Вход | Регистрация
Морской мир. Звуки морских животных. Детская игра
Звуки морских животных. Новое бесплатное приложение для Android.
Звуки морских животных - это развивающее приложение для знакомства ребенка с миром морских животных. Приложение включает более 150 изображений HD качества и хорошую озвучку, также есть режим игры "Угадай".
Внеклассное чтение
Внеклассное чтение
Отправляетесь в отпуск с детьми, и не хотите нагружать багаж книгами - возьмите Репку с собой. Все сказки для внеклассного чтения собраны здесь!
Все сказки в алфавитном порядке ЗДЕСЬ!
Давно ли вы читали детскую литературу? Окунитесь в детство - мир волшебства - на нашем замечательном портале Репка!
Не можете читать сейчас?..
Возьмите сказку с собой, скачав ее в удобном для Вас формате.
PDF, EPUB, FB2, HTML, TXT
Детские карточки Звуки Животных Машин Овощи Фрукты
Детские карточки. Бесплатное приложение для Android от Репки.
Детские карточки - это развивающее приложение для знакомства ребенка с миром животных, транспортом, окружающими предметами, овощами и фруктами. Приложение включает более 150 изображений HD качества и короткий звук для лучшего восприятия ребенком, также есть режим игры по каждой категории.
Категории

Аудио

Пословицы

Стихи

Басни

С картинками

Популярные сказки
Автор: Горбунов Сергей Евгеньевич    |    Просмотры   1400   |    Понравилось   0

Скачать"Про девочку Любу"
СкачатьСкачать PDF | СкачатьСкачать EPUB | СкачатьСкачать FB2 | СкачатьСкачать HTML | СкачатьСкачать Текст

СКАЧАТЬ
Можно прочитать за 267 мин.

Спасибо! Ваш файл будет сформирован через 12 сек
Про девочку Любу

Глава 1. Как девочка Люба познакомилась с гномами


В одном городе живёт девочка по имени Люба. Это самая обыкновенная девочка, ничем особенно не отличающаяся от других современных детей. Только вот, то ли от чрезмерной её любознательности, то ли от способности удивляться простым вещам и не удивляться сложным, случаются с ней невероятные, а порой даже сказочные истории.

Люба живёт в городе с папой и мамой. Они, конечно, очень любят свою единственную дочку и ни в чём ей не отказывают: и игрушки дарят, и книжки, и даже компьютер купили. Родители Любы — очень важные и занятые люди. Бывает, им не хватает даже времени, чтобы просто посидеть с дочкой за столом на кухне, попить чаю и поболтать о пустяках. Девочка с радостью отдала бы и игрушки, и компьютер, лишь бы папа с мамой приходили с работы на час пораньше. Впрочем, Люба не была предоставлена сама себе: к ней каждый день приходили учителя, которые занимались с ней. К шести годам девочка уже много знала о растениях и животных, неплохо говорила по-английски и, разумеется, умела писать и читать. Особенно она любила читать сказки. Люба ходит в библиотеку, которая располагается рядом с домом. Там она, что касается сказок, перечитала практически всё. Ну а летом Люба, конечно же, отдыхает в деревне.

В деревне живёт бабушка Любы. Зовут её Мария Сергеевна. Внучка называет бабушку просто — баба-Маня. Каждый год девочка с нетерпением ждёт начала лета, когда можно будет поехать в гости к бабушке. У бабушки всегда есть чем заняться, и почти все необычные истории происходят с Любой именно в деревне. Деревня эта и сама не совсем обычная. Во-первых, она очень красивая: располагается деревенька на трех холмах, между которыми протекает небольшая речка. Со всех сторон деревню окружает лес, река прямо вытекает из леса и снова уходит в лес, теряясь среди деревьев. Во-вторых, у деревни странное название. Деревенька эта называется Васькино. Никто не знает откуда взялось это название, да никто и не задумывается над этим. Возможно, Люба была единственной, кто интересовался этим вопросом. Люба очень часто заостряла внимание на таких вещах, которые другим казались обыденными. Именно поэтому она замечала то, чего другие просто не видели.

Как-то раз летней ночью Люба сидела у открытого окна в свой комнате, в домике бабушки. Дом этот располагается на краю деревни, почти у самого леса. По вечерам девочка любила сидеть и мечтать вот так, глядя на звёздное небо. Шум деревенской жизни давно уже стих, и только кузнечики тихо стрекотали в траве, да ветер чуть слышно играл в листве деревьев. Небо в эту ночь было чистое и безлунное, и звёзды, словно радуясь такой хорошей погоде, кучей высыпали погулять по небосклону. Если внимательно приглядеться к звёздам, то можно заметить, что все они разные: разные по цвету и размеру, одни мерцают, а другие светят холодно и равномерно, есть звёзды неподвижные, словно строгие родители, а есть и такие, которые быстро пробегут по небу, словно шаловливые дети, и скроются за горизонтом. Некоторые звёздочки падают. Люба всегда хотела знать, что происходит со звездой, когда она упадёт на землю. А ещё она хотела загадать желание. Всем известно, если успеть загадать желание, пока падает звезда, то это желание исполнится. Вот и сейчас Люба сидела и следила, не мигая, за звёздами. У неё было одно заветное желание. Вообще-то о желании никому говорить не надо, иначе оно может не сбыться, но по секрету можно сказать, что Люба больше всего хотела встретиться с настоящей феей.

Тут нужно немного пояснить, зачем именно Люба хотела повстречаться с феей. Обычно девочки желают такой встречи для того, чтобы попросить фею превратить их в принцесс или подарить какой-нибудь необычный волшебный подарок, которым можно было бы хвастаться перед подружками. Но Люба хотела повстречаться с феей не для этого. Дело в том, что с малых лет она очень любила сказки про фей, эльфов и других сказочных существ. Она сама прочитала множество книг и считалась в своем детском садике главным специалистом по этому вопросу. Люба очень желала повстречаться с настоящей феей для того, чтобы поговорить с ней. Да, просто поговорить. У неё накопилось столько вопросов, ответы на которые она не смогла найти в книжках, что ответить на них могла бы только что настоящая фея или эльф. Например, совсем непонятно как феи, гномы и эльфы совершают свои чудеса, чем они питаются зимой, какие книжки читают, сколько лет живут? Всё это не давало девочке покоя, поэтому-то она и сидела, не отрывая глаз от ночного небосклона. Она даже окно открыла, чтобы лучше было видно звёзды, но загадать желание пока никак не удавалось. Звёзды, конечно, падали. В тёмную безлунную ночь всегда можно заметить падающие звёзды. Но падали они так быстро, что Люба просто не успевала произнести желание вслух.

«Ах, если бы звезды падали чуть помедленней,»- мечтательно произнесла девочка, и тут она заметила одну маленькую звёздочку, медленно спускавшуюся к лесу. От такой неожиданности у Любы даже дыханье перехватило. Она быстро зажмурилась, чтобы собраться с мыслями, и произнесла скороговоркой: «Хочу, хочу повстречаться с настоящей, самой настоящей феей!». Сказав это, она открыла глаза и посмотрела на небо, чтобы узнать, успела она или нет. К её удивлению и радости звезда ещё не упала. Она всё также медленно спускалась к горизонту, но только двигалась она теперь, как показалось Любе, в другую сторону. Этого не должно было быть. Люба знала, что звёзды не гуляют по небу как попало. Сначала девочка подумала, что это она ошиблась, но как только она так подумала, звёздочка остановилась и полетела в обратную сторону, а вскоре она развернулась опять. Так, кружась, она опускалась всё ниже и ниже, становясь при этом всё ярче и ярче. Люба совсем забыла про своё желание и следила глазами за странной звездой. Наконец, звёздочка скрылась где-то за лесом. Любе хотелось побыстрее рассказать бабушке об увиденном чуде, но было уже поздно, а будить и пугать бабушку внучка не хотела. Оставив разговор до утра, девочка легла в свою кровать. После таких впечатлений спать конечно же не хотелось. Люба долго
ворочалась, вспоминая странную звезду, но потом всё-таки заснула.

Каждый знает, как неохота вставать утром, особенно когда в комнате свежо, а под одеялом тепло и уютно. Люба в это утро тоже не хотела вставать рано, поэтому, как только прозвенел будильник, она выключила его и перевернулась на другой бок, поглубже закутавшись в одеяло.

— Вставай, Любочка, — послышался из кухни бабушкин голос, — вставай, я уже завтрак приготовила.

— Я ещё немножко посплю, рано ещё, — крикнула внучка в ответ.

— Ну, не-е-ет, — бабушка заглянула в комнату, — ты сама вчера решила встать пораньше и пойти за грибами, так что давай, не ленись.

Нехотя Люба села на кровати, потянулась и, зевая, направилась к умывальнику на кухню. Холодная вода быстро прогнала весь сон. Умывшись и переодевшись, девочка села за стол, где её уже ждали горячие пирожки с холодным молоком. Пока девочка ела, бабушка умилительно смотрела на неё.

— Вот, — сказала бабушка, как только внучка закончила с завтраком, — возьми пирожков с собой. Как нагуляешься, есть захочется.

— Не, — отмахнулась Люба, — не возьму, куда же я их положу?

— Как куда, — улыбнулась бабушка, — а корзинка на что?

— В корзинку грибы буду складывать.

— Да какие сейчас грибы, — махнула рукой бабушка, — не сезон ещё. Сейчас в лесу гриба днём с огнём не сыщешь.

— Как? — Люба удивленно расширила глаза. — Так зачем ты меня сегодня разбудила так рано?

— Затем, что ты сама вчера попросила, — хитро улыбнулась бабушка, — а если ты решила идти, то надо идти, а не менять своего решения из-за того, что спать хочется. Да и спать-то тебе хочется только потому, что сидела опять допоздна, небось.

И тут Люба вспомнила, что видела прошлой ночью.

— Бабушка! — Выкрикнула она так неожиданно, что бабушка выронила из рук полотенце, которым перетирала посуду. — Бабушка, а я вчера такое видела, такое! Я вчера звезду видела, падающую!

Бабушка села на стул.

— Ух, напугала. Если так будешь кричать, то не только звезду падающую, но ещё и бабушку, падающую в обморок, увидишь. Подумаешь, звезда упала. Каждую ночь падают.

— Но она не просто упала, — не унималась Люба, — она сначала кружила, кружила, а потом опустилась в лес.

— Не бывает так, — сказала бабушка, поднимая полотенце, — помню, когда я была совсем маленькая, у нас в деревне даже метеорит упал, но такого, как ты говоришь, никто никогда не видел. Это, наверное, светлячок был.

— Нет, не светлячок, точно не светлячок!

— Ну, значит, привиделось тебе, — хитро улыбнулась бабушка, — не спишь по ночам, вот и мерещится всякое. У нас в доме два полуночника: ты да Васька.

— Васька, — задумчиво произнесла девочка, — а где он?

— Знамо дело где, гуляет где-то. Вчера вечером как ушёл, так и не приходил ещё.

— Наверное, — воодушевилась Люба, — он пошёл на ту звёздочку посмотреть.

— Ну да, разумеется, — то ли серьезно, то ли шутя ответила бабушка, — разумеется, на Звёздочку, на кошку соседскую. Ладно, иди уж. Хотя постой, — женщина поцеловала внучку в лоб, — далеко не ходи, а то заблудишься. Гуляй около дома. На лужайке земляника поспела.

— Хорошо, — крикнула Люба, уже выбегая на улицу.

Некоторым может показаться странным, что бабушка так просто отпустила маленькую внучку одну в лес. Удивляться тут нечему. Дело в том, что от леса до дома бабушки было всего десять шагов. Да, да, прямо перед домом уже начинались редкие берёзки, негустой кустарник и полянки с земляникой и грибами. Обычно, пока Люба гуляла по лесу, бабушка могла видеть прямо из окна кухни, как внучка ходит между деревьев. Вот и теперь бабушка нисколько не волновалась, отпуская внучку на прогулку.

Лес этим утром дышал свежестью. Высокие стройные берёзы мерно покачивались, шелестя на ветру листьями. Птицы ещё не проснулись, но некоторые насекомые уже жужжали в воздухе. Девочка шла по тропинке, любуясь красотой раннего утра. Она любила бывать в лесу именно по утрам, когда всё только просыпается. Днём лес тоже хорош, но из-за всеобщего шума и гама в лесной жизни трудно разглядеть что-то интересное. А вот утром совсем другое дело. Сначала просыпается ветер и сразу начинает будить деревья. Он толкает их, словно говоря:»Просыпайтесь, сони, новый день настал». Деревьям просыпаться неохота. Они вообще неповоротливы и ленивы, не любят шевелиться. Но ветер не отстает, и тогда деревья начинают отмахиваться от него своими ветками, прогоняя. Ветки машут, листья шуршат, а ветру хоть бы что, только веселье одно. Тут просыпаются древесные пчёлы и осы. Конечно, как тут поспишь, когда дом под тобой ходуном ходит. Вылетают они недовольные, не выспавшиеся, потому что допоздна работали, и начинают деревья ругать, что разбудили, а те только отнекиваются и на ветер ссылаются. Тут уже встают жуки, мухи и другие крылатые. Как тут поспишь, когда шум такой начинается. Просыпаются птицы. Пора и им за работу приниматься — жуков ловить, пока те ещё сонные. Вот жаворонок запел, тут уж всем не до сна, слушают. Белка проснулась, зайцы забегали, лес окончательно ожил и наполнился многочисленными звуками.

Люба шла по лесу и любовалась природой. Грибы, как и говорила бабушка, не попадались, но девочка нисколько не огорчалась, так как само гулянье по лесу — это уже большое удовольствие. А уж как аппетит просыпается от свежего воздуха! Любе действительно захотелось есть. Она присела прямо на траву и достала из корзинки свёрток с пирожками. Жуя пирог с луком, Люба внимательно смотрела кругом. Она знала, что если не ходить по лесу, а вот так тихо сидеть, притаившись, то можно увидеть каких-нибудь интересных животных: ежа, белку, а может быть даже и лису. И действительно, вскоре девочке показалось, что в кустах кто-то прячется. Присмотревшись, она заметила какое-то движение. Девочка затаилась, даже про пирог забыла, до того ей стало интересно. Не шевелясь, она пристально смотрела как колышутся листья кустарника неподалеку от нее. Наконец, ветки раздвинулись, и на полянку вышел кот Васька.

Люба расхохоталась, сама не зная от чего. Кот Васька неодобрительно посмотрел на девочку, словно и не был удивлен встречей.

— Васька, иди сюда, пирожка тебе дам, — позвала Люба, но кот не обратил на неё никакого внимания, — кис, кис, кис, — девочка протянула коту остаток пирожка.

В ответ на такое обращение Васька только демонстративно сел боком и стал вылизывать себе лапу.

— Ну, Васька, чего ты такой сегодня сердитый!? — Девочка встала и попыталась подойти поближе, но кот тут же отошел немного в сторону.

Люба сделала еще пару шагов. Кот неспешно отодвинулся дальше. Тогда Люба сделала вид, что кот её вовсе не интересует, постояла так минуту, а потом кинулась бегом к Ваське, но тот разгадал её хитрость, внезапно сорвался с места и пустился наутек.

— Васька! — Кричала Люба. — Стой! Куда ты?

Девочка бежала за домашним любимцем, но тот не подпускал её к себе. Казалось, как только девочка догоняла его, он прибавлял ходу, а как только Люба отставала, кот замедлял бег. Наконец, словно бы добравшись до нужного ему места, кот остановился. Девочка хотела взять его, но он не дался и быстро-быстро вскарабкался на высокое дерево и скрылся в ветвях. Как ни звала его Люба, как ни приманивала, спуститься он не захотел. Девочка огляделась по сторонам. Кругом была незнакомая местность. Деревья тут росли гуще, да и не были они похожи на те деревья, что росли около дома бабушки. Любе стало страшно. Так далеко от дома она ещё никогда не уходила. Неодобрительно взглянув в сторону исчезнувшего кота, девочка пошла назад, но сколько бы она не шла, кругом всё равно была незнакомая местность. Тут Люба совсем обозлилась на Ваську, ведь по его вине она оказалась в таком положении, и из-за него она заблудилась. Хоть и было страшно, Люба смогла всё-таки успокоиться. Она решила немного отдохнуть и снова попытаться найти дорогу домой. Девочка села под большой елью, открыла корзинку и достала оттуда последний пирожок.

Вокруг раздавались звуки леса: ветер шелестел листьями, жужжали насекомые, пели птицы. Солнце уже перевалило за половину неба, но было еще достаточно времени до темноты. В общем, бояться было нечего, и девочка совсем успокоилась. Ей даже показалась забавной эта нелепая ситуация. Она уже представляла как будет рассказывать бабушке про свои приключения, как вдруг за елью послышались чьи-то шаги. Кто-то небольшой ступал маленькими ножками по лесному настилу, засыпанному еловыми иголками. «Ну, Васька, я тебе покажу»: подумала Люба и воинственно взяла в руки пустую корзинку. Как только существо показалось из-за ели, Люба с воинственным криком «попался», накрыла его корзиной.

Все случилось так быстро, что девочка даже не заметила, кого она поймала, но почему-то ей показалось, что это был не Васька. Она прислушалась, под корзинкой было тихо.

— Васька, — произнесла Люба неуверенно, — это ты? Кто тут?

Девочка осторожно приподняла корзинку так, чтобы получилась маленькая щелочка, и заглянула внутрь. Ничего не было видно. Тогда Люба приподняла корзину повыше, но также ничего не обнаружила. Заглянув же в саму корзину, девочка увидела маленького человечка, который держался за прутья ручками. Заметив, что его обнаружили, человечек поспешил выбраться наружу, но Люба, хоть она и онемела от удивления, быстро перевернула корзину так, чтобы человечек свалился на дно.

Поняв, что побег не удался, человечек встал и отряхнул с себя пыль. Люба смотрела, но никак не могла поверить своим глазам. Перед ней стоял, ни дать ни взять, маленький гномик. Ростом человечек был чуть больше ладошки. Одет он был в какие-то широкие штаны и куртку. Шапки на голове не было. Суда по густым белым волосам и такой же лохматой бороде до пояса, это был старичок, хотя осанка и телосложение у него было как у молодого.

— Здра-а-а-вствуй, — произнесла Люба неуверенно, — извини, что я тебя вот так поймала, — девочка не знала с чего начать разговор, но подумала, что было бы прилично извиниться, — я не думала, что это ты… я Ваську ловила.

Человечек удивленно взглянул на девочку.

— Вы меня понимаете? — Спросила Люба.

Человечек достал из-за пазухи какую-то штучку, похожую на маленький шарик, покрутил что-то, а потом невозмутимо произнес:

— Я вас прекрасно понимаю.

— Ух, ты, — невольно воскликнула Люба, голос гнома был хорошо слышен, несмотря на его маленький рост, — настоящий говорящий гном. Вот удивятся все…

— Постой,- перебил её гном, — ты говорила, что не хотела меня ловить, ну так отпусти же меня тогда.

— Конечно, конечно, — заторопилась девочка, опуская корзинку, но тут же спохватилась, — постой, я тебя отпущу, а ты возьмешь и убежишь, а потом будешь меня по лесу опять гонять. Уж я то сразу поняла, что это твоих рук дело! — Девочка снова подняла корзинку повыше, чтобы гном не смог выбраться.

— Погоди, — возмутился гном, — что значит ты меня знаешь? Мы вообще не были раньше знакомы. Я тебя вижу впервые, да и ты меня, думаю, тоже.

— Конечно, — девочка несколько смутилась, — я тебя лично не знаю, но я много читала про гномов, эльфов и других сказочных существ. Я знаю ваши повадки. Гномы, например, очень любят запутать человека, закружить его, чтобы он потерялся, сбился с пути и не нашёл дороги к горшочку с золотом.

— Постой, постой, — незнакомец замотал головой, словно пытаясь вытряхнуть оттуда всякие ненужные мысли, — ты меня совсем запутала. Какой ещё горшочек? С чего ты взяла, что я хочу кого-то запутать? Если уж на то пошло, то я вообще не гном.

Было видно, что незнакомец изрядно разволновался. Главное, он никак не мог уложить в голове все то, что говорила ему девочка.

— Как же ты не гном? Ты же вон какой маленький.

— Допустим, — тон незнакомца стал медленным и рассудительным, — допустим, я — гном. Но почему ты думаешь, что именно я виновен в пропаже горшочка?

— Какого горшочка? — Не поняла девочка.

— С золотом.

— Не в пропаже. Ты прячешь его от меня! Но мне золото не нужно.

— Так, — гном встал в позу, скрестив руки на груди, — я все понял. Ты, девочка, меня с кем-то путаешь. Ты путаешь меня с другим, как его там, гномом. Я уверяю тебя, что ничего не брал и не прятал и вижу тебя впервые.

— С каким еще другим? — Недоверчиво переспросила Люба. — Гномов же не бывает вообще, где же я других возьму?

От удивления лицо незнакомца несколько вытянулось.

— Ну, я не знаю теперь, что тебе и говорить. То бывает, то не бывает. Есть у тебя логика или нет?

Что такое логика Люба не знала, поэтому на всякий случай покачала головой.

— Хорошо, — снова начал человечек, — ты говоришь, что я гном. Так?

— Так.

— Значит, гномы бывают!

— Ну, да. Значит, бывают.

— Ты думаешь, что я виноват в твоих каких-то несчастьях. Верно?

— Верно, — неуверенно произнесла Люба.

— В каких?

— Я заблудилась, — произнесла девочка, и настроение у неё снова ухудшилось

— Заблудилась? — Гном рассмеялся было, но быстро спохватился. — Извини, — сказал он, — дело в том, что я тоже заблудился.

— Правда?

— Конечно. И если ты всё-таки выпустишь меня, я расскажу тебе о себе.

Любе было очень интересно поговорить с настоящим гномом, тем более с таким болтливым. Она осторожно поставила корзинку на землю и перевернула её. Когда Люба снова подняла корзину, ей подумалось, что сейчас она уже ничего не увидит, что под корзиной будет пусто, но гном был на месте. Он даже и не пытался бежать.

— Хорошо, — вздохнул гном, — теперь можно и поговорить. Давай начнем с твоих трудностей, девочка.

Гном вопросительно уставился на Любу, но та смотрела на него, не мигая.

— Живой гном, — мечтательно произнесла она, — вот уж не думала.

— Не думала что?

— Не думала, что вы существуете на самом деле.

— Я, понимаешь, тоже не думал, что кто-то в этих местах мог думать, что мы есть на самом деле, — гном усмехнулся какой-то своей мысли, — но давай ближе к делу. Что у тебя случилось?

И Люба рассказала гному, как она гуляла по лесу, как побежала за Васькой, как заблудилась.

— А кто такой этот Васька? — Перебил её гном на середине рассказа.

— Васька — это мой любимчик. Лапочка-лапушечка, — ласково проговорила девочка, — но сегодня он хулиганит.

— Ясно, — гном перестал слушать и заходил взад и вперед, — дело мне представляется так: ты пошла в лес на рассвете. Так?

— Так, — согласилась Люба.

— Солнце, как ты говоришь, светило тебе в лицо. Так?

-Да, — Люба не понимала, к чему клонит гном.

— Так вот, девочка, — гном деловито сложил руки на груди, — рассвет в этой широте начинается в пять часов утра, следовательно, — тут гном покрутился на месте,- тебе нужно идти туда, — он резко махнул рукой в сторону большой ели.

Люба посмотрела и, нисколько не сомневаясь в словах незнакомца, произнесла:

— А ты что, колдун?

Гном призадумался

— Можно сказать, что да!

— Спасибо! — Крикнула радостно девочка и побежала по дорожке, но потом она остановилась и повернулась к гному.

— Я так рада, что тебя встретила, я столько хотела бы у тебя расспросить: про гномов, фей и про эльфов тоже. Пойдемте ко мне домой, у меня очень добрая бабушка, она вас чаем напоит.

Серьёзное лицо гнома расплылось в добродушной улыбке.

— Спасибо тебе. Сразу видно, что ты девочка добрая, но я не могу пойти к тебе в гости, ступай одна, прощай, — тут он повернулся и пошел.

— Стойте, — вскрикнула Люба, — как же я так, я совсем забыла. У вас же тоже какие-то трудности? И я совсем не представилась. Меня зовут Люба.

Гном посмотрел на неё немного, словно оценивал, а потом произнес:

— Хорошо. Возможно, ты действительно сможешь мне помочь. Называй меня … Александр.

— Александр? Странное имя для гнома.

— А как, по твоему, должны называться гномы? — Усмехнулся Александр.

— Ну, Ворчун, например, Толстун, Колдун.

— Хм, — гном призадумался, — кажется, я понимаю. Ну называй меня тогда Ворчун Александр.

— Хорошо, Ворчун Александр, так что с тобой приключилось?

— Понимаешь, — Александр заговорил медленнее, словно взвешивая каждую фразу, — я пришёл в этот лес сегодня ночью. Я вышел из своего, как бы это объяснить, дома. И тут на меня напал огромный хищный зверь! Глаза у него были ужасные, они светились в темноте страшным зеленым светом. Он оскалил свою зубастую пасть и хотел, было, схватить меня. Я еле успел вырваться из его когтей. Но самое страшное, что, выходя из дома, я забыл там одну вещь, очень нужную. Без неё я как без рук и ничего не могу сделать.

— Волшебную палочку? — Догадалась Люба

— Да, палочку, — согласился гном, подумав, — я могу попасть в свой дом и взять её, но тот зверь караулит меня и не дает даже близко приблизиться. Я уже пробовал.

— Странно, — заметила Люба, — я никогда в нашем лесу таких страшных чудишь не видела. Не водятся у нас ни волки, ни медведи. Может, тебе померещилось?

— Ага, три раза померещилось, — иронично заметил гном и печально опустился на траву.

— Если этот зверь и вправду такой ужасный, то я даже и не знаю, чем тебе помочь, — сказала Люба и опасливо огляделась по сторонам.

— Вот и я говорю, иди ка ты лучше домой, пока не стемнело, а я уж сам как-нибудь разберусь.

Люба немного постояла в нерешительности, а затем, словно собравшись с мыслями, заявила:

— Нет! Я тебя тут не брошу одного. Я помогу! По крайней мере посмотрю, что это за чудовище такое в нашем лесу. Далеко твой дом?

Гном радостно вскочил.

— Нет, совсем недалеко. Полдня пути.

— Полдня? — Люба даже вскрикнула от неожиданности.

— Да, но если ты меня понесёшь, то доберёмся за 30 минут.

— Ах, да, — девочка рассмеяться, — я не догадалась, что ты считаешь своим гномьем временем.

— Время везде одинаковое, — Александр немного обиделся, — а вот ноги у всех разные.

Гном надулся и, скрестив руки на груди, демонстративно отвернулся.

— Ну ладно, не обижайтесь, — Люба села на колени и наклонилась к маленькому человечку, — садись ко мне в корзину, я тебя понесу.

Гном недоверчиво покосился на плетёную корзинку, которой его недавно поймали.

— Нет уж, давай я на плечо к тебе сяду, так мне будет лучше видно, куда идти.

Девочка согласилась. Она взяла гнома рукой, он оказался совсем не тяжёлым, примерно как кукла, и посадила к себе на плечо. Поначалу гном чувствовал себя неуверенно. Он то и дело соскальзывал, поэтому ему пришлось намотать себе на руку небольшую прядь волос девочки. Так он и держался, указывая дорогу.

Несмотря на то, что было немного страшновато, девочка была просто счастлива от нового знакомства. Ей хотелось поближе рассмотреть гнома, но, когда она пыталась повернуть голову, Александр начинал съезжать с плеча. Это ему, естественно, не нравилось, и он недовольно ворчал. Впрочем, скосив газа, Любе всё-таки удалось подробнее рассмотреть своего пассажира. Вблизи стало заметно, что Александр не так уж сильно похож на гномов, по крайней мере на тех, что нарисованы в детских книжках. У него была пышная борода до пояса и кругленький животик, как и полагается гномам, но одежда его при ближайшем рассмотрении оказалось совсем не гномьей. Вместо рубашки, сшитой из травинок, на нем была надета пузатая куртка, на которой не было заметно ни застёжек, ни пуговиц. Цвет куртки бы непонятный. Поначалу, когда гном стоял на земле, куртка была зелёно-желтой, но когда Люба посадила его на плечо, куртка стала белой в красный горошек, точь в точь, как сарафан Любы. Штаны гнома были сделаны из такого же материала, что и куртка. На штанах было множество карманов, а на куртке ещё располагались различные блестящие значки или кнопочки. Ботинки гнома были с широкими подошвами, и девочке казалось, что они цепляют её за плечо маленькими невидимыми усиками.

— Знаешь, — произнесла Люба, — я всегда мечтала познакомиться с феей или гномом. Я много про вас читала и всегда знала, что это не просто сказки. Я была уверена, что вы существуете на самом деле.

— Да? Просто удивительно. Я думал, о нас никто не знает.

— Да что ты! Про вас и в книгах написано, и в сказках говорят. Я все книги о гномах прочитала.

— А я ни одной человеческой книжки про гномов не видел. Я больше исторические книги читал.

— Теперь понятно, — Люба улыбнулась с видом знатока, — про всё это пишут только в детских книжках.

— Детских?

— Да, книжках для детей.

— Интересно, — гном задумался, — в этом есть какой-то тайный смысл. Я обязательно займусь …

Неожиданно он оборвал свою мысль.

— Стой! — Прошептал он в самое ухо девочки.

Люба испуганно остановилась, и сердце её часто заколотилось.

— Вот оно — чудовище, за деревом.

Девочка так быстро повернула голову, что гном не удержался и свалился на землю, но Люба этого даже не заметила, всё её внимание её было сосредоточено на том месте, куда указал гном. Люба увидела небольшую полянку, покрытую зелёным травяным ковром. На поляне росли два куста калины, а посередине стоял большой старый пень, но никакого чудовища не было видно. Зато на пне лежал кот Васька. Заметив девочку, кот приоткрыл глаза и сонно зевнул.

— Васька! — Обрадовалась Люба. — Наконец я тебя нашла! Идём, я тебя кое с кем познакомлю! — Девочка подошла к коту и взяла его на руки.

Было заметно, что Ваське это не очень понравилось, но он терпел. Девочка направилась к дереву, где должен был бы быть гном, но там его не оказалось. Обернувшись, она заметила, как тот быстро бежит по траве к пеньку. Это заметил и кот Васька. Неожиданно он вырвался и с диким воем бросился за гномом. Казалось, он вот-вот его схватит.

— Нельзя, Васька! — Закричала Люба и побежала за котом.

Васька её не слушал, но гном уже успел добежать до пенька и скрыться где-то внутри. Васька врезался в пенёк со всего разбегу и дико зашипел, пытаясь когтями содрать кору, но было уже поздно. Тогда кот как-то отчаянно взвыл и развернулся к Любе. Глаза его сверкали недобрым зеленым светом. Кот зашипел и грозно поднял когтистую лапу. Девочка вскрикнула от страха и закрыла лицо ладонями. Когда она через секунду взглянула на кота, тот уже на неё не сердился. Наоборот, было видно, что он неловко себя чувствует, что ему даже стыдно за своё поведение.

— Как ты мог, Васька, — упрекнула его Люба, когда наконец смогла справиться с первоначальным испугом.

Кот потупил голову и, подойдя, стал тереться головой о ноги девочки.

— Александр, — позвала Люба, — ты где?

— Я дома, отозвался голос из пенька.

— Ты живешь в пеньке?

— Можно и так сказать. А это чудовище ещё здесь?

— Это мой кот, Васька, он больше не будет так себя вести, выходи.

— Нет, — ответил Александр неуверенно, — что-то я не очень доверяю ему.

— Но ты поможешь мне найти дорогу домой? — Забеспокоилась Люба, — Отсюда я сама точно не найду деревню.

— Конечно помогу, не могу же я тебя бросить тут. Садись на пенёк.

— Что? — Не поняла Люба.

— Садись, говорю, на пенёк.

— Но как это поможет? Мне нужно домой идти.

— Садись и ничего не бойся, — только и ответил гном.

Держа кота на руках, девочка подошла к пеньку. Это был большой старый пень, поросший мхом и грибами. Могучие его корни, извиваясь, уходили в землю. Люба взобралась на пенёк и села посередине. И тут ей показалось, что пень как-то прогнулся под ней. Девочка осмотрелась. Действительно, пенёк изменил форму и теперь Люба сидела не на гладкой поверхности, а как бы в удобном кресле с подлокотниками.

— Ух ты, как это у тебя получилось? — Спросила она гнома.

— Ерунда, ответил тот из пенька, сейчас поедем. Держись.

Не успел ещё гном договорить, как один из коней пня рванулся и вылез из земли, словно большая нога. Потом вылез еще корень и ещё. Пень накренился, и Люба, охнув, схватилась обеими руками за подлокотники. Кот Васька весь вжался в сиденье кресла и боялся пошевелиться. А пень уже полностью вылез и встал на ноги, подняв девочку высоко над землей. Люба взглянула вниз и ахнула. Внизу пенёк разминал свои корни-ноги, их было шесть или восемь. Сначала он словно бы неуверенно переминался с ноги на ногу, а потом сделал резкое движение и пошёл быстро и решительно.

Люба сидела, вцепившись руками в пенёк, и большими глазами смотрела как мимо неё проносятся деревья и кустарники. Она ещё никогда так не путешествовала. Пень шёл быстро, делая большие шаги и раскачиваясь из стороны в сторону. Он обходил густые заросли и выбирал дорогу поровней. Вскоре они вышли на небольшую полянку и стало видно заходящее солнце. Пройдя вдоль полянки, они приблизились вплотную к деревне. Тут пенёк остановился и опустился на землю.

— Дальше я не пойду,- сказал Александр,- не хочу никого пугать.

— Хорошо, — согласилась Люба, — отсюда я и сама прекрасно дорогу знаю.

Она слезла с пня и отряхнула с платья нападавшие на неё листья и сосновые иголки.

— На вот, возьми, сказал пень и протянул девочке её корзинку, полную грибов.

— Откуда это? Когда ты успел насобирать? — Удивилась Люба.

— Только что, пока шли по лесу, — ответил Александр.

— Надо же, а я ничего и не заметила, — Люба постояла ещё минутку, словно хотела ещё что-то сказать. — Я так долго мечтала познакомиться с волшебными существами, у меня столько вопросов накопилось, но пора уже идти.

— Да, пора, ответил пенёк тоже грустно. Я тоже не думал, что целый день буду бегать от твоего кота. Но мне тоже пора уходить.

— Ты в нашем лесу живешь?

— Нет, я тут мимоходом заскочил. Я хотел кое-что выяснить.

— Что?

— Не важно. Я уже ничего не успею.

— А ты ещё придешь? — Спросила девочка с надеждой.

— Не знаю, может быть.

— Хорошо, заходи, я живу в крайнем доме у самого леса.

Люба развернулась и пошла к дому.

— Постой, — неожиданно окликнул её гном, он выглянул из пенька через маленькое окошечко, — а ты не знаешь случайно девочку по имени Маша, она чуть меньше тебя ростом, с такими же светлыми волосами.

— Нет, — ответила Люба, подумав, — я всех детей в деревне знаю, но такой девочки нет.

— Ладно, — с грустью ответил гном и скрылся в пне.

Люба пошла домой, а когда она обернулась, то пня уже не было.

Девочка заторопилась домой. Она знала, что ей достанется от бабушки за долгую прогулку, но на душе всё равно было радостно от ощущения свершившегося чуда.

Глава 2. Новая подружка Любы


Нужно ли говорить, что после происшествия в лесу бабушка запретила Любе уходить далеко от дома. Девочке было, конечно, обидно, но она понимала беспокойство бабушки и поэтому особо не возмущалась. Люба надеялась, что бабушка скоро позабудет об этом случае , и можно будет опять отправиться на лесные прогулки.

На следующий день после знакомства с гномом Александром Люба сидела на крылечке и читала книжку. Называлась книга — «Белоснежка и семь гномов». Люба, разумеется, и раньше читала эту сказку, но в свете последних событий ей захотелось перечитать её снова. Читая, девочка размышляла о своей встрече с настоящим гномом. Это необычное знакомство так поразило её, что она во что бы то ни стало решила разыскать Александра, чтобы поговорить с ним как следует. Люба обязательно хотела у него узнать, откуда он взялся, много ли гномов еще живет в лесу, чем они питаются, почему не показываются людям на глаза. Люба так увлеклась своими мыслями, что не заметила как кто-то подошел к ней и заглянул в её книжку. Когда она обернулась, она увидела маленькую девочку, примерно трех лет, которая через её плечо рассматривала картинки в книге. Заметив, что её обнаружили, малышка немного растерялась, но потом взяла себя в руки.

— Здравствуй, — сказа она, смущенно потупив взор, — меня зовут Аня.

— Здравствуй, — улыбнулась Люба, удивленная смелостью малышки, — меня Любой зовут, а ты откуда такая взялась?

— Меня мама родила, — без задержки на раздумье ответила Аня, — а ты?

Спорить с этим было трудно и Люба согласилась:

— И меня тоже. Но я имела в виду, как ты сюда попала?

— Пришла, мне одной скучно было сидеть дома, и я пошла погулять.

— А где твой дом?

— Вон там , — Аня показала рукой в сторону ближайшей избушки.

— Там живёт Степанида Филипповна, — заметила Люба.

— Нет, там живу я и баба Стёпа, — уточнила Аня.

— Ну, хорошо, — Люба не стала спорить, — а давно ты приехала?

— Нет, завтра, — без запинки ответила Аня.

— Так не может быть, завтра ещё не наступило. Ты что времен не знаешь?

— Знаю! — Обиделась Аня. — Завтра будет завтра. Я хотела сказать, я приехала потом. Мы с папой и мамой приехали.

— Всё ясно, ты времен не знаешь, — безапелляционно заметила Люба, Аня при этом насупилась, — но не расстраивайся, я тебя научу.

— Хорошо, — подумав минуту, согласилась маленькая девочка, — а то мне тут совсем не с кем играть.

— Ну, — замялась Люба, — я уже не играю в такие игры, которые могли бы быть интересны тебе, поскольку я уже большая и …

— Ты не хочешь со мной играть? — В глазах малышки возникла тревога.

— Понимаешь, я уже почти взрослая, и …

Но Аня не дослушала. Она развернулась и, хлюпая носом, пошла к своему дому, бормоча как бы себе самой:

— Люба не хочет со мной играть.

Люба, конечно, немного расстроилась, но она чувствовала, что права. Она уже большая, у неё уже совсем другие интересы и заботы. И тут в сознании девочки возникла некая аналогия, которая её поразила. Ведь так, как она сейчас думает, думают и её папа и мама, да и все взрослые тоже. А Любе очень хотелось бы, чтобы её родители поиграли с ней в её игры.

— Постой, — закричала Люба, — я, разумеется, буду с тобой играть. Я имела в виду, что у меня сейчас нет времени. Я читаю книжку.

Аня вприпрыжку вернулась обратно. На лице её не было и следа былой печали.

— Книжку? Какую?

— Про Белоснежку и семь гномов. Ты такую читала?

— Нет, — ответила Аня, — я читать не умею пока. Точнее я умею, но только те книжки, где есть картинки, а где картинок нет, я не умею.

— Хочешь, я тебе почитаю?- Спросила Люба.

— Хочу, — Аня уселась на скамейку рядом с новой подружкой и сложила ручки на коленях, словно бы она была на уроке чтения.

Люба перелистнула несколько страниц назад и начала сказку заново. Аня слушала молча и не перебивала, пока не дошли до того момента, когда Белоснежка нашла домик гномов.

-А кто такие гномы? — спросила она.

— Ну, это такие маленькие люди, — ответила Люба.

— Маленькие, как я?

— Да, только еще меньше.

Повисла минутная пауза. Люба решила, было, что вопрос исчерпан и продолжила чтение, но Аня, очнувшись от раздумий, снова спросила:

— А когда они вырастут, они перестанут быть гномами?

— Нет, конечно, они всю жизнь останутся гномами.

Аня задумалась. Люба подождала еще минуту, не возникнут ли еще вопросы. Вопросов не было, но как только девочка продолжила чтение, Аня снова спросила:

— А я тоже гном?

— Нет, ты не гном!

— Но я же маленькая!

— Да, но ты человек, просто маленький, — сказала Люба и сама удивилась своей мысли, — ты такой же человек, как и другие, только ещё маленький. А гномы — они совсем другие существа. Именно поэтому мы их и не видим. Они не хотят с нами играть в наши человеческие игры.

— А-а-а, — протянула Аня, явно не понимая ход мысли Любы.

— Конечно, — продолжала размышлять Люба, — взрослым не интересно играть с детьми, а детям не интересно играть с маленькими детьми, поэтому и гномам не интересно общаться с нами.

— Но это неправильно, — неожиданно заметила Аня.

— Конечно, неправильно, — подтвердила Люба, — я недавно познакомилась с одним гномом, столько хотела у него выспросить, но не успела. Он сбежал. — Девочка посмотрела на малышку, чтобы определить её реакцию на такое неожиданное известие.

— Я тоже недавно познакомилась с гномом, и тоже не успела у него спросить, — спокойно ответила Аня, нисколько не удивляясь услышанному.

Люба, конечно, сразу догадалась, что Аня всё придумала, чтобы поддержать разговор, но спорить с ней не стала.

— Знаешь что, — сказала неожиданно Люба, — я теперь всегда буду с тобой играть.

— И вчера? — С надеждой в голосе спросила девочка.

— Вчера уже было, — вздохнула Люба, — ты, наверное, хотела сказать — завтра. Да, и завтра тоже. Понимаешь, если человек хочет наладить контакт с такими существами, как гномы, то он уж тем более должен уметь разговаривать и с людьми. И не просто разговаривать, а дружить.

И тут произошло неожиданное. Аня встала и, подойдя к Любе, крепко обняла её. Люба почувствовала себя неловко. Справившись со смущением, она тоже обняла девочку.

— Знаешь, я сначала не очень обрадовалась, что ты пришла, а теперь понимаю, что это очень здорово. Будем читать сказку дальше?

— Будем, — подтвердила Аня и уселась на лавочке.

И они читали до самого обеда, пока Аню не позвали на дневной сон. Уходя домой, Люба думала, что, возможно, и гном Александр не хотел с ней говорить, потому что у них нет общих тем для разговора. Ему просто не интересно общаться с такой маленькой девочкой, как она. Вечером, когда Люба ложилась спать, она никак не могла заснуть и всё лежала и гадала, удастся ли ей встретиться с гномами снова.

Глава 3. Водяной


На следующий день Люба первым делом решила разобрать свои старые детские книжки. Разговор с Аней, произошедший накануне, сильно её впечатлил, и девочке хотелось поближе познакомиться с новой подругой. После недолгих поисков Люба нашла книгу с русскими народными сказками, которую она хотела подарить Ане.


После завтрака бабушка попросила Любу помочь ей прополоть клубнику. Дергать сорную траву было скучно, поэтому Люба развлекала себя мыслями о том, как она подарит Ане книжку, и как маленькая девочка на это отреагирует. Она, конечно, сильно удивится, захлопает в ладоши, может даже запрыгает от радости. Всё таки хорошо приносить другим радость и приятно удивлять. Размышляя так дальше, Люба пришла к выводу, что было бы здорово и для бабушки сделать какой-нибудь сюрприз, прополоть еще и лук, например. То-то она восхитится, а на радостях, может, забудет о Любиной проделке и снова отпустит её в лес. Закончив с клубникой, Люба пробежалась по грядке с луком, где нашлось всего две травинки, что не очень обрадовало Любу. Она всё ходила по грядкам с луком и выискивала сорную траву, но, как на зло, ничего не попадалось.

— Ты что это там ищешь? — Выглянув из окна спросила бабушка. — Потеряла что?

— Да нет, я лук полю! — Радостно ответила Люба и внимательно посмотрела на бабушку, обрадуется та или нет.

Бабушка лукаво улыбнулась и, протирая полотенцем тарелку, спросила:

— И что, много травы?

— Да нет, не очень, — уклончиво ответила Люба.

— Ну, хорошо. Я же только вчера прополола лук, — заметила бабушка, — не думаю, что трава так быстро могла снова вырасти.

— А можно мне в лес сходить сегодня? — Совсем как-то неуверенно спросила Люба.

Бабушка покачала головой и улыбнулась:

— Давай не сегодня, тем более к тебе вон гости идут.

И действительно, Люба увидела как к калитке подходит Аня. Девочка озиралась по сторонам, высматривая что-то. В руках она держала какой-то свёрток.

— Привет, Аня, — Люба побежала навстречу новой подруге.

— Привет, — ответила девочка.

— А у меня тебе подарок есть, — с хитрой улыбкой на лице заметила Люба.

— И у меня! — радуясь такому совпадению выкрикнула Аня. — Чур я первая дарю.

— Хорошо, дари.

Надо сказать, что поначалу Люба не поверила, что Аня действительно приготовила ей настоящий подарок, но тут Аня развернула свёрток, и в нём оказалась кукла в красивом красном платье с цветочками. Кукла была не новая, но по всему было видно, что это любимая Анина кукла: волосы её были заплетены в косы и завязаны разноцветными бантами, щеки куклы были подрумянены фломастером, на ногах были сандалии. К платью куклы была прилеплена бумажка, на которой коряво было выведена надпись: «Любе». Аня нерешительно, словно борясь с собой, протянула куклу .

— На, это тебе. Её зовут Надя. Это моя самая любимая кукла.

Несколько секунд Люба не знала, что ей делать, но отказываться от подарка было нехорошо и она , взяв куклу в руки, еле слышно произнесла.

— Спасибо.

Люба была одновременно и растрогана и смущена таким подарком. Она ведь хотела просто отдать Ане свою старую, уже не нужную книжку, а Аня подарила свою любимую, очень нужную куклу. Любе же не хотелось лишать девочку лучшей её игрушки. Оглядевшись по сторонам, Люба встретилась взглядом с бабушкой. Та смотрела на неё так, словно хотела что-то сказать, но не могла в присутствии Ани. Но тут Люба и сама догадалась как поступить:

— Отличный подарок, — воскликнула она, — мне кукла очень нравится. Вот только Наде, думаю, не очень понравится жить у меня, ведь она привыкла к тебе. Давай так сделаем: пусть моя кукла Надя будет жить у тебя, а когда мы будем играть вместе, то ей буду играть я!

Такое предложение так понравилось Ане, что она запрыгала на месте, смеясь и хлопая в ладоши.

— Здорово ты придумала!

— А у меня тоже есть подарок для тебя. — Люба быстро сбегала домой, взяла книгу со сказками и еще захватила с полки пару своих любимых книжек и выбежала с этим сокровищем на улицу. — А это тебе, держи!

Аня, увидев подарок, так растрогалась, что обхватила Любу руками и крепко обняла. Люба стояла, удивленная такой реакцией, как вкопанная. И только бабушка, одобрительно кивнув и улыбнувшись, сказала:

— А пойдемте пить чай с пирогами, они уже поспели, наверное.

Пироги у бабушки Маши самые лучшие в деревне. Так считала не только Люба, но и все, кто хоть раз попробовал её пухлый, румяный пирожок из тонкого теста и с большим количеством начинки. Аня, сев за стол, сразу отложила себе треугольный пирог с яблоками, квадратный пирог с ягодами и овальный пирог с капустой. Правда, сил у неё хватило только на половинку яблочного пирога. После чая девочки пошли на улицу. Съеденные пироги настраивали на тихие, спокойные игры. Бегать и прыгать совсем не хотелось. Девочки взяли книги и, усевшись в тени липы, принялись читать. Тут выяснилась, что Аня совершенно не умеет слушать. Например, когда Люба читала, что Иван-царевич увидел Змея Горыныча, Аня тут-же перебивала её и говорила:

— А я тоже видела Змея Горыныча.

— Где ты могла его видеть? — Отвлекалась от чтения Люба.

— В лесу.

— В лесу он не поместится, он большой, как гора.

— А я видела маленького, он ещё не вырос.

И пока девочки спорили, бывают ли маленькие Змеи Горынычи, они забывали о чем начинали читать. И так случалось на каждом шагу. Дошло до того, что, когда стали читать про бабу Ягу, Аня заявила, будто её бабушка и есть баба Яга. Тут Люба не выдержала и рассмеялась, Аня рассмеялась тоже. Не надо только думать, что Аня была врунишкой, просто она любила фантазировать, а ещё ей хотелось тоже чем-нибудь удивить свою подругу, которая так хорошо читает такие интересные сказки.

— Ты всё придумываешь, — сказала, смеясь, Люба, — ты просто фантазёрка и тебе впору самой сказки писать.

— И вовсе я не всё придумываю, — возмутилась Аня, — а только чуть-чуть.

— Да всё, всё. От первого до последнего слова.

Тут Аня немного надулась: брови её нахмурились, нижняя губа выпятилась. Было видно, что она напряженно о чём-то думает.

— А вот и не всё! Я знаю, например, где живет настоящий водяной.

— И где же? — Люба понимала, конечно, что это очередная выдумка, но не вежливо было это показывать маленькой девочке.

— У нас в пруду.

— И можно его посмотреть? — Люба хитро прищурилась.

— Нельзя.

— Я так и знала.

— Но его можно послушать.

— Послушать? Это что-то новенькое.

Действительно, Люба ещё не встречала такого в сказках, чтобы водяных слушали.

— А он что, поёт?

— Не-е-ет, — с тоном знатока заявила Аня, — он булькает.

— Булькает? — Люба снова захихикала. — Всего лишь булькает? Я думала, ты скажешь, что он по крайней мере поёт серенады. — И когда его можно послушать? Конечно же ночью?

— Аня огляделась по сторонам, словно ища кого-то. Тут она заметила чёрного кота Ваську, который бежал куда-то по своим делам.

— Нет, не ночью, а прямо сейчас, — быстро и почему-то шепотом произнесла Аня, — пошли скорее.

— Пошли, — тоже шепотом ответила Люба.

Аня, пригибаясь, словно от кого-то прячась, побежала к своему дому, за которым располагался деревенский пруд. Люба пошла за ней. Она понимала, что это какая-то игра, но Аня вела себя так странно, что и Любе стало казаться, будто всё происходит на самом деле, и они идут смотреть водяного.

— Да пригнись же ты, а то он тебя увидит, — недовольно возмутилась Аня, взглянув на подругу.

— Кто? Водяной? — спросила Люба, пригибаясь.

— Да какой водяной? Кот!

Девочки прошмыгнули через Анин двор, прошли мимо сарая и бани и спустились под гору к деревенскому пруду. Пруд был не очень большой, поросший по берегам кустарником, кое-где стояли ивы, склонив к пруду свои ветви. В этом пруду не купались, так как дно у него было илистое, а по поверхности плавала ряска. На пруд приходили гуси и утки, а также рыбаки иногда часами сидели, пытаясь поймать какую-то рыбку. Один берег, тот что ближе к аниному дому, был пологим, а другой — с резким обрывом.

Аня, быстро передвигаясь, провела Любу по узенькой, только ей известной тропинке, под большую Иву. Тут оказалась небольшая утоптанная площадка, которую не было видно с берега, но откуда было прекрасно видно и деревню, и сам пруд.

— Тут я люблю играть, — пояснила Аня, — видя как Люба восхищенно осматривает этот укромный и красивый уголок.

— Здорово, прошептала Люба.

— Тихо, пригнись и не шуми, он сейчас придет.

Люба прилегла на траву около Ани и уставилась на середину пруда.

— Кто придёт, водяной?

— Нет, кот. Он всегда приходит в самые жаркие дни, как сегодня. Тогда и можно услышать водяного.

Люба напряженно всматривалась в неподвижную гладь воды, но ничего не происходило. Тут ей снова пришла в голову мысль, что это всего лишь игра.

-Вот, вот смотри, только тихо, — в самое ухо Любы прошептала Аня и указала пальцем на противоположный высокий берег.

Люба присмотрелась и увидела кота, того самого чёрного кота Ваську, который жил у её бабушки. Кот подошел к берегу, посмотрел на пруд, огляделся по сторонам.

— И это есть водяной?

— Тихо, — прошипела Аня, и тут Люба увидела необычную картину.
Кот Васька, вытянув шею, набрал побольше воздуха и мяукнул. Вернее он издал некий звук, мало на что похожий, низкий и протяжный. После этого кот уставился на середину пруда, словно ждал чего-то. Через минуту он мяукнул снова, и в ответ на середине пруда показались какие-то пузыри. Сначала один, потом два, потом еще несколько раз булькнуло. У Любы от удивления рот сам собой раскрылся. Она и представить не могла, что такое может быть. Девочка посмотрела на свою маленькую подругу, та буквально сияла от радости. Аня была очень довольна, что произвела такое впечатление на Любу. А кот тем временем мяукнул еще несколько раз, и каждый раз ему отвечали пузыри на середине пруда.

— Это он с водяным разговаривает, а теперь смотри-смотри, — прошептала Аня.

Люба и так смотрела, не отрываясь. Она видела, как Васька, словно собираясь уходить, отошел, но потом развернулся, разбежался и прыгнул, вытянувшись стрункой, в самую середину пруда. Любой спортсмен по прыжкам в воду позавидовал бы такому прыжку. Кот вошёл в воду вниз головой, почти без брызг. Люба невольно ахнула.

— Он так часто купается в сильную жару. Поговорит с водяным и купается.

Люба смотрела на пруд. Вода уже успокоилась, а кот всё не выныривал.

— Он не утонул? — Забеспокоилась Люба. — Кошки плохо умеют плавать.

Аня тоже заволновалась. Девочки напряженно всматривались в неподвижную гладь воды. Наконец, ближе к их берегу всплыло что-то коричневое, увитое водорослями, и поплыло к берегу.

— Водяной! — Вскрикнула Аня.

— Нет, это Васька, — Люба вскочила и побежала спасать кота, — он запутался в водорослях и может утонуть.

Кот еле плыл. Он то и дело опускался под воду, потом снова всплывал, отчаянно работая лапами. Люба скинула туфли и, приподняв юбку, по колено вошла в грязную воду. Ноги её тут же увязли в иле и дальше двигаться не было никакой возможности, а кот был ещё далеко. Кот плыл из последних сил и, возможно, он утонул бы, но Аня, сообразив, подала Любе длинную палку, валявшуюся на берегу. Люба протянула палку коту, и тот вцепился в неё когтями. Девочки вместе вытащили бедное животное на берег.

Васька представлял жалкое зрелище. Весь он был покрыт грязным илом, шерсть слиплась, вокруг лап и туловища были намотаны водоросли. Кот еле стоял на ногах от усталости. Девочки кое-как отчистили кота и понесли к Аниной бане, которая была неподалёку. Там они зачерпнули в бочке дождевой воды и принялись отмывать бедное животное. Кошки обычно не любят мыться, но Васька нисколько не сопротивлялся. Он только с удивлением и каким-то любопытством смотрел на своих спасительниц.

— Он всё время так, — говорила Аня, — придёт, поговорит с водяным, а потом прыгает в воду. Потом до берега еле-еле доплывает.

— Дурачок, — Люба вылила из ведра грязную воду и зачерпнула свежей, — так и утонуть не долго. Наверное, он рыбку увидел.

— Какую рыбку? Ты что, не видела, он же с водяным говорил.

— Видела, — согласилась Люба, — но это не водяной, наверное, а просто какие-то газы или ещё что.

— Нет, я точно уверена, что это водяной. Я много раз видела, как Васька с ним говорил.

Вскоре кот был вымыт и завернут в чистую тряпку, снятую с забора. Девочки отнесли кота в дом Любы и налили ему молока. Васька жадно стал лакать молоко, которое бабушка Маша только что принесла от соседской коровы.

Девочки наперебой стали рассказывать бабушке удивительную историю, но бабушка Маша нисколько не удивилась.

— А он любит купаться и не раз приходил домой в тине и водорослях. — Заявила она. — Это у него наследственное. Насколько помню, и отец его любил купаться, и дед.

— Правда? — Люба была удивлена таким неожиданным открытием. — И как свали папу Васьки?

— Тоже Васька, — ответила бабушка, — насколько себя помню, у нас всегда жили чёрные коты, и всех звали Васька.

— Здорово, — сказала Аня, — а много котов у вас было?

— Да нет, — заметила бабушка, — одновременно только одного всегда держали, больше и не нужно. Главное, чтобы мышей хорошо ловил, а Васьки всегда отличными мышеловами были.

За разговорами девочки и не заметили как наступил вечер. Тут за Аней пришла её бабушка, и бабушка Маша пригласила всех на ужин. За ужином бабушки говорили об огородных вредителях, сорняках и прочей неинтересной ерунде. Девочки же думали только о произошедшем сегодня удивительном событии, и то и дело поглядывали на кота Ваську, который лежал около тёплой печки, отдыхая перед ночной охотой.

Глава 4. Странные мыши


Люба проснулась утром поздно. Всю ночь она плохо спала, ворочалась, часто вставала. Дело в том, что ей снились странные мыши, которые бегали по её комнате, переговаривались шепотом и дрались из-за крошек сыра. Люба прекрасно понимала, что это всего лишь сон, но он был такой реалистичный, что прежде чем спустить ноги на пол, девочка внимательно посмотрела, а не спряталась ли в её тапочке какая-нибудь мышка.

Мышей, разумеется, в Любиной комнате не было и быть не могло, так как кот Васька прекрасно выполнял свою работу. Но, как ни странно, именно поэтому мыши иногда появлялись в Любиной тапочке. Приносил их тот же кот Васька с охоты и клал на видное место, как ему казалось, чтобы все заметили. Замечали сразу. Люба прекрасно помнит тот первый раз, когда, ничего не подозревая, она проснулась, села и, сунув ногу в тапочку, нащупала там маленькую мышку. На визг девочки тогда прибежала бабушка, и все долго ругали кота Ваську, а он никак не мог понять, почему его не хвалят и не наливают в миску свежего молока.

Сегодня, к радости Любы, мышей в тапочке не было. Значит, сон был всего лишь сном. Девочка встала, пошла на кухню и умылась. Бабушка уже давно проснулась и занималась у печки пирогами.

— Доброе утро, — улыбнулась она внучке, — а я вот решила пирожками тебя побаловать, настоящими, на опаре. Рано ты встала сегодня что-то.

— Ой, спасибо, мне тоже плохо спалось, — заметила Люба.

— Тебе-то почему плохо? Тоже магнитные бури беспокоят? — Усмехнулась бабушка.

— Нет, мыши снились.

— Мыши? Вот странно, мне тоже снились мыши. Это всё к суете и неприятностям. Надо сегодня малину обобрать, чтобы птицы не поклевали, и жуков с картошки тоже, — сделала бабушка странный вывод.

Люба не понимала связи между мышами и необходимостью собирать жуков, но всегда была рада помочь бабушке, особенно собирать ягоды.

— Чур я малину собираю!

— Разумеется, — хитро прищурилась бабушка, — я почему-то так и подумала.

После завтрака пошли в огород. В середине июля самое подходящее время суток для огородной работы — это раннее утро, когда солнце только-только взошло. На улице ещё не жарко, и кое-где виден ночной туман, который не успели ещё прогнать лучи восходящего солнца. Назойливые мухи и другие насекомые пока ещё спят, спят и птицы. Только петухи периодически орут, доказывая всем, что это именно их деревня, а не чья-либо ещё. Вот кот Васька пробежал вдоль грядки с огурцами по свои кошачьим делам. Он на секунду остановился и посмотрел на Любу как-то особенно внимательно. Любе даже показалось, что он сказал ей спасибо за вчерашнее спасение.

Привязав к большой банке ленточку, Люба повесила её себе на шею. Этот способ она придумала сама, гуляя по лесу. Так удобней всего собирать ягоды: можно сразу обеими руками срывать их, чем девочка и занялась. На кустах малины была еще ночная роса, но, как считала Люба, роса гораздо лучше, чем пчелы, которые буквально кишели в малине днем. Бабушка с сомнением относилась к Любиным изобретениям, поэтому не вешала банку на шею, тем более банку с колорадскими жуками и личинками. Она собирала их в большую старую ржавую кастрюлю. Стоит заметить, что нет более скучного занятия, чем собирать колорадских жуков. Но малину собирать тоже в конце концов становится скучно, если не занять себя какими-нибудь разговорами.

— Бабушка, а часто Васька купается в пруду? — Спросила Люба.

— Так это лучше у него спросить, я же не записываю за ним, — то ли серьёзно, то ли в шутку ответила бабушка, — сама я несколько раз видела, как он приходил домой очень грязный, в иле и тине.

— А зачем он это делает? Кошки обычно не купаются.

— Да кто же его знает? Насколько помню, всё коты у нас так делали. Наверное, он всё-таки рыбу ловит. А может от жары спасается так. Он ведь только в сильную жару купается.

— Нет, я читала в книге, что кошки в жару прячутся в тени.

— Ну, видимо, наш Васька таких книжек не читал, — засмеялась бабушка.

— А пруд этот для чего в деревне сделали? Чтобы рыбу разводить?

— Нет, его никто не делал, он сам сделался.

— Сам? Это как?

— Да так, взял и появился. Хоть и давно это было, я совсем девчонкой была, младше тебя, но помню хорошо. Уж больно страшно было. Раньше на месте пруда была поляна небольшая, где обычно коз пасли мальчишки. Не знаю, почему посреди деревни остался кусок земли, не занятый огородами, но моя бабушка рассказывала, что это место заколдованное, и там черти по ночам в карты играют, поэтому никто и не хочет там ничего сажать. Поляну так и называли — чёртова поляна. Сказки, конечно. И вот однажды ночью проснулась я от страшного грохота. И не только я, но и родители, и бабушка, да и вся деревня. Шум стоял, словно гроза была, только гром не смолкал ни на секунду, и земля тряслась. Кто-то кричал, что это землетрясение, и нужно выбегать из дома. Кто-то подумал, что война началась. Наконец, кто-то сообщил, что чёртова поляна куда-то провалилась. Грохот к тому времени уже стих, и самые смелые пошли посмотреть, что происходит. Надо сказать, что и я пошла, за что мне потом отец всыпал ремня и на целый день запер в сарае чистить горох. Это было обидно, конечно, так как ничего интересного я на чёртовой поляне не увидела, яма как яма, большая и глубокая, кое где уже залитая водой. Так что досталось мне почём зря. А через день, несмотря на запрет родителей, я с мальчишками бегала посмотреть на новый пруд. Он очень быстро заполнился водой. Сначала люди боялись этого места, а потом привыкли, так как ничего особенного больше не происходило. Через месяц к нам приехали ученые и долго что-то измеряли, смотрели, записывали. Спрашивали, не было ли на этом месте раньше колодца или болота. Ходили по деревне, зарисовали расположение всех колодцев. Накопали земли из разных мест. В конце концов они сказали, что это был карстовый провал, это когда под землей образуется пустота, а потом всё проваливается. Успокоили нас, сообщив, что провал небольшой, и что опасности он больше не представляет. Но многие им не поверили и говорили, что это упал с неба метеорит. Со временем пруд зарос камышом и кустарником, на него стали водить гусей и уток, и о страшной ночи забыли, как забывается всё плохое.

Рассказ бабушки впечатлил Любу, и, собирая малину, она всё пыталась представить, каково вот так ночью проснуться и обнаружить посреди деревни провал. А время уже подошло к обеду. Бабушка пошла на кухню, и вскоре оттуда донесся соблазнительный запах свежих щей. Люба хотела после обеда поиграть с Аней, но что-то её нигде не было видно. За обедом бабушка сказала, что видела Аню рано утром, она со своей бабушкой пошла в лес за грибами. Люба немного обиделась на свою подругу, которая могла бы и Любу пригласить с собой на прогулку, ведь одну её теперь уже не пускают. Впрочем, Аня не знала, что Любе нельзя ходить в лес.

После обеда Люба вымыла целую тарелку малины и, открыв окно в комнате, уселась на кровать с интересной книжкой. Должна же быть хоть какая-то радость в этот день. После нескольких съеденных ягод сразу захотелось пить. Люба сходила на кухню, но когда она вернулась, ягод в чашке заметно поубавилось. Люба опасливо огляделась по сторонам. Ей казалось, что сейчас вот-вот где-нибудь промелькнет серенький хвостик похитителя ягод. Будучи девочкой смелой, Люба не боялась мышей, но всё равно было неприятно осознавать, что кто-то еще кроме тебя хозяйничает в комнате, поэтому девочка широко раскрыла окно и громко позвала:

— Васька, Васька, Васька, кис-кис-кис.

Черный кот не заставил себя долго ждать. Он тут же выскочил из под дома и легко запрыгнул на подоконник, чуть не опрокинув горшок с цветком. Люба только сейчас обратила внимание на этот цветок. Раньше его на было. Наверное, утром бабушка поставила его сюда. Растение было необычное и походило на палку, воткнутую в землю. На палке располагалось насколько маленьких листьев, повернутых к солнцу, а на самой верхушке был распустившийся бутон, чем-то напоминавший ромашку, только чуть больше.

— Васька, у нас мыши, — пожаловалась Люба,- найди их.

Кот вроде бы понял слова девочки и, спрыгнув на пол, стал внимательно принюхиваться. Чтобы ему не мешать, Люба залезла с ногами на кровать. Васька вёл себя очень странно. Он, как собака, громко втягивал носом воздух и быстро передвигался по комнате. Кот был сильно возбужден, было видно даже как дрожит его хвост. Быстрым прыжком Васька переместился к небольшой печке, которую топили только осенью, и неожиданно наполовину залез в топку. Поковырявшись в золе и вывалив содержимое печки на пол, он вылез оттуда весь грязный и тут же бросился под кровать. Что он там делал, было непонятно, но вылез он из под кровати весь в паутине. Затем кот попытался вытащить пару книг из книжного шкафа, но у него ничего не вышло. А когда он вскочил на подоконник, уронил цветок и стал расшвыривать землю по всей комнате, терпение у Любы кончилось.

— Васька, разбойник, ты что делаешь? А ну, брысь! — Люба вскочила с кровати и попыталась остановить погром комнаты, но кот словно с ума сошел.

Он увернулся от девочки, пробежал по кровати, оставив на ней черные следы, прыгнул на книжный шкаф и принялся сбрасывать оттуда книги на пол. Люба сняла тапку и кинула в кота, но тот ловко увернулся. Тогда девочка сняла вторую тапку и стала гонятся за нахальным животным по всей комнате. Быстрый кот легко увертывался да еще умудрялся по ходу дела сделать какую-нибудь гадость. Он сорвал со стены картину, закрывавшую дыру от старого дымохода, сгреб в кучу половик, опрокинул чашку с остатками ягод и, наконец, выпрыгнул в окно. Выгнав кота, Люба с расстройством поглядела на учиненный погром. Как раз в это время в комнату вошла бабушка, которая ходила за молоком. Бабушка не поверила своим глазам: буквально всё было перевернуто вверх дном, а посреди этого хаоса стояла Люба с тапкой в руке.

— Ты это чего тут делаешь? — Осторожно поинтересовалась бабушка.

— Это не я, это всё кот Васька!- Быстро ответила Люба, прекрасно понимая, как глупо звучат её слова.

— Ну-ну, — недоверчиво покачала головой бабушка, — убирать всё тоже кот Васька будет?

— Нет, я сама всё уберу, — обиженно проворчала Люба, — это действительно всё кот натворил.

Девочка взяла веник и принялась за уборку.

— Васенька, ты где? — Позвала бабушка.

Кот быстро вошел в дверь, замурлыкал и стал тереться о бабушкины ноги, выпрашивая свежего молока. Он уже успел каким-то образом привести себя в порядок и делал вид, что совсем тут ни при чем. Бабушка налила ему молока. Люба была сердита на кота, но сейчас было не совсем удобное для сведения счетов время. Поэтому девочка молча мела веником, лишь изредка злобно поглядывая на неблагодарное животное. Кот преспокойно лакал себе молоко и вел себя совсем обыкновенно. Лишь один глаз, внимательно следивший за Любой, говорил о том, что кот настороже и готов удрать при первой же опасности.

После неудачи с котом, Люба решила сама заняться поимкой мышей. Для начала она разложила в разных местах приманку: кусочек сыра у печки, несколько ягод малины на столе, корку хлеба у книжного шкафа. Сама девочка села на кровати и притаилась. Она старалась сидеть совсем бесшумно и временами ей казалось, что она слышит шаги маленьких ножек и какое-то шуршание. Так прошел целый час. Любе такая охота уже начала надоедать, как вдруг она заметила, что со стола пропали ягоды. Девочка не видела, кто их взял, но ягод точно не было. Любе захотелось встать и посмотреть, не упали ли ягоды на пол, но она сдержалась, нельзя было шумом выдавать своё присутствие. Всё внимание девочки устремилось на оставшуюся приманку. Люба тихо сидела, переводя взгляд с корки хлеба на кусочек сыра, но ничего не происходило. Девочка начала дремать. Она не сразу даже заметила, что кусочка сыра у печки уже нет. Это новое открытие поразило Любу, как удар грома. Она широко открыла глаза, сердце её часто забилось. Сыра у печки не было, и не ясно было, кто его забрал. Корка хлеба была еще на месте, и Люба уставилась на неё, не мигая.

Маленьким детям очень сложно и скучно заниматься одним и тем же делом долгое время. Люба себя маленькой уже не считала, но и она не могла вот так вот просто сидеть и сторожить неизвестно кого. Вскоре глазки её стали опять слипаться, сидеть стало как-то неудобно, и девочка легла на бок, положив голову на пушистую подушку из черного искусственного меха. Люба всё ещё пыталась смотреть на корку хлеба, но глаза её всё чаще закрывались, и девочка заснула.

Вот тут какое-то существо, крадучись, пролезло между книгами первой полки и потянуло к себе оставленную хлебную корку. Корка всё дальше и дальше уползала в книжный шкаф, и она совсем бы исчезла, но тут Любина подушка вздрогнула, пошевелилась и, как только девочка недоуменно подняла голову, прыгнула, балансируя хвостом, прямо к шкафу.

Люба тут же села на кровати и попыталась сообразить, куда и главное как от неё сбежала подушка. А у шкафа происходила какая-то возня. Тут девочка окончательно проснулась и поняла, что это была вовсе не подушка. Это кот Васька, умелый охотник Васька лежал на её кровати, спрятав уши и поджав хвост. Он претворялся подушкой и не пошевелился даже тогда, когда девочка положила на него голову. Когда же Люба заснула, он не спал, а следил, и было похоже, что кто-то сейчас попадётся в его лапы. И действительно, кот вскоре отошел от шкафа, держа кого-то в зубах.

Люба присмотрелась и ахнула, во рту у кота была вовсе не мышка, а маленький человечек.

— Васька, брось, — вскрикнула Люба и кинулась к коту.

Но кот не хотел отпускать свою добычу. Лишь только тогда, когда Люба схватила его за шиворот, он недовольно разжал зубы.

— Александр! — Изумленно вскрикнула Люба, узнав своего знакомого гнома.

Да, это был гном Александр, с которым Люба как-то повстречалась в лесу, когда она заблудилась. Помнится, тогда она ещё спасла гнома от кота, и вот теперь кот снова до него добрался.

— Брысь! — Люба прогнала Ваську из комнаты и посмотрела на гномика, пытаясь определить, жив ли он ещё.

— Александр, ты жив? — Тихо спросила Люба, словно боялась услышать в ответ: «Нет, не жив».

Гном слегка пошевелился.

— Александр?

— Кто тут? — Простонал гном.

— Это я, Люба, — девочка обрадовалась, гном был жив.

— Меня съели? — Спросил гном, открывая маленькие глазки.

— Нет, тебя не съели ещё, — не совсем оптимистично заметила Люба.

Гном сел и огляделся. Да, это был тот самый гном, которого Люба видела в лесу, та же лохматая седая борода и шевелюра, те же хитрые глазки. Только штаны были другие — серые, со множеством карманов, и куртка такая же серая. Сначала гном ощупал руки и ноги, проверяя всё ли на месте, затем брезгливо стряхнул с себя кошачьи слюни.

— Кажется, я цел. — Гном встал.

— Александр, это ты? — Ещё не веря своим глазам, спросила Люба.

Гном посмотрел на девочку снизу вверх.

— Да, я это, я.

— А я — Люба. Ты меня помнишь?

— Конечно, я тебя помню, — добродушно улыбнулся гном, — мы же виделись всего три дня назад. Ты извини, я, может, не очень разговорчив сейчас, но сама пойми, я только что был в пасти огромного страшного чудовища и еще никак не могу прийти в себя от пережитого.

— Я думала, у меня завелись мыши, а это, оказывается, ты! Так малина и сыр — тоже твоих рук дело?

— Малина? Наверное, моих. Не могла бы ты поставить меня куда-нибудь?

— Да, конечно, — смутилась Люба, державшая гнома до сих пор в руках, — извини, что я сразу не догадалась.

Она осторожно поставила гнома на маленький столик. Гном уже оправился от потрясения и было видно, что в голове его происходит какая-то борьба, словно он хочет что-то сказать, но не решается. Люба же просто смотрела на гнома, стараясь не спускать с него глаз. Всем известно, что стоит только отвести глаза, как гном снова исчезнет.

— Ну, хорошо, — сказал, наконец, Александр, обращаясь словно не к Любе, а к кому-то еще, — всё равно лучше места не найти пока, — громко выкрикнул он, — а помощь нам не помешает!

Люба огляделась, пытаясь найти, с кем он разговаривает. Никого не было, только опять послышалось какое-то шуршание.

— Люба, — гном обратился к девочке, — у меня к тебе серьёзное предложение.

— Ко мне? — удивилась Люба

— Да. Понимаешь, твой дом очень удобно расположен. Он стоит на краю леса и на возвышении, поэтому мне было бы неплохо тут обосноваться. Тут, правда, обитает черное хвостатое чудовище, но подобные есть и в других домах. А я должен провести в этой деревне некоторые исследования… Я не хотел никого беспокоить … То есть, надо где-то жить, — чем дальше, тем тон гнома становился всё более неуверенным.

— Хорошо! — Поспешила ответить Люба, которая и так обо всем уже догадалась. — Оставайся жить у меня!

— Правда?

— Да! Я всегда мечтала познакомиться с настоящим гномом. Я знала, что гномы — это не вымысел. Так что я буду очень рада, если ты тут поселишься.

— Хорошо, — неуверенно произнес Александр, — я, правда, не уверен, гном ли я. Как бы мне тебя тут не разочаровать.

— Ну да ладно! — Снова громко заговорил гном. — Итак, Люба любезно предоставила своё жилище под базу первой научной экспедиции …

— Что? — Девочка не поняла, о какой базе идет еще речь.

— И я, — продолжал гном, — как начальник экспедиции назначаю её начальником базы и службы снабжения со всеми полномочиями.

Люба хотела было что-то спросить. Она никак не ожидала, что её назначат каким-то ещё начальником, но тут вокруг раздались радостные восклицания и аплодисменты, и на середину комнаты изо всех углов и щелей высыпали гномы. Их было так много, что у Любы удивление просто зашкалило. Она сидела и смотрела, раскрыв рот, как маленькие человечки выходят из-за шкафа и печки, спускаются на веревочных лестницах из под потолка и отверстия от старой трубы, вылезают из под кровати. Кто-то из них стоял и радостно махал Любе рукой, кто-то, лишь вежливо кивнув, продолжал свои занятия: тащил ягодку малины или какие-то мешки и чемоданы. Несколько гномов приводили в порядок цветок на подоконнике, другие складывали в углу какие-то кубики или вешали на стены какие-то бусины.

— Понимаешь, Люба, — продолжал Александр, не обращая внимания на всеобщую суету, — у нас тут научная экспедиция, а я — научный руководитель этой экспедиции. Разумеется, попав сюда, мы столкнулись с трудностями: нам надо где-то жить, что-то есть и пить, и при этом мы должны ото всех прятаться. Так что мы очень рады, что ты согласилась помочь нам в организации базы.

Тут только Люба стала понимать, какую большую ответственность возлагают на неё гномы, и ей стало казаться, что она может не справиться.

— Я очень рада, — пролепетала Люба, — но я не уверена …

— Не беспокойся, — успокоил её Александр, — ничего сверхтяжелого тебе не придется делать. Главное, что ты обеспечишь нас жильем, почаще пыль протирай, пол мой, помоги нам еды раздобыть. Нас хоть и много, но едим то мы мало совсем. А главное то, что ты сможешь защитить нас и наше оборудование от этого страшного чудовища — кота Васьки.

— Оборудование? Какое оборудование? — Не поняла Люба.

— Мы прилетели издалека, и занимаемся тут исследованиями. Разумеется, у нас есть разные приборы и устройства. Но ты не беспокойся, всё замаскировано и сделано так, чтобы не привлекать внимания. Например, цветок на окне — это устройство связи с гномьим королевством, детские кубики в углу — это наши компьютеры, а вон тот глубок ниток — это универсальный переводчик, который мы используем, чтобы общаться с любыми разумными существами.

— А у вас что, другой язык?

— Да, конечно. Я, например, общаюсь с тобой без переводчика, потому что знаю ваш язык, а вот многие другие гномы должны касаться переводчика рукой, чтобы понимать, о чем ты говоришь.

Люба еще раз оглядела свою, вернее бывшую свою комнату, которая на глазах превращалась в научную базу гномов.

— Ты можешь, конечно, отказать нам в гостеприимстве, — Александр потупил взгляд, — мы найдем себе другое место, хоть это будет и тяжело.

На минуту воцарилась всеобщая тишина. Все гномы словно бы поняли, что решается их судьба. Люба подумала секунды три, она не любила необдуманных решений, и произнесла:

— Я согласна!

Так Люба неожиданно стала начальником базы научной экспедиции гномов. Она была безумно рада, что такое счастье свалилось именно не неё, но она совсем не подозревала, с какими трудностями ей придется столкнуться в роли хозяйки, принимающей у себя такое огромное количество гостей.

Глава 5. Обустройство


С тех пор, как гномы поселились в любином доме, жизнь девочки резко изменилась. Если раньше она могла часами читать книжки, играть, размышлять и мечтать, то теперь у неё не было буквально ни одной свободной минутки. Люба была не просто хозяйкой, принимающей гостей, её назначили начальником базы научной экспедиции, а это означало, что она должна была накормить, напоить и спать уложить двадцать, а может и тридцать, маленьких, иногда очень капризных существ.


Гномы, кстати, оказались не совсем такими, как про них пишут в книжках. Если в книгах их описывали как маленьких человечков в красных колпачках, деревянных башмаках и с горшочком золота на плече, то в реальности гномы чаще ходили в серых комбинезонах с большим количеством карманов. Горшков с золотом они не носили и колпаков у них тоже не было. Этот факт Любу, впрочем, совсем не удивил: людей в сказках тоже описывают по-иному. Сейчас тоже не встретишь человека в железных доспехах или прекрасную даму в платье из сотни юбок и в хрустальных туфельках. Естественно, что за многие годы гномы тоже изменились и не занимаются теперь собираением золота. А вот чем они занимаются, Люба никак не могла пока понять.

Первым делом Люба решила обеспечить своим гостям нормальную крышу над головой. Нужно было найти такое место, где гномы могли бы спокойно жить, не прячась и не убегая от кого-нибудь. Такое место нашлось сразу. В Любиной комнате был подпол, где раньше хранили банки с разными запасами на зиму. До осени было ещё далеко, поэтому подпол пустовал. Попасть в него можно было через люк под кроватью. Если его открыть, то можно было увидеть небольшую лесенку, ведущую вниз. В подполе был даже электрический свет. Сначала Люба навела там порядок: вытерла везде пыль и выгребла мусор. На вентилляционные отверстия, ведущие на улицу, гномы поставили решетки и маленькие двери, чтобы страшные дикие звери не забрались в их дом. Надо сказать, что страшными дикими зверями гномы называли всех существ больше комара. В подполе было много полок, которые очень пригодились. Люба принесла мешок с различными кукольными тряпочками и покрыла верхние полки «коврами». Там же она поставила кукольные кроватки с одеялами, покрывалами и подушками. Таким образом получилась очень уютная и хорошо проветриваемая спальня. Гномы были в восторге от такой роскоши. За время своего путешествия они совсем отвыкли от удобств и теперь чуть ли не дрались из-за лучшего спального места. Но ещё больше гномов восхитила кукольная одежда, которая случайно выпала из того же мешка. Девушки-гномы, а их было примерно половина, с визгом накинулись на маленькие кукольные юбочки и платьица и тут же стали всё примерять. Гномы-юноши сначала стеснялись, но было видно, что и им очень хочется получить обновку. Не всё подошло гномам, и часть одежды они потом перешили под свой размер, спросив разрешение у Любы.

Люба с любопытством наблюдала за своими гостями. Девочке не верилось, что всё это происходит на самом деле. Ей хотелось поговорить с гномами, пообщаться, но маленькие человечки были очень заняты обустройством. Все гномы знали, что Люба заведует их базой и обращались к ней только тогда, когда им было что-нибудь нужно. Чаще всего в первые дни Любе пришлось общаться с гномом по имени Пряткин. Нужно отметить, что гномы обращались друг к другу по прозвищам, отражающим суть их профессии. И эти прозвища они произвольно переводили на русский язык. Пряткин был главным специалистом по маскировке. Был он молодым, ещё без бороды, и довольно таки ворчливым и занудным гномом.

— Люба, это никуда не годится, — сказал Пряткин, спустившись в подпол, где Люба занималась обустройством спальни, — зачем ты сложила кубики в коробку и убрала их на полку? Ты же знаешь, что это замаскированные компьютеры!

— Конечно знаю, — невозмутимо ответила Люба, — но они валялись разбросанные по всей комнате, и я убрала их.

— Как это разбросанные?! — Возмутился Пряткин. — Они стояли там, где им и положено стоять, на рабочих местах, а теперь к ним и подойти нельзя, они навалены друг на друга.

— Да, но разбросанные по комнате кубики может заметить бабушка, и ей очень захочется их убрать, — резонно заметила Люба, — и где вы потом будете искать свои компьютеры?

-Такой возможности я не предусмотрел, — согласился Пряткин, — и где мне их тогда разбросать, то есть разместить?

— Вот тут, — Люба указала на только что прибранную нижнюю полку.

Гном внимательно осмотрел место.

— Место хорошее, — согласился он, — но по моим данным кубики не будут тут смотреться. Обычно они разбросаны по детской комнате. Именно поэтому я замаскировал компьютеры под детские кубики.

Люба не знала как ответить. Наконец, она нашлась:

— Это устаревшие данные, у девочек моего возраста кубики хранятся в чулане или подполе, так что тут им самое место.

Пряткина эти слова не удовлетворили. Он собирался ещё что-то возразить, но положение спасла молодая гномиха, вмешавшаяся в разговор.

— Девочка говорит правильно, — сказала она, подойдя вплотную к Пряткину, — вашим компьютерам самое место на нижней полке. Там вам никто мешать не будет. Меня зовут Незабудка, — представилась она Любе, — я слежу за тем, чтобы гномы правильно питались и не забывали вести здоровый образ жизни. Это очень важно в длительных путешествиях.

Пряткин что-то недовольно проворчал себе под нос, но Незабудка так строго на него посмотреля, что он сразу умолк и поспешил удалиться по своим делам. Вообще-то Незабудка не казалась строгой или сердитой. Это была молодая худенькая гномиха. Одета она была в голубое кукольное платье, голубую бандану и зелены, не шедшие ни к чему, кроссовки.

— Итак, я думаю, мы с тобой подружимся. Как ты думаешь? — Спросила гномиха, улыбаясь.

— Конечно, — согласилась Люба, — я тоже много думала, где вы будете питаться , и вот что я смогла найти.

Люба достала из угла небольшой пакет и высыпала всё его содержимое на пол. Там оказались маленькие столы и стулья из кукольного набора.

— Восхитительно! — Незабудка запрыгала от радости и захлопала в ладоши.

Она тут же кинулась к сваленной куче, вытащила один стол, поставила рядом стул и уселась. Мебель оказалась как раз в пору.

— Просто поразительно, — произнесла гномиха, — когда мы летели сюда, мы и предположить не могли, что найдём тут даже мебель. Она словно сделана прямо для нас!

— Вы летели? Откуда вы прилетели? — Люба мгновенно зацепилась за произнесенное гномихой слово.

Дело в том, что Любе так хотелось просто поговорить с гномами, побольше узнать о них, но маленькие человечки были настолько заняты, что за два дня Люба не добилась от них ни одного слова о том, кто они и откуда взялись.

— Да, прилетели, — почему-то шепотом произнесла Незабудка, — но только никому ни слова, особенно Пряткину, он у нас отвечает за маскировку.

— Но мне же так интересно, так хочется побольше узнать …

— Понимаю, понимаю, — перебила её гномиха, — но и ты нас пойми. Мы очень долго добирались сюда. Дай нам немного освоиться, а потом я тебе обязательно всё расскажу.

— Хорошо, — согласилась Люба, решив про себя, что в первую очередь она должна быть радушной хозяйкой, а уж потом любопытной девочкой, — если мебель подходит, давай делать столовую.

Столовую разместили на второй полке сверху, прямо под спальней. Незабудка объяснила это так: «Если какие гномы-сони не захотят рано вставать, то поднимающийся снизу запах вкусной еды быстро их разбудит».

На пол столовой постелили кусок старых обоев, стены оклеили обоями в цветочек, на этом настояла Незабудка. Она сказала, что вид необычных растений оказывает благоприятное воздействие на пищеварение. Потом Незабудка долго переставляла с места на место столы и стулья, но всё никак не могла получить желаемого результата. Люба, поначалу с любопытством наблюдавшая за каждым движением Незабудки, стала скучать и клевать носом. Наконец, гномиха сообщила:

— Всё! Вот так будет просто изумительно.

Люба посмотрела на столовую и не нашла, чем же такой способ расстановки столов лучше предыдущего, но спросить об этом не решилась, так как боялась, что перестановка начнётся снова.

— Я могу вам чем-то помочь с едой? — Поинтересовалась девочка.

— Да, было бы очень здорово, — согласилась Незабудка. — Если честно, у нас не много запасов осталось, да и все давно соскучились по нормальной пище. Мы почти полгода питались одними сухарями. Представляешь, как скучно?

— Да, представляю, — согласилась Люба.

— Я даже подозреваю, — шепотом сказала Незабудка, потупив глаза, — что некоторые гномы таскают у вас крошки со стола и еду из кошачьей миски.

— Как? — Люба всплеснула руками, она и представить не могла, что гномы так голодают.

— Но я прослежу, чтобы этого больше не повторилось, — неправильно поняла Любино удивление Незабудка.

— Да что вы, — поспешила успокоить гномиху Люба, — мне совсем не жалко кошачьей еды. Наоборот, мне вас жалко. Почему же вы сразу не сказали мне, что у вас продуктов не хватает.

— Ну, ты и так много для нас сделала, дала нам дом. Мы не хотели тебя ещё и едой обременять.

— Так, — Люба решительно встала, насколько ей позволил низкий потолок, — пойдем со мной, я тебе кое-что покажу.

— Куда мы?

— За едой.

— Но я не успею за тобой, ты быстро ходишь.

Люба посмотрела по сторонам и заметила свою старую вязаную сумочку, которую можно было носить через плечо.

— Хочешь, я понесу тебя в сумке? — Предложила она.

Незабудка осмотрела сумочку, забралась в неё, чем-то там пошуршала. Через минуту из сумки донесся голосок:

— Поехали.

Люба встала и осторожно надела сумку на плечо. Затем она выбралась из подпола и с удовольствием разогнула спину, так как в подполе ей приходилось либо сидеть на коленях, либо стоять, согнувшись. Люба аккуратно закрыла крышку подпола, чтобы никто не пробрался к гномам, и направилась в огород. Нужно сказать, что для задуманного мероприятия было самое удачное время: бабушка ушла к подружке смотреть по телевизору какой-то фильм, и огород был свободен. Люба вышла на середину огорода и остановилась.

— Ну вот, смотри, сколько еды кругом, — произнесла она.

Сумка зашевелилась. Незабудка высунулась наружу и огляделась.

— Я ничего не вижу, — произнесла она, спустя минуту.

Люба осторожно опустила сумку на землю.

Незабудка вылезла наружу на тропинке между грядкой моркови и щавелем.

— И где же еда? Тут какой-то лес.

Тут Люба подумала, что там, откуда прилетели гномы, не водятся такие большие растения. Люба взялась за зеленый стебель и вытянула морковку размером чуть больше Незабудки.

— Ух ты , — гномиха отшатнулась от неожиданности и, споткнувшись, села на опилки, которые устилали дорожки между грядками.

— Это морковь, — сказала Люба.

— Вижу, что морковь, но она такая огромная!

Незабудка подошла к морковке, достала из кармана небольшой ножичек и, отковырнув кусочек, попробовала.

— Замечательный вкус, — сказала она, прикрыв глаза от удовольствия, — теперь надо вызвать бригаду гномов, чтобы отвезти морковку на базу.

Люба удивленно посмотрела на Незабудку, взяла морковку, оторвала листья, стряхнула землю и сунула морковь в карман.

— Здорово, — восхитилась гномиха, — мы тогда ещё что-нибудь сумеем взять.

Она прошла к большому листу щавеля, осторожно понюхала его и укусила:

— М-м-м-м, это тоже подойдет!

Дальше дело пошло гораздо веселей. В итоге они взяли ещё половинку листа салата, две ягодки малины, отщипнули немного от листа капусты, а также взяли листик мяты, укропа и петрушки. Не обошлось, правда, и без неприятных сюрпризов; когда они проходили мимо картофельных кустов, Незабудка спросила:

— А это можно есть?

Люба посмотрела, куда указывает гномиха и ответила:

— Конечно, можно. Это картошка. Очень вкусно!

Незабудка подошла к кусту, взяла с листочка колорадского жука и вцепилась зубами ему в лапу. Жук задергал ногами, вырвался, уронил и обрызгал Незабудку с ног до головы какой-то жёлтой вонючей жидкостью, а затем скрылся в чаще травы. Незабудка вопросительно уставилась на Любу.

— Я думала, ты про картошку спрашиваешь,- смущенно сказала девочка.

— Ничего, — сухо ответила Незабудка, — с кем не бывает. А где у вас тут можно умыться, — она встала и принялась отряхиваться. Похоже, эта гномиха никогда не унывала.

Люба показала своей гостье, где в огороде располагается водопроводный кран. Люба наполнила водой небольшую глубокую тарелку, в которой Незабудка стала плескаться, словно в ванне.

— Здорово, я полгода так хорошо не мылась. А можно устроить тут постоянную ванну для гномов? — Спросила она.

— Думаю, да, — Люба была рада, что Незабудка не сердится на неё за жука, — я поставлю тарелку чуть подальше под куст малины, там её никто не заметит, и буду каждый день менять воду.

Когда Люба и Незабудка вернулись с едой, гномы встретили их радостными криками. Особенно всех поразила гигантская морковка. Люба тоже удивилась, как быстро изменился её подпол: все полки были прибраны и устланы бумагой или листьями, в спальне, столовой и кухне была идеальная чистота, а на самой нижней полке Пряткин расположил лабораторию. Он всё-таки перенёс сюда кубики-компьютеры и расставил их вдоль стены. Гномы собирались обедать, и Люба деликатно оставила их одних.

Выбравшись из подпола, девочка легла на кровать, чтобы привести мысли в порядок и вспомнить, что ещё нужно сделать для обустройства своих гостей. Люба так погрузилась в свои мысли, что не заметила как домой вернулась бабушка.

— А не хочет ли моя любимая внучка пообедать? — Спросила бабушка Маша, входя в комнату.

— Да, конечно, наложи мне кашки в двадцать маленьких тарелочек, — машинально ответила Люба.

— Двадцать? — Удивлённо переспросила бабушка.

— Ой, я так играю, — опомнилась Люба, — положи мне просто добавки в отдельную тарелку.

— Да мне не жалко, — засмеялась бабушка, — могу и двадцать.

Перед обедом Люба потихоньку передала кашу Незабудке, чему та была несказанно рада, так как многие гномы капризничали и не хотели есть полезный салат.

Остаток дня Люба помогала Бабушке в огороде и заодно спросила, можно ли брать в день по одной морковке, листу салата и щавеля. Бабушка, разумеется, согласилась и заметила, что для здоровья лучше съедать в день по три морковки. До вечера Люба собирала колорадских жуков, вспоминая смешную историю с Незабудкой и потихоньку хихикала, удивляя тем самым бабушку. Та никак не могла понять, что такого смешного нашла Люба в собирании жуков и личинок.

До самого вечера Люба не видела гномов. Перед сном она выпила тёплого молока с медом и легла в кровать. Разные чувства одолевали её. С одной стороны, она была рада и даже гордилась тем, что именно она дала приют гномьей экспедиции, но с другой стороны, она была немного обижена на гномов. Любе так хотелось побольше узнать о них, просто поговорить, послушать гномьи истории, но маленькие человечки постоянно были заняты своими делами и неохотно отвечали на вопросы. Они вели себя ну прямо как, как … Как Любины родители? Девочка вздохнула.

— Я тебя прекрасно понимаю, — послышался тихий голос от окошка.

Люба подняла голову и заметила гнома Александра. Он сидел на подоконнике у открытого окна и смотрел на полную луну. Его седая лохматая борода и волосы, казалось, светились в лунном сиянии.

— Что понимаешь? — Спросила Люба шепотом.

— Ты не ожидала, что мы принесем столько суеты и беспокойства, — гном повернулся и улыбнулся старческой доброй улыбкой.

— Да ладно, — ответила Люба, — я же не маленькая и вижу, что у вас свои важные дела.

— Нет, — не согласился гном, — нельзя думать только о себе, и что твои дела самые важные на свете. Поэтому я и пришел, чтобы рассказать тебе сказку.

— Сказку? — Люба захихикала. — Я же не маленькая, мне не надо сказки на ночь рассказывать.

— Ну, не сказку, историю. В общем, ответить на все твои вопросы. Спрашивай, а я буду рассказывать.

У Любы сердце заколотилось от радостного волнения. В голове сразу появилось столько мыслей и вопросов, что стало трудно выбрать, с чего начать. Девочке хотелось знать, почему гномы остались только в сказках, а в жизни их никто не видит, откуда взялись гномы и где они живут, зачем и на чём они прилетели и почему остановились именно в доме Любиной бабушки. Пока Люба собиралась с мыслями, на подоконник взобрался ещё один гном. Это был Пряткин.

— Александр, — позвал Пряткин, -можно тебя отвлечь.

— Что такое? — Строго, но не сердито спросил Александр.

— Там требуется твоё вмешательство, гномы спорят из-за того, кому спать у окна.

— Но почему вы сами не можете решить это? — Недовольно вздохнул Александр.

— Потому, что каждый хочет спать у окна, и никто никого не хочет слушать. А тебя послушаются все, так как ты — самый старый гном.

— Не старый, а старший, — поправил Александр, взглянув вопросительно на Любу, -не могу я сейчас, у меня дела.

— Да ладно, — пересилив себя, сказа Люба, — иди, разбирайся со своими подопечными, а то они, кажется, уже драку затеяли.

И действительно, из подпола доносился какой-то шум и визг.

— Но мы продолжим разговор в другой раз, — пообещал Александр.

— Конечно, — согласилась Люба, и тут взгляд её упал на Пряткина.

Девочка минуту смотрела на него, потом от души рассмеялась.

— Что, что такое? — Пряткин стал пристально рассматривать себя.

— На тебе девчоночье платье!- Сказал Александр сквозь улыбку.

Действительно, Пряткин был в розовом платьице в белый горошек, розовых туфельках и белой косынке на голове.

— И что тут смешного? — Возмутился гном. — Это сама лучшая маскировка!

Он развернулся, завел руку за спину и с трудом вытащил белый ярлычок, пришитый к платью.

— Смотрите, тут написано: «Фабрика Заря», то есть каждый, кто меня увидит, поймет, что я местный, так как даже одежда на мне местная.

— Ты бы хоть ярлычок отрезал, — посоветовала ему Люба, — неудобно же с ним ходить.

— Ты что! — Замахал руками Пряткин. — Ярлычок — это самый важный элемент маскировки.

Тут шум в подполе усилился, и Александр поспешил удалиться. Пряткин тоже последовал за ним. В хорошем настроении Люба откинулась на подушку и быстро заснула. Ей снился странный сон, словно она — мама, и у ней много-много детей, и все хотят есть, пить и поиграть, только детки вот были какие-то маленькие, не больше человеческой ладошки.

Глава 6. Игра в прятки


На следующее утро Любу ждал большой сюрприз: бабушка Маша решила пойти с ней в лес за земляникой. Девочка была в восторге от такого решения, так как она впервые шла в лес после того случая, когда она немного, совсем чуть-чуть, заблудилась. Бабушка долго внушала Любе, что нельзя далеко от неё отходить, что нужно сразу же откликаться, когда её зовут, и нужно кричать: «Ау-Ау!»- когда покажется, что заблудился. Люба терпеливо выслушивала все наставления, хотя про себя она считала, что знает лес лучше бабушки.

Вышли они рано утром, часов в шесть. Солнце уже взошло, но ещё не успело согреть землю. На траве блестела ночная роса, а в оврагах ещё клубился туман. Из-за росы бабушка заставила Любу надеть резиновые сапоги. Ходить в сапогах было очень неудобно, Люба предпочитала лёгкие ботинки, которые хоть и промокнут сначала, но потом быстро высохнут. А ходить в ботинках куда легче, чем в сапогах.

Шли медленно, постоянно останавливаясь и отдыхая. Вскоре они перешли берёзовую рощу и вышли с другой её стороны к небольшой поляне. Это было самое ягодное место во всём лесу. Вскоре Люба нашла землянику, и они с бабушкой стали собирать ягоды. Земляника попалась крупная, ещё не иссушенная солнцем. Собирать её было легко. Люба ползала на коленях и двумя руками рвала ягоды в банку, подвешенную на шее. Сапоги сильно мешались. Они постоянно спадали, цепляясь за траву. Солнце уже поднялось, и роса испарилась, поэтому Люба, как только она отползла подальше от бабушки, скинула большие неудобные сапоги. Девочке хотелось как можно быстрее набрать банку ягод, но соревноваться с бабушкой было тяжело. Хотя бабушка Маша и собирала ягоды по старинке: стоя, согнувшись, держа в одной руке банку, а другой срывая ягоды, но банка у неё наполнялась почему-то быстрее, чем у Любы. Тут крылась какая-то загадка или секрет, которого девочка не знала. А может, просто бабушка не отвлекалась на рассматривание необычно красивой бабочки, большого кузнечика или цепочки муравьёв, деловито таскающих в свой муравейник всякую всячину. Бабушка и внучка вскоре разошлись: Люба пошла вдоль полянки в одну строну, а бабушка в другую. Тем не менее, бабушка Маша периодически поглядывала на Любу, а та поглядывала на бабушку. Девочке очень не хотелось, чтобы бабушка вдруг решила, что она опять потерялась. Полянка была круглая, и они должны были скоро обойти её и встретиться на противоположной стороне.

Когда собираешь ягоды, всегда интересно только с самого начала: пока банка пустая. Когда в неё кладут горсть ягод, то кажется, что дело идет быстро и, не успеешь глазом моргнуть, как банка наполнится. Когда же банка уже наполовину полная, начинает казаться, что сколько в неё не клади, ягод не становится больше. В такие моменты Люба начинала скучать. А когда она скучала, то начинала замечать всякие интересные вещи. Так Люба нашла гнездо какой-то птички, в котором лежало крохотное голубенькое яичко. Девочка обратно прикрыла гнездо травой, чтобы никто его не потревожил. Затем Люба обнаружила два белых гриба, совсем не червивых. Она сложила их в пакет, который всегда носила для таких случаев. Потом она долго наблюдала за кукушкой, которая кругами летала над березами и куковала. За ней носилась стайка мелких птичек, пытаясь прогнать непрошенную гостью. Кукушка уронила перо о улетела. Люба нашла это перо и воткнула в свою панаму. Вскоре показалась бабушка Маша, она подходила к Любе с другой стороны поляны. Заметив это, Люба быстрее стала добирать свою банку.

— Ну, как у тебя дела? — Спросила бабушка, подходя к Любе.

— Вот! — С гордостью заявила девочка, показывая почти полную банку.

— Молодец! — Похвалила внучку бабушка Маша. — Я тоже немножко насобирала.

Люба посмотрела и заметила, что бабушкина банка полная с верхом.

— Ну что, пошли домой, а то становится уже жарко, — заметила бабушка.

— Пошли, — согласилась Люба.

— А сапоги-то где? — Ахнула бабушка.

Тут Люба вспомнила, что стоит в одних носках.

— Да они тут, рядом. В них неудобно было, я сняла.

Бабушка неодобрительно покачала головой.

— Ну, бери их скорей и пойдем.

Люба подошла к кусту, где, как она думала, должны были быть сапоги, но обуви там не оказалось.

— Наверное, они около вон того куста, — предположила Люба и побежала вдоль поляны, обыскивая всё вокруг.

Бабушка шла следом и ворчала:

— Ну надо же, сняла сапоги! А если ногу чем наткнешь или на змею наступишь? И зачем ты их скинула?

Люба была в отчаянье. Чем дольше сапоги не находились, тем больше сердилась бабушка. Разумеется, не сапог было жалко, просто бабушка могла подумать, что Люба ещё маленькая и совсем не самостоятельная, а этого Люба допустить не могла.

— Вот они! — От радости Люба крикнула так громко, что бабушка от неожиданности уронила банку с ягодами.

Собрав все ягоды, внучка и бабушка направились к дому. На обратной дороге Люба не отвлекалась и вела себя очень сдержанно, словно взрослая. Подходя к дому, Люба заметила Аню. Она играла в дочки-матери. Девочка вывезла на улицу игрушечную коляску, которая была совсем как настоящая, только поменьше, и качала там какую-то куклу, завернутую в белые тряпочки.

— Привет, Люба! — Обрадовалась Аня подруге.- Выходи играть! У меня новая кукла, я буду ей играть, а ты своей куклой поиграешь.

— Не знаю, — неуверенно ответила Люба, — если время будет.

Бабушка Маша, проходя мимо, отсыпала Ане полные ладони земляники.

— А почему времени может не быть? — Спросила бабушка у Любы. — В огороде мне помогать не надо сегодня, в лес мы уже сходили, так что играйте, сколько хотите.

— Ну, посмотрим, — уклончиво ответила Люба и поспешила в дом. Она же не могла сказать, что, возможно, её помощь потребуется гномам, и тогда будет уже не до игр.

Придя домой, Люба первым делом заглянула в подпол, но, как ни странно, она там никого не обнаружила. Все вещи были на местах на своих полках, но маленьких человечков нигде видно не было.

— Незабудка? — Позвала девочка неуверенно.

Никто ей не ответил.

— Ты что-то говоришь мне? — Донесся из огорода голос бабушки, она пошла нарвать салату к обеду.

— Нет, — Люба выглянула в окно,- это я так, сама с собой.

И тут бабушка вдруг ахнула и развела руками:

— Вот это да, ты посмотри ка только, что творится!

Люба пулей вылетела на улицу.

— Ты смотри, смотри что творится!

Любе показалось, что бабушка как минимум нашла кого-то из гномов, но та смотрела всего лишь на лист салата.

— Да, что такое? — Спросила Люба, запыхавшись.

— Смотри, какие-то паразиты стали листья салата есть, да ещё как чудно!

Люба посмотрела на огрызок листа, в котором аккуратно были вырезаны квадраты под размер кукольной тарелочки. Девочка сразу поняла чьих рук это дело, но не подала виду.

— Да, гусеницы, наверное, какие-нибудь, — невнятно произнесла она.

— Какие-то странные гусеницы. Смотри, везде квадратные дырки. Либо эти гусеницы с линейками ходят на обед, либо я даже не знаю что и подумать.

— А может, это случайность? — С надеждой произнесла Люба.

— Случайность? — Бабушка показала на лист щавеля, который также был порезан на квадратики. — После обеда пойду к деду Ивану. У него есть интернет, пусть поищет. Может, это какой-то новый вредитель появился. Нужно быть начеку!

После прогулки по лесу всегда хочется есть. За обедом Люба с аппетитом съела весь суп, салат и половину собранной земляники. Землянику она любила залить молоком в тарелке, помять и, добавив немного сахара, есть большой ложкой. Вкуснее всякого йогурта.

После обеда бабушка собрала все листья с квадратными вырезами и направилась к знакомому старичку, а Люба снова заглянула в подпол. Гномы так и не появились. Тогда Люба решила поискать гномов на улице. Погода в этот день стояла хорошая. Возможно, гномы решили просто погулять?

— Люба, ты уже пообедала? — Донесся до Любы голос Ани. — Пошли играть в куклы!

— Некогда! — Крикнула Люба и поспешила в огород.

Первым делом девочка оборвала все листья с квадратными вырезами, которые не заметила бабушка. Затем она обошла все кусты и грядки в поисках гномов. Никого не было. Люба села на большой камень и задумалась. И чем дольше она думала, тем больше ей казалось, что гномы куда-то ушли. Может, даже ушли навсегда. Но почему они не оставили хотя бы записку? Люба была готова уже заплакать от досады, как вдруг она заметила на тропинке Незабудку. Та шла вдоль грядки моркови и что-то пристально высматривала в густых зарослях.

— Незабудка! — Вскрикнула девочка и резко встала с камня.

От неожиданности гномиха отшатнулась и упала на опилки.

— Люба?! Ты так неожиданно появилась!

— Неожиданно? Это вы неожиданно куда-то пропали! И ничего мне не сообщили!

Незабудка подошла к Любе, и только теперь девочка заметила, что гномиха была вся в пыли, грязи и колючках. Лицо её выражало тревогу:

— Я пыталась тебя найти, — сказала гномиха, — только тебя нигде не было.

— А где все гномы? Куда все подевались?

— Случилась неприятность, — произнесла гномиха, — Пряткин пропал!

— Пропал? Как пропал?

— Так, утром пошел на разведку на улицу перед вашим домом и пропал. К обеду не вернулся, все гномы его теперь ищут. Мы облазили весь огород, весь дом, но нигде его пока не нашли. Александр просто весь извелся, переживает больше всех.

— Может, он заблудился? — Предположила Люба.

— Вряд ли, — Незабудка грустно покачала головой.

— Не отчаивайтесь, — сказала Люба, — я сейчас возьму сумку, и мы отправимся с тобой на поиски. Вокруг дома вы, наверное, всё уже обыскали, а со мной ты сможешь спокойно все осмотреть на улице, не опасаясь, что тебя заметят.

— Отличная идея! Пошли!- Воскликнула Незабудка, и лицо её сразу повеселело.

Через несколько минут Люба с вязаной сумкой через плечо вышла на улицу.

— Ну что, куда пойдем? — Спросила Люба у сумки.

— Давай налево, — ответила сумка.

Люба неспеша пошла вдоль дороги, внимательно вглядываясь в придорожную траву.

— Люба! Ты ко мне? — Раздался сзади радостный голосок.

Девочка обернулась и увидела Аню.

— Нет, извини, — ответила Люба, — у меня сейчас дела.

— А у меня кукла новая, давай поиграем, ты что-то последнее время не выходишь гулять. Может, ты уже не дружишь со мной?

Люба улыбнулась наивной простоте своей маленькой подруги, но тут же спохватилась.

— Что ты, конечно дружу! Просто очень много забот навалилось. Кстати, ты не замечала в последнее время чего-нибудь необычного?

— Необычного? Чего необычного?

Люба задумалась. Она не знала как бы спросить про пропавшего гнома, не говоря о самих гномах.

— Да ничего. Ладно, я пойду. Завтра, может, поиграем.

— Ладно, пока, — грустно ответила Аня, развернулась и покатила коляску к своему дому, напевая колыбельную песню кукле.

— Жалко девочку, — прошептала Незабудка из сумки, — видимо ей скучно одной.

— Мы обязательно поиграем, только давай найдем сначала вашего Пряткина.

Они продолжили путь.

— Как он хоть выглядел? — Спросила Люба минуту спустя.

— Как угодно, — ответила Незабудка. — Пряткин — самый лучший специалист по маскировке. Он может притвориться камешком, палкой, лягушкой, рыбой, цветком. Многие гномы даже думают, что он просто пошутил так над всеми. Спрятался и сидит себе, посмеивается.

— А он действительно мог бы так сделать?

— Мог бы, я думаю. Он часто ворчит, что мы мало уделяем внимания маскировке. Правда, он не стал бы прятаться так долго.

Три часа Люба с Незабудкой ходили по деревне и искали гнома. Они заглядывали в канавы и ямы, брали в руки всех попавшихся лягушек, переворачивали камни и заглядывали в рот деревенским собакам, но гнома нигде не было. Уже к вечеру они вернулись домой. Бабушки пока не было дома. Люба с Незабудкой спустились в подпол. На сей раз все гномы были на месте и, судя по всему, у них происходило какое-то совещание. Люба почему-то сразу догадалась, что Пряткина пока ещё не нашли.

— Скорее всего, его утащил какой-то хищный зверь, — заявил один толстый гном. Звали его Обжоркин. Как потом узнала Люба, он был главным врачом экспедиции.

— Не может быть, — не соглашался Александр, — Пряткин прекрасно умеет маскироваться, он смог бы спрятаться от любого хищника.

— Не от любого, не от любого, — не соглашались Гномы, — от кота Васьки, например, не так уж легко спрятаться.

— Кот Васька не мог на него напасть, — вмешалась в разговор Люба, — он добрый.

— Знаем мы, какой он добрый, всё время за гномами гоняется.

— Он просто играет так! — Не дала в обиду своего питомца Люба.

— Я тоже думаю, что кот тут ни при чем, — настойчиво заметила Незабудка, — тем более, это легко проверить.

— Проверить? Как проверить? — Спросила Люба

— Просто, разрезать и посмотреть, — невозмутимо заметил Обжоркин.

Гномы загудели. Кто-то соглашался с врачом, кому-то было жалко кота.

— Никого мы резать не будем, — вмешался Александр, — у нас же есть рентген, мы так можем посмотреть, что у кота внутри. Только где его сейчас искать?

— Да чего искать-то? — Выкрикнул кто-то из гномов. — Он сидит на подоконнике и подслушивает нас.

Люба выглянула из подпола и, действительно, увидела кота Ваську. Кот тоже её увидел и вместо того, чтобы убежать, сам спрыгнул с подоконника и подошел к девочке. Люба с жалостью взглянула в глаза коту.

— Васька, ты же не ел Пряткина?

Кот в ответ стал интенсивно облизываться, чем привел некоторых гномов в неописуемый ужас. Люба взяла кота на руки и спустила в подпол. Гномы притащили аппарат, похожий на зеркальце, только показывало оно не отражение того, кто в него смотрелся, а то, что находилось за зеркалом внутри предметов.

— Ты только его держи покрепче, — сказал Александр.

Обжоркин поднёс зеркало и положил его коту на шею. Стало видно как Васька устроен внутри.

— Отлично, — сказал Обжоркин, — видимость хорошая. Вот зубы, шея, вот позвоночник, — он двигал зеркало ниже к животу кота, — ага, а вот и желудок. Ну вот, вот и Пряткин, я же говорил!

Все гномы ахнули, а кое кто упал в обморок.

— Ты уверен? — Спросил Александр.

— Да, вот ручки, ножки, хвостик.

— Хвостик? Какой хвостик?! — Александр сам заглянул в зеркало. — Это мышка, а не гном. Тут Пряткина нет.

Все облегчённо вздохнули. Больше всех обрадовалась Люба. Она до самого последнего момента не верила, что Васька мог съесть разумное существо.

— Но, что же нам делать? Где его ещё искать?

Гномы призадумались. Вдруг в доме послышался детский голос.

— Люба, ты дома?

— Кто это? — Спросил Александр шепотом.

— Это моя подружка, Аня. Я сейчас её отвлеку.

— Нет, погоди, — остановил девочку Александр, — я думаю, что она могла бы помочь нам. Она же живет в доме напротив и могла видеть что-то необычное.

Александр посмотрел на других гномов, и те молча с ним согласились.

Аня была очень удивлена, когда Люба высунулась из подпола в своей комнате и с таинственной улыбкой на лице молча поманила её к себе. Аня оставила коляску в прихожей и подошла к Любе:

— Ты что там делаешь? — Спросила она.

— Тише, говори шепотом, — произнесла Люба, — спускайся сюда, сейчас ты такое увидишь, что глаза на лоб полезут.

Аня осторожно спустилась в подпол.

— Ух ты, — сказала она , — ты тут устроила кукольный домик?

И тут девочка заметила гномов. Рот у Ани сам собой раскрылся от удивления. Вперед вышел самый старый гном.

— Ты, девочка, только не бойся. Мы добрые и никого не обидим.

— А я и не боюсь, — сказала Аня после длинной паузы, — так вы на самом деле существуете? Я думала, что Люба всё придумывает.

— Существуем, — согласился Александр, — и теперь нам нужна твоя помощь. У нас гном пропал один. Ушел в сторону твоего дома и пропал. Может, ты его видела?

— А как он выглядел? — Спросила Аня.

— Да кто его знает, — вмешалась Незабудка, — он всё время маскировался.

— Вчера он в красном платьице ходил в горошек, — вспомнила Люба.

При этих словах глаза Ани расширились, она словно бы что-то припомнила.

— На нём были розовые туфли? — Спросила она.

— Возможно , но откуда ты знаешь …

— И белая косынка?

— Да! Ты его видела!? — Обрадованно воскликнула Люба.

Аня, ни слова не говоря, вылезла из подпола.

— Куда это она? — Стали спрашивать гномы.

Девочка подошла к своей коляске и взяла из неё какой-то белый свёрток. С ним она опять спустилась к гномам.

Аня опустила сверток на землю и аккуратно развернула. Тут все увидели, что среди разных тряпочек лежит её новая «кукла» в розовом платье в белый горошек, в розовых туфлях и в белой косынке.

— Пряткин! — Ахнули все гномы разом.

Пряткин лежал неподвижно, с какой-то глупой, неестественной улыбкой на лице.

Александр подошёл к нему и присмотрелся.

— Пряткин, вставай, хватит притворяться.

— Девочка ещё здесь, — не шевеля губами произнёс Пряткин, — она догадается, что я не кукла.

— И так она уже догадалась, мы сами ей всё рассказали.

Улыбка мигом слетела с лица Пряткина.

— Как вы могли?! Я целый день притворялся куклой, чтобы нас не выдать, а вы вот так взяли и рассказали всё! Да вы знаете как трудно всё время улыбаться?

Он попытался встать, но тело так онемело, что Обжоркину пришлось хорошенько размять его, перед тем как Пряткин сумел сесть.

— Понимаешь, — сказал Александр, — мы очень переживали за тебя. Нам нужна была хоть какая-то помощь. Как вообще тебя угораздило так попасться.

— Да что переживать, — невозмутимо заметил Пряткин, — ночью я бы развязался и сам пришел. И что мне делать было? Как только я вышел на улицу, появилась она, — он указал пальцем на Аню.

— Я не знала, что ты — гном, — начала извиняться Аня, — ты так был похож на куколку.

— Конечно, девочка ни в чем не виновата, а ты, Пряткин, прекрасно маскируешься.

— Это да, — Пряткин снял косынку и рассмеялся тихим икающим смехом, — вот только лучше бы я лягушкой притворился.

— Ну, ты же говорил, что наряд куклы самый незаметный, не привлекает внимания, — хитро улыбнулся Александр.

— Да, да, да, — дружно подхватили смех гномы, — ещё и ярлычком хвастался. Вот и получил, что хотел.

— Да ладно вам, — смутился Пряткин, — я не так уж плохо провел время. Меня даже поили вишневым сиропом и пели колыбельные песни.

— Ну да, к тому же ты ещё кое что приобрел, — заметил Александр.

— Я? Что же?

— Аня, — обратился Александр к девочке, — а ты как назвала свою новую куклу?

— Ляля, — смущенно ответила Аня.

— Ну вот, у тебя теперь есть имя: Ляля Пряткин!

Тут уж расхохотались все, и неизвестно сколько бы продолжалось всеобщее веселье, если бы кот Васька не попытался утащить зеркало Обжоркина. Пришлось девочкам ловить и вытаскивать кота наружу. Прощаясь, гномы еще раз поблагодарили Аню за помощь, и особенно сильно благодарил сам Пряткин. Он решил, что больше не будет наряжаться куклой, а придумает что-нибудь получше.

Когда девочки выбрались из подпола, оказалось, что бабушка Маша уже вернулась. Она посадила девочек пить чай и достала из шкафа мед и варенье. Девчонки лакомились медом, вспоминая забавное происшествие и тихонько хихикая.

Глава 7. Коровы


С тех пор, как Аня узнала о существовании гномов, прошло несколько дней. В основном, это были тихие, спокойные деньки без особых приключений. Каждое утро Люба вставала и шла в огород, чтобы нарвать салату, щавеля и моркови на завтрак гномам. Гномы и сами могли бы это сделать, но они вырезали щавель квадратиками, что вызывало подозрения у Любиной бабушки. После завтрака гномы разбредались по своим делам, а Люба помогала бабушке в огороде. Как поняла Люба, гномы что-то искали по всей деревне, и руководил поиском сам Пряткин. Помогала ему Аня. Пряткин наряжался куклой, садился в детскую коляску, и Аня возила его по деревне, показывая местные достопримечательности. Люба несколько раз спрашивала гнома Александра, что же они ищут, и можно ли им чем-то помочь, но старый гном всё время увиливал от ответа.

Однажды утром Люба проснулась от странного шума раздававшегося из подпола. Гномы что-то кричали и громко спорили друг с другом. Люба даже стала беспокоиться, что бабушка может их услышать. Быстро встав с постели, Люба открыла подпол и заглянула вниз. Гномы были так возбуждены, что не заметили появления в своем жилище большой непричесанной головы.

— Хотим молока! — Кричали одни гномы. — Хватит кормить нас всякими листьями!

— Сыру хотим! — Кричали другие.

Среди гномов бегала Незабудка, которая пыталась успокоить разбушевавшихся товарищей:

— Овощи тоже очень полезные, — говорила она, — это самая нужная для организма еда!

— Ничего подобного, — перебил её врач Обжоркин, — по последним научным данным организму нужны также и белки, и жиры! А коровье молоко — это самая лучшая и питательная еда. Ещё бы хорошо котлет пожарить или гуляш сварить.

Он так аппетитно стал расписывать разные блюда, что у остальных гномов потекли слюни.

— Хотим молока! — Снова завопили все.

— Да где же нам молока взять? — Пыталась вразумить гномов Незабудка. — Здесь и коров не водится.

— Да что вы споите, — вмешалась в разговор Люба, — тут нет никаких трудностей.

Она вылезла из подпола, сбегала на кухню, налила там целый стакан холодного молока и вернулась к гномам. Когда она спускалась в подпол, ни один из гномов не произнёс ни слова. Все стояли, устремив взгляд на Любу, а точнее на стакан в её руке.

— Вот, — торжественно произнесла девочка и поставила стакан на полку, где размещалась кухня.

С минуту все молчали, потом Обжоркин произнес:

— И что это такое?

— Как что? Молоко, конечно.

Гномы стали недоверчиво перешептываться.

— Это не похоже на молоко, — заметил кто-то.

-Сейчас разберемся, — сказал Обжоркин, пододвинул стул к стакану, залез на него и зачерпнул кукольной кружкой белой жидкости, — какое густое и белое, — с сомнением в голосе произнес он.

Где-то с минуту гном набирался храбрости, потом отпил немного молока и закашлялся.

— Гадость-то какая! — Наконец смог произнести он. — Это как смазка для колёс или что-то ещё похуже.

— Это же молоко, — смутилась Люба, — самое хорошее в деревне, от соседской коровы.

Гномы снова загудели.

— Молоко не белое, оно, скорее, прозрачное, — объяснила Незабудка, — молоко дают коровы.

— Наверное, у вас другие коровы, — предположила Люба.

— Ерунда! — Опять подал голос Обжоркин. — Коровы везде одинаковые, просто вы не умеете их доить. Качество молока зависит от того, какое у коровы настроение. Я — врач, я это точно знаю.

Как раз в это время пришел гном Александр, и гомон гномов сразу стих. Старый гном был уже в курсе молочного бунта, поэтому сразу приступил к делу:

— Если ты такой большой специалист по коровам, — сказал он Обжоркину, — тогда тебе нужно сходить с Любой и самому раздобыть молока.

— Мне? — Удивился Обжоркин. — Но я же врач!

— А мы все тут не специалисты по сельскому хозяйству, — заметил Александр, — и как ты правильно только что сказал, тебе как врачу больше должно быть известно о животных, чем, например, специалисту по компьютерам.

Отступать Обжоркину было некуда.

— Хорошо, — нехотя согласился он, — но мне нужны помощники.

— Разумеется, — сказал Александр, — кто-то хочет помочь главному врачу раздобыть молока?

Все гномы сразу притихли.

— Я пойду, — вызвалась Незабудка, — я же ответственная за здоровое питание.

На этом и порешили, что после завтрака Незабудка и Обжоркин отправятся с Любой доить корову.

Как только Люба вылезла их подпола, на пороге послышались шаги бабушки, она вернулась из огорода.

— Проснулась уже? — Спросила она у внучки. — Пошли завтракать, каша уже сварилась.

Через минуту Люба была уже на кухне.

— Бабушка, а бывает коровье молоко прозрачным? — Спросила девочка после того, как съела целую тарелку овсяной каши.

— Ну, если только сильно его разбавить водой, — ответила бабушка, — в городе такое продают, а тут в деревне настоящее молоко, коровье.

— Где же мне тогда найти такое молоко? — Задумчиво произнесла Люба про себя.

— Вот еще удумала чего, — возмутилась бабушка, — вместо того, чтобы ерундой заниматься, лучше помоги мне улиток собирать. Спасения нет от них никакого, весь огород заполонили. От клубники скоро вообще ничего не останется.

После завтрака Люба быстренько сбегала к гномам и сообщила, что экспедиция за молоком откладывается до обеда, так как ей нужно помочь бабушке собирать улиток. Гномы немного расстроились, даже Обжоркин возмущался. Но делал это он только для вида, а так он был рад, что поход к коровам откладывается. Гномы разбрелись по своим делам, а Люба пошла в огород собирать улиток.

Днём улиток и слизней обычно не видно, потому что они прячутся от ярких лучей солнца в различных укрытиях: под листьями, камнями и в лужах около умывальника. Зная эту особенность, бабушка Маша специально раскладывала в огороде небольшие дощечки. Ночью улитки вовсю резвились в зарослях клубники, а когда вставало солнце, они прятались под этими деревянными дощечками, так как там всегда было темно и сыро. Утром бабушке оставалось только пройтись, перевернуть дощечки и собрать улиток в банку. Потом улиток относили на пруд. Так она делала каждый день, а после следующей ночи улитки снова появлялись в таком же, а то и в большем количестве.

Сегодня эту простую работу по сбору улиток с дощечек бабушка доверила внучке, а сама стала искать хитрых улиток, которые прятались в других укромных местах, неизвестных бабушке. Люба была рада такому разделению труда, так как собрать улиток из под дощечек можно было гораздо быстрее. Она бегала по огороду, переворачивала дощечки, быстро хватала недоумевающих улиток и складывала их в стеклянную банку. Не прошло и часа, как Люба обошла весь огород.

— Я всё собрала! — Крикнула она бабушке и побежала к калитке.

— Осторожней, — только и успела выкрикнуть бабушка, как Люба споткнулась о лежавшую на земле лопату.

Девочка удержалась на ногах, а вот банка с улитками вырвалась из рук, перевернулась и упала на землю, окатив девочку улиточным дождем.

— Ну ты и растяпа, — беззлобно заметила бабушка.

— Я всё сейчас соберу, — немного обиженным голосом ответила Люба.

Она стряхнула с себя улиток, снова собрала их в банку и уже осторожно понесла на пруд.

По дороге ей встретилась Аня. Она, как обычно, шла с Пряткиным на разведку.

— Привет, Люба, — пошли с нами гулять, — радостно предложила Аня.

Нужно сказать, что с Пряткиным ходить по деревне было не очень интересно, уж больно он был серьёзным и занудным, поэтому Ане хотелось бы побольше пообщаться с Любой.

— Я бы с радостью, но мы пойдем доить корову на большой луг.

Неожиданно из детской коляски высунулся Пряткин.

— А кто пойдет? — Спросил он с неподдельным интересом.

— Незабудка и Обжоркин, — ответила Люба.

— Это никуда не годится, Обжоркин все сливки себе заберет.

— Что? — Удивилась Люба. Она никак не могла себе представить, что и Пряткин тоже является большим любителем молока.

— Я говорю, без маскировки и шагу ступить нельзя, — поправил себя гном.

— А мне показалось, — заметила Аня, — что ты говорил про какие-то сливки.

Слова девочки задели гнома, он надулся, лег в коляску и притворился куклой.

— Подождите меня тут минут пять, я только улиток на пруд отнесу, а потом с гномами мы к вам присоединимся.

Пока Аня гуляла вдоль своего дома с коляской, Люба сбегала на пруд, вернулась, надела через плечо свою вязаную сумку, в которой её уже ждали Обжоркин и Незабудка, и не спеша пошла на улицу.

— Ты гулять? — Крикнула ей бабушка из огорода.

— Да, с Аней, — честно ответила Люба.

— Долго не пропадайте, я сегодня пироги буду делать.

— Хорошо!

Проходя мимо калитки, Люба сорвала пару морковок для коровы. Аня ждала её у дороги. Взявшись за руки, девочки зашагали к большому лугу.

— Как ты там справляешься? — Деловито поинтересовалась Аня.

— Да нормально, только сегодня бунт молочный устроили, молока хотят, а из холодильника не нравится.

— А мы всё катаемся, всё ищем чего — то. А что ищем, не говорит, — обиженно произнесла Аня, указывая на Пряткина.

— Мы не может, — отозвался гном из коляски.

— Нам Александр запретил, — пропищала Незабудка из Любиной сумки.

— Вот ещё, секреты какие-то, — возмутилась Люба,- я то думала, что вы хоть что-то о себе расскажете, а вы всё скрываете, что-то ищите, а мы вам даже помочь не можем.

Тут из кустов выбежал кот Васька. Он пошел позади девочек, хищно глядя на Любину сумку.

— Понимаете, — сказал Пряткин, — у нас тут спасательная экспедиция, но наш руководитель, Александр, сказал, что не нужно затруднять девочек нашими проблемами.

— Вы и так много для нас делаете, — пропищала Незабудка из сумки, — а в нашем деле вы всё равно ничем помочь не сможете.

Люба молчала. Она понимала, что если гномов не распрашивать, они сами вот-вот проболтаются. Но тут не вытерпела Аня.

— Спасательная экспедиция?! Здорово! А кого вы спасаете? Тоже гномов?

— Так, больше никаких вопросов, — отрезал Прятки, и разговор прекратился, не начавшись.

А Обжоркин недовольно проворчал из сумки:

— Я всё расскажу Александру.

Какое-то время шли молча. Кот не отставал, видимо тоже хотел коровьего молока. Вскоре девочки спустились к лугу, где паслась одна единственная корова. Дело в том, что все деревенские коровы паслись в одном стаде, но только не эта. Это была корова Аниной бабушки. Как и сама бабушка, корова эта была умная и хитрая. Звали корову — Чудище и вот почему. Когда она гуляла в стаде, то всё время норовила потихоньку сбежать и пролезть к кому-нибудь в огород. Уж очень сильно она любила морковку, капусту и другие овощи. Жители деревни всё время жаловались на корову, на что Анина бабушка отвечала:

— Это же животное, ему не объяснишь, что по огородам лазить нельзя. Вы пастухам жалуйтесь.

Кончилось тем, что пастухи отказались брать корову Чудище в стадо, и стали её привязывать на лугу к большому столбу длинной веревкой, к немалому огорчению самой коровы.

Зато эту корову очень любили дети, и она их тоже. Корова быстро поняла, что если дать себя погладить или замычать, когда просят, то можно и не бегать по огородам, так как морковку и капусту дети сами принесут, лишь бы посмотреть на очередной коровий номер. Вот и сейчас, как только корова заметила спускавшихся к ней с пригорка девочек, она приветливо помахала им хвостом.

Первым делом Люба дала корове морковку, а Аня погладила её по носу.

— Мы приехали, — сказала Люба гномам, — вас куда высадить?

— Как можно ближе к коровам, — пробурчал из сумки Обжоркин, — чтобы нам далеко не ходить.

Люба осторожно достала из сумки Обжоркина и Незабудку и поставила их на спину коровы. Аня посадила туда же и Пряткина.

— Вот корова, — сказа Люба, — ближе уже некуда.

Обжоркин встал на ноги и огляделся.

— Где же? — произнес он недоуменно.

Незабудка, стоя на коленях, разглаживала шерсть на коровьей спине.

— Какая странная трава, — произнесла она задумчиво.

— Это не трава, — деловито заявил Пряткин, — это шерсть, только я не знал, что она вот так на земле может расти.

— Ну где же ваши коровы? — Обиженно произнес Обжоркин. — Долго ещё нам их ждать?

Люба догадалась, что гномы не замечают коровы. Чтобы им лучше было видно, она достала ещё одну морковку. Корова развернула шею и вытянула длинный язык, чтобы взять угощение.

Гномы как раз смотрели на морковку, как вдруг из-за волосатой горы показалась огромная голова с гигантскими рогами. А из головы высовывался длиннющий язык, который был раз в пять больше любого из гномов. И этот язык тянулся к ним. Дальше началось что-то невообразимое: Незабудка просто завизжала тоненьким голоском, который стал похож на писк комара, Обжоркин упал в обморок, а смелый Пряткин кинулся навстречу коровьему языку со словами:

— Спасайтесь, девочки, и уносите гномов, а я отвлеку это чудовище! Бегите же! — Крикнул он еще раз и недоуменно посмотрел на подружек.

Они стояли совершенно спокойно и, казалось, не понимали, что тут происходит. Корова тем временем взяла морковку и отвернула голову.

— Хорошая, молодец,- Аня погладила свою корову по носу.

Незабудка перестала визжать.

— Вы что, её не боитесь? — Поинтересовался Пряткин срывающимся голосом.

— А чего её бояться, — усмехнулась Аня, — это же наша корова. Чудище её зовут, а не чудовище вовсе.

— Корова? Это и есть корова?

— Да, это корова, — подтвердила Люба.- Я в книжке точно таких же видела.

— Нам таких коров не надо, — дрожащим голосом заявил Пряткин.

— Наши коровки маленькие, хорошенькие, а это просто чудовище какое-то.

Корова словно бы поняла сказанные слова, повернула голову и посмотрела на странных гостей на её спине.

— Нет, нет, не чудовище, — поспешила исправиться Незабудка, — тоже, тоже симпатичная корова, но совсем не маленькая.

— Что же, — вздохнула Люба, — других коров у нас нет, пойдемте домой.

Люба бережно положила Обжоркина, который ещё не пришел в себя, в карман платья. Пряткин залез в кукольную коляску, к нему же присоединилась и Незабудка, ей было страшно ехать домой в сумке одной.

— А как ваши коровы выглядят? — Спросила Аня у гномов, как только они отправились в обратный путь.

— Они небольшие, — задумчиво произнес Пряткин, — меньше гнома, симпатичные.

— У них нет огромных страшных языков и рогов.

— Рога у них есть, — не согласился Пряткин, — только маленькие.

— Это не рога, а рожки, — сказала Незабудка.

— Не вижу никакой разницы.

— Эх и за что нам такие мучения, -вздохнула Незабудка, — и зачем мы только сюда приехали?

— Как зачем, чтобы Профессора найти, — недовольно проворчал Пряткин.

— Да нет, я имею в виду, зачем мы пошли коров доить?

— Профессора? — Люба живо ухватилась за слова Пряткина. — Какого Профессора вы ищите?

— Мы? — Гном смутился и даже покраснел. — Мы никого не ищем. Тебе показалось, девочка.

Люба сердито уставилась на гнома.

— Я тоже что-то такое слышала, — заметила Аня, — так что нам не показалось.

— Да нет .., — начал было Пряткин, но Незабудка его перебила:

— Ладно уж,- сказала она, — коль проболтался, рассказывай всё.

— Я не проболтался! — Вскипел Пряткин.

— Мы ищем одного гнома, — сказала Незабудка, — он был ученым и исследователем. Звали его, если перевести на ваш язык, Профессор.

— Это же не имя, — возразила Люба.

— У гномов все имена отражают его работу или увлечение, если они только себе другое не придумают, — пояснил Пряткин.

— Так вот, — продолжала Незабудка, — давным давно Профессор прилетел сюда на своем корабле, чтобы изучать людей. Он был великим ученым, исследователем и путешественником. Он устроил себе базу где-то около вашей деревни, а потом исчез.

— Прилетел? Так значит гномы прилетели из космоса! — Воскликнула Люба. — Я так и думала!

— Тише! — Прошипел Пряткин. — Незачем так кричать. Достаточно того, что один гном пропал. Не надо подвергать ещё и экспедицию опасности.

— Мы очень опасаемся, — что он попал в руки людям, что его держат в плену. Поэтому мы и сами прячемся и не идем с людьми на контакт.

— Да нигде его не держат, просто его сожрал какой-нибудь зверь, — совсем не оптимистично заметил Пряткин, — и зря мы его тут ищем. Ничего мы не найдем, если только он сам нам на голову не свалится.

В это самое время кот Васька, который поджидал их у обочины дороги, сделал большой прыжок и приземлился прямо в детскую коляску.

— Караул! — Закричала Незабудка.

— Я же говорил, — обрадованно закричал Пряткин, — вот он, небось, и сожрал нашего Профессора! Сейчас он и нас сожрёт!

Но кот не собирался нападать на гномов, он лишь пристально смотрел на Пряткина, словно хотел что-то сказать.

— Иди сюда, киса, — Аня взяла сопротивляющегося кота и вынула его из коляски, — не бойтесь, он часто сюда залезает. Мы так играем.

— Идёмте скорее уже домой, — взмолилась Незабудка, — мне на сегодня приключений достаточно.

Но не успели они тронуться в путь, как из кармана Любы, где лежал бесчувственный Обжоркин, раздался крик:

— Коровы, коровы, коровы!

— Успокойся ты, — проворчал Пряткин товарищу, — никаких коров тут нет, мы уже ушли.

— Да нет, вы не поняли меня, — кричал Обжоркин, — тут коровы, я нашел их!

Аня и Люба вопросительно посмотрели на Пряткина и Незабудку. Ворчливый гном покрутил пальцем у виска, а Незабудка только развела руками. Люба очень осторожно зачерпнула в кармане рукой, аккуратно вынула Обжоркина и посадила его в детскую коляску. Обжоркин был ещё бледен, но на лице его сияла улыбка. В руках он держал двух улиток, которые пытались побыстрее уползти от него.

— Смотрите, что я нашел! — Торжествующе заявил гном.

— Действительно, коровы, — согласилась Незабудка, — несколько маловаты, но настоящие коровы.

— Где ты их откопал? — Удивился Пряткин.

— В кармане, там ещё есть. Я как очнулся, осмотрелся, а кругом коровы.

— Погодите, — недоумевающе встряла в их радостный разговор Люба, — какие коровы? Это же обыкновенные улитки. Они случайно в карман попали, когда я их просыпала по дороге на пруд.

— Да это они так играют, будто это коровы, — предположила Аня.

— И вовсе не играем, — обиделся Обжоркин, — это настоящие коровы, только дикие, поэтому и несколько мельче наших коров.

— Вы улиток называете коровами? — Удивилась Люба.

— Нет, — возмутился Пряткин, — это вы коров называете улитками. А это настоящие гномьи коровы. Они дают молоко, мясо и панцирь для изготовления мебели и других необходимых гномам предметов.

— Вот это да, — рассмеялась Аня, — понимаю, почему вы так удивились, увидев нашу корову. Она совсем непохожа на улитку.

Гномы тоже рассмеялись.

— Ты говоришь, в кармане ещё коровы есть? — Поинтересовался Пряткин.

— Есть, штуки три или четыре ещё.

— Люба, — обратился Пряткин к девочке, — а можно мы будем периодически залезать в твой карман, чтобы забрать оттуда коров?

— В карман? Да в кармане они не живу, — улыбнулась Люба наивности гномов, — они в огороде живут, их видимо-невидимо. И можете забирать их хоть всех. Бабушка борется с ними, борется, но никак извести не может.

Услышав такое, гномы дружно закричали: «Ура!», но тут же притихли, чтобы не нарушать конспирации.

На базе гномов встречали как победителей. Им аплодировали, кричали приветственные слова, поздравляли. Гном Александр вынес всем гномам, участвовавшим в походе за коровами, благодарность и конечно же поблагодарил девочек, помогавших им.

Остаток дня гномы занимались сбором коров в бабушкином огороде, а Люба с Аней читали сказки, сидя на крыльце дома, и ели испеченные бабушкой пироги. Кот Васька лежал рядом с ними и тоже слушал сказки.

Глава 8. В поисках


Несколько дней подряд Люба занималась своими обычными делами и ничего не спрашивала у гномов про пропавшего профессора. Они с Аней договорились, что если сами гномы не хотят пока говорить, то и они не станут у них ничего выспрашивать. Кроме того, девочки не хотели выдавать Пряткина и Незабудку, которые случайно выболтали им тайну своего прилета. Но узнать больше, разумеется, Любе очень хотелось, поэтому она выбрала другую тактику. Она вела себя так, словно совсем потеряла интерес к гномам и не приставала к ним с вопросами. Гномы, разумеется, заметили изменения в поведении Любы, и многие смущенно отводили глаза при встрече с девочкой. Особенно по этому поводу переживала Незабудка.

— Понимаешь, — говорила она, когда они с Любой оставались наедине, — я бы с радостью тебе всё рассказала, но я не могу нарушить указание Александра. Он же мой начальник.

И вот, в один прекрасный день, как раз когда Люба с Аней читали сказки, сидя на лавочке среди малины, из соседнего куста вышел гном Александр.

— Здравствуй, Люба, привет, Аня.- Поздоровался он.

— Добрый день, — холодно ответила Люба.

— Привет, привет, — нехотя поздоровалась Аня.

Воцарилась минутная пауза. Гном, видимо, не знал с чего начать разговор.

— Понимаете, — заговорил он, наконец, — я всё понимаю.

Аня посмотрела на него недоуменно, а Люба произнесла:

— Мы тоже понимаем, что ты понимаешь.

— Погодите, — встряла Аня, которая не любила пространных разговором, — кто что понимает? Я вот ничего не понимаю!

— Это гном так говорит, — объяснила Люба, нарочито обращаясь только в Ане, — что мы еще маленькие, чтобы знать зачем они сюда прилетели, а то что мы тут устроили для них дом — это всё не считается.

— Считается, считается, — запротестовал Александр, — вы очень здорово нам помогаете. Мы не хотели просто взваливать на ваши хрупкие плечи ещё и наши проблемы.

Аня посмотрела на свои плечи, а потом на плечи гнома.

— Мои плечи больше твоих, — логично вывела она.

— Ну, хорошо, хорошо, — сдался, наконец, Александр, — я вам всё расскажу.

Девочки затаили дыхание. Они так боялись спугнуть гнома, что когда позади Александра из кустов выглянула кошачья морда кота Васьки, Люба даже и не пошевелилась. Кот, впрочем, вел себя абсолютно спокойно. Видимо, он решил прилечь в тени куста малины, чтобы отдохнуть от дневного зноя.

-Ладно, — начал Александр, — мы прилетели сюда недавно, и в самый первый день прилета Люба спасла меня от страшного хищника в лесу, так что она имеет полное право знать цель нашего путешествия.

— От страшного хищника? — Испуганно переспросила Аня, недоверчиво взглянув в сторону леса.

— От кота Васьки, — успокоила её Люба.

— У нас здесь что-то вроде спасательной экспедиции,- продолжил гном. — Дело в том, что давным-давно, примерно шестьдесят лет назад, один знаменитый гном, ученый, исследователь и путешественник, отправился в космос на на новом космическом корабле, чтобы найти прародину гномов, которую, как ему казалось, он отыскал, читая старинные книги в большой гномьей библиотеке.

— Так вы — инопланетяне? — Снова изумилась Аня, за что Люба бросила на неё сердитый взгляд. Ей не хотелось перебивать гнома во время его рассказа.

— В какой-то мере — да.

— А как звали того гнома? — Не унималась Аня.

— У гномов имена отражают их профессию. Полное имя того гнома очень длинное и почетное. У нас каждому человеку при рождении дается простое имя, причем всем одинаковое. Мы называемся просто: «Гном». Со временем гном растет, чему-то учится, добивается успехов в каком-то деле, и его имя меняется. Оно начинает отражать его профессию: повар, учитель, художник. И чем больше достижений у гнома в своей профессии, тем длиннее у него имя. Например, если гнома звали просто «повар», то со временем его могут называть «повар лучший морских моллюсков готовящий», если перевести на ваш язык. А имя того ученого-путешественника было таким большим, что представляло собой целую книгу. Но можно называть его просто — Профессор, если перевести на ваш язык. Так вот, отправился Профессор на новом космическом корабле, который он сам и придумал, в далёкий космос. Где он только не побывал, и ото всюду слал на свою родную планету сообщения. Писал он, что близок уже к разгадке и вот-вот найдет родину гномов, откуда все гномы появились, как вдруг связь с ним пропала. Ждали мы месяц, два, нет от Профессора никаких вестей. Стали гномы вычислять, где он в последний раз передавал сообщение и оказалось, что это было как раз на вашей планете. Направили тогда гномы все свои радары и телескопы на планету Земля и стали слушать, но услышали только шум и грохот: тогда у вас война большая была. Испугались мы тогда, что погиб наш Профессор, попав на дикую планету к злобным существам, и уже было отчаялись, как вдруг получили сигнал с Земли. Сигнал не с самого корабля, и не от Профессора, а всего лишь с маленького разведывательного спутника, который использовался, чтобы передавать сигналы на родную планету. Спутник взлетел высоко в небо, связался с планетой гномов и показал как выглядит сверху место, где приземлился корабль, а также он успел передать, что сам Профессор жив и здоров и живет у девочки Маши.

— И что же это было за место? — Не выдержала Люба

— Спутник показал вид на вашу деревню.

— А где именно?

— Этого мы не успели понять, — вздохнул гном, — через секунду после передачи спутник исчез. Сначала мы думали, что его сбили вражеские самолёты, но, учитывая то, что размером он был не больше мухи, скорее всего его съела какая-нибудь птичка.

— А что же вы так долго не прилетали? — Поинтересовалась Аня после минутной паузы. — Война-то давным-давно закончилась.

— Мы сразу организовали спасательную экспедицию, — возмутился гном, — но лететь на вашу планету очень долго. А прилетев, мы еще месяц кружили в космосе, выжидая удобный случай для приземления. Ведь не известно, что случилось с первым кораблём. Мы тоже не хотели попасть в какую-нибудь ловушку.

— Вот это история, — тихо произнесла Люба, как только гном закончил свой рассказ, — теперь понятно, почему вы ото всех прячетесь. Но, почему же вы сразу не рассказали мне всё?

— А чем ты могла бы нам помочь? Ты и так много сделала для нашей экспедиции, и мы не хотели тебя еще больше утруждать. Мы облазили всю деревню и даже окрестный лес, но нигде не нашли ни Профессора, ни каких-то следов его пребывания. Наверное, мы ошиблись.

— И что вы теперь будете делать? — Спросила Аня

— Скрее всего, — вздохнул Александр, — мы отправимся обратно ни с чем.

— И когда?

— Завтра, утром, перед рассветом, — заявил гном, вставая.

— Нет, погодите, — остановила его Люба, — вы не должны так быстро сдаваться.

— А что нам еще можно сделать? Мы всё перепробовали и нам остается только что сидеть и ждать чуда. Но, к сожалению, Профессор сам к нам не придет и не скажет, вот мол я.

Тут кот Васька, которому надоело лежать под кустом, потянулся, выгнул спину и, подойдя поближе к Любе, громко мяукнул.

— Да еще хищники тут ходят всякие, — насторожился гном, — я не могу подвергать всех такой опасности.

Люба взяла кота на руки:

— Он никого не тронет. А я могла бы вам помочь, дайте мне только время.

— Я понимаю твои чувства, — печально улыбнулся гном, — тебе хочется нам помочь, но чем может помочь маленькая девочка целой экспедиции ученых?

— Я не маленькая! — Вскипела вдруг Аня.

— Это он про меня говорит, — пояснила ей Люба. — Послушайте, дайте мне хотя бы три дня, и я постараюсь что-нибудь узнать о вашем Профессоре.

— Спасибо, конечно, — неуверенно произнес Александр, — но что ты можешь узнать такого, чего не могли бы узнать мы?

— Мы многое умеем, чего не могут гномы, — поспешно заявила Люба, пытаясь удержать вырывающегося из рук кота.

— Ну и что же? — Недоверчиво спросил гном.

Люба растерялась. Поначалу кажется очевидным, что большой человек имеет множество преимуществ по сравнению с маленьким гномиком, но если попытаться назвать хоть одно из их, то в голову ничего сразу и не приходит.

Неожиданно на помощь подруге пришла Аня:

— Мы можем разговаривать с другими людьми, а вы — нет! — Заявила она.

— Это, действительно, преимущество, — согласился гном. — Хорошо, мы можем подождать еще день, максимум — два. Потом просто будут очень неудобные условия для отлёта. Но сомневаюсь я, что у вас что-то получится. А сейчас прошу меня извинить, мне пора готовить экспедицию к отлету.

Гном встал, развернулся и направился к дому. Девочки остались одни.

— Ну, и где мы будем искать этого Профессора? — Спросила Люба, выпуская кота из рук.

Аня пожала плечами:

— Не знаю, давай у бабушки спросим.

— А ведь и верно!- На Любу словно снизошло озарение. — Наши бабушки как раз были маленькими девочками 60 лет назад, они должны что-то знать. С какой бабушки начнем?

— С твоей, конечно, — заявила Аня.

— Почему это?

— Да потому, что твою бабушку зовут Машей. А по словам гнома, Профессор жил у девочки Маши.

Люба была поражена до глубины души таким неожиданным открытием. Конечно, как же она сама об этом не догадалась! Ведь всё совпадает: и имя, и возраст. Нужно было срочно переговорить с бабушкой, но только где она сейчас? Люба была готова уже броситься на поиски, как бабушка сама дала о себе знать. Она выглянула из окна и позвала девочек обедать.

Обедали молча. Люба не знала как начать разговор, а Аня стеснялась что-то спросить, ведь это была не её бабушка. Когда обед закончился, Аню позвали домой, и Люба осталась с бабушкой наедине. Наконец, бабушка Маша закончила хлопотать на кухне и присела за стол, попить вместе с Любой чаю. Девочке показалось, что это самый удобный момент для начала разговора. Она налила бабушке чая в большой бокал, достала конфетки из буфета и, пододвинув бокал к бабушке, как бы невзначай спросила:

— Бабуль, а когда ты была маленькая, у тебя дома водились какие-нибудь крошечные человечки?

Бабушка Маша чуть не подавилась, услышав такое. Она пристально взглянула на Любу, затем потрогала её лоб своей шершавой холодной рукой.

— Тебе надо меньше бывать на солнце, — сказала она, отпивая чай, — , ничего такого у меня дома не водилось.

— Ну, может, ты немного подзабыла. Может, было что-то такое необычное и ма-а-а-ленькое.

— Эх, — вздохнула бабушка, вспоминая своё детство, — маленького полно чего было, но только всё обычное: тараканы, клопы, блохи. Тогда война была, время тяжелое было. Ни поесть нормально, ни помыться. Папа мой на фронте был, мама работала с утра до ночи. Я одна росла.

— Жаль, — вздохнула Люба, — она поняла, что пропавший гном у бабушки Маши точно не жил, иначе бы она запомнила. — А может, домовые какие или там кикиморы? — С надеждой в голосе произнесла девочка.

— Да что ты, — усмехнулась бабушка, беря еще одну конфетку, — это всё сказки. Никаких домовых не бывает.

— Конечно, сказки, — согласилась Люба, — но, может, тебе подружки что-то рассказывали такое?

— В детстве? Нет, никто ничего такого не рассказывал. Да и мало у меня тогда друзей было. В этой части деревни из детей я одна была, а далеко ходить мне мать не разрешала. Так что днем я больше хозяйством занималась: кормила кур, козу, а по вечерам, пока мама не пришла с работы, я с котом играла.

— Значит, ничего необычного?

— Да, ничего необычного, хотя кот у меня был замечательный; ласковый такой и умный. Я играла, будто он всё понимает и умеет со мной разговаривать.

— Как же это? — Заинтересовалась Люба.

— Ну, как — скучно мне было одной по вечерам сидеть, а мама заставляла меня учиться читать и писать. Я брала книжку, садилась у печки и читала по складам сказки коту. А он ложился мне на колени и слушал. И если я хорошо читала, он мурлыкал, а если мне надоедало читать и я начинала что-то сама придумывать, он слегка выпускал когти, и я снова начинала честно читать, ничего не выдумывая. Кот, конечно, читать не умел, но, видимо, он чувствовал, когда я пыталась его обмануть. А еще мы с ним играли в шашки.

— В шашки? С котом?

— Ну, конечно, не с самим котом. Я сама с собой играла, но представляла, будто с котом играю. У моего папы были шашки, и до войны мы с ним играли вместе. А потом я доставала шашки, расставляла на доске, а кот ложился рядом. И я играла. Ходила сама, а потом ходил кот. Вернее, он смотрел на какую-то шашку, и я ей ходила. И знаешь, по большей части он выигрывал, — бабушка рассмеялась.

Люба тоже рассмеялась, но на душе у неё было грустно. Она не знала, что её бабушка в детстве была такой несчастной. Росла без папы и маму редко видела, и только кот был её единственным другом. Раньше Люба считала, что ей не повезло с родителями, которые всё время заняты на своей работе, но теперь она поняла, что ей еще очень хорошо, так как она может в любое время позвонить маме и папе, поговорить с ними. А по выходным они вместе ходят в кино или в парк. А вот бабушка ничего этого не видела.

— Ну ладно, пора мне огурцы поливать, что-то я рассиделась тут, — сказала бабушка Маша и, встав, направилась в огород.

— Я помогу тебе, — поспешила за ней Люба.

Огурцы в этом году должны были уродиться: разрослись они хорошо, много было цветов. Люба носила ведрами воду из бочки, а бабушка поливала огурцы маленьким ковшиком. Вообще-то, поливка огурцов не такое уж веселое занятие для маленькой девочки, поэтому, таская воду, Люба обычно размышляла о чем-нибудь своем: вспоминала прочитанную книжку, думала о планах на завтрашний день или просто фантазировала, представляя себя то сказочной принцессой, то бабой ягой. Да, бывают и такие фантазии. Правда, на этот раз она не могла ни о чем таком думать, так как все мысли её были поглощены отлетом гномов. За две недели она успела так привыкнуть к этим маленьким человечкам, что она и представить не могла, что они вот так возьмут и уйдут. Конечно, Люба понимала, что гномы не всегда будут жить у неё в подполе, что они когда-нибудь отправятся домой, но она не думала что это произойдет так скоро. Даже лето еще не кончилось.

— Ты что такая задумчивая сегодня? — Спросила бабушка у внучки, как только та принесла очередное ведро воды. — Случилось что-нибудь?

— Нет, ничего, — ответила Люба, — просто задумалась.

Подул легкий ветерок. Солнце медленно спускалось к горизонту. Приближался вечер. Дневной зной уступал место вечерней прохладе, и деревенские обитатели, которые не очень любили жару, стали вылезать из своих укрытий. Вылезла из конуры соседская собака, Бобик, и стала усердно вычесывать из своей шерсти блох, зажужжали пчелы, на забор влезла соседская рыжая кошка.

— Бабушка, а ты Ваську нашего не видела? — Поинтересовалась Люба.

— Часа два назад видела. Он, вроде, на пруд пошел.

— Странно, — произнесла девочка, — все кошки в жару прячутся в тени, а он на пруд купаться ходит.

— Много чего странного бывает, — но они все были такие.

— Кто все? — Не поняла Люба

— Коты, что у меня жили.

— А ты помнишь нашего Ваську, когда он был маленьким? — Сама не зная зачем спросила Люба.

Бабушка Маша перестала поливать огурцы, выпрямилась, с кряхтеньем разогнув спину, и задумалась.

— А знаешь, — промолвила она минуту спустя, — не могу вспомнить.

— Или его родителей.

— Нет, не могу, странно даже самой, — старушка усмехнулась, — мне кажется, котята у меня никогда не жили.

— Как же так? Такого быть не может, — возразила Люба.

— Может, — махнула рукой бабушка, — Васька же не всё время у меня живет. Он то приходит, то уходит. Бывает, по полгода его не вижу. А через полгода, может, и не он уже ко мне возвращается, а какой другой кот. Он, наверное, ко мне только кормиться ходит, а семья у него где-нибудь еще. Помню, у нас в деревне белая кошка как-то жила с черным хвостом, так её своей аж в пяти домах считали.

Тут бабушка снова выпрямилась и посмотрела в сторону улицы, прищурив глаза.

— А вон и твой Васька. Я же говорила, что он купаться ходил.

Люба посмотрела в сторону, куда указывала бабушка, и увидела Аню, которая несла что-то в руках. На первый взгляд это был комок водорослей вперемешку с грязью, но, приглядевшись, Люба поняла, что это кот Васька. Девочка бросилась бегом навстречу к подружке.

— Люба, — закричала Аня ещё издали, — я такое видела, такое! Идём скорее! Я тебе всё расскажу.

Люба взяла ведро воды и тряпку. Усевшись у крыльца, девочки принялись отмывать несчастное животное. Кот совсем не сопротивлялся, а Аня тем временем рассказывала:

— Представляешь, сегодня такая сильная жара была, уже несколько дней так жарко, и пруд наш наполовину высох, только посередине немного воды осталось.

— И что,- нетерпеливо перебила подругу Люба.

— Сегодня, как обычно, водяной булькал, как раз посередине. И Васька ваш снова нырял.
Но это он не из-за жары так делает.

— Почему ты так считаешь? — Люба недоуменно уставилась на подругу

— Потому, что он не плавал, а копал! Я только сегодня это поняла. Когда воды мало, то хорошо всё видно было, до самого дна. Он нырнул и стал копать посередине ил и грязь. Потом уж я ничего не увидела, когда он всю воду замутил, а до этого я точно видела. Вот почему он всегда такой грязный приходит. Он что-то в пруду откапывает. Что-то на дне.

— Откапывает? Но почему только в жару? — Спросила Люба и тут же сама нашла ответ на свой вопрос. Но первой сказала Аня:

— Потому что в жару пруд больше пересыхает, и проще до дна доплыть. Наверное, там на дне какая-то рыба прячется в иле. Вот Васька её и пытается откопать.

Девочки изумленно уставились на кота. Кот, в свою очередь, уставился на них, словно хотел тем самым сказать, что большей ерунды он за всю свою жизнь и не слыхивал.

Мысли завертелись у Любы в голове с огромной скоростью. Мысли были настолько необычными и странными, что, казалось, вот-вот в голове прояснится, и найдутся ответы сразу на все вопросы. Но окончательно эти запутанные мысли никак не хотели завязываться в один узелок. А тут еще Анина бабушка позвала внучку домой, ужинать. Аня попрощалась до завтра и пошла домой к неописуемой радости кота Васьки. Дело в том, что после такого купания и мытья Аня всё время причесывала кота. Тот, как ни странно, мыться любил, любил когда с него смывали грязь и водоросли, любил когда его потом сушили, вытирая старой тряпкой как полотенцем, но он не выносил, когда Аня его причесывала расческой. Очень он этого не любил, но терпел. Терпел, видимо, из уважения и чувства благодарности, ведь самому ему пришлось бы всю грязь эту языком вылизывать, что, должно быть, не очень приятно.

Вскоре и Любина бабушка позвала внучку на ужин. Заодно на кухню пришел и кот Васька. Ему досталось блюдце прокисшего молока и остатки каши. Ели молча. После ужина бабушка направилась к подружке, смотреть телевизор. Васька ушел по своим кошачьим делам. Люба, воспользовавшись моментом, спустилась к гномам.

В подполе вовсю шла подготовка к отлёту. Люба даже сразу не признала свой подпол. Одни гномы сворачивали оборудование и складывали его в большие кучи, другие таскали из огорода еду, видимо хотели сделать запас из натуральной пищи перед долгим путешествием. Пряткин спорил с Обжоркиным по поводу того, как лучше упаковывать компьютеры-кубики. Александр всеми руководил. Все суетились так, что никто не заметил спустившуюся к ним Любу.

Девочка откашлялась. На секунду все взглянули на неё, но потом опять продолжили свои дела. Александр отвлекся от своей работы и подошел к девочке.

— Мы сегодня ночью улетаем. Я честно хотел еще продлить экспедицию на пару дней, но все взбунтовались, домой хотят. Устали жить в подполье.

— Что же, хорошо, — холодно ответила Люба, — счастливо вам добраться до дома.

— Не обижайся, мы действительно должны уже лететь.

— Ладно, ладно, — сказала девочка, поднимаясь вверх по лестнице, — не хотела вас отвлекать. Думала, что вы заинтересуетесь кое-чем.

— Нам пора, — с горечью в голосе произнесла Незабудка, присоединившись к разговору.

— Хорошо-хорошо, — наиграно вежливо произнесла Люба. — Просто я подумала, вам будет интересно. Я просто нашла вашего Профессора.

Глава 9. Профессор


Ночью Люба долго не могла заснуть. Она лежала на кровати и прислушивалась к шепоту из-под пола. После того, как она заявила гномам, что нашла их пропавшего Профессора, она им больше ничего не сообщила, а лишь обещала завтра обо всем подробно рассказать. Новость, конечно, произвела на гномов большое впечатления, но на всех разное. Кто-то застыл в изумлении, кто-то недоверчиво усмехнулся. А вот Александр был поражен и обеспокоен. Ему казалось, что Люба хитрит, чтобы подольше задержать их отлет. Но Люба не хитрила, но и полной уверенности в своих догадках у нее тоже не было. Именно поэтому она не стала сразу говорить о своих предположениях, чтобы её не высмеяли, а договорилась встретиться и обсудить с гномами всё с самого утра. Как раз бабушка отправлялась по своим делам в другой конец деревни, и можно было спокойно поговорить, не боясь нарушить конспирацию.


Когда Люба утром проснулась, внизу царила полная тишина. Поначалу девочке показалось, что гномы ушли, но, заглянув в подпол, она заметила, что маленькие человечки на месте, причём все. Они соорудили из подручных материалов что-то вроде амфитеатра и сидели на своих местах в ожидании прихода Любы. Александр, Пряткин, Незабудка и Обжоркин сидели за большим столом по центру и вопросительно смотрели на девочку. Любе даже стало неловко, что она сунула ещё не умытую и непричёсанную голову в такое важное и значительное собрание гномов.

— Доброе утро, хорошо ли спалось? — Язвительно спросил Обжоркин.

— Мы все ждем твоего выступления, Люба, — деловито произнес Александр.

— Да-да, я только вот умоюсь. Я быстро!

Девочка закрыла вход в подпол и первым делом выскочила на улицу, даже не переодев пижаму. На улице её уже ждала Аня, с которой была условлена встреча.

— Привет, — быстро произнесла Люба, — ну, где он?

— Привет, привет, — поздоровалась Аня, — никак не найду. Шляется где-то всё ещё. А ты что, только проснулась?

— С чего ты взяла?

— Да ты в пижаме и не причесана ещё.

— Это всё ерунда. Найди его как можно скорее. Уже все собрались и ждут.

— Легко сказать,- возмутилась Аня, — я все его излюбленные места просмотрела.

— Хорошо,- я побегу пока к гномам, потяну время, а то они уйдут. А ты постарайся, пожалуйста, его отыскать.

— Ладно, — вздохнула Аня, — достала из кармана сосиску и пошла, размахивая ею, вдоль деревни.

Люба вернулась к себе в комнату. Она нарочно переодевалась и умывалась дольше обычного, потом долго завтракала, глядя в окно, не появится ли её подружка. Наконец, настал момент, когда дольше тянуть время было бы просто неприлично. Люба спустилась в подпол к гномам. Она слышала, как они недовольно ропщут внизу. Люба слезла вниз и села на коленки в самом центра амфитеатра.

— Ну что, мы все тебя внимательно слушаем, — произнёс Александр, и воцарилась полная тишина.

Люба помолчала с минуту, собираясь с мыслями. Ей еще не приходилось выступать перед столь большой аудиторией. Наконец, она начала:

— Дело в том, дело в том, что я давно живу в этой деревне и знаю про неё почти всё. А ещё больше знает моя бабушка, поскольку она тут с малых лет живет. Она много рассказывала мне интересных и необычных случаев, которые тут происходили с ней и её знакомыми. Сами эти случаи не казались ей чем-то необычным, но на мой взгляд они заслуживают внимания.

— Это всё хорошо, но давай ближе к делу, — недовольно перебил её Пряткин.

— Хорошо, — продолжила Люба, — только не перебивайте меня и выслушайте до конца. Начнем со времени прилета вашего Профессора в нашу деревню. Судя по вашим рассказам, произошло это как раз в то время, когда моя бабушка была маленькая, как я. Из её рассказов о тех временах мне больше всего запомнился рассказ о том, как появился наш пруд. Это было необычное происшествие, когда ночью вместо поляны появилась яма, которая затем заполнилась водой.

— Мы изучали этот момент, — выступил один гном, — в этом месте действительно имеется карстовый провал, который из-за подмывания водой проседает примерно раз в 200 лет. Местные жители забыли, видимо, об этом, но по старой памяти не строили на этом месте дома, считая, что тут живет нечистая сила. Именно такой провал произошел примерно во время прилета Профессора. Но это может быть только простым совпадением.

— Возможно, — согласилась Люба, — но моя подруга Аня считает, что в этом пруду живет водяной, который периодически разговаривает.

— С кем разговаривает? — Недоверчиво спросил Обжоркин.

— С котом Васькой. — Ответила Люба.

Гномы зашумели. Ото всюду слышались недовольные восклицания. Кто-то кричал, что они напрасно тратят время на пустые разговоры, вместо того, чтобы лететь домой.

— Не стоит так галдеть, — повысил голос Пряткин, — что вы так раскричались? Не пугайте девочку! Мы сами виноваты, что сразу не сообразили, что ничего путного маленький ребёнок нам сообщить не сможет. Конечно, у неё одни сказки на уме. В этом нет ничего странного.

Тут наверху послышались детские шаги, а потом стук в дверцу подпола.

— Кто там? — Спросила Люба.

— Это я, — послышался Анин голос.

Люба открыла дверь, и вниз спустилась Аня, держа на руках большого черного кота.

— А! Это же главные свидетели! Аня и кот! — Радостно пошутил Обжоркин. — Что же вы водяного не прихватили? — Многие гномы рассмеялись.

— Еле его поймала, — не обращая внимания на насмешки, заявила Аня, — сосиской подманила.

Кот Васька действительно грыз половинку сосиски.

— Да, это главные свидетели, — невозмутимо продолжила Люба, — и они сейчас вам всё расскажут.

— Это не простой кот, — сказала Аня, собравшись с мыслями, — он разговаривает с водяным, купается, ныряет и даже пытается копать дно пруда. И происходит это в самые жаркие дни, когда пруд мелеет.

— И что тут удивительного? — Не понял Пряткин.

— А то, что кошки очень боятся воды. Их даже умываться не заставишь водой.

— Это означает, всего лишь, что у вас живет просто необычный кот.

— Верно, согласилась Люба. Необычный кот. Настолько необычный, что под страхом утонуть копается в иле пруда, когда тот мелеет настолько, что можно доплыть до дна. А ещё он умеет читать. Я не раз замечала, что он с интересом смотрит и листает мои книги и журналы.

В подполе поднялся такой шум и гомон, что трудно стало различить, кто и что говорит.

— А еще, — старалась перекричать всех Люба, — он умеет играть в шашки и ему больше пятидесяти лет. Бабушка считала, что у неё жили разные коты, но их необычное поведение настолько схоже, что это может быть только один и тот же кот. И появился он у нее примерно в то же время, как пропал ваш Профессор. И, наконец, бабушку мою зовут Мария Сергеевна, а в детстве её звали Маша. А вы сами говорили, что в последнем сообщении Профессор указывал, что живет у девочки Маши.

Наконец, шум и гам достиг такого накала, что невозможно стало что-то объяснять. Обжоркин откровенно насмехался и шутил над Любой и её идеями. Пряткин все повторял, что такого просто не может быть. Незабудка только качала головой и с какой-то жалостью глядела на девочек. Наконец, общий гам прервал Александр. Он встал и жестами попросил всех замолчать. Затем он повернулся к Любе и серьёзно её спросил:

— То есть, ты полагаешь, что наш пропавший Профессор и есть ваш необычный кот Васька?

— Ну, я не могу так утверждать с полной уверенность, — смутилась немного Люба.

— Твой кот, — продолжил Александр, — действительно очень необычный. Но это не значит, что он и есть тот, кого мы ищем.

— Просто я не нахожу другого объяснения.

Гномы опять загалдели.

— Соблюдайте тишину, — попросил всех Александр, — это очень важно. Мы поняли твою идею, Люба, и мы можем её легко проверить.

— Еще бы, — снова было начал Обжоркин, но после строгого взгляда Александра, он замолчал.

— Да, мы можем, например, посмотреть как устроен твой кот внутри с помощью рентгена.

— Уже смотрели, — недовольно пробурчал Обжоркин, — вспомните, когда мы искали в нем Пряткина. И ничего необычного я там не увидел: лёгкие, два сердца, огромный желудок и мышка внутри …

— Одно, — перебила его Люба, — одно сердце!

— Нет, я точно помню, что два, — настаивал Обжоркин, — как и у всех.

— У всех гномов по два сердца, — сказал Александр, — а у большинства жителей этой планеты — только одно.

Обжоркин призадумался.

— И я думаю, — совсем осмелела Люба, — что Профессор специально дал себя осмотреть через рентген, чтобы вы смогли его тем самым обнаружить. Вспомните, он всегда искал контакта с гномами, даже при самой первой вашей встрече. Он хотел, чтобы вы его узнали!

Воцарилась полная тишина. Все пристально уставились на кота Ваську, который доедал свою сосиску.

— Он и ест-то не как кот, — заметила Аня, — он пытается жевать, а кошки глотают сразу.

— Но как же нам точно узнать, профессор это или нет? — С сомнением в голосе произнесла Незабудка.

Задумчивая тишина воцарилась снова.

— Давайте подключим его к универсальному переводчику, — предложил Пряткин, — и послушаем какие у него мысли.

Идея сразу понравилась всем. Гномы стали искать переводчик, который был замаскирован под клубок ниток, и вскоре прикатили его. Они обмотали ниточками лапы и голову кота и включили прибор. Сначала раздалось просто шипение.

— Нужно настроить, — пояснил Пряткин, который копался у пульта управления, — кошачьи мысли отличаются от гномьих.

Наконец, шипение прекратилось и стали слышны какие-то фразы.

— Сосиска, сосиска, вкусная сосиска, — заговорил переводчик.

— Еще бы, что он ещё мог сказать? Это же кот! — Произнес Обжоркин.

Гном Александр осторожно подошёл к самой морде кота и заглянул ему в глаза.

— Профессор, если это вы, подайте нам какой-нибудь знак, пожалуйста. Или просто подумайте.

Кот Васька на минуту перестал жевать и пристально и, как показалось Любе, строго уставился на Александра. Затем он взял в свою пасть остаток сосиски.

— Вкусная сосиска, — произнес переводчик.

Александр печально вздохнул.

— Я почти поверил вашим словам, — медленно произнес он, обращаясь к девочкам, — но, к сожалению, это всего лишь самый необычный кот, а не гном.

Он развернулся и направился к своему столу.

— Сосиска, — продолжил переводчик, — вкусная, изумительная, нежная сосиска! Почти такая же, как делают в моем родном городе на цветочной улице.

Все, кто был в подполе, замерли. Казалось, что они даже перестали дышать. Всем показалось, что они ослышались.

— Да, да, — повторил переводчик, — на цветочной улице. Там ещё вывеска была с портретами двух гномов, которые сто лет назад открыли ресторан сосисок.

Медленно гном Александр развернулся к коту Ваське.

— Профессор? Это … это вы?

— Твой вопрос, Александр, — ответил кот через переводчика, — говорит о том, что с тех пор, как я в школе преподавал тебе логику, ты сильно продвинулся в этой науке в обратном направлении. Разумеется, это я! После того, как девочки: Люба и Аня привели вам неопровержимые доказательства, после того, как я сам с вами заговорил, вы что, еще сомневаетесь?

Кругом раздались радостные восклицания. Сначала воскликнул один гном, потом другой, словно бы боясь спугнуть удачу. Но в следующий миг зашумели все. Гномы чуть ли не прыгали от счастья. Их экспедиция удалась. Они не только нашли Профессора, но нашли его живым и здоровым.

— Но, но почему же вы молчали, когда мы вас сейчас спрашивали? — Прокричал сквозь шум Александр, обращаясь к Профессору. — Почему говорили про сосиски какие-то?

— Потому, — ответил профессор, — что хотел посмотреть насколько больше вы верите в собственное всезнайство, чем в реальные факты и слова маленьких девочек.

Как по мановению волшебной палочки все сразу стихли, потому что всем стало стыдно. А особенно стыдно было Обжоркину, который больше всех смеялся над догадками Любы и Ани.

Глава 10. Рассказ Профессора


Гномы заворожено смотрели на говорящего кота, а если быть точнее, на своего пропавшего соплеменника, имя которого трудно перевести на человеческий язык, поэтому его звали просто — Профессор. А Профессор рассказывал историю своей жизни. Девочки также с большим интересом слушали его. Было забавно смотреть на кота Ваську, который мурлыкал, мяукал и издавал другие обычные кошачьи звуки, а автоматический переводчик переводил это всё на понятный всем язык.

— Всем известно, — говорил Васька, — что гномы живут на многих планетах, но ни одна из них не является прародиной гномов. То есть тем местом, где гномы появились на свет, развились до существ, способных к космическим путешествиям. И вот я отправился в экспедицию, чтобы отыскать такое место. Полетел я один, но в моем распоряжении был лучший корабль, который я сам и сконструировал. Поиски привели меня на планету Земля, где я и решил остаться подольше: собрать материалы, поговорить с местными жителями. Я приземлил мой корабль в центре деревеньки, которая называлась Васькино.

— Но почему бы вам не приземлиться в большом городе? — Перебил Профессора гном Александр.

— Потому, — продолжил Васька, — что в то время вот вот могла начаться война, и я понимал, что меня могут принять за вражеский самолет и сбить. Это же место показалось мне очень удобным. В центре деревни оказался пустой участок земли. Местные жители почему-то не строили на нем дома и не разбивали огороды. Оно было ровным и гладким. И я легко опустил свой корабль в самый центр деревни. Разумеется я включил маскировку, так что мой корабль никто не мог увидеть.

— Мы тоже умеем маскироваться, — гордо заявил Пряткин.

— Умеете, — согласился Профессор, — замаскировать корабль, хоть он и большой, не так уж трудно. Гораздо сложнее изменить свой облик, чтобы можно было спокойно расхаживать по незнакомой местности, не привлекая внимания. Тут у меня было одно преимущество перед вами — машина, которая способна изменить не только внешний вид гнома, но даже строение его тела.

— Машина?! — Недоверчиво переспросил Пряткин. — Но, такого не может быть!

— Да, машина. Я придумал и сделал её сам во время путешествия, поэтому никто из гномов её не видел. Я посетил много планет и на многих я сталкивался с проблемой общения с местными жителями. Некоторые меня боялись, видя перед собой незнакомое существо, некоторые вели себя агрессивно. Поэтому я и решил сделать машину, которая изменила бы мой облик так, чтобы я почти ничем не отличался от местных жителей.

— И вот, я приземлился на Землю, предварительно изучив всех живых существ в окрестностях этой деревни. Я уже знал, что самыми разумными существами на планете являются люди, но я не мог превратиться в человека, так как моя машина могла преобразовать меня лишь в существа такого же размера, как и я. На увеличение или на уменьшение моих размеров ушло бы слишком много времени. В итоге я выбрал наиболее распространенное существо, считая, что к нему все давно привыкли и бояться не будут. И я превратился в мышь.

— В мышь?! — Вскрикнула вдруг Аня. — Их же никто не любит!

— Знаю, но тогда я не знал этого. Я вышел из своего корабля среди белого дня в облике мыши и направился к ближайшей женщине, которая доила корову на самом краю поляны. Ещё на корабле я выучил местный язык, так что, подойдя к ней вплотную, я очень вежливо поздоровался. Она тоже поздоровалась со мной, не переставая доить коровы. Тогда я осмелел и забежал перед ней и спросил, не знает ли она, где здесь находится ближайшая библиотека или компьютерный центр, где я смог бы побольше узнать об истории местного края.

Люба тихо захихикала, уже понимая, какой ответ получил Профессор.

— Когда женщина меня увидела, она почему-то вдруг побледнела, — продолжил Васька, — вскочила и как завизжит: «Мышь! Мышь! Говорящая мышь!». А потом она схватила палку и как начнет ею махать. Я еле успевал увертываться. А потом к ней подбежали её помощники. Потом я узнал, что их называют котами. Они втроем набросились на меня со своими зубищами и когтищами. Я сам не помню, как сумел сбежать от них. Помню только как я вернулся на корабль, закрыл за собой дверь, принял в оборотной машине свой прежний облик и остаток дня отлеживался в постели, успокаиваясь от пережитых потрясений.

— Вам очень повезло, Профессор, — заметила Люба, — мышей здесь никто не любит, ну только разве коты, собаки да совы, но и они любят мышей только в качестве закуски.

— Я это понял, поэтому на следующий день я решил обернуться котом. Кот гораздо больше мыши или гнома, поэтому на превращение в кота у меня ушло шесть часов вместо пяти минут. Я принял вид большого чёрного кота, которого вы перед собой и видите. В облике кота мне было гораздо удобней, чем в облике мыши. Я старался достичь как можно большего сходства с местными котами. Я даже сделал себе голос, как у них. Конечно, я не смог тогда говорить с людьми на их языке, но я решил, что это ни к чему бы хорошему всё равно не привело, так как говорящего кота напугались бы больше, чем говорящей мыши.

— Это вы зря так сделали, — решила Люба, — возможность говорить с людьми могла бы вам пригодиться.

— Может быть, — согласился Профессор, — тем не менее я смог свободно ходить по деревне, слушать, смотреть и запоминать. Люди меня чаще всего привечали: гладили по шерсти, поили молоком. Иногда, правда, приходилось драться с местными котами, но это длилось до тех пор, пока я в совершенстве не изучил кошачий язык жестов, взглядов, боевого шипения и завывания. После этого другие коты стали обходить меня стороной. Превращаться шесть часов в кота, а потом шесть часов обратно в гнома было слишком долго, поэтому я решил пока не менять свой облик и походить котом. И так я пробыл в теле кота семь дней, узнал очень много у местных жителей и собирался, было, улетать, как на восьмой день случилось несчастье.

В подполе воцарилась абсолютная тишина. Каждому хотелось знать, что же произошло.

— Я отправился на очередную ночную прогулку в своем кошачьем облике, но не успел я далеко отойти от корабля, как раздался какой-то шум, грохот и земля затряслась под ногами. На улицу выбежали люди. Поднялась паника и суматоха. И все бежали к поляне, где стоял мой корабль. Я тоже побежал вместе со всеми. И вот, когда я пробрался сквозь толпу людей, то увидел как поляна медленно проваливается куда-то вниз. Корабля моего не было видно, он был невидим, но контуры его можно было разглядеть, когда его засыпала земля и песок. Я бросился к своему кораблю, который всё опускался и опускался. А тут ещё откуда-то полилась вода. Я сообразил, что выбрал очень неудачное место для посадки и посадил, видимо, свой корабль на старом болоте или над подземной рекой. Я попытался залезть в свой корабль, но было уже поздно. Дверь была уже под водой. И ото всюду лилась вода, сыпался песок, земля, грязь. Я еле-еле успел выбраться из этой каши. Я так устал, что почти не держался на ногах. А тут кругом испуганные люди бегают, суетятся. Не знаю что бы со мной было, если бы меня не подобрала маленькая девочка.

— Это была моя бабушка! — Догадалась Люба.

— Да, это была твоя бабушка. Она завернула меня в тряпку и отнесла домой. Там она вымыла меня в ведре, дала молока и уложила на подстилку у горячей печки. Постепенно я успокоился и мысли мои пришли в порядок. Я начал осознавать, что же произошло. Я понял, что спасся только чудом, и что теперь я отрезан от своего корабля, от своего дома и ото всех гномов.

На минуту Профессор замолчал, вспоминая те печальные дни. Никто из гномов не нарушал тишины.

— Но я не отчаялся, — гораздо веселей продолжил свой рассказ Профессор, — я пожил у девочки Маши два дня, набрался сил и на третий день направился к поляне, где стоял мой корабль. На месте поляны был уже небольшой пруд. Я долго ходил кругами, стараясь найти какие-то признаки, по которым можно было бы определить, цел ли ещё мой корабль. Поначалу я ничего не нашел. К тому же, возникла другая проблема — питание. Моя еда была вся на корабле, а люди, хоть и хорошо относились ко мне, но только поили меня молоком, когда как организм требовал ещё и другой еды.

— И как же вы вышли из положения? — С испугом в голосе произнесла Незабудка.

— Как и другие коты, я стал ловить мышей.

Обжоркин, который был большим гурманом, прикрыл рот рукой, словно бы его начало тошнить.

— Да-да, — повторил Профессор,- ловить и есть мышей, сырыми. А что мне оставалось делать? Не воровать же еду у людей. Девочка Маша, конечно, обо мне заботилась, молоком поила, но нормальной еды у них самих было мало. Так я жил около месяца. Суета вокруг происшествия постепенно утихла, все решили почему-то, что появление ямы и пруда в центре деревни связано с падением метеорита.

Профессор на секунду замолк, встал, выгнул спину, как самый обычный кот, и потянулся, сладко зевая.

— Однажды,- продолжил он,- когда я очередной раз ходил вокруг пруда, я увидел пузыри, которые всплывали на самой середине. Поначалу я не обратил на них особого внимания, но присмотревшись, я понял, что всплывают они в определенной последовательности. И последовательность эта очень похожа была на сигнал бедствия на старинном гномьем сигнальном языке. Я подошёл к самому краю воды и что есть силы промяукал, насколько это возможно коту, ответ на этот сигнал. И, о чудо, увидел бульканье, из которого понял, что пузыри эти всплывают не просто так, а это ответ, посылаемый моим кораблем. Значит, корабль мой цел, и я смогу вернуться на родину.

— И что вам сказал корабль своим бульканьем? — С надеждой в голосе поинтересовалась Незабудка.

— Сказал? — Профессор усмехнулся, насколько это умеют делать коты. — Не сказал. Разговором это трудно было назвать. Он подавал разные сигналы, я отвечал. Он меня слышал и понимал, но в целом это был разговор кота с водяным. В старинном сигнальном языке гномов очень мало слов. Три месяца у меня ушло на то, чтобы научиться полноценно общаться с моим кораблем. Вот тогда-то я и узнал, что утонул он совсем неглубоко. И у меня появилась надежда на спасение.

Профессор ненадолго умолк.

— И какая же? — Спросил Александр.

— А подумал, — продолжил Профессор,- если я смогу добраться до люка корабля, то смогу войти внутрь и снова принять свой прежний облик. А если корабль цел, то смогу и улететь отсюда.

— А почему вы просто не приказали кораблю самому выбраться из пруда? — Задала Люба вопрос, который вертелся у всех на устах.

— Потому, что так был настроен мой корабль. Он не может сам принимать такие важные решения. Не может улететь без меня. Представляете, что было бы, если бы я вернулся с прогулки, например, а корабля моего нет, и только потому, что какой-то там кот что-то ему мяукнул? Нет, чтобы взлететь, я или другой гном должны находиться внутри корабля и должны управлять им.

— Получается замкнутый круг какой-то, — недовольно проворчал Пряткин.

— Да, но я не отчаивался. Я стал учиться плавать. Сначала я просто пытался плавать вдоль берега. Это было нелегко. Вскоре я уже мог доплыть до середины пруда и обратно. Хуже всех дело обстояло с нырянием. Всё мое кошачье сознание противилось погружению в воду, но я смог перебороть и это. Правда, оказалось, что корабль лежит очень глубоко, и я никак не мог до него достать. Но и тут я нашел выход. Я заметил, что в сильную жару пруд быстро мелеет, и тогда можно нырнуть до самого дна. Я делал одну попытку за другой, но даже доплыв до дна, я не мог откопать свой корабль, так как он был под слоем ила и песка.

— А чем же вы питались всё это время? — Задал Обжоркин актуальный для него вопрос.

— Чем придется, — вздохнул Профессор.

— Неужели, мышами? — Ахнула Незабудка и прикрыла рот ладошкой.

— Нет,- Профессор рассмеялся, — конечно же нет. Я ведь не простой кот. Я понял, что мыши — это большая напасть для деревни, и их никто не любит. Вот я и стал ловить мышей и приносить жителям деревни, а они мне за это всегда давали чего-нибудь вкусненького. Постоянно я жил у девочки Маши, но охотился везде. И кормился везде. Наверное, в этой деревне я питался лучше всех, включая и котов, и людей. А всё потому, что придумал себе хорошую работу — работу мышелова.

— А как вы запустили спутник, который передал нам сообщение? — Перебил Александр Профессора.

— Очень просто. У меня было три спутника. Два сейчас находятся на корабле, а третий я брал с собой. Он был небольшой, не больше мухи, и мог летать. Когда мой корабль провалился, я остался без связи с родной планетой. Я мог бы приказать спутнику взлететь и передать сигнал домой, но я берег его, надеясь, что сам смогу выбраться. Лишь после долгих усилий я решился запустить спутник. Это было рискованно, и в итоге он так и не вернулся.

— Но он сумел передать нам сигнал! — Радостно заметил Александр, так что вы запустили его не зря!

— Чему я очень рад. Оставшись без спутника, я совсем, было , потерял надежду. Надо сказать, я много раз пытался наладить контакт с людьми, думая, что они смогут помочь откопать мой корабль, но на кота Ваську никто не обращал внимания. Я научился читать, а потом научил читать и Машу. А еще я играл с ней в разные игры. Например, в шашки. Так шли годы, а я нисколько не приблизился к заветной цели. Девочка Маша выросла и забыла про меня. У неё появились свои дети, а потом и внуки. Она стала бабушкой. И тут я познакомился с Любой — внучкой Маши. Я сразу понял, что это очень любопытная девочка. Она часто смотрела на меня так, словно могла прочесть мои мысли. Я много раз пытался дать ей понять, что я — не совсем обычный кот. И я не ошибся, ведь именно Люба догадалась, кто я есть на самом деле.

— А как же мы? — Возмутился Пряткин. — Это же мы прилетели вас спасать!

Профессор рассмеялся снова. Выглядело это так, словно кот Васька чихал, вдохнув пыли.

— Когда я увидел в небе спускавшуюся звезду, я сразу понял, что это прилетели за мной, — продолжил он минуту спустя. — Я сразу же отправился в лес и обнаружил там Александра на вездеходе, замаскированным почему-то под пень.

— Тут всё продумано, — опять перебил Профессора Пряткин, — пни тут часто встречаются, вот мы и замаскировали вездеход под пень.

— Это верно, но пни стоят на месте, а не бегают по лесу. Но это не важно. Я выследил Александра, когда он вышел из вездехода, и попытался установить с ним контакт. Но он только бегал от меня и кричал.

— Я думал, что вы — лесное чудище, — стал извиняться Александр.

— Вот поэтому мне и пришлось заманить к вездеходу Любу. Ты уж извини меня. — Обратился Васька к девочке. — Заблудилась ты тогда не просто так: это я завел тебя в чащу, чтобы ты встретилась с гномом. Я подумал, что, если я не смогу наладить контакт со своими соплеменниками, то ты мне поможешь.

— Помню, помню, — сказала Люба, — ты тогда убежал от меня и спрятался.

— Да, мне до сих пор стыдно за это. Но я бы тебя не бросил в лесу. Если бы ты не встретилась с Александром, я бы сам тебя вывел. План мой тогда удался лишь на половину. Люба встретилась с Александром, но не дала никак мне проявить себя. После того случая я следил за гномами в лесу, но издалека, чтобы не спугнуть их. Я знал, что они захотят обосноваться в деревне, а дом Любы — лучшее для этого место. Я попытался тогда ещё раз добраться до своего корабля, но не смог. Хорошо что девочки не дали мне утонуть. Особое спасибо Ане за её наблюдательность.

— Получается, — догадался Пряткин, — что вы всё время пытались связаться с нами, а мы от вас убегали?

— Да, — согласился Профессор-Васька, — всё время. И когда вы собирали урожай в огороде, и когда вы ходили за молоком. Когда вы потеряли Пряткина, я специально старался быть у вас на виду: умывался, облизывался, даже мышку съел. Всё для того, чтобы вы подумали, что я съел Пряткина и заглянули в меня с помощью рентгена. Я думал, вы заметите, что я не совсем обычный кот внутри. Я ведь только снаружи похож на кота.

— Мы посмотрели,- вздохнул Обжоркин, — но не заметили. Мы же не знали, как должен выглядеть обычный кот изнутри. Да и не о том мы тогда думали.

— И я много раз пытался добраться до вашего переводчика. Но получилось это только после того, как Люба догадалась, кто я есть на самом деле.

Все гномы как один потупили взоры. Им стало стыдно за свою недогадливость. Ведь именно их послали для поиска Профессора. И даже сам Профессор постоянно пытался заявить о себе, но и тогда они его не нашли.

— Ну ладно, — кот Васька вздохнул и встал, — пойду ка я ловить мышей, вечереет уже.

— Как, — чуть ли не вскрикнула Незабудка, — и сейчас вы будете ловить мышей? Когда мы, то есть вы нас нашли?

— Да, — невозмутимо ответил Васька, -у вас ведь нет еды для такого большого «чудища» как я?

— Нет, — согласился Обжоркин.

— И на корабле нет специального отсека для перевозки больших животных?

— Нет, — кивнул Александр.

— Ну так что же мне делать, как не ловить мышей? Завтра бабушка Маша котлеты жарит. За пяток мышей она мне даст котлетку. А вы пока думайте как достать мой корабль. Только так я смогу принять свой нормальный облик и вернуться на родину.

Васька стряхнул с себя ниточки переводчика и в несколько прыжков выбрался из подпола.

— А действительно, — промолвил Александр, — как мы вернём профессора домой? А ведь завтра — последний день для отлета.

— Люба, у тебя нет случайно подводной лодки? — Спросил Пряткин то ли серьёзно, то ли в шутку.

— Нет, — ответила девочка.

Гномы загалдели, решая что же им делать. Люба и Аня потихоньку выбрались из подпола, чтобы им не мешать.

— Пойду ка я домой, — Аня неожиданно заторопилась, — посмотрю ка я свои старые игрушки.

Люба тоже пошла домой. В этот день она решила лечь спать пораньше. К утру гномы наверняка придумают, что им делать, и, возможно, им потребуется Любина помощь.

Глава 11. Прощание


Когда Люба проснулась, она первым делом заглянула в подпол. Там никого не было. Не было ни только гномов, но и их вещей. Видимо, они перетащили всё обратно на свой корабль. На какую-то секунду девочке показалось, что ничего на самом деле и не происходило, что ей всё попросту приснилось, но, взглянув в окно, она убедилась, что это не так. На улице, перед самым Любиным домом стоял знакомый её пень, который был на самом деле вездеходом. А вот напротив пня стоял бабушкин сосед — дед Ваня. Он стоял и внимательно всматривался в пенёк. Люба быстро оделась и поспешила на помощь гномам, которые, несомненно, попали в неприятную историю.


— Доброе утро! — Выкрикнула Люба, как только выскочила за калитку.

— А, Люба, здравствуй, здравствуй, рад тебя видеть. Ты что так рано встала? Я в твоем возрасте любил поспать подольше.

— Да что-то не спится,- созналась Люба, — а вы что, на рыбалку собрались?

И действительно, дед Ваня нёс на плече целых восемь удочек. Так он любил ловить рыбу.

— Да вот — собрался, только видишь какое чудо по дороге встретил?! — Сказал он, указывая на пень.

Люба сделал вид, что видит пень впервые.

— Какое чудо? — Словно бы ни о чем не догадываясь, спросила она.

— Как какое!? Вот же! Пень! — Возмутился старичок.

— И что? — Изо всех сил Люба старалась придумать как выкрутиться из этой ситуации.

— Как что, раньше этого пня тут не было!

— А-а-а, — произнесла Люба неопределенно. — А может, был он, просто не замечал его никто?

— Еще чего ты мне тут наговоришь, — обиделся дед Ваня, — я с малых лет живу в этой деревне, на этой самой улице. И я точно знаю, что тут не было никогда никакого дерева и никакого пня тоже.

— Ну, может, его кто-то принес сюда и бросил? — Предположила девочка.

— Как бы не так! Он вон как в землю корнями ушел! Я его и качал, и пинал, и палкой по нему стучал, а он даже и не шелохнется.

— Да, загадка, — согласилась Люба, — но вы, кажется, на рыбалку хотели, а я вон вижу, тучка какая-то над прудом висит. Не было бы дождя.

— И то правда, — заторопился дед Ваня, — я вчера хорошее место для рыбалки нашел. Наверное, сегодня будет улов.

Старичок развернулся и заковылял к деревенскому пруду. Как только он скрылся, Люба повернулась к пню и негромко спросила:

— Вы что, с ума сошли что ли? Кто вас надоумил остановиться у самой дороги?

В пне что-то щелкнуло, зашуршало, и на самой макушке открылась маленькая дверка, из которой вылез перепуганный Пряткин.

— Уф, — вздохнул он, — я уж думал, он никогда не уйдет, и чего он к нам привязался?

— А я говорила вам, что пень — не самый лучший вид для транспортного средства.

— Знаю, знаю, — заворчал Пряткин, — пни не ходят и всё такое. Но я и не ходил! Мы ночью пришли, когда никто нас не мог видеть, и окопались тут. Стояли и не шевелились, а он к нам пристал, палкой ещё стучал.

— Понимаете, — как можно более спокойно произнесла Люба, — пень — это спиленное дерево. А деревья растут много-много лет. Как вы думаете, не странно ли, что за одну ночь на поляне появился новый пень?

— Ой, как у вас всё сложно, — вздохнул гном, — но не будем об этом. Дел очень много. Ты можешь незаметно перевезти нас к себе в комнату?

Люба, не долго думая, сходила за тележкой, в которой она возила дрова. Для вида она даже положила в неё пару поленьев. В тележку перебрались гномы: Пряткин, Александр, Незабудка и Обжоркин. Девочка аккуратно перевезла гномов к дому. Когда она уже почти доехала до двери, из окошка выглянула бабушка:

— Уже проснулась? А дрова куда везешь? Сегодня баню топить не будем. Пошли лучше завтракать.

Любе очень хотелось переговорить с гномами, тем более она видела, как кот Васька тоже проследовал в её комнату, но она не должна была привлекать лишнего внимания бабушки. За завтраком девочка очень быстро проглотила кашу, выпила стакан молока и побежала к себе в комнату.

— Куда так торопишься, — засмеялась бабушка, гладя на внучку, — успеете еще наиграться.

Люба ничего не ответила, только вздохнула. Знала бы бабушка, какие сложные вопросы приходится решать её внучке. В комнате гномы о чем-то спорили с котом Васькой, на шее которого висел медальон-переводчик.

— Вот ты, Люба, скажи,- обратился Васька-Профессор к девочке, — эти горе-спасатели удумали ловить мой корабль на крючок, словно какую-то рыбку.

— На крючок? — Не поняла Люба. — А где же вы возьмете такую большую удочку?

— Мы привяжем крепкие веревки к нашему кораблю, — сказал Александр и указал в окно.

Люба посмотрела в окно, но ничего там не увидела, кроме тучки, висящей над прудом. И тут её осенила догадка.

— Так эта тучка … Это что, ваш корабль?

— Да, здорово мы его замаскировали? — С гордостью заметил Пряткин.

— Мы прилетели сегодня утром из леса.

— Но вас же заметят! — Забеспокоилась Люба.

— Вот и я говорю, что заметят, — вступила в разговор Незабудка, — тучки, они же не совсем такого цвета. Они белые, а эта какая-то синяя…

— Да не в этом дело, — перебила её Люба,- облака не летают так низко и тем более не стоят на одном месте. Посмотрите на небо! Скоро вся деревня соберется, чтобы посмотреть на вашу синюю тучку.

Гномы взглянули на небо. Действительно, на фоне высоких белых облаков, быстро летящих по своим делам, маленькая синяя тучка, низко висящая над прудом, выглядела очень странно.

— Обжоркин, передай пожалуйста на корабль, чтобы взлетели повыше, — попросил Александр. — А мы пока подумаем, как нам быть.

— Затея с рыбной ловлей всё равно не удастся, — заявил Профессор,- даже если вы подцепите мой корабль, он не даст себя вытащить. Он будет сопротивляться. Он же не знает, что вы хотите его освободить. Есть только один способ его поднять — пробраться внутрь.

— К сожалению, у нас нет для этого оборудования, — вздохнул Александр.

— Нет, есть, — раздался сзади детский голос.

Все обернулись. Гномы так жарко спорили, что не заметили, как в комнату вошла Аня. В руках она держала полиэтиленовый мешок.

— Вот, я нашла, что вы вчера просили.

Девочка прошла на середину комнаты и высыпала на пол целую кучу игрушек.

— Это всё может пригодиться, — сказала она, — но главное — вот! Подводная лодка! Ты, Пряткин, вчера спрашивал.

Аня держала в руках игрушечную подводную лодку из красной и желтой пластмассы.

Люба умилительно посмотрела на свою подружку.

— Анечка, Пряткин имел в виду не детскую игрушку, — начала было она, но Пряткин её перебил.

-Отлично! Это то, что нужно!

Гном подбежал к лодке, которую Аня поставила на пол.

— Она большая, — продолжил Пряткин, — герметичная.

— Но это же всего лишь игрушка! — Недоумевала Люба.

— Ну и что!? Тут даже окно прозрачное есть! Мы разместим тут двигатели, вот тут баллон с воздухом, а вот тут поместится один гном.

— Много времени займет переделка? — Поинтересовался Александр.

— Часов пять или шесть.

— Это мой последний шанс, — сказал Профессор, — если у вас не получится, уже не будет больше времени, чтобы что-то переделывать, и вам придется улететь без меня. Пойду я, предупрежу своего водяного, то есть свой корабль.

Профессор вышел через окно на улицу. Гномы сразу принялись за дело. Они перетащили подводную лодку и другие Анины игрушки под кровать и принялись за работу.

— Девочки, — обратилась Незабудка к Любе с Аней, — не могли бы вы мне помочь собрать немного еды в дорогу? Полет нам предстоит дальний, хорошо бы вначале хотя бы питаться натуральной пищей.

— Конечно! — Тут же согласилась Люба. — Пойдемте в огород, там полно всякой зелени.

— А хотите тыкву, самую большую? — Предложила Аня.

— Нет, спасибо, — поспешила отказаться Незабудка,- боюсь, что тыква в наш корабль не поместится, а если и поместится, то половине гномов придется лететь, сидя внутри этой тыквы.

Девчонки рассмеялись, за что Александр бросил на них неодобрительный взгляд.

— Не будем вам мешать, — сказала Люба и направилась к огороду. За ней пошли Аня и Незабудка.

Девочки стали срезать листья щавеля и салата и аккуратно разрезать их ножницами на маленькие квадратики. Незабудка складывала эти квадратики в специальные банки для длительного хранения овощей и фруктов.

— А почему вы так торопитесь улететь именно сегодня? — Поинтересовалась Люба у гномихи.

— Я точно не знаю, — ответила та, — я же не космонавт. Это как-то связано с космическими течениями и ветрами. Если мы улетим сегодня, то сможем добраться до дома за полгода, а если улетим завтра, то добираться будем уже десять лет.

— А если после завтра? — Спросила Аня.

— Тогда за тридцать лет.

— Понятно, почему так торопится Александр, — Люба передала очередную порцию листьев салата.

— В любом случае мы улетим сегодня.

Когда банки у гномихи заполнились, девочки понесли их к пню, чтобы перегрузить в вездеход. По пути Незабудка куда-то исчезла. Люба сначала не поняла, что случилось, но потом заметила, что у вездехода снова стоит дед Ваня.

— Здравствуйте, — поздоровалась Люба с рыбаком, — как улов?

— Да никакого улова, зря просидел только. Я вчерась ходил вечером, там так булькало — рыба играла. Думал, сегодня с утра я её поймаю, но — ничего. А вы играете тут что ли? — Спросил дедушка, глядя на маленькие баночки в руках девочек.

— Играем, — осторожно ответила Аня, ставя банки на пенек.

— Я вот смотрю, — продолжил дед Ваня, — на пне гриб вырос, да еще такой большой, — он слегка ткнул палкой в большой мухомор, торчащий на макушке пня.

— Ой, не ломайте его, — заволновалась Люба, — путь растет, он такой красивый!

— Пусть, — согласился дедушка, — только вы его не трогайте, он ядовитый.

— Мы знаем, знаем, это мухомор! — Решила показать свои знания Аня.

— Не уверен, — ответил дед Ваня, — мухоморы на пнях не растут.

Старичок хотел ещё о чем-то поговорить, но усталость взяла своё. Он зевнул, пробормотал что-то и тихонько поплелся к своему дому.

Когда он совсем скрылся, на пне открылся люк и из него выглянул Обжоркин.

— Он ушел? — Осторожно поинтересовался гном.

— Ушел, — ответили девочки.

Из кустов вышла Незабудка. Она залезла на пень и стала передавать Обжоркину банки с салатом и щавелем.

— А зачем ты гриб вырастил? — Укорила гнома Люба. — Пень ваш и так заметный, а ты его еще и грибом украсил.

— Это не гриб, а антенна. Я же должен был передать сообщение на корабль.

Люба посмотрела в сторону пруда и заметила, что тучка, висевшая над ним утром, поднялась гораздо выше и почти слилась с другими облаками. Пока Люба смотрела, гном спрятал гриб-антенну внутрь вездехода.

— Я, пожалуй, перегоню вездеход в другое место, — предложил гном, — чтобы он был менее заметен.

— Ни в коем случае, — спохватилась Люба, — сейчас, когда к нему все привыкли, лучше ему оставаться как есть.

Гном спрятался внутри, а девочки снова отправились в огород. Они помогали Незабудке до самого обеда: срывали листья, нарезали, складывали, собирали ягоды, ловили улиток. Самая большая сложность во всем этом деле заключалась в том, чтобы нарезать ножницами листья на маленькие аккуратные квадратики, которые помещались бы в гномьи квадратные банки. Аня быстро устала от такого занятия, и ей доверили собирать ягоды. Она рвала огородную землянику и складывала подходящие по размеру ягодки в банки, а не подходящие — в рот. Так девочки трудились до обеда. Когда бабушка Маша выглянула в окошко и позвала девочек к столу, они как раз относили к вездеходу последнюю порцию гномьих припасов.

После обеда девочки с Незабудкой принялись делать запас воды для дальнего перелета.
Тут было всё просто: Люба взяла большую трехлитровую банку, налила туда воды их ведра и перенесла к пню, а Обжоркин вытянул из вездехода шланг, по которому вода стала закачиваться внутрь. Вода качалась очень медленно и наблюдать за этим процессом было очень скучно.

— Давай, я тебе воду прям из банки в люк вылью, — предложила Аня, беря банку в руки.

В глазах гнома промелькнул испуг:

— Ни в коем случае! — Закричал он. — Ты что, хочешь утопить меня и залить всё наше оборудование?

— Извини, — смутилась Аня, — я хотела как лучше.

Гном успокоился, но ворчать не перестал.

— Да не сердись ты, — вступилась за девочку Незабудка, — она же хотела помочь тебе. Откуда ребёнку знать, какое там у тебя оборудование.

Дальше воду наливали молча. Но совсем долго молчать — очень скучно. А когда скучно, в голову приходят всякие грустные мысли. Люба подумала, что вот уже настал тот день, когда гномы улетят к себе на родину, а она о них так ничего толком и не узнала.

— А правда, — спросила Люба у Незабудки, — что гномы умеют творить всякие чудеса?

Гномиха задумалась.

— Честно говоря, не знаю, — призналась она.

— Как так? — Не поняла Аня. — Ты же сама гном!

— Понимаете, мы не совсем те гномы, о которых написано в ваших книжках. Ради любопытства я читала некоторые из них, там много чего чудесного и сказочного, но гномы из этих сказок не похожи на нас. Мы не носим красных колпачков, не живем в домиках, сделанных из грибов. И тем белее не прячем золото в горшочках. Скорее всего, в ваших сказках описываются какие-то другие гномы.

— Почему же? — Не согласилась Люба. — Сказки писались очень давно. Возможно, тогда вы были именно такими.

— Возможно,- согласилась Незабудка, — но, к сожалению, мы этого никогда не узнаем.

— Почему не узнаем? — Не поняла Аня.

— Потому, что гномы живут сейчас на многих планетах. И на каждой из них они помнят, как прилетели откуда-то. То есть ни одна планета не является для гномов их прародиной, то есть тем местом, где гномы появились на свет. Профессор и занимался поисками той самой первой планеты, на которой зародились гномы. А так, насколько мы себя помним, мы всегда могли путешествовать по космосу и всегда перелетали с одной планеты на другую.

— А ведь Профессор прилетел именно к нам в поисках этой первой планеты, — вспомнила Люба.

Тут из вездехода высунулся Обжоркин.

— Достаточно, — сказал он, — больше воды не надо.

Гном вылез из пенька и направился в дом. За ним последовали и девочки. В комнате Любы гномы уже заканчивали переделку подводной лодки. Аня, взглянув на свою игрушку, не поверила своим глазам. Её пластмассовая лодка превратилась практически в настоящую субмарину. Сбоку лодки был приделан люк, через который гном мог пробраться внутрь. Внутри были размещены двигатели и баллоны с воздухом. Сквозь прозрачное стекло внутри было видно сиденье, очень большое и удобное. Спереди лодки были приделаны два пластмассовых совочка, так что она могла не только плавать, но и копать, что несомненно пригодится, когда нужно будет добраться до люка затонувшего корабля.

— Ну как вам наша работа? — Не без гордости в голосе поинтересовался Пряткин.

— Великолепно! — Восхитилась Аня.

И по всему было видно, что Люба тоже с ней согласна.

— Ну, не всё так хорошо, — вздохнул Александр,- лодка получилась тяжелой, а мы построили её так далеко от пруда.

Люба попробовала приподнять подводную лодку, которая показалась ей не очень тяжелой.

— Ничего, — сказала она, — я донесу её до пруда. Тем более, вы не смогли бы пронести её у всех на виду. Вас бы сразу заметили.

— А так подумают, что мы просто играем,- добавила Аня.

— А это очень хорошая идея, — заметила Незабудка, — что бы мы без вас делали.

Решено было идти на пруд через час. Дело шло уже к вечеру, и медлить было нельзя. Аня пошла домой, предупредить свою бабушку, что будет играть с Любой на пруду. А Люба уговорила свою бабушку пораньше поужинать, чтобы потом пойти вместе с Аней.

— Только долго не засиживайтесь у воды, — наказала бабушка Маша своей внучке после ужина.

— Хорошо, — быстро проговорила Люба, глотая на ходу не жеваную кашу.

Она накинула легкую кофту, надела калоши, так как вечером могла выпасть роса, аккуратно взяла подводную лодку и направилась на пруд. Аня уже ждала её у спуска под гору.

— Ты что так долго? — Поинтересовалась маленькая девочка.

— Кашу ела, — ответила Люба.

— Кашу ела, — передразнила её Аня в шутку, — я свою кашу ещё вчера съела.

Девчонки рассмеялись, но потом вспомнили какое серьёзное дело им предстоит, и направились молча на пруд.

Аня шла первой, одной ей известной тропинкой к удобной полянке перед самой водой. Там не было высокой травы, и было очень удобно именно оттуда запускать лодку. На полянке их ждали Александр, Обжоркин, Незабудка, Пряткин и Профессор, который, мяукая, разговаривал с кораблём. Корабль отвечал, и на середине пруда то и дело появлялись большие пузыри.

— Ну что, всё готово? — Спросил Александр, глядя на Пряткина. — Я как-то волнуюсь.

— Да всё будет хорошо, — успокоил его Пряткин. — Люба, давай лодку!

Люба опустила подводную лодку на землю. Пряткин открыл люк, залез и хорошенько заперся изнутри. Затем он сел в кресло, включил приборы и вопросительно посмотрел на девочку.

— Чего? — Не поняла та.

Пряткин нажал какие-то кнопки, и из динамика сбоку лодки донеслись его слова.

— Чего-чего, отнеси меня, пожалуйста, в воду. Сам я никак не доползу же.

— Ах да, — спохватилась Люба.

Она аккурано взяла лодку и поднесла к берегу. Там она осторожно опустила лодку в воду. Пряткин включил двигатели, и лодочка поплыла по поверхности пруда прямо на середину.

— Ух-ты, здорово то как, — не смогла сдержать восхищения Аня.

— Я тоже глазам своим не верю, — согласился с ней Обжоркин.

Девочки и гномы стояли на берегу и смотрели, как желтая лодка удаляется от берега. Когда она достигла середины пруда, Пряткин остановил лодку и начал погружение. Лодка уже совсем почти было скрылась под водой, как вдруг в воздухе промелькнул поплавок, леска и что-то булькнуло в воду рядом с ней. Леска натянулась и лодка, зацепившись за рыболовный крючок, всплыла и быстро направилась к противоположному берегу, несмотря на то, что Пряткин изо всех сил пытался выровнять лодку и отцепиться от крючка. Гномы были так поражены такой неожиданностью, что поначалу просто стояли, с ужасом глядя, как их надежда уплывает в противоположную сторону. Но девочки не растерялись. Как только они сообразили в чем дело, они бегом бросились вокруг пруда.

На противоположном берегу стоял дед Ваня, который изо всех сил сматывал леску свой удочки, пытаясь вытянуть лодку на берег.

— А, вот и вы, — сказал он девчонкам, — не волнуйтесь, сейчас мы её достанем!

— А мы не хотим доставать .. , — начала было Аня, но Люба её перебила.

— Вот и хорошо, спасибо большое вам.

Дед Ваня уже вытащил лодку на песок. Пряткин выключил двигатели, чтобы понапрасну на сажать аккумулятор, и сел неподвижно в кресло.

— Что же, она у вас на батарейках что ли? — Спросил Дед Ваня, беря лодку в руки.

— Да, на батарейках, — кивнула Люба.

— Какая хорошая игрушка, — сказал старичок, — а вы чуть её не утопили. Ладно я успел подцепить. Такие игрушки только в ванне можно пускать или в луже. А в пруду она утонет и никто её не достанет.

— Спасибо вам, — сказала Люба, — мы так и сделаем.

— Какая интересная кукла внутри сидит, — дед Ваня, щурясь, заглянул внутрь лодки через люк, — прямо таки как живая.

Пряткин сидел и не шевелился, изо всех сил претворяясь куклой.

— Отдайте нам нашу лодку, — не выдержала Аня, — а то я зареву!

Угроза сразу подействовала.

— Не стоит плакать, держите, и не пускайте её больше в пруд, а то утонет.

— Спасибо, — еще раз поблагодарила Люба, взяла лодку и передала её Ане.

Аня поспешила удалиться на полянку, где её ждали гномы. Люба немного задержалась, она хотела выяснить, как долго дед Ваня собирается сегодня рыбачить. Было уже ясно, пока он тут, запустить подводную лодку не получится.

— А много вы рыбы наловили? — поинтересовалась девочка у рыбака.

— Да вообще ничего не поймал, — вздохнул дедушка.

— А, может, неудачный сегодня день для ловли?

— Много ты понимаешь?! Очень даже удачный! Видишь, пузыри на середине так и поднимаются? Это рыба гуляет. Пока рыба гуляет, надо её ловить.

Люба ещё раз поблагодарила старичка и направилась к остальным в их укромное место.

Там Пряткин уже вылез из подводной лодки и рассказывал всем, сколько страху он натерпелся, пока его тащили на берег.

— Почему он не уходит, он же и утром ловил, и днем, но ничего не поймал? — Поинтересовался Александр у Любы, как только она подошла.

— Он видит пузыри и думает, что это рыба.

— Значит, пузыри должны перестать булькать, — высказал общую мысль Обжоркин.

Профессор, не теряя ни минуты быстро побежал на тот берег.

Вечерело. Солнце склонилось к горизонту и скоро совсем скрылось за ним. На противоположной закату стороне неба появились первые звездочки. Быстро темнело. Дед Ваня снова закинул удочку на самую середину пруда. Пойманная детская игрушка показалась ему очень удивительной, как и пенек, который он видел утром. Но чудеса на сей день ещё не кончились. Только старичок присел на траву, как к берегу, совсем рядом с ним, подбежал черный кот и что-то громко прокричал, глядя в воду. Тотчас же пузыри прекратились. После этого кот развернулся, мельком глянул на рыбака и убежал в кусты. С минуту дедушка посидел, глядя на пруд, а потом стал сматывать удочки. Через десять минут он ушел домой.

Девочки и гномы тем временем готовили второе погружение. Пряткин снова забрался в подводную лодку, и Люба снова осторожно запустила её в воду. На сей раз лодка благополучно добралась до середины пруда и начала погружение. Сначала её было видно сквозь толщу воды как желтое пятнышко. Потом она совсем скрылась. Через пару минут вода в центре стала мутной и грязной.

— Это Пряткин откапывает вход в корабль, — пояснил Александр.

Все, затаив дыхание, смотрели на пруд. Больше всех волновался Профессор. Он буквально превратился в неподвижную статую. Наконец, на поверхности пруда раздался большой: «Бульк».

Все уставились на Профессора, ведь только он знал язык воздушных пузырей. Профессор-Васька медленно повернулся и посмотрел на девочек, потом на гномов, словно пытался в их глазах прочесть подтверждение того, что он только что увидел.

— Ну, что? — Не выдержала Незабудка.

— Всё получилось, у нас всё получилось,- не веря своим словам произнес Профессор через переводчика.

— Ура! — Раздался радостный крик.

— Тихо вы! — Прошипел на всех Александр.- Не хватало нам ещё каких сюрпризов. Он повернулся в девочкам. — Ну, нам пора, — сказал он.

— Как, так быстро? — Люба понимала, что этот момент когда-нибудь настанет, но не думала, что он настанет так скоро.

— Да, — вздохнул Александр, — мы и так уже сильно задержались.

Сверху, с тёмного ночного неба абсолютно бесшумно спускалось небольшое облако. Оно опускалось всё ниже и ниже, пока пруд и все его окрестности не заволокло туманом. Потом земля слегка вздрогнула, и вода в пруду пошла волнами. А затем над водой показалось нечто огромное, шарообразное, в иле и водорослях.

— Водяной! — Ахнула Аня. — Я же говорила, что тут живет водяной!

— Хорошо, — согласился Профессор, стоявший рядом, — с сегодняшнего дня назову свой корабль — «Водяной».

Медленно, но верно корабль Профессора поднялся над водой. Грязь и вода лились с него небольшими ручейками. Затем всё это приблизилось к берегу, где стояли гномы, отчего сразу стало прохладней, запахло сыростью и тиной. У самого берега корабль остановился. Что-то в нем зашипело, зашуршало и открылась небольшая дверка, откуда вышел Пряткин.

— Всё работает просто отлично, — сообщил он, — ничего не пострадало за эти годы.

— Я рад, — сказал Профессор, — завороженно глядя внутрь корабля.

Несмелыми шагами он направился внутрь. Было видно, что он очень волнуется: хвост его подергивался, лапы переступали медленно-медленно. Профессору словно не верилось, что то, к чему он стремился на протяжении пятидесяти лет, наконец-то свершилось. Он зашел внутрь и скрылся в глубине корабля. За ним последовали и остальные гномы. Через минуту Профессор вышел снова. Он что-то нес в зубах.

— Мне не терпится принять свой обычный облик, но я не могу вот так уйти, не попрощавшись, — сказал он, обращаясь к девочкам. — Вы очень помогли мне, спасибо вам! Если бы не вы, я, наверное, еще долго-долго ходил бы в облике кота. Но вот, я свободен и могу отправиться к себе домой. Я рад, но почему-то мне немного грустно.

Он взглянул на девочек. Люба выглядела так, словно готова была расплакаться. У Ани по щеке катилась слеза.

— Ничего, — сказала она, — зато ты теперь сможешь всем рассказывать о своих необычных приключениях.

— Это уж точно, — засмеялся Профессор. — Возьмите вот это себе на память.

Он подтолкнул лапой к девочкам небольшую коробочку, где под стеклянной крышкой лежали две небольшие, блестящие металлические стрекозы.

— Что это? — Спросила Люба.

— Это оставшиеся спутники. — Сказал Профессор. — Можете носить их, как украшения. Пусть они напоминают вам о нас.

Из глубины корабля вышел Александр.

— Нам пора, — сказал он.

— Прощайте, — загалдели все гномы разом и стали махать руками.

— Прощайте! — ответили им девочки.

Тем временем люк медленно закрылся, и корабль стал подниматься всё выше и выше. Облако тоже набирало высоту. Вскоре туман рассеялся, а в ночном небе появились две новые звёздочки.

— Ну вот и всё, — сказала Люба.

— Люба! Аня! — Послушались голоса.

Девочки обернулись. К ним приближались их бабушки.

— Вы что так поздно играете? Не видите, туман какой, сыро-то как! Пошли по домам!

Аня направилась со своей бабушкой к себе домой. Люба последовала за своей бабушкой.

— Что-то ты грустная какая, — заметила бабушка Маша, — заболела, наверное. Дай ка я тебе чаю с малиной сделаю.

Девочка пила чай, а сама думала только о гномах. Всё произошедшее казалось ей каким-то необычным сном, и только металлическая стрекоза, сидевшая у неё на груди, словно брошка, и мигавшая маленькой лампочкой, свидетельствовала о том, что всё было на самом деле.

Спать Люба легла поздно. Она смотрела в ночное небо и видела, как две небольшие звездочки, кружась по спирали, набирают высоту. Они поднимались всё выше и выше, пока совсем не скрылись в бездонном ночном небе.


Репка Сказки