не говорили, что хотим уберечь Ребенка? – спросила кошка.
– А ты не верил тогда, что это может понадобиться. Видишь теперь?
– Хм, – хмыкнул ослик. – Но я ведь говорил, что Ангел придет к нам на помощь.
Малыш между тем намотал на руку паутину. На его указательном пальце копошился большой паук. Малыш спокойно и внимательно наблюдал за ним.

РАДОСТНОЕ ИЗВЕСТИЕ


Время от времени их навещал богатый торговец. Когда его путь пролегал мимо деревеньки, он всегда находил время зайти в бальзаминовый сад и поприветствовать Марию и Иосифа. Один раз он принес куски дерева, из которых Иосиф мог что-то изготовить. В другой раз у него был платок для Марии. Но всякий раз он приносил лакомства для Малыша.
Когда он пришел в очередной раз, Малыш уже научился ходить.
– Как чудесно Он ходит! – изумленно воскликнул торговец. – Как грациозно, как чудно держит равновесие.
Слушая торговца, можно было подумать, что это вообще чудо какое-то, что Дитя может всюду ходить.
Иосиф засмеялся и сказал:
– Все маленькие дети начинают ходить, если растут здоровыми.
В следующий раз, когда пришел торговец, Малыш уже мог говорить. Он сказал: «папа» и «мама», и еще несколько слов.
– Как умен этот Младенец! Никто еще не был так умен! Как чисто и явственно выговаривает Он каждое слово! Несомненно, Он станет величайшим пророком в Израиле.
Мария весело отвечала, что Мальчик не знает ничего такого, чего не знали бы другие дети в этом возрасте. Торговец, конечно, этому не поверил.
Но тут от торговца уже давно не было известий. Иосиф и Мария частенько вспоминали его, рассуждали, где он теперь путешествует, в Египте ли. А еще они часто говорили о том, когда же придет время, что им можно будет вернуться домой.
Но никто не жаждал возвращения домой так, как маленький ослик. Конечно, ему было приятно играть с Младенцем, который так быстро рос, научился ходить и говорить. Но еще лучше было бы разделить эту радость с друзьями в Назарете. Как ему хотелось этого! Маленькие козлята и ягнята, они стали совсем взрослыми. Они все ждут и его, ослика, и Марию с Младенцем. И он никогда не забывал, как твердо обещал он им привезти Того, Кого они так долго ждали.
– Мне иногда кажется, что я старею, – думал он. – Ноги уже стали жестковаты. Мне будет тяжело еще раз пройти через пустыню. И глаза мои помутнели. Вдруг я больше не смогу видеть Ангела? Что тогда нам делать?
– Мария, – сказал однажды Иосиф, – мне думается, наш осел понемногу стареет. Он бегает не так споро, как раньше. И что случилось с его глазами?
Мария подошла к ослику и посмотрела ему в глаза.
– Они такие же чудесные, как и прежде, – молвила она. – Такие же добрые и умные. И они глядят на меня с такой любовью, что мое сердце переполняется благодарностью.
– Но сегодня он зацепился за ветку, а вчера задел дерево. Он плохо видит, куда идет.
– Милый мой, – сказала Мария, – тебе нужно вдвойне заботливее с ним обходиться.
Иосиф и Мария чаще, чем прежде, ласкали осла и давали ему такой хороший и обильный корм, какой только могли. Бывало, Иосиф скорее готов нести что-то сам, чем нагружать осла.
У ослика стало, таким образом, больше времени поиграть с Малышом. Иосиф сделал для Него седло. Тот быстро научился управлять, хотя и был еще совсем мал. Тут осел заметил, что ноги снова не такие уж жесткие, и глаза не такие мутные. Он пустился галопом, а Малыш кричал, ликовал и прыгал в седле, так что все дети деревни собрались посмотреть.
Пора бы им уже и в путь.
Время от времени осел ложился отдохнуть. Мальчик часто садился рядом и говорил, говорил.
– Как хорошо они понимают друг друга! – думала Мария.
Однажды утром Иосиф сказал:
– Мария, радуйся! Мы можем возвращаться домой!
– Домой, Иосиф! Как это чудесно! Откуда ты это знаешь?
– Ангел сказал мне во сне: «Царь умер. Возьми Марию и Дитя и возвращайся в свою страну»
Мария сложила руки, ее лицо просияло.
– Как добр Господь, что позволяет нам вернуться домой.
Она высоко подняла Сына и сказала:
– Мальчик мой, скоро ты, наконец, увидишь свою родину.
– Родину? – переспросил мальчик.
Иосиф же испытующе смотрел на маленького ослика. Сможет ли он дойти?
Вечером вся деревня ожила от бодрого звона колокольчиков.
– Это идет караван, – сказала Мария. – Я слышу, как идут верблюды. Это, наверное, наш добрый друг, торговец.
– Да, наверное, это он. Он же обещал нам, что поможет вернуться домой. Господь послал его к нам, – подумал Иосиф.
Да, это был торговец!
Он улыбался во весь рот, когда увидел, какой большой стал Мальчик.
– Какой великолепный Ребенок! – восклицал он. – Королевское Дитя! И вы можете теперь возвращаться домой, потому что злой Ирод умер. Собирайтесь, завтра утром отправляемся в путь через пустыню.

ПУТЬ ДОМОЙ


– Смотрите-ка, – восклицали верблюды, – это маленький ослик Марии. – Вы уже можете вернуться домой? Вот замечательно!
– Так это ты маленький ослик Марии, – сказали два новых верблюда и приветствовали его как полагается. – Мы много о тебе слышали. Ты, верно, умнейший в мире осел. Нам рассказывали, что ты можешь видеть ангела. Это правда?
– Раньше я мог, – ответил ослик, – но теперь, должен я сказать, мои глаза помутнели. Не знаю, смог ли бы я увидеть его сегодня.
– Да конечно сможешь, если будет нужда, – дружелюбно успокаивал его старейший верблюд.
И вот началось долгое путешествие домой. Мальчик возликовал, когда Ему позволили ехать на верблюде. Но когда все становились на отдых, Он шел к маленькому ослику, обнимал его за шею и шептал ему на ушко что-то секретное.
– Я больше ни на что не гожусь, – думал ослик печально. – Я стал просто обузой.
Неужели мальчик понимал его? Именно тогда, когда ослику приходили в голову подобные мысли, Он нежно говорил ему, что во всем мире нет лучшего товарища для игр и друга. И как подолгу приходится им теперь разлучаться. Это просто невозможно вынести.
Ослик забывал от таких слов свою усталость и боль в ногах уходила. Он терся носом о щеку Мальчика.
– В Его руках большая целебная сила, – говорил он верблюдам.
И они верили этому, потому что однажды, когда одного из них укусил гнусный слепень, Мальчик погладил своей пухлой ручкой укушенное место, и опухоль спала, а боль утихла.
Путешествие на этот раз проходило быстро и хорошо. Не было песчаных бурь, и не надо было искать убежище. И когда они приходили к очередному колодцу, тот был полон воды.
Но ночами было очень неспокойно. Вокруг каравана бродило множество диких зверей. И как только темнело, вокруг поднимался ужасный шум. Шакалы выли так страшно, что в жилах застывала кровь, и львы рычали, словно гром раздавался в пустыне. Люди разжигали огонь и всю ночь горели костры. Погонщики верблюдов по очереди несли стражу.
Однажды ночью вой поднялся сильнее обычного. Вопли, рев и лай стояли такие, каких еще не слыхали. Только Мальчика шум нисколько не заботил. Верблюды же и осел дрожали от страха. Люди тоже боялись и нервничали. Но в конце концов к утру все заснули. Даже стража задремала.
На небе стояла луна и освещала все своим светом. Пустыня казалась словно посеребренной. Маленький ослик внезапно проснулся и почувствовал, что воцарился совершенный покой. Он стоял и жмурился в мягком свете луны. Мутными глазами осматривал он пустыню и думал, что здесь действительно прекрасно.
– Хорошо, – думал он, – что дикие звери разбежались. Они увидели, что ничего не выйдет, потому что у нас всю ночь горит огонь. Как хорошо, что у нас есть огонь. Он греет и охраняет от диких зверей. Но до утра далеко, можно поспать еще. Как крепко спит Мария, и Иосиф, и ма…
Ослик проморгался и посмотрел внимательней. Он нигде не видел Мальчика. Ему стало страшно, и он принялся искать Его по всему лагерю. Но Мальчика словно след простыл.
– Где же Он? – думал осел. – Где? Неужели лев? Неужели лев? Нет, этого не может быть. Но где же Он? Неужели все-таки лев?
Осел еще раз обыскал весь лагерь, но Мальчика нигде не находил.
И тогда бедный маленький ослик один побрел в пустыню. Он должен узнать, что случилось с Ребенком.
– Если Его разорвали дикие звери, пусть они разорвут и меня. Зачем мне теперь жить? – думал он печально.
Неподалеку от лагеря виднелся большой камень. Ослик направился к нему. Когда же он подошел поближе, он почуял крепкий запах льва. Он остановился. Было довольно жутко отправляться в пасть льву. Ух! Ослик весь дрожал.
Вдруг он услышал веселый смех, и тут же узнал его.
Мальчик!
Ну, ступай же! И осел пошел дальше на голос своего маленького друга. И тут он увидел, что камень-то живой. Это был большой лев. Он лежал, свернувшись клубком, а Ребенок сидел внутри живого кольца. Он играючи толкал льва, а гигант осторожно отвечал. Мальчик кувыркался. Но это совершенно определенно была игра, потому что Он вскакивал на ноги и кричал: «Еще раз!» И тут же следовал новый толчок. Затем Он подошел к носу льва и подул ему в глаза. Ослик затаил дыхание. Но лев спокойно позволял делать с собой все, что угодно. Мальчик погладил львиную морду, и лев замурлыкал, словно большой котенок.
Другой лев неслышно прохаживался неподалеку. Он тоже хотел, чтобы его погладили. Но и шакалы тоже расположились вокруг кольцом и ждали своего очереди полизать ноги Мальчика.
Тут Мальчик заметил маленького ослика и радостно воскликнул.
Лев поднялся и подошел к ослу, который задрожал пуще прежнего.
– Не бойся, – прорычал лев, – мы тебе ничего не сделаем. Почему только люди так не хотят, чтобы мы чествовали Доброго Пастыря?
– Откуда вы знаете, что это Он? – удивился ослик.
– Птицы в Египте повсюду разнесли эту весть, – ответил лев. – Мы все время следуем за вами, чтобы посмотреть на Него и воздать Ему честь. А люди никак не позволяют нам это сделать.
– Они не знали об этом, – сказал ослик.
– А сегодня Он пришел к нам Сам. Мы так сильно рычали, чтобы Он проснулся и пришел. Он не боялся, нисколечко не боялся.
– Он нисколечко не боялся, – думал ослик. – Но зачем Он им? Дикие звери не нуждаются в пастыре.
– Ты ничего не знаешь, – пояснил лев. – Сказано: Однажды все звери будут друзьями и будут жить в мире друг с другом. Львы и пантеры вместе с коровами, ослами и овцами. И маленький мальчик будет их пасти. И кому же это быть еще, как не Этому Мальчику? Добрый Пастырь!
И большой дикий зверь покорно потерся головой о ногу Мальчика.
– Но откуда вы это знаете? – удивился осел.
– Так заповедано Господом в начале времен. Ветер рассказывает об этом, и вода поет про это. Надо только иметь время слушать. Не так ли, Малыш?
Мальчик согласно кивнул.
– Мы всегда знали, что так будет, – заметил другой лев. – Когда Он пришел, мы все почувствовали себя в мире и безопасности. И не хотелось никому причинять зло.
Подошел третий лев.
– Не хочешь ли Ты немного поездить верхом? – спросил он и лег на живот.
Мальчик словно понял, что тот предложил, и попробовал забраться на мощную спину дикого зверя. Наконец Ему удалось, и Он гордо восседал, уцепившись за гриву. И началась неслыханная езда. Лев рычал, Мальчик заливался смехом.
В лагере между тем проснулся Иосиф. Он тут же разбудил других, и все, вооружившись палками и факелами, принялись искать Ребенка.
Все боялись самого плохого.
Но кто это едет навстречу? Мальчик на льве! До изумленных людей оставалось шагов десять, когда лев остановился, лег и позволил Мальчику слезть. А потом развернулся и исчез так же быстро, как появился.
Иосиф прижал к себе Мальчика.
– Где Ты был, мой Малыш?
– У диких зверей!
– Зачем? Разве Ты не знаешь, как они опасны?
– Но они меня позвали, и я пошел.
– Ах, Дитя, Дитя, как мы волновались, – сказал Иосиф.
– Но они вовсе не опасны, – отвечал Мальчик. – Они такие славные.
– Что это за Ребенок такой? – спросил погонщик верблюдов. – Он восседал на льве так гордо, словно царь на своем коне. Наяву это или во сне?
На следующую ночь Мальчик снова проснулся от зова диких зверей. Иосиф, увидев что Он поднялся, попросил лечь.
Но Мальчик ответил, что звери страстно тоскуют, ожидая Его. Он должен пойти к ним.
– Тогда иди, мой Мальчик, – сказала Мария. – Для Тебя дикие звери словно пес и кошка, что были в Египте. Никто Тебя не обидит.
Три ночи провел Мальчик в пустыне среди диких зверей. Всякий раз это было так весело, и все больше и больше зверей сходилось к Нему. В последнюю ночь лев отвез Его в маленький оазис, расположенный далеко от лагеря. Там маленькая обезьянка нарвала для Него чудесных фруктов. На следующее утро никто не хотел верить Его рассказам. Но когда Он показал финиковую ветвь, все удивились. Глава каравана сказал:
– Мы уже удивлялись маленькому ослику Марии, который может видеть ангелов. Но еще больше удивил нас этот Ребенок. Не сам ли это ангел, пришедший на землю? Кто еще может чувствовать себя у диких зверей так же безопасно, как у матери на коленях?
Наверное, днем в пустыне было так же горячо, как и в первое путешествие, и путь был ничуть не короче, но Мальчик все время так радостно сиял, что и люди, и животные забывали об усталости и жажде. Было просто невозможно оставаться вблизи Него в плохом расположении духа.
Однажды Он спросил верблюдов:
– Вам уже приходилось пересекать пустыню. Что там за горы на горизонте, не страна ли иудеев?
– Мы идем так быстро, – подумал Иосиф. – Мы уже почти у цели.
Когда они дошли до такого места, где дорога на Иерусалим сворачивала в сторону, Мария и Иосиф должны были попрощаться с остальными путешественниками.
– Тысячу раз благодарю тебя за помощь, – сказал Иосиф торговцу.
– Я уже больше чем вознагражден, – ответил он.
– Кольцо оказалось таким драгоценным? – удивился Иосиф.
– Кольцо! Конечно, оно драгоценное. Но я его так и не осмелился надеть. Но скоро я это сделаю. Позволь мне быть вашим другом, вот лучшая для меня награда.
– Ты так добр, – сказала Мария. – Мы никогда тебя не забудем. Когда твой путь проляжет через Назарет, добро пожаловать к нам.
– Я никогда не был в этом городе, – ответил торговец. – Но я полюбил вас всей душой и с удовольствием к вам приду. Мне хочется увидеть, как подрастет Мальчик. Поверьте моему слову, Он будет когда-нибудь величайшим человеком в Израиле.
– До свидания, маленький ослик, – сказали верблюды. – Может быть, мы больше не увидимся, но мы никогда не забудем тебя, и Марию, и Ребенка. Ни с кем нам не было так хорошо, как с вами. Пока Мальчик был рядом, как светло и ясно было на сердце, и погонщики были добрее обычного. Они нагружали нас не так тяжело, и есть давали больше!
– Милые мои! – сказал маленький ослик. – Я тоже никогда не забуду вашу дружескую помощь.
Иосиф и Мария смотрели вслед уходящему в сторону Иерусалима каравану. Самим им еще несколько дней надо идти на север, чтобы попасть в Назарет. Но это уже знакомый для них путь, и люди, что попадаются навстречу, говорят на их языке, они того же народа. Ведь они вернулись в землю иудеев! Осел пощипывал зеленую травку.
– Я совсем забыл, какая вкусная тут трава, – думал он.
– Милый маленький ослик, – сказала Мария. – Теперь тебе придется весь день трусить одному. Выдержишь ли ты?
Ослик радостно помахивал хвостиком.
– Смотри, Иосиф, как он рад. Он понимает, что скоро мы будем дома.
– Но это слишком большая для него поклажа, – сказал Иосиф. – Торговец на прощание столько нам надарил.
– Я могу идти, – сказала Мария. – Я снова чувствую себя сильной, раз могу дышать этим воздухом. И Мальчик тоже сможет идти, Он достаточно большой и крепкий. Смотри, как проворно Он бегает. А если нужно, я могу Его немного пронести.
– Да, так будет правильно, – решил Иосиф. – А я могу нести часть поклажи.
Так и отправились они в Назарет, Иосиф с большим узлом на спине, маленький ослик, нагруженный так, что едва выглядывал, и Мария с Мальчиком за руку. Всю дорогу Он пританцовывал, так легко, словно за спиной у Него были невидимые крылья.

ОЖИДАНИЕ


– Мы так долго отсутствовали, – думал Иосиф. – Может быть, нас уже и не ждет никто.
– Ах, что ты, – отвечала Мария. – Моя сестра никогда нас не забудет. И все наши друзья, и животные в доме.
Но их возвращения ждал кое-кто еще.
Прежде всего, их ждал старик, которому принадлежал тот хлев в Вифлееме.
– Где-то они теперь? – часто спрашивал он, встречая пастухов. – Никак не могу их забыть. Они бежали от злого Ирода, но как могли они пересечь пустыню? Боюсь, что солдаты нашли и схватили их.
– Да, пустыня очень опасна для одиноких беглецов, – отвечали ему пастухи. – Можно всего ожидать.
– Как вы можете так говорить, – возмущался младший пастух, которого звали Рубен. – Как может Господь их оставить, раз Он сам послал Дитя на землю. Я думаю, что они живут где-то, целые и невредимые. А теперь, раз Ирод умер, скоро вернутся. Буду-ка я их посматривать. Так хочется снова увидеть их Сына. Что за чудесная тогда была ночь!
– Да, я хорошо помню сверкающую звезду над головой Младенца, – говорил Рубен деду. – Словно корона. И хотя светили только звезды, было так светло.
– А я никогда не забуду пение ангелов, – вспоминал отец Рубена.
– Так хочется, чтобы они поскорее пришли, – продолжал старик. – Я знаю, мне недолго осталось жить. Так подсказывает мне мое сердце.
– Они скоро придут, – утешал его Рубен. – Они обязательно придут, и мы все увидим маленького ослика. Я часто о нем думаю.
В маленьком городе, неподалеку от Вифлеема, жили еще три человека, которые часто разговаривали об Иосифе и Марии. Это были три благородных человека, которые раньше были известны как разбойники.
– Что за удивительный день был, когда мы оставили разбой, – с новой силой говорил всегда младший. – Насколько же лучше работать, чем постоянно вынашивать злые замыслы.
– И как чудесно тогда пели птицы, – прибавлял другой.
– Но как часто с тех пор нам приходилось тяжело, – замечал старший. – Часто мы остаемся без заработка, и нам приходится голодать.
– Не раз меня так и подмывало пойти и украсть – сказал младший, – но пока я держусь.
– Мне тоже трудно поверить, что я так надолго оставил разбой. Когда я голоден, я не властен над своими руками.
– Вот было бы хорошо, если бы добрая Мария снова пришла сюда, – заметил старший. – Мне бы только увидеть ее, поговорить с ней, и тогда, я верю, смогу переносить бедность дальше.
– Я тоже, – подтвердил любитель птиц.
– И я, – сказал юноша. – Тогда все снова покажется не таким тяжелым для нас. Но я точно знаю, что мы ее увидим снова.
– Что-то с ними сталось? – вопрошал сам себя старший.
Дети из того бедного семейства, где Мария и Иосиф провели свою первую ночь на пути в Вифлеем, тоже думали о них.
– Они больше никогда не вернутся, – плакала старшая девочка. – А ведь мы с Марией договорились, что она позволит мне поносить ее маленького Сына.
– А мне бы хотелось почистить маленького ослика, – думал мальчик, который плакал, пока отец не посадил его на осла.
– Мария такая милая, – восклицали дети.
– И Иосиф тоже, – отвечал мальчик, – а у меня так много припасено сена для осла. Хватит на целый год.
Мальчик действительно все время собирал траву и теперь у него была огромная копна сена.
– А помните, как мы их провожали? – спрашивала старшая сестра.
– Да, было так весело, – отвечали дети. – А прогулка на ослике была самой чудесной в моей жизни.
– Я часто вспоминаю Марию, – говорила старшая сестра. – Нет никого добрее и нежнее ее!
– А я хочу поиграть с их Ребенком, – подумала младшая девочка, которая между тем подросла и стала тоже совсем большой.
Но больше всего их ждали, конечно, дома, в Назарете.
– Мария все не возвращается, – говорила ее сестра. – Где же они могут быть?
– Они уже больше никогда не вернутся, – объявил ее муж.
От этих слов сестра сильно опечалилась.
– Я еле успеваю ухаживать за ее животными, – жаловалась она. – Так много времени нужно, чтобы их напоить, накормить. В конце концов, мне надо и о себе подумать! Пока Юдифь еще могла помогать, все было в порядке, а теперь она слегла, и мне приходится вместо того, чтобы она помогала мне, еще и за ней ухаживать.
– Мы можем продать животных, – предложил муж. – И будет лучше, если мы продадим и землю, и дом.
– Ни в коем случае, – воскликнула сестра. – Потерплю еще немного, они скоро вернутся!
– Старый корчмарь сказал мне вчера, что он охотно купит все вместе. Он даст нам хорошую цену.
– Нет-нет! Подождем еще немного! – попросила сестра. – Я еще поухаживаю.
– Корчмарь хочет купить, – сказал муж.
– Он нехороший человек, – заметила сестра. – Животным Марии у него будет плохо. И им негде будет жить, когда вернутся. Нет, пусть еще немного будет как есть.
Но кто мог ждать Марию больше, чем ее животные?
– Где-то теперь маленький ослик? – блеяли маленькие овечки и козочки. Они быстро росли и становились все больше и больше. В один прекрасный день оказалось, что это уже не маленькие ягнята и козлята, а взрослые овцы и козы. Но они не теряли надежды и рассказывали про сына доброй Марии, которая скоро придет домой. И тогда они будут нянчить ее маленького Сына. Они объехали весь мир с самым умным и самым способным осликом.
– Скоро ли они придут, мама? – блеяли уже новые ягнята.
И молодые козлята нетерпеливо прыгали, также, как прежде их матери и отцы. И мекали:
– Мама, как ты думаешь, они завтра вернутся? Скажи, что да.
– Не мекайте! – говорила старая коза-бабушка. – А то они вообще не придут!
Так проходила дни за днями. Скоро и эти козы и овцы повзрослели, и у них появились малыши, которые так же мекали:
– Мама, как ты думаешь, они придут завтра?
То же самое было и с птицами из Назарета. Они прилетели домой с известием о рождении ребенка. Для всех животных в Назарете это была большая радость. Все верили, что однажды Мария и Иосиф вернутся вместе с ребенком. Но они все не возвращались. Где же они?
Птицы ждали и ждали. Они всегда помнили об этом. Все новые и новые поколения птиц сидели в гнездах и пищали:
– Скоро ли они придут, мама?

ВЕСЕЛЫЕ СТРАННИКИ


И вот ослик возвращается домой, вместе с Иосифом, Марией и Сыном. Никто еще не знает об их возвращении.
Когда они подходили к Вифлеему, Мария сказала:
– Надо нам навестить старика. Он был так добр к нам!
И маленький ослик легкой походкой побежал по хорошо знакомой дороге. Он и без ангела теперь знает, куда идти.
Старик очень обрадовался. Он почти ничего не слышал, и только приговаривал:
– Наконец-то вы пришли. Я знал, что сегодня что-то должно случиться; я видел сегодня сон, словно я гуляю по райскому лугу. Наверное, Господь хочет забрать меня к себе, мое сердце больше не поспевает жить на земле. Но я не хотел умирать, не увидев снова вас и Дитя. Какой большой уже и славный Мальчик. Он похож на Ангела, которого я видел сегодня во сне. Вы должны завтра обязательно заглянуть к пастухам, которых вы тогда встретили. Они тоже ждут вас.
– Ты так добр, что не забыл нас, – сказала Мария.
– Забыть вас? – удивился старик. – Как можно вас забыть?
Они снова переночевали в хлеву. Но Малыш был уже большой и не помещался в ясли. Он лежал на соломе между черной коровой и овцой.
– Нам снова довелось их увидеть, – шептали они друг другу. – Какой Он славный, добрый и умный.
Рубен погнал своих овец на пастбище. Он стал почти совсем взрослым, сильный юноша с широкими плечами и ясным взглядом.
– Рубен хороший пастух, – сказал дед в это утро. – Пока погода хорошая, он может один управиться на пастбище.
Поэтому остальные пастухи остались дома и отдыхали.
Рубен поднялся на самый высокий холм и смотрел вдаль.
– Я так их жду, – восклицал он пролетавшим мимо облакам. – Царя мира из рода Давидова, Доброго Пастыря всех людей. Вы так высоко летаете над землей, не скажете ли вы, где Он?
Облака ничего не отвечали. Но старая овца, любимица Рубена, которую он двухнедельной получил, когда был совсем маленьким, толкнула его под коленку, заблеяла и сказала:
– Рубен, они уже идут сюда. Ты разве не слышал, что пищали утром птицы? Они сказали, что Он уже в Вифлееме в старом хлеву.
Но Рубен не понял, что сказала ему овца. Он только подумал, что это какое-то необычное блеяние.
– Да-да, – сказал Рубен и погладил ее. – Ты хочешь меня утешить, но чем?
– Когда ты поймешь, что я сказала, ты сразу утешишься, – думала овца.
Но Рубен лишь вздыхал. Тут он заметил путешественников, что по тропинке приближались к нему.
– Что это за люди? – подумал он. – Осел с большой ношей, мужчина, его жена. А вот и мальчик к ним подбежал. Не может быть!
Он громко закричал.
– Это маленький ослик Марии! Ни один осел в мире не держит голову так красиво, как ты! Ты выступаешь все так же гордо, только мне кажется, что ты немного постарел, и ноги стали пожестче.
Рубен сбежал вниз с холма и побежал навстречу. Да, это были Мария и Иосиф. Они совсем не изменились. Но неужели этот смелый и радостный Мальчик тот самый Младенец, что лежал в яслях? Рубен совсем смешался. И тут Мальчик засмеялся и протянул руку. На указательном пальце сидела красивая бабочка.
– Смотри, – сказал Он, весело смеясь. Тут Рубен узнал свет в Его глазах. Да, это Он, Сын Марии, Младенец, для Кого пели ангелы. И Рубен высоко подпрыгнул и закричал от восторга. Все овцы собрались вокруг осла послушать, как Иосиф и Мария путешествовали в Египет.
– Ты очень толковый ослик, – сказали они. – Лучший ослик в мире.
– Я не один шел через пустыню, – объяснил он. – Мне помогал добрый Ангел, а также большие верблюды.
– Мы слышали, что верблюды такие высокомерные, – удивлялись овцы.
– О нет, они очень, очень великодушные и умные.
Рубен проводил путешественников в стан пастухов. Все были очень рады и закатили настоящий пир. Пришли и другие пастухи, посмотреть Дитя, о котором они так много слышали. Пастухи всегда рассказывали новичкам про ту ночь, про пение ангелов, про то, как они отправились в Вифлеем и нашли Младенца, лежащего в яслях.
Но Малыш не желал сидеть смирно и ждать, пока на него налюбуются. Он помог Рубену почистить осла и загнать на ночь овец.
Он был сильный и понятливый. И совсем не боялся. Когда прямо на Него, наставив свои огромные рога, пошел козел, Мальчик только засмеялся и обнял его шею. Козел устыдился и присмирел.
Он не уставал смотреть, как Рубен обихаживает овец, и расспрашивал, где можно найти лучшую траву и в каком источнике чище вода.
– Я тоже буду пастырем, когда подрасту, – объяснял он. – Добрым Пастырем, что наставит на правильный путь сбившихся с пути.
– Ты будешь Пастырем народа израилева, – сказал Рубен. – И я последую за Тобой, куда Ты пойдешь.
Малыш взял Рубена за руку.
– В самом деле последуешь? – спросил он горячо.
– Да, непременно, – отвечал Рубен. – Я решил это, когда увидел Тебя, в яслях лежащим.
– Ты очень славный, – сказал мальчик, – мы с тобой оба будем пастырями, ты и я.
На самой верхушке горы три человека держали совет.
– Там внизу показались три путешественника, – сказал старший. – Может, нам их ограбить?
– Нет, – ответил другой.
– Но если у нас будут деньги, мы купим новый инструмент, – уговаривал их старший. – Тогда нам будет легче найти работу.
– Если мы сейчас снова начнем грабить, мы уже не сможем бросить это дело, – высказал сомнения юноша. – Оставим это!
– Если бы я мог поговорить с доброй Марией, – вздохнул любитель птиц. – Мне было бы легче переносить голод.
– Смотрите, их всего двое. Их осел тащит большую поклажу, – закричал старший.
– В такой дали ничего не разобрать, – возразил юноша.
– В любом случае пойдем им навстречу, – предложил старший. – Мы останемся под горой, и когда они выйдут из ложбины, сможем легко на них напасть. Если они выглядят бедно, оставим их в покое, пусть идут своим путем. Они нас тут не увидят.
Двум другим не очень-то нравился этот план, но они пошли вместе с ним и схоронились у подножия горы.
– Я ударю первого, – сказал старик. – И если я увижу, что он богат, вы приметесь за другого. Нам совсем не надо бить сильно, мы не хотим их поранить. Мы только заберем осла с поклажей и уйдем.
Так они стояли втроем и ждали.
– Странно, – подумал первый, – как тут хорошо пахнет. Словно в пещере в ту ночь, когда пришли Мария и Иосиф. Пахнет свежими весенними цветами. Разве может здесь пахнуть, как тогда?
– Как странно, – думал другой, – птицы сегодня так чудно поют. И как много их! С той ночи, когда птицы пели для нас в пещере, не слышал я такого пения.
Третий слушал каждый шорох. Он поднял дубинку и совсем уже был готов ударить, как вдруг на дороге, подпрыгивая, показался маленький мальчик.
Он так удивился, что дубинка повисла в воздухе. Ребенок сразу заметил его и подбежал. Мальчик радостно поприветствовал его и протянул кусок хлеба, который держал в руке.
Человек опустил дубинку, но протянутый хлеб не взял. Тогда Ребенок настойчиво сунул хлеб ему в руку, повернулся и что-то сказал своим родителям, которые шли сзади.
– Иосиф, – позвала женщина, – тут благородные люди из пещеры, ты их не узнаешь?
Она пошла несколько шагов навстречу и протянула руки.
– Как я рада снова вас видеть, – улыбалась она. – Я много о вас думала.
– Мария, – воскликнули все трое разом, – ты ли это?
Все стали расспрашивать друг друга, а Мальчик поднял дубинку и скакал на ней, словно на лошадке.
– Как вы поживаете? – спросил Иосиф.
– Иногда ничего, но часто совсем плохо, – сказал старший. – Мы долго не можем найти работы.
– Много времени прошло с тех пор, как мы последний раз ели, – добавил юноша.
– Сегодня вы будете кушать вместе с нами, – сказала Мария. – И Господь поможет вам найти работу. Рассаживайтесь, отдохнем немного.
Иосиф достал еду.
– Работу? – он задумался. – В Вифлееме я знаю одного человека, он искал людей для своей мастерской. Он приглашал меня в помощники, но у меня нет времени. Сходите посмотрите.
– Нам бы только инструмент получше завести, – озабоченно вздохнул юноша. – Нас никто не примет, наш инструмент лишь для разбоя годится.
Мария посмотрела на Иосифа. Тот кивнул в ответ. Он достал свой кошелек, открыл его.
– Вот, возьмите, – сказал он и протянул им золотую монету. – Это вам на хороший инструмент.
– Но нам не надо твоих денег, – сказал старший. – Ты сам нуждаешься.
– Мы получили их от одного богатого торговца. А хороший дар становится еще лучше, если разделить его с друзьями, – сказал Иосиф и вложил ему в руку монету.
– Разве я не говорил, что все будет хорошо, когда вы придете, – воскликнул тот. – И вы пришли как раз сегодня! По правде говоря, мы были готовы снова начать разбойничать.
– Неисповедимы пути Господни, – сказал Иосиф.
– А это ваш Сын? – спросил юноша. – Какой Он уже большой. Как Его зовут?
– Иисус имя мое, – радостно ответил мальчик. – Это хорошее имя, оно означает помощник.
– Ага, – засмеялся юноша, – и кому же Ты помогаешь?
– Всем людям! – ответил мальчик.
– Я верю, что Ты сможешь всем людям помочь, если будешь таким же, как Твои родители, – сказал третий. – Никто не помог мне в жизни так, как они.
Днем позже путешественники пришли в маленькую деревню, где они отдыхали в первую ночь.
– Скоро мы будем дома, – сказала Мария. – Это будет чудесно. Думала ли я, что наше путешествие продлится так долго. И Ты, мой милый Сын, никогда еще не видел свой дом. Но скоро мы откроем нашу дверь. И Ты увидишь всех наших животных. Я буду рада их Тебе показать.
– А все овцы и козы, все ягнята и козлята, они ведь и мои тоже, да, мама? – спросил мальчик.
– Конечно, они наши с Тобой, Твои и мои.
– А можно мне будет их пасти? Можно мне будет давать им корм и воду?
– Мы каждый день будем это делать вместе, – смеясь, ответила Мария. – Но Ты должен и отцу тоже помогать, учиться строгать, резать и пилить.
От этих слов Мальчик так обрадовался, что всю дорогу пританцовывал вокруг ослика. Утомленное животное думало об ожидавших их в Назарете друзьях, и как они обрадуются. От восторга он даже испустил для друзей громкое «Иа!»
– Здесь за холмом лежит деревушка, – сказал Иосиф. – Надо нам поискать ночлег, сегодня мы не дойдем до дома.
Ослик вдруг припустился бежать. Ему так хотелось отдохнуть.
Иосиф взял Мальчика на руки и понес. Солнце медленно заходило. Мальчик положил голову на плечо отца и быстро уснул.
Когда они вступили в деревушку, Иосиф остановился и задумался. Но ослик уверенно трусил дальше.
– Кажется, наш ослик знает, куда идти, – заметила Мария. – Может, он снова увидел Ангела?
Но ослик просто узнал голос хорошего друга. Это был маленький мальчик, который обещал собрать для него сена. Он как раз рвал траву на склоне. Внезапно мальчик увидел ослика. Он подбежал и обнял ослика за шею.
– Они пришли! Они пришли! – кричал он.
Тут и Мария узнала мальчика и его сестру.
– Ах, Иосиф, какой у нас умный ослик! Он вспомнил, что мы обещали зайти сюда на обратном пути. А мы чуть было не забыли. Как хорошо, что он нас сюда привел, и мы выполним свое обещание.
Дети повели их в дом. Большой девочке доверили нести спящего Малыша, а смелый мальчик завел ослика во двор и помог снять поклажу. Потом он открыл дверцу в сарайчик и все увидели копну замечательного сена. Иосиф от удивления всплеснул руками. Он и представить не мог, что маленький мальчик так держит свое слово, и что он соберет так много сена.
В этот вечер в доме бедняка была большая радость, что пришли гости. Но у хозяйки не больно-то было чем угощать их. Мария достала медовый пряник и другие вкусные вещи, которые им дал добрый торговец. Никогда еще у детей не было такого праздника.
– Вчера был пир у богача, но нас не пригласили, – сказал один из малышей. – Но сегодня у нас самый лучший праздник, какой только бывает.
Так думали все дети.
Старшая девочка взяла у Марии спящего Сына, умыла Его и уложила в свою постель. Дети смотрели на него.
– Как он мил, – сказали они. – А как Его зовут?
– Иисус имя Его, – ответил Иосиф.
На следующий день детей обрадовало, что им разрешили проводить путешественников, как и в прошлый раз.
– А что же мне делать с этой кучей сена? – спросил мальчик. – Ослик съел совсем немного. Может быть, вы заберете с собой?
Но это было невозможно, потому что ослик и так уже был тяжело нагружен.
– Что же мне делать с этим сеном? Где мне взять маленького ослика? – жаловался мальчик. – Я папе всегда говорил, давай купим ослика, а он не хочет.
– Просто у него нет денег, – сказала старшая сестра. – А ты прожужжал отцу все уши.
– Но ты подумай, как было бы замечательно, если бы у нас был маленький ослик, – возразил мальчик. – Мы вместе с ним работали бы на винограднике, заработали бы много денег. Но никто не хочет одолжить нам денег на ослика, ведь я их непременно верну.
– Я верю тебе, – сказал Иосиф. – Поэтому я одолжу тебе золотую монету.
– Ты разбогател? – удивленно спросил мальчик. – Мы думали, вы бедные.
– Конечно, мы никакие не богачи, – сказала Мария. – Но бедные люди должны помогать друг другу. Иосиф получил несколько золотых монет в подарок от одного торговца, и он хочет их дальше дарить.
Нет слов описать, как счастливы были дети. Они ликовали, смеялись и прыгали, но особенно радовался Иисус. Он бил от удовольствия в ладоши, а мальчик, зажав в кулачке золотую монету, кувыркался в траве.
После обеда путешественникам оставалось до Назарета еще приличная часть пути. Иосиф предложил поискать ночлег в соседнем селении, а завтра утром он сходит в Назарет и все разузнает. Все устали, и он сам, и Мария, и ослик едва плетется. Только Малыш словно не знает усталости, прыгает вокруг ослика и разговаривает с ним.
Но изнуренный ослик не останавливался. Он шел и шел, пока Иосиф не закричал, что хочет отдохнуть.
– Иосиф, что случилось с нашим маленьким осликом? – удивилась Мария.
– Не увидел ли он Ангела? – подумал Иосиф. – Вроде здесь нам ничего не угрожает, нет никакой опасности, и мы хорошо знаем путь. Остановитесь же, милые мои друзья.
Но ослик все трусил и трусил, и Мальчик бежал рядом с ним. Они без слов понимали друг друга.
– Не кажется ли тебе, что ослик видит Ангела? – спросила Мария своего малыша.
– Я вижу Ангела, – ответил Малыш. – Он подает нам знак, что надо торопиться. Я сказал об этом ослику, вот он и поспешает.
– Тогда и нам лучше поспешить, – сказал Иосиф.
– Идемте, – поддержала Мария, – Я думаю, дом уже скоро.
– Домой! – воскликнул Иосиф и поднял свою ношу.

В НАЗАРЕТЕ


Как раз после обеда к сестре Марии и ее мужу пришел богатый корчмарь.
– Я хочу сегодня купить дом и землю Иосифа. Мне нужен новый амбар.
– О нет, погодите до осени, – воскликнула сестра.
– К осени амбар должен быть готов, – объяснил корчмарь. Муж сестры хорошо относился к корчмарю. Он подмигнул ему, и они вышли на улицу посмотреть маленький дом Иосифа и Марии.
– Деревья придется убрать, – сказал корчмарь. – Я пришлю завтра слугу, и он это сделает.
– А как быть с животными? – спросил муж сестры Марии.
– Старых заколоть, а молодых ты можешь продать. Как раз завтра можно их отправить на базар. Но их надо отогнать прямо сейчас, чтобы вовремя поспеть утром на базар.
И они вернулись, чтобы закончить сделку.
Страх напал на всех обитателей дома.
Овцы отчаянно блеяли, козы напирали, бились рогами, словно хотели выскочить из ограды.
А птицы Марии! Когда повалят деревья, где они будут вить свои гнезда? Что ждет их всех?
Но не Мария ли это идет? Что там за ослик вдалеке?
Птицы пристально всматривались.
– Кто там идет? – блеяли овцы.
– Какие-то странники, они еще далеко, и с ними ослик, – разъясняли птицы.
– Это, должно быть, они, – кричали овцы.
– Кто же еще может быть? – думали козы.
Птицы полетели навстречу путешественникам.
Конечно, это были Иосиф и Мария, и с ними ослик. Но что это за Мальчик, что так важно ведет осла? И где Младенец, который в Вифлееме сошел в мир? Птицы были очень обескуражены.
– Ах, глупышки, – прощебетала умная голубица. – Как же вы не сообразили, что Он подрос, ведь они так долго были в пути.
В самом деле!
В небесах раздалось ликующее пение. Все птицы Назарета слетелись и пели на все лады. Иосиф посадил Мальчика на осла.
– Ты въезжаешь в Назарет, – сказал он. Мальчик погонял ослика, а он высоко поднял голову и бежал так, словно снова стал юным. Мария и Иосиф, улыбаясь, шли следом, а птицы заливались во весь голос.
Так вступили они в Назарет.
– Что происходит? – удивлялись люди и выходили на улицу посмотреть. – Кто это идет сюда в свете заходящего солнца? Его сияющие лучи окружают их. Не из рая ли они прибыли? Что значит это пение птиц? Или это поют ангелы?
– Нет, это не ангелы, – заметил один. – Это всего лишь Мальчик, он смеется и кричит, как обычный ребенок. Но все же кто они?
Конечно, скоро все узнали Иосифа и Марию. Соседи вышли встречать.
Сестра Марии тоже вышла на улицу. Она плакала, что ее муж решил продать дом Марии и Иосифа.
Соседи закричали:
– Твоя сестра вернулась!
Как она обрадовалась, и ее муж тоже. Слава Богу, что Иосиф и Мария вернулись вовремя, дом еще цел. Корчмарь сначала, конечно, рассердился, но скоро и он одумался и обрадовался, что неправое дело не успело свершиться.
– Входите же, входите, – приглашала сестра и сняла Мальчика с ослика. – Заходите, отужинайте с нами.
– Сначала нам надо домой, – сказала Мария. – Столько лет каждый день мы мечтали об этой минуте. И Мальчик должен наконец увидеть свой дом.
– Но потом приходите к нам, – попросила сестра. – Я еще не разглядела твоего Сына. Как Его зовут?
– Иисус имя мое, – сказал Мальчик. – Но ты можешь пойти с нами домой!
Сестра снова посадила Мальчика на осла и проводила их до дома.
Животные напряженно ждали, когда придут Иосиф и Мария. Птицы разнесли радостную новость, и они столпились в нетерпеливом ожидании.
– Вот, наконец, и я, – сказал маленький ослик. – Это было далекое путешествие, но теперь мы дома. Посмотрите-ка, кого я вам привез.
Они смотрели во все глаза. Иосиф снял Мальчика с ослика, Мария открыла ворота и подошла к своему маленькому стаду. Козы и овцы толкались и напирали, вытягивали шеи, чтобы она их погладила.
– Мои милые, мои дорогие, вы так меня заждались. Я столько о вас думала, можете мне поверить.
Мальчик тоже протянул свои ручки.
– Идите ко мне, мои маленькие ягнята, – радостно закричал он.
И ягнята, и козлята тут же прискакали и принялись тереться и ласкаться об Его ручонки.
– Какие добрые у Него руки, – шептали они друг другу.
– Я теперь уже пастырь, мама, раз у меня есть козлята и ягнята, – спросил он.
– Да, теперь Ты Пастырь, – рассмеялась Мария.
– Добрый Пастырь, – думали овцы и козы. – Наш пастырь.
И птицы из Назарета пели:
– Пришел Добрый Пастырь. Наконец-то Он пришел. Слава Господу нашему.
– Какой же ты толковый маленький ослик, – думали все животные, когда он им рассказывал про долгое путешествие. – Как хорошо, что ты можешь видеть Ангела.
– Но по дороге домой я уже не мог его видеть, – сказал ослик, – мои глаза совсем помутнели. Но это не страшно, теперь Мальчик может видеть его. И нужно только делать то, что Он говорит. Но я так устал, и мои ноги совсем больны, можете мне поверить.
– Теперь ты отдохнешь, маленький ослик, – сказали животные. – Ты заслужил. Мы так рады, что ты наконец дома. Мы так долго ждали. И наконец-то они здесь – Мария и ее Сын.
– И Иосиф тоже, – добавила старая овца.
– И умнейший в мире ослик, – промекала маленькая козочка и подпрыгнула от радости.


Репка Сказки