Вход | Регистрация
Детские карточки Звуки Животных Машин Овощи Фрукты
Детские карточки. Бесплатное приложение для Android от Репки.
Детские карточки - это развивающее приложение для знакомства ребенка с миром животных, транспортом, окружающими предметами, овощами и фруктами. Приложение включает более 150 изображений HD качества и короткий звук для лучшего восприятия ребенком, также есть режим игры по каждой категории.
Внеклассное чтение
Внеклассное чтение
Отправляетесь в отпуск с детьми, и не хотите нагружать багаж книгами - возьмите Репку с собой. Все сказки для внеклассного чтения собраны здесь!
Уайльд Оскар
День рождения сегодня: Уайльд Оскар
Найдите произведение автора, которое будет Вам по душе.
Все сказки в алфавитном порядке ЗДЕСЬ!
Давно ли вы читали детскую литературу? Окунитесь в детство - мир волшебства - на нашем замечательном портале Репка!
Не можете читать сейчас?..
Возьмите сказку с собой, скачав ее в удобном для Вас формате.
PDF, EPUB, FB2, HTML, TXT
Категории

Аудио

Пословицы

Стихи

Басни

С картинками

Популярные сказки
Автор: Биссет Дональд    |    Просмотры   181   |    Понравилось   0

Скачать"Путешествие дядюшки Тик-Так"
СкачатьСкачать PDF | СкачатьСкачать EPUB | СкачатьСкачать FB2 | СкачатьСкачать HTML | СкачатьСкачать Текст

СКАЧАТЬ
Можно прочитать за 108 мин.

Спасибо! Ваш файл будет сформирован через 12 сек
Путешествие дядюшки Тик-Так

Глава первая,


в которой вы познакомитесь с дядюшкой Тик-Так и с его тигром Рррр


Желтеньких, пожалуйста! — попросил дядюшка Тик-Так своего любимого тигра Рррр. — Белых не надо, только желтеньких. И поскорей!
Но Рррр и ухом не повел. Он знал, что дядюшка Тик-Так говорит это просто так, на тот случай, если они вдруг встретят рябую курочку, которая несет желтые яички.
— А знаешь, чего нам и вправду не хватает, Рррр? — продолжал дядюшка Тик-Так. — Славного МЕРОПРИЯТИЯ, вот чего!
— Верно! — обрадовался Рррр. — Мер… мер… как это ты сказал, мер… мер… мера. И с клубникой! Вот бы здорово!
— Да ну тебя, Рррр, у тебя вечно еда на уме. Мероприятия не едят. Мероприятие — это, например, когда мы с тобой решим…
— Обняться! — сказал Рррр и крепко обнял дядюшку Тик-Так.
— Нет, нет! Например, когда мы с тобой решим сделать что-нибудь такое… Отправимся искать клад, или полетим на Луну, или… или позовем гостей. Ну, давай придумаем какое-нибудь мероприятие, Рррр! Чего бы нам такое изобрести? И куда только девалось мое воображение?
Тут зазвонил телефон.
— Да? — сказал дядюшка Тик-Так. — Я вас слушаю. Кто говорит?
— Ваше Воображение! — ответили в трубку. — Я придумываю для вас мероприятие. Позвоните, пожалуйста, через несколько минут по номеру Воо-Бра-Жение, 1234: ВБЖ, раз-два-три-четыре. А пока представьтесь вместе с Рррром ребятам, которые читают эту книгу. Они ведь вас еще не знают.
— Да, да, конечно! — сказал дядюшка Тик-Так. — С удовольствием. Иди сюда, Рррр, я тебя представлю.
Дорогие читатели, Рррр — мой любимый тигр. Иногда он бывает очень злой, особенно по вторникам. Но вообще-то он добрый и славный тигр.
А вот… хм… и я. Одну минуточку, я только сниму шляпу и раскланяюсь.
Приветствую вас!
Мое занятие — часовых дел мастер. Иногда я еще занимаюсь чудесами.
Очень рад с вами познакомиться.

Глава вторая,


в которой дядюшка Тик-Так и Рррр решают отправиться в путешествие по Реке Времени до конца радуги


— ВБЖ 1234, - набрал дядюшка Тик-Так.
ВооБраЖение сразу ответило:
— Все в порядке, дядюшка Тик-Так! Мероприятие у вас будет. Постройте лодку и отправляйтесь вчера в путь по Реке Времени до конца радуги.
— Великолепно! — обрадовался дядюшка Тик-Так. — Но только почему вчера?
— Да чтобы скорее добраться! А по дороге загляните непременно в Озеро Детских Песенок и на Реку Слов. Но остерегайтесь вреднюг! Они в черных плащах с капюшонами и зовут их Нельзя, Несмей и Стыдись. У них еще есть собачонка Тяв-Тяв. Берегитесь их! Захватите с собой побольше еды, шерстяной свитер, часы, пачку бумаги, несколько конвертов с марками, лампу, подзорную трубу и щетку чистить Рррра.
— Хорошо! — ответил дядюшка Тик-Так. — Учтем все ИНГРЕДИЕНТЫ. Счастливо оставаться! — И повесил трубку.
Вдруг откуда-то еле слышно раздалось: "Помогите! Помогите!". Дядюшка Тик-Так снял опять трубку и услышал уже отчетливее и громче: "Помогите! Помогите!".
— Кажется, я догадываюсь, в чем дело, — сказал дядюшка Тик-Так. Это непонятное слово «ингредиенты», которое я только что сказал. Оно такое трудное, что, наверное, застряло в телефоне.
Дядюшка Тик-Так прислушался и разобрал еще несколько слов, которые тоже не могли пройти. "Ну пусти же!" — подгоняли они.
"Бедняжка, совсем его затолкали", — подумал дядюшка Тик-Так.
Ну и шум подняли эти слова!
"Спою-ка я им песенку, чтобы они успокоились, — подумал дядюшка Тик-Так. — А потом как дуну, да как плюну, сразу и выдую все слова, и они вылетят с другого конца провода".
Дядюшка Тик-Так взял телефонную трубку и запел в нее:
Жила-была леди
В далекой Австралии.
Прислала нам леди
В посылке азалии,
Книжки и ленты
И прочие ингредиенты.
Последнее слово он пропел как можно скорей, чтобы оно опять не застряло, а потом ДУНУЛ хорошенько в телефонную трубку. Раздалось легкое "пок!", и слова одно за другим выскочили с другого конца провода.
— Наконец-то, — вздохнуло Воображение. — Передайте мой самый горячий привет радуге. Поклон Рррру. Счастливого пути! До свиданья!

Глава третья


о том, как строили лодку и писали письма


Дядюшка Тик-Так достал топор, гвозди и доски, и вместе с Рррром они построили лодку. Потом ее покрасили и отнесли к реке. На воде лодка держалась превосходно. Но сесть в нее вдвоем им не удалось лодка оказалась маловата. Дядюшке Тик-Так места хватило, а Рррру нет, он был слишком велик.
Пришлось им вытащить лодку из воды и отнести ее назад.
— Эх, Рррр, — сказал дядюшка Тик-Так, — был бы ты поменьше. А что вот теперь делать? Мы должны или лодку сделать больше, или тебя меньше. Тебе хочется быть МАЛЕНЬКИМ тигром? Тогда бы тебя меньше боялись.
— А я люблю, когда меня боятся! — сказал Рррр.
— Тогда бы ты ел поменьше.
— А я люблю много есть! — сказал Рррр. — Но в общем-то, ладно, пусть стану поменьше, только чур ненадолго.
Дядюшка Тик-Так почесал в затылке.
— Ну же, голова моя, головушка! — сказал он. — Придумай чтонибудь.
Что-то заш… ш… шуршало…
— Что это? А-а, это мои мысли! — догадался дядюшка Тик-Так. — Я так долго думал, что мысли зашевелились у меня в голове.
"Ах, простите, пожалуйста! — сказала одна мысль другой. — Я не хотела вас задеть".
"Пустяки, — ответила другая мысль. — Дорогой дядюшка Тик-Так, сказала она, — сделайте сейчас передышку и примите ванну, а мы пока за вас подумаем".
"Согласен, — сказал дядюшка Тик-Так. — Только сначала напишу письмо".
"Зачем? Кому?"
"Рррру, — ответил дядюшка Тик-Так. — Я хочу написать ему, что он самый красивый и самый милый тигр на свете и что я его люблю".
"Так скажите ему об этом!" — посоветовали мысли.
"Не могу, — сказал дядюшка Тик-Так. — Я смущаюсь. Лучше я ему напишу".
Рррр в это время тоже думал:
"Уррррррр! уррррррр! уррррррр! Сладкий человек этот дядюшка ТикТак".
"Не сладкий, а славный, наверное?" — поправила его одна мысль.
"Нет, сладкий! — сказал Рррр. — Хотя, пожалуй, все сладкое славное. В общем, это почти одно и то же. Не верите — спросите собаку!"
Рррр и дядюшка Тик-Так написали друг другу письма. Рррр понес письма на почту, а дядюшка Тик-Так пошел принять ванну.
— Способный он тигр, — сказал дядюшка Тик-Так горячему крану. — И лодки умеет строить, и все такое прочее. Только вот был бы он хоть чуточку поменьше. Еще горячей воды, пожалуйста!
И дядюшка Тик-Так подтянул ноги, пока горячий кран добавлял в ванну горячую воду.
— Достаточно! — крикнул дядюшка Тик-Так. — Спасибо!
— Хм, хм! — заговорил холодный кран. — Простите, что вмешиваюсь, но почему бы вам не сделать так, чтобы он сел?
— Сел? — воскликнули дядюшка Тик-Так и горячий кран одновременно. — Вы хотите сказать…
— Я хочу сказать, что тигры очень любят принимать ванну. Так вот, если он подольше полежит в горячей воде, он сядет, понимаете? Все шерстяное садится от горячей воды.
— Конечно! — согласился дядюшка Тик-Так. — Но я не хочу, чтобы он стал слишком маленьким. Кому нужен тигр величиной со шмеля? А вот, скажем, тигр как кошка, как БОЛЬШАЯ кошка, это да! Тогда он легко поместится в лодке. Только вдруг он не захочет сидеть в ванне сколько полагается?
— Гор! — воскликнул холодный кран. — Нам поможет горячий кран. Знаете, Гор замечательно рассказывает сказки. Просто заслушаешься!
— О Хол, вы очень любезный кран, — смутился Гор.
— Я уверен, — продолжал Хол, — если Гор начнет рассказывать тигру сказку, Рррр не вылезет из воды, пока не сядет до нужного размера.
— Прекрасно, — согласился дядюшка Тик-Так. И когда Рррр вернулся с почты, дядюшка Тик-Так сказал ему:
— Дорогой Рррр, хочешь принять ванну? Может, ты немножко сядешь…
— Бегу! — обрадовался Рррр и взлетел по лестнице через три ступеньки, открыл горячий и холодный краны одновременно, залез в ванну и улегся на спину поудобнее…
— Жила-была на свете, — начал горячий кран…

Глава четвертая,


в которой рассказывает Гор


— …жила-была на свете, в бумажном пакете, в кухонном буфете Лошадь.
— Всамделишная лошадь? — удивился Рррр.
— Всамделишная лошадь? — удивился Хол. — А ей было не тесно в буфете?
— Нет, ей там нравилось, — сказал Гор. — К тому же в буфете всегда оставляли для нее шляпу, которую можно было пожевать. И пожалуйста, не перебивайте!
Вместе с Лошадью в буфете жил еще Рисовый Пудинг и Сны. Лошадиные Сны. Рисовый Пудинг чувствовал себя очень несчастным, потому что дети, которые жили в этом доме, не хотели его есть.
Гор замолк на минутку, чтобы посмотреть, сел Рррр хоть немножко или нет.
Рррр не сел нисколечко, и Гор сказал:
— Окуни ноги и хвост! — И подбавил горячей воды.
— Я знаю, тигры предпочитают холодные ванны, — сказал он, — но в горячей воде ты сядешь быстрее. Так, дайте подумать, что же было дальше… Хол, ты не помнишь, что было дальше?
— Рисовый Пудинг мечтал, чтоб его съели, — подсказал Хол. Собственно, для этого рисовые пудинги и существуют на свете. Да, так вот… так вот, нет, давай уж ты, Гор. Ты гораздо лучше меня рассказываешь сказки.
— Благодарю вас, — поклонился Гор и продолжал:
"У-у-у, у-у-у, никто не хочет меня есть", — плакал Рисовый Пудинг.
Лошадь его пожалела.
"Послушайте, — сказала она своим Снам, — приснитесь, пожалуйста, сегодня не мне, а детям. Пусть детям приснится Рисовый Пудинг, и пусть они захотят его съесть".
"Ладно, милая Лошадь, — сказали Сны. — Сегодня мы приснимся детям".
И вот в эту ночь, как только дети уснули, Сны проскользнули под дверцу буфета, поднялись по лестнице в спальню, прыгнули в детские кроватки и нашептали детям, до чего же вкусный Рисовый Пудинг, который стоит внизу в буфете вместе с Лошадью и очень хочет, чтобы хоть ктонибудь сказал ему: "Славный пудинг!".
— Сладкий! — поправил Рррр.
— Пусть сладкий. "Надо его попробовать!" Потом Сны сами заснули. Утром они проснулись первыми и улетели в окно спальни, как только дети открыли глаза.
В этот день дети съели за обедом весь пудинг. Он был очень доволен. "Ам-ам-ам, — сам приговаривал он. — Славный пудинг!"
— Сладкий! — поправил снова Рррр.
— Нет, славный! — сказал Гор. — А потом дети спустились в кухню посмотреть, нет ли в буфете еще пудинга. И увидели там Лошадь…
Гор взглянул на Рррра и увидел, что тигр стал уже в два раза меньше. Тогда он сказал:
— Вот и сказке конец.
— А что потом? — спросил Рррр.
— Мм… а потом… Потом дети взяли из буфета Лошадь, отнесли ее в сад и катались на ней верхом, и с того дня они жили-не-тужили, а ты стал совсем маленький, пора мне закрыть свой горячий кран, не то ты еще больше сядешь. Я думаю, с Лошадью ты скоро сам познакомишься.
Рррр поглядел на себя.
— Я и вправду сел! Теперь я, конечно, помещусь в лодке вместе с дядюшкой Тик-Так, и нам не придется строить новую. Ур-а-а-а! — И тигр выскочил из ванны. — Ты слышал, Гор? Мы должны доплыть до конца радуги!
— Желаю удачи! — сказал Хол. — До свидания!
— Если вы встретите по дороге наших друзей Тучку-Невеличку и ПокаПока, — сказал Гор, — передайте им нашу пламенную любовь.
— Кх-кх, — откашлялся Хол, — как им не встретить Тучку-Невеличку, раз они хотят найти конец радуги?
— Ах да, конечно, — сказал как-то таинственно Гор. — Само собой разумеется… Только остерегайтесь вреднюг! Они очень опасные. Их зовут Нельзя, Несмей и Стыдись. У них есть собачонка Тяв-Тяв. Надеюсь, Воображение дядюшки Тик-Так вас уже предупредило?
— Есть, будем остерегаться! — крикнул Рррр. — Спасибо за все! До свидания!

Глава пятая


о том, как Фарфоровая Собачка учится отвечать, который час
Когда дядюшка Тик-Так увидел Рррра после ванны, он очень обрадовался.


— Вот теперь ты в самый раз! — сказал он. — Посмотри-ка, а вон и радуга! Там, за рекой. Эх, уже исчезла. Скажу тебе по секрету, Рррр, я не уверен, что мы найдем конец радуги. Зато приключений у нас будет хоть отбавляй. А теперь надо решить, что мы возьмем с собой. Дай-ка подумаю. Во-первых, Рябую Курочку, чтобы она несла нам на завтрак желтые яички. Затем мои часы. Те, со звонком, которые ходят, — тиктак, тик-так. Еще прихватим с собой Фарфоровую Собачку. Мы посадим ее в лодку рядом с часами, и она будет говорить нам время. Без этого в путешествии, да еще по Реке Времени, никак нельзя.
— А фарфоровые собачки вовсе и не умеют говорить время, — сказал Рррр.
Фарфоровая Собачка заплакала, ей очень хотелось, чтобы ее взяли с собой.
— Не плачь, — сказал ей дядюшка Тик-Так. — Пока я собираю в дорогу вещи, Рррр тебя научит.
И он пошел собираться.
Рррр смутился: хоть он был и очень умный тигр, но в часах сам не разбирался.
"Бедный Рррр! — пожалел он себя. — Бедный маленький тигр, которого все обижают и никто не любит, ф-ф-ф…"
Фарфоровая Собачка заплакала еще громче, но тут набежала ТучкаНевеличка, начался дождь и вокруг лодки натекло целое озеро.
Дядюшка Тик-Так пришел просто в восторг:
— Теперь нам не надо тащить лодку к реке, мы поплывем прямо отсюда. Молодец, Тучка! Поедем с нами, будешь иногда поливать нас дождем.
Тучка-Невеличка охотно согласилась.
— Очень удобно иметь свою собственную тучку, — сказал дядюшка ТикТак. — Когда попросишь, она польет тебя дождичком. А надоест перестанет, и тогда хочешь гуляй, хочешь играй! Ну ладно, сейчас я должен научить Фарфоровую Собачку отвечать, который час. Да и тебе, Рррр, не мешает послушать наш урок.
Но Рррр повернулся и пошел.
— Что за ленивый тигр! А теперь, собачка, сосчитай до двенадцати.
— Я умею считать только до десяти, — ответила Фарфоровая Собачка.
— Пустяки, после десяти идет одиннадцать, а потом двенадцать. Ну, считай до двенадцати!
— Один, два, три, четыре, пять, шесть, семь, восемь, девять, десять, одиннадцать, двенадцать, — сосчитала собачка.
— Умница! — похвалил ее дядюшка Тик-Так. — А скажи, который будет час, если маленькая стрелка часов показывает между пятью и шестью, а большая стрелка стоит на трех?
Фарфоровая Собачка долго думала, потом сказала:
— Половина третьего.
— Нет, — сказал дядюшка Тик-Так. — БОЛЬШАЯ показывает три, а МАЛЕНЬКАЯ стоит между пятью и шестью.
— Четверть шестого! — ответила собачка.
— Совершенно верно! — сказал дядюшка Тик-Так и поцеловал ее.
— Теперь мы можем отчаливать, — сказал он. — Все на борт!
— Ко-ко-ко-ко! — закудахтала Рябая Курочка, вспорхнула и опустилась на дно лодки, в уголок между коробкой с шоколадным печеньем и охапкой сена, которое прихватили на случай, если в пути повстречается Лошадь.
РРРР уселся на корму. Одной лапой он рулил, а в другой держал солнечный зонтик, которым очень гордился.
Дядюшка Тик-Так положил на нос лодки часы, Фарфоровую Собачку, рядом с ней свою подзорную трубу (это была ЧУДЕСНАЯ подзорная труба), несколько яиц, бутерброды и, взявшись за весла, отчалил от берега.
Тучка-Невеличка поплыла вслед за лодкой, только по небу.
— Я гребу до трех часов, — сказал дядюшка Тик-Так. — Затем сядешь на весла ты, Рррр.
Так они плыли и плыли, пока Фарфоровая Собачка не пролаяла: "Три часа! Гав-гав-гав! Три часа!"

Глава шестая,


в которой путешествие продолжается с помощью подзорной трубы
Рррр тут же пересел на весла, а дядюшка Тик-Так достал подзорную трубу и оглядел окрестность.


По берегам реки раскинулись поля и рощи, на лугах паслись стада коров и овец, щипали траву лошади. Но радуги нигде не было. Только вдалеке ему удалось разглядеть какое-то огромное животное.
— Гм, — подумал вслух дядюшка Тик-Так, — кажется, таких я никогда раньше не видывал, разве что в книжках с картинками. Постойте, постойте, как же оно называлось? Начинается на букву «б», это точно.
— Бык?
— Нет.
— Бизон?
— Нет.
— Бульдозер?
— Да ну, Рррр, что ты говоришь?
— Белка?
— Нет.
— Буйвол?
— Нет, вспомнил! Бронтозавр! Вот это кто. Доисторический бронтозавр! Надо взглянуть на него поближе. Только сначала нам придется отплыть далеко-далеко назад. Ведь мы плывем по Реке Времени. Придется отплыть лет этак миллионов на сто. Иначе ничего не увидим. А это кто там такой? А-а, почтальон! Почтальон-великан. А чуть подальше, под яблоней, — лошадь. Только она почему-то в бумажном пакете.
— Я ее знаю! — вскричал Рррр. — Она из той сказки, которую рассказывал Гор. Она жила в буфете вместе со Снами и Рисовым Пудингом. Давайте остановимся и поговорим с ней.
— Ну что ж, — согласился дядюшка Тик-Так, продолжая глядеть в свою чудесную подзорную трубу. — Гм, а вон там какой-то император, что-то он невеселый. А на другом берегу дворец, и по саду гуляет толстый король, вот к нему подходит повар. До чего тощий повар! А дальше, дальше… Ночь. Так темно, так темно, конечно, это ночь. Сколько встреч нам предстоит! Ну и длиннющая получится у нас глава!
— А что такое глава? — спросил Рррр.
— Видишь ли, я записываю все наши приключения в книгу, — ответил дядюшка Тик-Так. — Глава — это маленькая часть одной длинной истории.
— Почему же тогда ты не напишешь о каждом приключении отдельную главу? — спросил Рррр.
Дядюшка Тик-Так опустил подзорную трубу.
— Ты на редкость мудрое создание, — сказал он Рррру.
— Гав-гав-гав-гав! — залаяла Фарфоровая Собачка. — Четыре часа!
— И ты тоже, — сказал дядюшка Тик-Так Фарфоровой Собачке.
Фарфоровая Собачка не поняла и поглядела на него с удивлением.
— Я хотел сказать умная. Ты умная собачка, а Рррр умный тигр, а наша Тучка-Невеличка, — дядюшка Тик-Так поглядел вверх, — умная тучка. Полей на нас дождем, умная тучка!
Начался дождь.
— Как хорошо, как свежо! — сказал дядюшка Тик-Так. — Ну хватит, больше не надо, пожалуйста. А теперь мы пойдем в гости к Толстому королю. Может, Курочка снесет для него яичко, а? Он очень обрадуется.
— Ко-ко-ко, — ответила Рябая Курочка.

Глава седьмая


о том, как пекли торт


Рррр пристал к берегу, и дядюшка Тик-Так пришвартовался к плакучей иве.
Толстого короля нигде не было видно, зато из дворцовой кухни доносился восхитительный запах.
— Гав-гав-гав-гав-гав! — пролаяла Фарфоровая Собачка. — Пять часов!
Все вышли из лодки и заглянули в окошко кухни.
Тощий повар на огромном столе смешивал слоеное тесто вместе с песочным и с сахарной пудрой. А Толстый король стоял рядом и наблюдал.
Король увидел гостей и сказал:
— Милости просим! Заходите! А вы видели только что радугу? Ах, как красиво, как красиво!
— Нет, не видели, — ответил дядюшка Тик-Так. — Мы как раз ее ищем. Рррр, оставь в покое тесто! Но еще не нашли.
— О, надеюсь, скоро найдете. Входи, входи, Курочка. Здесь готовят торт к чаю. А тебе сюда нельзя! — сказал король Тучке-Невеличке. — Вот если ты вернешься в сад и польешь цветы, я буду бесконечно тебе благодарен. Розы совсем поникли. Лето такое жаркое!
Король повернулся к повару.
— Побольше дрожжей, — сказал он.
— Будет сделано, Ваше величество, — ответил повар. — Торт получится наивоздушнейший! Для верности я положил в тесто целый фунт дрожжей.
— Прекрасно! — одобрил король. — А это что такое? — Он нагнулся и поднял желтое яичко. — Спасибо тебе, милая Курочка!
Король передал яичко повару, повар разбил яичко, замесил его в тесто, а потом выложил тесто на огромный противень и сунул в духовку.
— Та-ак, — сказал король, к чаю у нас будет торт. Мм… м-могу я спросить вас, этот ваш тигр очень злой? — шепотом обратился король к дядюшке Тик-Так.
— Только по вторникам, — ответил дядюшка Тик-Так.
— О господи! — Король даже побледнел. — А какой у нас сегодня день? Что с моей памятью! У нас ведь здесь всегда суббота! Никаких вторников, никаких четвергов — только суббота. Видите ли, по субботам у нас принято печь к чаю торт, поэтому я приказал, чтобы всегда была суббота.
— Очень разумно! — сказал дядюшка Тик-Так.
— К тому же это спасает меня от тигров, — продолжал король. Какой славный у вас тигр! — И он погладил Рррра.
Тут крышка газовой плиты вдруг приподнялась и с громким "пафф!" подлетела в воздух, а над плитой показалась верхушка торта.
— Ай, ай-ай! — сказал король повару. — Погляди, что ты наделал. Ты переложил дрожжей!
Торт продолжал расти, пока не уперся в потолок, и потолок затрещал.
Повар, король, дядюшка Тик-Так, Рррр и Рябая Курочка побежали на второй этаж.
Когда они прибежали туда, торт уже пробил потолок.
— Помогите же кто-нибудь! — взмолился король.
Бедняга повар подпрыгнул повыше и уселся на самую верхушку торта, чтобы хоть как-нибудь остановить его.
Но торт все равно продолжал расти, и повар уперся головой в потолок второго этажа. Через миг его голова уже пробила потолок и крышу. А торт все продолжал расти.
— Ах, Ваше величество, пожалуйста, спуститесь в кухню и выключите газ! — крикнул повар.
Король тут же бросился через три ступеньки вниз, выключил газ, а потом выбежал в сад вместе с дядюшкой Тик-Так, Рррром и Рябой Курочкой.
Торт перестал расти, но верхушка его была и так слишком высоко.
— Вот история! — сказал король. — Если не спустить повара на землю, мы останемся без обеда! Что делать? Что делать?
— Я знаю! — закричал Рррр. — Пусть повар ест торт. Чем больше он съест, тем ниже торт опустится.
— Умно придумано, тигр! — похвалил его король и крикнул погромче: "Повар, ешь торт! Живо!"
— С удовольствием, Ваше величество! — ответил повар и откусил кусочек. — Мм, — сказал он, — торт удался!
— Замолчи и ешь как можно быстрей, — приказал король, — иначе я останусь без обеда.
— Слушаюсь, Ваше величество! — И повар принялся за торт.
Но торт был такой большой, что очень быстро съесть его было просто невозможно. Повар ел и толстел на глазах. А бедный король, который не мог дождаться обеда, худел и худел.
Наконец повар доел торт и оказался на земле.
— Не волнуйтесь, Ваше величество, — сказал он, — я мигом приготовлю обед.
И он мигом приготовил обед.
— Прошу к столу, — пригласил король гостей.
— Благодарим, Ваше величество, — ответил дядюшка Тик-Так. — Можешь больше не поливать, — сказал он Тучке-Невеличке.
— Да, спасибо, — сказал король. — Розы уже совсем ожили.
Тучка-Невеличка кончила поливать, и все пошли к столу. Все, кроме Рябой Курочки — она осталась в саду доедать крошки от торта.
После обеда путешественники распрощались с королем и его поваром и отправились дальше, ко дворцу Грустного императора.
— Гав-гав-гав-гав-гав-гав! — пролаяла Фарфоровая Собачка, когда они вернулись к лодке. — Шесть часов.
— Хорошо, что Фарфоровой Собачке обедать не обязательно! — сказал дядюшка Тик-Так.
— Сейчас не может быть только шесть, — сказал Рррр. — Мы пробыли там вовсе не час, а гораздо дольше.
— Все зависит от того, как смотреть на время, — сказал дядюшка Тик-Так. — Разве ты не знаешь, что время для всех разное? Например, для кого счастливое время, а для кого — злое. У одних время бежит, у других оно стоит. Ты что же думаешь, для улитки час то же самое, что для зайца?
Все сели в лодку и поплыли ко дворцу Грустного императора, а по дороге играли в "разные времена".
— Настоящее время, — сказал Рррр.
— Будущее, — сказал дядюшка Тик-Так. — Раннее время.
— Позднее, — сказал Рррр. — В свое время.
— Время от времени, — сказал дядюшка Тик-Так. — Летнее время, свободное время, рабочее время, старое доброе время, потерянное время. Ой, кажется, я перестарался, а время-то бежит. Хорошо, что наши часы показывают точное время.
— Тик-так, — сказали часы.
— Ого, уже четверть седьмого.
— А что такое "потерянное время"!? — спросил Рррр.
— То время, которое ты тратишь зря на какие-нибудь пустяки. Время у тебя ушло, а ты ничего не сделал. Вот и говорят потерял время. Например, сейчас нам никак нельзя терять время на разговоры, иначе мы попадем к императору, как раз когда будет время спать. — С этими словами дядюшка Тик-Так приналег на весла, и лодка поплыла вниз по реке ко дворцу Грустного императора.

Глава восьмая


о посещении Грустного императора


Чем ближе они подплывали, тем холодней становилось, и вот уже лодка плыла среди сплошных льдин. Тучка-Невеличка отстала, и на какойто миг вдали показалась радуга. Но тут же пошел снег. Дядюшка Тик-Так надел теплый свитер, Рябая Курочка нахохлилась, только Фарфоровая Собачка и Рррр не обращали на холод никакого внимания.
На пристани их приветствовало несколько человек в меховых шубах и шапках. Это была дочка императора принцесса Матильда с придворными.
— Мы так рады вас видеть! — сказал один придворный. — Император грустит, может быть, вы его развеселите. — И он проводил гостей во дворец.
Чтобы не замерзнуть, император все время сидел у камина, а императрица лежала в постели.
— Вот, не хочет вставать, пока не наступит лето, — пожаловался император.
— Но ведь лето уже прошло, — сказал дядюшка Тик-Так. — Уже поспели на яблонях яблоки, и на орешнике орехи, и на кустах черная смородина.
— Знаю, всюду оно прошло, — сказал император, — а у нас еще не наступало. Все стоит зима, и конца ей не видно.
Дядюшка Тик-Так выглянул в окно. Дворцовый парк был весь в снегу, по дорожкам прыгали малиновки — они искали хлебные крошки. Повсюду гулял северный ветер.
— Даже мои черепашки не хотят просыпаться, — грустно сказал император, — но я все равно на них не сержусь.
— О, разрешите мне на них посмотреть, — попросил дядюшка Тик-Так.
— Пожалуйста! — сказал император и отвел всех на кухню.
Действительно, все шестнадцать черепашек крепко спали.
— Кажется, я понимаю, в чем дело, — сказал дядюшка Тик-Так. Будьте любезны, созовите сюда придворных трубачей.
— Созовите сюда трубачей! — приказал император придворному.
Когда трубачи явились, дядюшка Тик-Так построил их в ряд и велел трубить всем сразу и как можно громче.
— Тум-турурум-турурум-тум-тум!!! — заиграли трубачи. — Тумтурурум-турурум-тум-тум!!!
Ну и шум они подняли! Черепашки проснулись, и тут же послышалось громкое "крэк!" — это треснул на озере лед. Вдруг во дворе перед кухней повалил сильный снег, но он тут же растаял и проступила зеленая травка, запели птицы.
Северный ветер очень удивился.
— Спасите! — закричал он. — Уже лето, а я еще здесь. — И он вихрем полетел к Северному полюсу, прихватив с собой зиму.
И где он пролетал, всюду делалось холодно, реки и пруды замерзали, люди надевали теплые пальто, шарфы и перчатки. Но, к счастью, снег быстро таял, и люди снова сбрасывали с себя теплую одежду.
А во дворце императрица встала с постели, надела летнее платье и даже поцеловала императора — к ней вернулось хорошее настроение. Император тоже больше не грустил. А принцесса Матильда достала мяч, ракетку и побежала на лужайку играть с придворными в теннис.
— Ничего не могу понять, — сказал император, почесав в затылке.
— Видите ли, Ваше величество, — сказал дядюшка Тик-Так. — Черепахи спят обычно зимой, и, когда зима увидела, что у вас в кухне спит целых шестнадцать черепах, она решила, что ей незачем уходить. Но понастоящему-то сейчас не зима, а осень!
Тут в коридоре послышались чьи-то мелкие шажки и кто-то поскребся в дверь.
— Должно быть, это белки, — сказал император. Так и оказалось. Прыг-скок, белки уже прыгали по комнате. У каждой было по орешку.
— Они такие лентяйки, — пожаловался император, — осенью они всегда прибегают ко мне, чтобы я колол им орехи кухонной дверью.
Император взял у белок орешки и принялся колоть их кухонной дверью, а трубачи ему помогали.
— Нам пора в путь, Ваше величество, — сказал дядюшка Тик-Так императрице.
— Прощайте, — сказала императрица и поцеловала на прощание дядюшку Тик-Так и Рррра.
Император пожал им руки, и дядюшка Тик-Так заметил, что он опять загрустил.
— Я только подумал, — сказал император, — что раз сейчас осень, то скоро опять придет зима. Это же несправедливо, она ведь только что ушла.
— Вы правы! — согласился дядюшка Тик-Так. — Я как-то упустил это. А что Т Ы скажешь, Рррр? Знаете, Ваше величество, он очень умный тигр. Иногда, правда, чуть упрямый, но в общем очень славный.
Рррр почесал лапой за ухом.
— Вам надо каждый вечер устраивать в саду летний бал, — сказал он императору. — Тогда, если зима придет, она подумает: "Как будто я рано пришла. В саду танцуют, а кто же танцует в саду зимой?" И она уйдет зимовать куда-нибудь в другое место.
Император повеселел и попросил императрицу тут же написать побольше приглашений на ЛЕТНИЙ бал в императорском саду.
— И обязательно закажите повару побольше мороженого, — добавил он, потом еще раз пожал всем руки и проводил гостей до лодки.


— А главное, — сказал на прощание дядюшка Тик-Так, — когда черепахи лягут в спячку, не показывайте их зиме. Спрячьте их в ящик с проволочной сеткой, положите им туда побольше салату и поставьте ящик в кухонный буфет — В САМУЮ ГЛУБИНУ, — а дверцу закройте.
— Так я и сделаю, — сказал император. — Большое спасибо за совет!
Императрица тоже пришла на берег прощаться и вручила Рррру подарок, завернутый в коричневую бумагу.
— Только не разворачивай, пока вы не отплывете далеко-далеко, сказала она. — Это от принцессы и от меня, чтобы ты всегда был хорошим тигром.
Она еще раз поцеловала его, все помахали друг другу рукой, и дядюшка Тик-Так оттолкнул лодку от берега, потом сел на весла, и лодка поплыла вверх по реке. А Рррр в одной лапе держал подарок, а другой махал всем: "До свидания!".

Глава девятая


о том, как охотились на лису


Когда они миновали излучину реки, Рррр развернул пакет. В нем оказались ручные часы.
— Вот здорово! — обрадовался Рррр. — Теперь у меня свои часы!
— Хотя узнавать по ним время ты так и не умеешь, — сказал дядюшка Тик-Так, подмигнув Фарфоровой Собачке. — Интересно, а кого мы теперь встретим? Смотрите, смотрите!
Рядом с рекой они увидели железную дорогу, по дороге пыхтел маленький паровозик, он тянул за собой один-единственный вагон, на крыше которого сидел кенгуру. Поравнявшись с лодкой, паровозик сначала замедлил ход, потом совсем остановился. Тут же из вагона выскочили белки и набросали на рельсы орехов- чтобы паровозик проехался по ним и расколол скорлупу.
— Ай-ай, эти белки лентяйки вроде тех, что мы видели у Грустного императора. Помнишь, Рррр? Он еще колол им орешки кухонной дверью. Привет, паровозик! — крикнул дядюшка Тик-Так.
Машинист высунулся из окошка.
— Привет! — ответил он. — Ого, смотрите-ка!
Это он увидел лису. Когда лиса, совсем запыхавшись, подбежала к паровозу, все услышали вдалеке: "Ату! Ату!". А следом за голосами показались гончие и всадники.
— Они гонятся за мной! — сказала лиса. — Мне так страшно! Куда бы спрятаться?
— Прыгай скорее в лодку! — крикнул дядюшка Тик-Так.
Лиса прыгнула, заползла в уголок и свернулась калачиком за спиной у Фарфоровой Собачки, а, когда охотники были уже совсем близко, Рррр еще прикрыл ее своим солнечным зонтиком.
— Вы лису не видели? — спросил Главный охотник.
Тут паровозик ка-ак засвистит: "Пиииии! Пиииии!"
— Что вы сказали? — переспросил дядюшка Тик-Так. — В лесу?
— Я сказал "лису"! — заорал охотник.
— Ах, колбасу, — сказал дядюшка Тик-Так. — Сейчас вам дам колбасу.
— Да ну вас! — рассердился охотник. — Лису!!!
— На носу? На носу сидит Фарфоровая Собачка и смотрит, который час. Сейчас уже, наверное, около девяти.
Фарфоровая Собачка залаяла, паровозик опять засвистел — пиииии! пиииии! — еще громче, а гончие залаяли на кенгуру, который сидел на крыше вагона.
— А может, вы имели в виду осу? — крикнул дядюшка Тик-Так. — У Грустного императора в саду, наверное, их много.
Никто так и не узнал, что собирался ответить охотник, так как паровозик до того рассвистелся — пиииии! пииии! — что лошадь охотника испугалась и понесла. А за ней умчались и все гончие. Тучка-Невеличка тоже увязалась за ними и слегка полила охотников дождем, так что пришлось им поднять воротники.
— Ах, черт возьми! — возмутился Главный охотник. — Недоставало только дождя. Скоро охотники были уже далеко.
— Теперь можешь вылезать, — сказал лисе дядюшка Тик-Так.
Лиса выползла из укрытия и понюхала воздух.
— Все спокойно, — сказал дядюшка Тик-Так. — Они ускакали. Счастливого тебе пути, лисичка!
Лисичка выбралась на берег и махнула им на прощание хвостом.
— Пиииии! Пиииии! — засвистел опять паровозик и отправился в путь с кенгуру на крыше, который как будто и не заметил никакого переполоха.
Дядюшка Тик-Так и Рррр с волнением следили за ним, потому что поезд в это время подъезжал к низкому мосту. Под таким мостом кенгуру ни за что не проехать. Что же будет? Но вот поезд нырнул ПОД мост, а кенгуру спокойно перепрыгнул ЧЕРЕЗ и — бух! — опять на крышу вагона. Какой-то старичок выглянул из окна вагона и погрозил ему зонтиком.
— Ну и шумный ты, кенгуру! — крикнул он. Мостов больше не было, и скоро от поезда остался один лишь белый дымок.

Глава десятая


про почтальона Скрипучие Башмаки


Не успел поезд скрыться с глаз, как вдруг путешественники услышали: "Скрип, скрип, скрип!" — и на них упала огромная тень.
Ничего страшного не случилось, оказалось, это просто тень почтальона, по прозвищу Скрипучие Башмаки, или сокращенно Скрипл, самого большого почтальона на свете. Скрипл был такой большой и высокий, что все пугались, когда он подходил неожиданно. "Спасите! кричали все. — Великан!"
Скрипл на самом деле был великаном, но очень добрым и вовсе не любил пугать людей. Он потому и купил скрипучие башмаки, чтобы все слышали, как он подходит, и не пугались.
Солнце уже садилось, и перед Скриплом шагала длиннющая тень, а вокруг ее головы, словно маленькая Луна вокруг Земли, вращалась еще одна тень.
— Это же почтовый голубь! — обрадовался Рррр, когда Скрипл подошел совсем близко.
— Привет! — сказал Скрипл. — А у меня для тебя письмо и для дядюшки Тик-Так тоже.
Он открыл почтовую сумку и вытащил из нее письма.
Это были те самые письма, которые Рррр бросил в ящик еще в ГЛАВЕ ТРЕТЬЕЙ, когда дядюшка Тик-Так принимал ванну.
— Письмо от тебя, Рррр! — крикнул дядюшка Тик-Так, вскрыв конверт.
— А у меня — от тебя! — крикнул в ответ Рррр. Пока они читали письма, голубь плескался в луже.
— Ну и безобразник этот голубь, — сказал Скрипл. — Так и лезет в лужи. Он у меня для срочных писем. Вы же знаете: когда за письмо платят лишних шесть пенсов, доставить его надо срочно. Правда, сейчас у меня таких писем нет. Эй, Элберт, хватит плескаться! Его зовут Элберт. Перестань сейчас же! Ну что ты будешь с ним делать, он же перепачкает все перья!
Рррр нахмурился.
— Кажется, у тебя зарррр-работала мысль, Рррр? — заметил дядюшка Тик-Так. — Он сейчас придумает, как отучить Элберта лезть в лужу.
— Надо спеть песенку черепахам! — вдруг выпалил Рррр.
— Гм, не вижу в этом никакого смысла! — сказал Скрипл. — При чем тут песенка черепахам, когда надо отвадить Элберта от луж?
— Это поможет, увидите, — сказал Рррр. — Спойте черепахам колыбельную. Ну эту, как ее:
Спи, черепашка,
Спи, усни,
Сладкий сон
Тебя возьми и они заснут. А когда черепахи заснут, придет зима — она же знает, что черепахи спят только зимой. Зима заморозит все лужи, они покроются льдом, и в них нельзя будет плескаться.
Дядюшка Тик-Так посмотрел на Рррр с восхищением, а Фарфоровая Собачка завиляла хвостом.
— Тучка-Невеличка, — позвал дядюшка Тик-Так свою тучку, которая только что вернулась, проводив охотников хорошим дождичком, — будь добра, полей нашего Рррра.
Тучка-Невеличка обдала Рррра настоящим ливнем; он подставил ей голову, и вода приятно пощекотала его за ушами.
— Это тебе вместо медали, Рррр, — сказал дядюшка Тик-Так.
— Смотрите, радуга! — воскликнул Скрипл. А потом, обернувшись, сказал Рррру: — Спасибо тебе! Ты очень умный тигр! Пора в путь, Элберт!
Элберт вылез из лужи и полетел рядом с почтальоном. Скрип-скрипскрип! — заскрипели огромные башмаки.

Глава одиннадцатая


ПОЛНОЧЬ


— Ну, дорогой мой Рррр, — сказал дядюшка Тик-Так, — пора спать. Фарфоровая Собачка и Рябая Курочка давно уже спят. Страшно поздно!
— Ой, почему страшно? — спросил Рррр. — Значит, когда я засну, будет еще поздней и еще страшней?
— Да нет, глупенький. Просто сейчас ОЧЕНЬ поздно, скоро полночь.
Рррр забеспокоился:
— А что это — полночь?
— Да что ты волнуешься, Рррр. Ложись спать, а в полночь я тебя разбужу, и ты сам увидишь, что это такое, идет?
— Идет! — согласился Рррр, совсем уже засыпая. — Расскажи мне сказку, а то я не засну.
— Хорошо, — сказал дядюшка Тик-Так, потянувшись куда-то рукой, и Рррр только сейчас заметил, что из-за дядюшкиного плеча выглядывает Лошадь. Дядюшка Тик-Так потрепал Лошадь по шее.
— Я знаю, это Лошадь из кухонного буфета, мне Гор про нее рассказывал, — пробормотал Рррр сквозь сон. — Интересно, она настоящая или воображаемая… — Он приоткрыл глаза, но ничего не увидел.
Но Лошадь была рядом, дядюшка Тик-Так видел ее отражение в воде.
— Она здесь, — сказал дядюшка Тик-Так, — я вижу кусочек ее отражения: голову и три ноги.
— Вот было бы смешно, — начал Рррр, — если бы…
— Ты совсем спишь, — сказал дядюшка Тик-Так, — лучше я в другой раз расскажу тебе сказку.
— Вовсе я не сплю! — сказал Рррр. — Я говорю, вот было бы здорово, если бы лошади ходили на трех ногах — две ноги с одной стороны и одна с другой.
— Да, это удобно, чтобы бегать по кругу. Тогда одна сторона бежала бы быстрее другой, ты это имел в виду?
В ответ послышался громкий храп.
— Ну и соня этот тигр! — сказал дядюшка Тик-Так. — Лошадь!
Отражение Лошади задвигалось, и Рррр приоткрыл сонные веки. Он услышал, как Лошадь зашлепала вброд, а потом поднялась по берегу реки. "Интересно, а сны у нее с собой или остались в буфете на кухне?" подумал Рррр и тут же крепко заснул.
Он спал, а лодка тем временем подплыла к берегу и врезалась носом в прибрежный камыш.
Дядюшка Тик-Так сложил весла в лодку и послушал, как часы бьют десять.
"Скоро и полночь", — подумал он и накрыл Рррра одеялом, а потом и сам лег поближе к часам. "Я услышу, когда они пробьют двенадцать", подумал он.
— Доброй ночи! — сказал он Тучке-Невеличке.
Он поспал немного, потом приподнял голову и поглядел на звезды. Часы пробили одиннадцать. Фарфоровая Собачка засопела во сне, а Рябая Курочка высунула было голову из-под крыла, но потом опять спрятала.
Дядюшка Тик-Так слышал, как о борт лодки плещется вода.
"И чего это Рррр боялся полночи? Вот если б она была живая и сама спускалась с неба — топ-топ-топ! — с луной в руках. Ночь такая спокойная и величественная. А как светят звезды!"
Глаза сами закрылись, и он еще немного подремал.
— Тик-так, тик-так, тик-так, тик-так… — Часы пробили полночь.
— Рррр! — дядюшка Тик-Так тихонько потряс тигра за плечо и шепнул на ухо: "Рррр!"
Рррр открыл глаза и потянулся. Дядюшка Тик-Так опустил в воду весла и погреб не спеша вниз по реке.

Глава двенадцатая


о том, как буквы купались в реке


На берегу, там, где в реку впадал ручей, путешественники увидели высокие тополя. Ярко светила луна. По воде плыли буквы и в полном беспорядке какие-то строчки, скорей всего из Детских Песенок:
"У нашей Мэри овечка была"
"Потеряли котятки на дороге перчатки"
"Ах ты негодный мальчишка"
"Мур-мур-мур, я не дам пирога…"
Ну и путаница!
— Этот ручей бежит из озера Детских Песенок, — сказал Рррру дядюшка Тик-Так. — А завтра или еще через день мы попадем в новую реку — больше этой — в Реку Слов, которая течет в Страну Сказок.
— А откуда берутся слова? — спросил Рррр. — Из чего они сделаны?
— Из букв. Смотри!
— О-ой! — изумился Рррр.
Рядом на холме он увидел домик и даже — о чудо! — все, что происходило в домике.
В гостиной ярко пылал камин, а вокруг расселись буквы Алфавита, они грелись у огня и играли в свою любимую игру — в слова.
— Продолжим! — сказало большое «К». — Как пишется «вода»?
Тут же вскочили маленькое «в», маленькое «о», маленькое «д» и маленькое «а» и встали в ряд. Другие буквы им зааплодировали, и «в», «о», «д» и «а» поклонились им.
— А теперь: как пишется "хлеб"? — сказало большое «Г».
Тут же поднялись маленькое «х», маленькое «л» и маленькое «е». А где же маленькое «б»?
На месте его не оказалось. Некоторые буквы заглянули под ковер. А большое «И» взбежало вверх по лестнице и заглянуло в ванную комнату там, прямо в ванне, крепко спало маленькое «б».
Пока путешественники все это наблюдали, домик почти совсем уплыл из поля зрения. Вдруг Рррр вспомнил:
— А где же полночь?
— Уже давно прошла, а ты и не заметил? — сказал дядюшка Тик-Так.
— Я только заметил, что темнота вокруг.
— Ну разве темнота тебя обидела?
— Нет!
— Конечно, нет, а ты боялся. Скоро и день придет.
Они еще разок взглянули на слова из Детских Песенок, которые плавали в реке, но многие буквы уже совсем размыло, кроме маленьких «г», «о», «р», «и», «з», «в» да еще нескольких. Эти буквы, словно звездочки, отражались в воде.
— Смотри-ка! — сказал дядюшка Тик-Так. — Смотри, что там написано:
Гори, гори, звезда моя,
Скажи мне, кто ты, не тая.
А теперь прочитай вон то слово:
РАДУГА
Как раз когда они разглядывали все эти слова, Тучка-Невеличка начала поливать их дождем, буквы постепенно расплылись и, наконец, совсем исчезли.
— А теперь, Рррр, давай еще поспим, — сказал дядюшка Тик-Так.
Правда, сначала он налил тигру полную миску молока. Рррр вылакал молоко, улегся поудобней, и дядюшка Тик-Так снова накрыл его, а потом и сам лег и проспал до утра, пока не проснулась Фарфоровая Собачка и не разбудила всех лаем.
— Гав-гав-гав-гав-гав-гав! — пролаяла она.
Тучки-Невелички нигде не было видно. За ночь лодку отнесло совсем назад, и они оказались в тени серой горы. При их приближении гора зашевелилась и поглядела на них…

Глава тринадцатая


грустная история про Бронтозавра и кое-что про страну Арифметику


Рррр не мог поверить своим глазам. Гора оказалась огромным животным. Туловище его было величиной, наверное, с башню, шея — как шпиль колокольни, а хвост и того длиннее.
Заметив путешественников, животное сунуло голову в воду и набрало полный рот водорослей. Жуя водоросли, животное молча глядело на путешественников и лило горючие слезы. Под ногами у него образовалось целое озеро, по которому плавала утка. Утка выглядела как-то старомодно. Да и все вокруг казалось старомодным. Солнце пылало ярче, чем надо, тут и там росли какие-то странные растения и высоченные папоротники, над головой летали неуклюжие зубастые птицы с причудливыми хвостами. Жара стояла такая, будто они попали в огромный парник.
— А почему он плачет? — спросил Рррр.
Бронтозавр — а это был именно он — проглотил остаток водорослей и сказал:
— Грустная у меня история. Если хотите, расскажу. Она не очень длинная.
Рррр тут же усомнился, что у такого ОЧЕНЬ большого Бронтозавра хоть что-нибудь может быть НЕ ОЧЕНЬ длинным.
— Веди себя хорошо, Рррр, — шепнул ему дядюшка Тик-Так, который сразу догадался, о чем подумал тигр.
— Можете звать меня просто Бронти, — сказало гигантское животное.
— А меня зовут дядюшка Тик-Так, — представился дядюшка Тик-Так. Это Рррр, наш тигр, а это Фарфоровая Собачка и Рябая Курочка, еще есть Тучка-Невеличка, которая очень хорошо поливает дождем, только сейчас я почему-то ее не вижу.
— А вон радуга! — крикнул Рррр, показывая на реку.
— Великолепно! — сказал дядюшка Тик-Так. — Как жалко, что ТучкаНевеличка ее не видит.
— Кхе-кхе! — прочистил горло Бронтозавр. — Да, грустная история… — И он начал свой рассказ: "Когда-нибудь на свете будет жить миссис Плакса. Она очень полюбит плакать и будет плакать целый день и полночи.
Однажды, когда она будет плакать слишком долго, у ее ног наплачется озеро, и ей придется снять туфли и даже чулки. Но ей надоест стоять в воде, и она влезет на дерево и станет плакать на дереве. Это очень не понравится совам, которые будут жить в дупле, потому что от слез у них промокнут перья. Придется миссис Плаксе купить им сушилку, и совы встанут в очередь, чтобы высушиться. Вот какая история", — закончил Бронти.
— Так… так… а что же ты плачешь? — спросил Рррр.
— Потому что… — зарыдал еще громче Бронти, — потому что миссис Плакса родится когда-нибудь, лет через сто миллионов, и я ее не увижу. У-у-у-у-у-у-у-у-у-у-уп
— Бедный Бронти! — пожалел его дядюшка Тик-Так. — У тебя БОЛЬШОЕ горе. Оно и естественно, у большого Бронтозавра — большое горе!
— Гав! — залаяла Фарфоровая Собачка. — Семь часов!
— Спасибо, Фарфоровая Собачка, — сказал дядюшка Тик-Так. — До свиданья, Бронти!
— До свиданья! — ответил Бронти.
Лодка поплыла дальше, но, даже когда она была совсем далеко, путешественники все еще видели, как Бронти грустно смотрит им вслед, время от времени опуская в воду голову, чтобы набрать полный рот водорослей, и жует их, вздрагивая от рыданий.
Но вот река сделала поворот, и Бронти совсем исчез из виду.
— Хорошо бы все-таки хоть чем-нибудь развеселить его, — сказал дядюшка Тик-Так.
— Может, дать ему нашу подзорную трубу, в нее он наверняка увидел бы миссис Плаксу, — предложил Рррр.
— Это идея! Беги назад, Рррр! Я положу подзорную трубу в футляр и перевяжу шнурком, тогда тебе удобнее будет нести ее. Придержи-ка здесь лапой, чтобы узел получился покрепче. Ну вот и готово.
Рррр схватил футляр с подзорной трубой, прыгнул на берег и помчался назад к Бронти.
Вернулся он через четверть часа, совсем запыхавшись.
— Знаешь, Тик-Так, Бронти так обрадовался! — сообщил Рррр. — Но мне пришлось перегрызть шнурок, а то футляр не открывался. Что это там?
Лодку несло течением к указательному знаку, который гласил:
В СТРАНУ АРИФМЕТИКУ
Именно гласил. Никакой надписи на нем не было. Это был говорящий Указательный знак.
— Эта дорога ведет в страну Арифметику, — гласил указательный знак. — Проходите и сами убедитесь, что ДВАЖДЫ ДВА — ЧЕТЫРЕ. Три минус два — один. Один да два — шесть.
— Вот и неверно! — сказал Рррр.
— А сколько же? — спросил Указательный знак.
Рррр долго считал на пальцах и наконец сказал:
— Э-э… хм… э-э…
Рядом с ним показалась лошадиная голова.
— Один да два будет три, — сказала она и тут же исчезла.
— Три! — выкрикнул Рррр.
— Три! — повторил Указательный знак. — Один да два будет три. Вот дорога в Арифметику!

Глава четырнадцатая


ВРЕДНЮГИ


Лодка плыла еле-еле.
— Понять не могу, что такое! — сказал дядюшка Тик-Так, который сидел на веслах.
Тут все увидели на берегу три фигуры в черных плащах с капюшонами и маленькую собачонку.
— Кажется, это люди, — сказал дядюшка Тик-Так. — Такие плащи, что толком не разберешь. Но что они делают?
На земле лежала целая груда консервных банок, и все трое что-то выливали из них в реку.
Лодка с трудом продвигалась вперед.
— Плывем, точно в сиропе, — сказал дядюшка Тик-Так. — Да это и есть сироп!!! — воскликнул он. — Смотрите!
И все прочитали этикетки на банках:
СИРОП ЛУЧШЕГО КАЧЕСТВА.
4 пенса банка
— Они выливают в реку сироп, вот вреднюги!
— Верно, верно, это вреднюги! — сказал Рррр. — Помнишь, Гор предупреждал нас. Их зовут Нельзя, Не смей и Стыдись, а их собаку Тяв-Тяв. Гор говорил, что вреднее никого нет на свете.
— М-да, — сказал дядюшка Тик-Так. — Вреднюги! Кажется, мы влипли.
Тяв-тяв залаял.
— Фу, перестань! — сказал Нельзя. — Ха-ха-ха! Мистер Тик-Так, попались? Рано пташечка запела, как бы кошечка не съела.
— Ха, ха, ха! — загоготали вреднюги все вместе. Потом пустились в пляс и запели песню:
Нельзя! Не смей!
Не смей! Нельзя!
Сейчас же перестань!
Стыдись!
Ни с места, стой!
Куда идешь?
Тяв-тяв!
Держи!
Лови!
Ха-ха! Ха-ха!
Вода в реке была липкая-липкая, и все-таки лодка, хоть и с трудом, продвигалась вперед и подплыла к самым вреднюгам. Дядюшка Тик-Так готов был уже спрыгнуть на берег, но на носу лодки сидел Рррр и рычал.
Нельзя шепнул Несмею:
— Давай схватим этого тигра, ха-ха-ха!
Он вдруг вытащил из-за спины мешок и набросил Рррру на голову.
— Ррррррррррррррр! — зарычал Рррр. Нельзя накинул на мешок веревку и стал затягивать, но Рррр так брыкался, что вырвался на свободу.
Тогда вреднюги пустились наутек, только черные плащи развевались по ветру.
— ……..! — сказал Рррр. — ……..!
— Что случилось, Рррр? — спросил тигра дядюшка Тик-Так. — Почему ты…..?
Фарфоровая Собачка сердито лаяла и рычала:
— Гав-гав-гав!!! Фрррррррр!
— Как же я не догадался! — вскричал дядюшка Тик-Так. — Они поймали в мешок твое рррррр и теперь удирают с ним.
Дядюшка Тик-Так вылез на берег и пустился вместе с Рррром вдогонку.
Но вреднюги летели как ветер и все дальше и дальше уходили от погони.
Тут дядюшка Тик-Так услышал за спиной стук копыт.
Лошадь!
Он вскочил на нее верхом. Лошадь понеслась как вихрь, и вскоре они начали догонять вреднюг.
Нельзя обернулся и увидел преследователей.
— Ха-ха-ха! — загоготал он.
Вреднюги уже почти достигли деревни, где была высокая башня, а на башне — часы.
Нельзя подбежал к башне, достал из кармана маленького мышонка и сказал ему:
Диккери Диккери Док,
Послушай меня хоть разок:
Если ты любишь своих мышат,
Влезь на часы и скажи — пусть спешат!
Мышонок живо вскарабкался на башню, что-то шепнул часам, и тут же стрелки побежали быстрей.
— О, боже, — сказало Солнце, — я-то думало, еще только десять утра, а на часах уже без четверти три! Стало быть, я опаздываю.
Оно еще раз взглянуло на часы.
— Беда!.. Уже четверть десятого. Мне давно пора закатиться. Сейчас должно быть совсем темно.
И Солнце закатилось, и стало темным-темно.
Дядюшка Тик-Так почти догнал Несмея и Стыдись, но вреднюги были в темных плащах и слились с темнотой.
Упустив вреднюг, он вернулся к развилке дороги.
Лошадь остановилась. Куда же могли убежать вреднюги? На развилке стоял указательный знак, одна стрелка указывала: ГОРОД, 2 мили, а другая: ПОВОРОТ-ДА-НЕ-ТОТ, 1 миля.
"Нет, поворот-да-не-тот нам не подходит", — подумал дядюшка ТикТак и поскакал к городу.
А Рррр тем временем достиг деревни. Нельзя был еще там, он ловил в башне мышонка и уже загнал его в угол, как раз когда туда вбежал Рррр.
— Спасите, помогите! — испугался Нельзя и нырнул в темноту.
Рррр сообразил, что вреднюгу в темном плаще во тьме все равно не поймать, и поэтому не стал за ним гнаться, а поспешил на помощь мышонку.
— Ты меня спас, спасибо! — сказал мышонок. — Он всегда держал меня в клетке или в кармане и даже сыру почти не давал. Он украл твое рррррр, да? — Мышонок задумался. — Вчера у тебя было рррррр… Тактак, значит, если бы сейчас было вчера, у тебя опять было бы рррррр, вернее, ты бы его и не терял. Что же делать? Придумал! Диккери Диккери Док! Сейчас я живенько взберусь на часы!
Мышонок снова вскарабкался на башню и начал вертеть назад стрелки — назад! назад! назад! — пока не пробили вчерашние пять часов вечера.
Солнце взошло, и опять сделалось светло, всё было, как накануне, когда путешественники покидали страну Арифметику. И рррррр у Рррра оказалось на месте, целое и невредимое.
Рррр тут же попробовал его:
— Ррррррррррррррр! Я нашел свое рррррр! Урррра! Больше никому его не отдам. Рррррррррр!
— А где же дядюшка Тик-Так? — вдруг спохватился тигр. — Что-то нигде его не видно.
Но дядюшка Тик-Так верхом на Лошади уже давно исчез в темноте. А когда снова рассвело, он увидел Несмея и Стыдись далеко-далеко впереди.
"Ну, теперь их не поймать", — подумал дядюшка Тик-Так.
Но он забыл о Тучке-Невеличке.
А Тучка-Невеличка уже нагнала вреднюг и поливала их дождем.
— В жизни не видел такого дождя! — удивился дядюшка Тик-Так. Настоящий ливень!
Вреднюги промокли насквозь.
— Да здравствует Тучка-Невеличка! — крикнули дядюшка Тик-Так и Лошадь хором.
Лошадь повернула назад и затрусила по знакомой дороге. Скоро они увидели Рррра, который пожимал лапку мышонку.
— Дорогой Диккери Диккери, — говорил Рррр, — спасибо тебе за помощь. Будь счастлив!
— Прощай! — пропищал мышонок и побежал искать кусочек сыра и какую-нибудь дыру (чтобы сделать мышиную нору).
А дядюшка Тик-Так на Лошади и Рррр пешком отправились в обратный путь к лодке.
Фарфоровая Собачка и Рябая Курочка очень обрадовались, увидев их. Немного погодя к ним прилетела и Тучка-Невеличка.
— Вот мы опять все вместе, — сказал дядюшка Тик-Так. — Как бы мне хотелось, чтобы и Лошадь была всегда с нами. Правда, она великовата и в лодке не поместится.
— Можно ее уменьшить, — предложил Рррр. — Как меня.
— А впрочем, волноваться не стоит, — подумав, сказал дядюшка ТикТак. — Все равно получается так, что, когда Лошадь нужна нам или мы ей, она всегда тут как тут. А вот как нам выбраться из этой липкой воды? В реке еще полно сиропа.
Тут Лошадь взяла лодку на буксир и тащила, пока лодка не оказалась в чистой воде.
Возле лужайки, поросшей сочной травой и клевером, путешественники с Лошадью расстались, а сами поплыли дальше.
Рррр свесился с борта и любовался своим отражением в воде.
— Ррррррррр, — рычал он. Он был очень доволен, что получил назад свое рррррр. — Рррррррррррррррр!!!

Глава пятнадцатая


про Реку Слов


Вдруг отражение в воде зарычало на Рррра, и тигр страшно испугался. На самом деле оно, конечно, не рычало, но так показалось, потому что в реке плавало большое «Р» и много-много маленьких «р». Нельзя сказать, что они выстроились в строчку, но Рррру все равно казалось, что они ррррычат на него.
В реке плавали и другие буквы и слова и даже целые фразы. Как раз в этом месте Река Слов впадала в Реку Времени, по которой плыли путешественники.
— А скоро будет Страна Сказок? — спросил Рррр.
— Скоро, — ответил дядюшка Тик-Так, — но нам не туда, хотя, думаю, какие-нибудь слова все-таки поплывут за нами и расскажут нам сказку. Смотри-ка!
— "Жили-были" — прочел Рррр на воде. — А дальше… смотрите, что дальше!
— "…на свете…"
— Интересно, о чем эта сказка?
— Гав-гав, — залаяла Фарфоровая Собачка.
Все поглядели на воду и прочли слова: "Фарфоровая Собачка…"
Лодку закружило течением перед самым словом «тигр».
"Жили-были на свете Тигр, Фарфоровая Собачка и Лошадь, и захотели они найти…"
— Это же о нас! — закричал Рррр."…конец радуги. И вот…"
Но слова отплывали все дальше и дальше. К тому же очень много слов сносило к плотине.
— Я думаю, Страна Сказок лежит в той стороне, — сказал дядюшка Тик-Так. — Глядите, что это?
В это время лодка миновала рощу и все увидели вдали на холме, милях в двух от берега, прекрасный восточный дворец, окруженный садом.
Около самой лодки по реке плыли слова: "Глава шестнадцатая история про Рррра и султанского мышонка"
Лодка причалила к берегу, и Рррр соскочил на землю.
— Здесь остановка, я хочу спать, — сказал дядюшка Тик-Так. Прихвати с собой Фарфоровую Собачку, Рррр. Смотри-ка, там под яблоней тебя уже ждет Лошадь! — Дядюшка Тик-Так протянул Рррру Фарфоровую Собачку и солнечный зонтик. — Зонтик тоже советую взять. Солнце так и палит! Ну, всего хорошего. Веселых вам приключений!
Потом он лег рядом с Рябой Курочкой, а Тучка-Невеличка повисла над лодкой, чтобы защитить их от солнца. Дядюшка Тик-Так закрыл глаза и заснул.

Глава шестнадцатая


история про Рррра и султанского мышонка


Рррр и Лошадь шли вместе с Фарфоровой Собачкой по сказочному саду. Фарфоровую Собачку пришлось нести, так как ноги у нее были не такие, чтобы бегать. На них было хорошо сидеть, но не бегать. Лошадь держалась поближе к Рррру, чтобы тень от зонтика падала и на нее. Всюду росли розы, цвели вишни и яблони, порхали бабочки, пели птицы. В саду бил фонтан, он был похож на Тучку-Невеличку, только поливал дождем вверх ногами.
Они подошли к дворцу и постучали в парадную дверь. В прихожей послышались легкие быстрые шаги, дверь распахнулась, и они увидели трех девушек в легких одеждах, с большими черными бантами в волосах, у каждой в руках был белый носовой платок.
"Как приятно, когда дверь открывают сразу трое!" — подумал Рррр и хотел уже спросить: "А Султан дома? Можно к нему?" Но все три девушки замахали носовыми платками и закричали:
— До свиданья, до свиданья! Мы были очень рады вас видеть. Приходите еще! Прощайте! — И захлопнули дверь.
— Наверное, это Пока-Пока и ее сестры, Гор нам рассказывал про них, — сказал Рррр.
— Ну конечно! — пропищал кто-то совсем рядом. — Милейшие создания. Их тут полно у нас — Пока-Пока, Досвиданья, Доскорого, Донескорого, Прощайте…
— Ой, — удивился Рррр, — да это же Червячок говорит из цветочного горшка, что стоит вниз головой на подоконнике.
— Спасайся кто может! — заверещал вдруг Червячок и зарылся в землю, а на подоконнике появился черный дрозд. Было только слышно, как Червячок бормочет из-под земли: — Покоя нет от этих черных дроздов! И так с утра до вечера. Ну и жизнь!
Черный дрозд улетел, и Червячок опять высунулся из земли.
— А кто такие Донескорого? — спросила его Лошадь.
— Да те, что провожают незваного гостя. Такому гостю дают кожуру от банана и говорят: "Когда будете уходить, поскользнитесь на ней, пожалуйста". А потом добавляют: "До нескорого!" Однажды к нам вот так незванно-негаданно занесло вреднюг. Они всюду расклеили объявления:
НЮХАТЬ РОЗЫ ВОСПРЕЩАЕТСЯ
И заявили, что неприлично позволять птицам летать по саду, они должны сидеть в клетках. Насчет птиц я с ними согласен. Противные, всюду суют нос! Я так и сказал вреднюгам, но они ответили, что червяки должны помалкивать, когда их не спрашивают, и… — тут Червячок снова зарылся в землю, потому что мимо опять пролетал черный дрозд, — …и прилично вести себя за столом. Если вы пришли повидать Султана, сначала обратитесь к его мышонку. Он здесь главный по приемам. Крикните в почтовый ящик, чтобы Дик…..чтобы Диккери… — Он опять спрятался, потом вынырнул: — Ах! — И снова спрятался.
— Спасибо! — крикнула Лошадь в дырочку на дне цветочного горшка.
— До свиданья, Червячок! — сказал Рррр и, подойдя к почтовому ящику, позвал: — Диккери!!! Интересно, может, это тот самый Диккери?
Тут они услышали тонкий голосок:
— Пройдите, пожалуйста, к черному ходу!
Они подошли к черному ходу и увидели там Диккери. Того самого Диккери, которого Рррр спас от Нельзя. Вот они обрадовались встрече!
— Теперь я султанский мышонок, — сказал Диккери. — И живу у Султана в кармане. Если хотите, можете повидаться с ним. Сейчас он сидит на троне и дает людям советы.
Когда друзья вошли в большой зал с мраморными колоннами, все, кто там был, приветствовали Диккери с особым почтением.
— Доброе утро, Диккери! Доброе утро, Диккери!
На стене висело большое объявление:
КОШКАМ ВХОД ВОСПРЕЩЕН!
УБИРАЙТЕСЬ!!! ВОН!!
ВСЕМ КОШКАМ БРЫСЬ!
— Можете разойтись по домам, — сказал Султан посетителям. — А завтра, друзья мои, приходите опять.
И он встал, чтобы проводить их, но вдруг сильно побледнел.
— Помогите! — вскричал он. — В саду старая Султанша с кошкой. Эта кошка — злейший враг мышей!
Он схватил Диккери, подбежал к письменному столу и сунул мышонка в конверт, предварительно проделав в нем дырочку, чтобы Диккери мог дышать. Потом заклеил конверт и начал надписывать адрес.
— Сиди смирно, Диккери! — шептал он.
— Ой, щекотно! — чуть слышно пищал Диккери.
Тут как раз вошла в зал старая Султанша.
— Я пришла пить чай! — объявила она. — И принесла с собой мою кошечку. Ради бога, уберите это глупое объявление. Кошки — милейшие животные. Как можно их не впускать!
— Я сейчас же прикажу снять объявление, — сказал Султан. — А пока прошу тебя, Рррр, опусти, пожалуйста, мое письмо.
Кошка повела носом — она почуяла мышь.
Султан представил Лошадь и Фарфоровую Собачку старой Султанше и кошке.
— Они ищут конец радуги, Ваше величество! — сообщил он.
А Рррр в это время бежал с письмом по саду в поисках почтового ящика, но нигде не мог его найти. Вдруг он услышал:
— Я здесь!
Почтовый Ящик прятался за кустами. Рррр опустил в него письмо.
— Всего хорошего! — сказал ему Почтовый Ящик. — За письмами придут ровно через двадцать минут.
Рррр тоже сказал "всего хорошего" и «спасибо» и отправился во дворец пить чай.
После чая старая Султанша ушла с кошкой к себе, и вскоре все услышали «скрип-скрип-скрип» по садовой дорожке. А потом «тук-тук-тук» в парадную дверь.
Пока-Пока и ее сестры бросились открывать дверь и замахали платочками:
— До свиданья, до свиданья…
— Привет, друзья! — раздался знакомый голос в дверях.
— Это же Скрипучие Башмаки! — обрадовался Рррр и подбежал к двери.
— Привет, Рррр! — сказал Скрипл.
— Привет, Скрипл! — сказал Рррр, крепко обнимая его. — А где Элберт? Все так же шлепает по лужам?
— Его отправили в голубиную школу, — ответил почтальон, — чтобы он научился увертываться от машин.
Скрипл передал Рррру письмо для Султана.
— Не письмо, а какой-то вьюн, — сказал он. — Будь здоров, Рррр!
— Счастливо, Скрипл! — сказал Рррр и тут же вручил письмо Султану.
Султан вскрыл конверт, и оттуда выскочил Диккери.
— Я послал это письмо самому себе, — объяснил Султан.
— Ты умный Султан, — сказал Рррр. — Хорошо, что ты спас Диккери. А который теперь час, Фарфоровая Собачка? — спросил он, показывая ей свои ручные часы.
— Гав-гав-гав-гав-гав-гав-гав-гав! — пролаяла Фарфоровая Собачка. — Восемь часов!
— Уже почти совсем темно, — сказал Султан. — Будьте осторожны, когда пойдете назад. Здесь водятся драконы и вреднюги.
— Мы будем ОЧЕНЬ осторожны! — пообещал Рррр.
Гости попрощались с Султаном и Диккери, попросили Султана передать горячий привет Пока-Пока от Гора и Хола и отправились в путь. Вскоре они благополучно добрались до лодки.

Глава семнадцатая,


в которой похищают Фарфоровую Собачку


— Ну как, веселое было вчера приключение? — спросил их утром дядюшка Тик-Так.
— Гав! — ответила Фарфоровая Собачка.
— Да, очень, — подтвердил Рррр. — Мы видели Султана и Диккери. Диккери теперь живет у Султана. Еще мы видели нашего друга Скрипучие Башмаки, и Червячка из перевернутого цветочного горшка, и… Постойте, а кого это там в поле поливает Тучка-Невеличка?
На другом берегу кто-то похожий на большущую черную ворону запускал бумажного змея. Пока путешественники смотрели, ворона дернула за веревку, и змей упал на землю.
— Пойдем узнаем, кто она такая, — предложил дядюшка Тик-Так. Попросим ее взлететь повыше и посмотреть, не виден ли конец радуги.
Он взялся за весла, переплыл реку и причалил к противоположному берегу. Там они с Рррром вылезли из лодки.
Чем ближе они подходили к большущей черной вороне, тем сильнее дядюшку Тик-Так брало сомнение.
— Издали казалось, что это точно ворона. А теперь я вижу, что это скорей всего просто вреднюга.
Они подошли еще ближе.
— Так и есть, это Стыдись.
Да, это был Стыдись. Он очень удивился, увидев дядюшку Тик-Так и Рррра.
— Я играл тут с бумажным змеем, — сказал Стыдись, — пока не начался дождь.
— Играл? Ты? — удивился дядюшка Тик-Так. — Вот никогда бы не поверил, что вреднюги умеют играть. Я-то думал, они считают, что играть СТЫДНО!
— Конечно, стыдно! — сказал Стыдись. — Но я люблю играть. Нельзя сказал: "Не смей!", Несмей сказал: "Нельзя!" А я все равно играю.
— Как не стыдно! — сказала Тучка-Невеличка.
— А-а, это ты сейчас поливала меня дождем?
— Я! — ответила Тучка-Невеличка.
— Стыдись! — сказал Стыдись. — Ах, простите, это я Стыдись, а ты Тучка-Невеличка. Я — это я, а ты — это ты. Мне-то нравится, когда мне говорят: "Стыдись!"
— Само собой! — сказал дядюшка Тик-Так. — И мне тоже иногда говорят: "Стыдись!"
Стыдись засиял от удовольствия.
— Мне очень стыдно, — признался он, — что я тогда помогал лить в реку сироп, но я вам открою секрет: я убежал от Нельзя и Несмея. У меня есть теперь друг. Он во-он там!
Дядюшка Тик-Так увидел за деревьями что-то большое и темное.
— Это мой Гиппопотам, — сказал Стыдись. — Я вот только смотаю эту веревку, и мы с ним пойдем на детскую площадку.
— А где детская площадка? — спросил дядюшка Тик-Так.
— Могу показать, — сказал Стыдись.
Он быстренько смотал веревку от змея, и все отправились на детскую площадку.
Дядюшка Тик-Так и Стыдись шли впереди.
— А мы было приняли тебя за ворону, — сказал дядюшка Тик-Так. Из-за черного плаща. Даже хотели попросить тебя взлететь повыше и посмотреть, не виден ли конец радуги.
Лошадь отстала пощипать травки, а Рррр и Гиппо трусили сзади. Гиппо сиял от счастья, потому что Тучка-Невеличка плыла как раз над ним и поливала его дождем. Не кого-нибудь, а именно его, Гиппо. А всем известно, что гиппопотамы любят дождь не меньше, чем утки и тигры.
На детской площадке было много разных качелей и горка, чтобы кататься. По одну сторону площадки стояла высокая стена. Такая высокая, что заглянуть через нее было невозможно.
— А я вот могу заглянуть через нее! — похвастал Стыдись. — Мы с Гиппо придумали такую игру. Смотрите!
Он снял с себя черный плащ, свернул его и положил на один конец доски вместо подушки, а потом сам сел. Гиппо подошел к другому концу доски и с размаху плюхнулся на нее.
Стыдись подлетел высоко-высоко, так высоко, что ему удалось заглянуть через стену.
— Ай да я! — закричал он. — Я вижу Лошадь! Она идет к нам.
Они довольно долго играли в эту игру, потом Рррр тоже захотел покачаться.
Вверх-вниз! Вверх-вниз!
— Стой! — вдруг закричал Рррр. — Сюда идут Нельзя и Несмей! У них в руках что-то, не разгляжу что.
— Ну, тогда я бегу и прячусь, — испугался Стыдись. — Бежим, Гиппо!
— Только сначала, Гиппо, сядь, пожалуйста, на этот конец доски, попросил Рррр. — Я хочу посмотреть, что у них в руках.
Гиппо плюхнулся на качели, и Рррр подлетел в воздух.
— Так что же у них? — спросил дядюшка Тик-Так.
Но тут напуганный Стыдись вскочил верхом на Гиппо и поскакал прочь.
— Что там, Рррр? — спросил дядюшка Тик-Так.
— Фарфоровая Собачка! — закричал Рррр. — Они украли Фарфоровую Собачку.

Глава восемнадцатая


ПОГОНЯ


Дядюшка Тик-Так долго не раздумывал.
— Живо! — скомандовал он. — Лошадь, скачи к лодке, проверь, цела ли Рябая Курочка. Тучка, смотри за Лошадью. А мы с тобой, Рррр, сейчас за вреднюгами не погонимся, не то они еще что-нибудь сделают Фарфоровой Собачке. К тому же скоро стемнеет, и мы все равно потеряем их из виду. Поэтому ты оставайся здесь и позволь им схватить тебя. Ты притворись, что поранил лапу. А я привяжу к твоему хвосту шерстяную нитку… так…
И дядюшка Тик-Так вытянул из рукава своего старого шерстяного свитера длинную нитку. Рррр побежал к деревьям, а дядюшка Тик-Так поднял руку, и нитка побежала за Рррром.
— Я буду держаться за нитку и не потеряю тебя даже в темноте, сказал дядюшка Тик-Так.
Когда вреднюги приблизились, Рррр поджал под себя лапу, как будто она болит.
— Ой-ой-ой! — заскулил он. — Бедная моя лапа, как я теперь буду бегать? Уууууу!
— Фью! — свистнул Нельзя, который нес Фарфоровую Собачку — Да это тот самый противный тигр. Поранил лапу. Теперь мы его поймаем. Ха-ха! А ну-ка, держи!
И он бросил Несмею пустой мешок. Несмей подкрался к Рррру сзади, раз! — и набросил мешок тигру на голову.
— Поймали! — завопил он. — Ха-ха-ха! — И завязал мешок потуже, а Рррр притворился, что борется с ним.
Шерстяной нитки, привязанной к хвосту Рррра, вреднюга не заметил, дядюшку Тик-Так, спрятавшегося на детской площадке, тоже.
Затем вреднюги помчались дальше.
— Ух, какой тяжелый тигр, — пожаловался Несмей.
— Перестань ворчать, лучше поторопись, — сказал Нельзя. — Ой! Это Фарфоровая Собачка куснула его.
Пришлось остановиться и сделать ей намордник из веревки.
Шерстяная нитка на рукаве у дядюшки Тик-Так вся уже размоталась, теперь начал распускаться ворот, и, чтобы нитка не запуталась, дядюшка Тик-Так вертелся, как волчок, вслед за ниткой. Вертелся и вертелся, пока свитер весь не распустился. Тогда он взялся за конец нитки и пошел, куда она повела. Вдруг нитка ослабела.
"То ли оборвалась, то ли отвязалась от хвоста Рррра, то ли они пришли, куда шли", — не знал, что и думать дядюшка Тик-Так.
Он привязал конец нитки к дереву, чтобы легче было найти дорогу назад, и, держась за нитку, пошел дальше.
Но скоро стало совсем темно, и ему пришлось подождать, пока взойдет луна. При лунном свете было виднее идти.
Наконец в самой гуще леса он увидел дом. В окошке верхнего этажа горел свет, но, пока дядюшка Тик-Так смотрел, свет погас. Нитка вела прямо к дому.
Дядюшка Тик-Так подошел поближе. Нитка вела в погреб. Он открыл дверь со сломанной ручкой и без замка и спустился следом за ниткой на несколько ступенек вниз. Там на полу извивался мешок, перевязанный веревкой.
— Шшшш, — сказал дядюшка Тик-Так. — Это я!
Он развязал мешок.
— Где Фарфоровая Собачка? — шепотом спросил он.
— Наверное, они утащили ее наверх, в спальню, — прошептал Рррр.
— Так-так. Значит надо подняться наверх и поискать собачку там.
Дядюшка Тик-Так выбрался потихоньку из погреба и, оглядевшись, заметил, что окно кухни закрыто неплотно. Он очень осторожно открыл его, потом приподнял Рррра, и тот бесшумно проник в дом, за ним влез сам дядюшка Тик-Так. Он легко нашел лестницу и начал подниматься. А Рррр остался ждать внизу. Было очень темно, и дядюшка Тик-Так чуть не налетел на стул, стоявший на верхней площадке. Дверь спальни была приоткрыта. Он заглянул туда. Луна освещала Нельзя и Несмея, которые спали на старомодной двуспальной кровати, занимавшей почти всю комнату. А в дальнем конце комнаты на камине стояла Фарфоровая Собачка, привязанная к настенной лампе. Рот ей заткнули кляпом.
"Чтобы до нее добраться, надо лезть через кровать, — подумал дядюшка Тик-Так. — Чего доброго, еще их разбужу. Гм, нет, я сделаю иначе".
Он вышел из спальни, поставил стул на место, у самого края лестницы, и спустился потихоньку вниз.
— Послушай, Рррр, — прошептал он. — Сейчас я опять поднимусь наверх и спрячусь за дверью спальни. А ты оставайся здесь и мяукай, как кошка.
Не успел дядюшка Тик-Так подняться, как услышал:
— Мяу! Мяу!! Мяу!!!
Это замяукал Рррр.
Нельзя проснулся.
— Кажется, внизу мяукает кошка, — удивился он. — Проснись, Несмей!
— Мяу! Мяу!! Мяу!!!
— У, проклятая! Несмей, прогони ее.
Несмей, ворча, встал с постели и начал спускаться с лестницы. Когда он был уже внизу, дядюшка Тик-Так толкнул стул. Стул со стуком и грохотом покатился по ступенькам.
Бух, трах, тарарах!
— О, тысяча чертей! — пробормотал Нельзя. — Кажется, Несмей свалился с лестницы.
Он поднялся, накинул халат и пошел посмотреть.
А дядюшка Тик-Так прошмыгнул в комнату, перелез через кровать и отвязал Фарфоровую Собачку.
— Шшшш! Тише!
Но только он собрался уйти, как вернулись Нельзя и Несмей.
Он присел на корточки и притаился, пока вреднюги, ворча и пыхтя, не залезли в постель.
Он долго ждал, чтобы они заснули. Наконец Нельзя захрапел. Казалось, Несмей тоже спит, хотя ручаться было нельзя.
Через открытое окно дядюшка Тик-Так разглядел небольшой балкон, увитый густым плющом. Единственный путь к окну был тоже через кровать. Он сунул Фарфоровую Собачку за пазуху, застегнулся на все пуговицы и начал с великой осторожностью перелезать через кровать.
Вдруг Несмей проснулся и схватил его за ногу.
— Проснись, Нельзя! — позвал он. — Я поймал грабителя!
Не теряя ни секунды, дядюшка Тик-Так наклонился, схватил через простыню ногу Нельзя и сжал ее изо всех сил.
— О-ой! — завопил Нельзя. — Пусти! Ты же схватил мою ногу, дурак!
Несмей выпустил ногу, и дядюшка Тик-Так спрыгнул с кровати, выскочил через окно на балкон и спустился по плющу на землю.
— Рррр, иди сюда, — тихонько позвал он.
Рррр подбежал, и через минуту они вместе с Фарфоровой Собачкой уже спасались бегством через лес, освещенный луной.
А Нельзя потирал себе ногу.
— Оооо! Ууу! Болит-то как! — приговаривал он. — Какого черта ты схватил меня за ногу?
— Это не я, а грабитель! — сказал Несмей. — Твоя нога была под простыней, а его сверху.
— Тогда нечего было его выпускать! — сказал Нельзя.
— Ты сам сбил меня с толку! — сказал Несмей. — Посмотри, Фарфоровая Собачка исчезла!
Нельзя окончательно рассвирепел.
— Ну и лопух ты, Несмей!
— Сам ты лопух! — ответил Нельзя. Тут от слов они перешли к драке.
Дядюшка Тик-Так, Рррр и Фарфоровая Собачка слышали, как расшумелись вреднюги, но чем дальше они убегали от дома, тем слабее и слабее доносился шум перебранки. Наконец стало совсем тихо. Беглецы выбрались из леса неподалеку от детской площадки, как раз там, где вреднюги поймали Рррра, и сразу нашли дорогу назад к лодке.
И Рябая Курочка, и Лошадь, и Тучка-Невеличка были в целости и сохранности. Уже почти рассвело. Дядюшка Тик-Так смотрел, как потухают на небе звезды. Тучка-Невеличка, как часовой, озирала окрестности.
— Вот мы снова вместе! — сказал дядюшка Тик-Так. Лошадь стояла на лужайке у стога сена и совсем уже клевала носом.
— Давайте-ка поспим часок-другой, а там уже будет утро, предложил дядюшка Тик-Так.
И все улеглись, закрыли глаза и крепко уснули.

Глава девятнадцатая


снова дома


Дядюшка Тик-Так проснулся первым. И увидел у самого берега Стыдись, который шлепал ногами по воде. Он то и дело оглядывался и похохатывал. Заметив, что дядюшка Тик-Так проснулся, он с шумом и брызгами поплыл к лодке. Дядюшка Тик-Так крепко обнял его.
— А где твой Гиппо? — спросил он.
Стыдись обернулся и показал.
Далеко-далеко они увидели две бегущие фигуры в черных плащах, за которыми по пятам гнался Гиппо.
— Да, больше они к тебе приставать не будут, — сказал дядюшка ТикТак. — Поедем с нами, Стыдись! Лезь в лодку.
— А Гиппо тоже можно? — спросил Стыдись.
— Пожалуй, в лодке он не поместится, — подумав, ответил дядюшка Тик-Так. — Ты не хочешь с ним расставаться, да?
— Конечно, — ответил Стыдись. — Но я знаю, где ты живешь, и мы как-нибудь придем к тебе в гости. Когда вы собираетесь домой?
— Сначала мы должны найти конец радуги, — сказал дядюшка Тик-Так. Стыдись удивился.
— Разве ты не знаешь, радуга там же, где тучка. Когда ТучкаНевеличка поливает дождем и в это время светит солнце, все видят радугу. Это Тучка-Невеличка сияет радугой.
— Ой, какой же я чудак! — сказал дядюшка Тик-Так. — Мы ищем радугу, а она все время была рядом. И нам даже в голову это не приходило. Вот почему Грустный император и Толстый король говорили: "Смотрите, радуга!" Они ее видели, как раз когда Тучка-Невеличка поливала землю дождем. — И дядюшка Тик-Так рассмеялся.
А Стыдись следом за ним тоже.
— Милая Тучка-Невеличка! — крикнул дядюшка Тик-Так. — Сейчас мы поплывем домой. А ты до вечера оставайся здесь и, когда солнце будет садиться, полей землю, чтобы
В каплях дождя вдали
Конец радуги мы нашли.
Я расскажу Рррру и веем-веем про тебя, а когда ты вернешься, полей наш сад, чтобы мы знали, что ты вернулась. До скорого, ТучкаНевеличка! До скорого, Стыдись!
Тучка-Невеличка была очень довольна: она-то знала, где конец радуги, и ей очень хотелось, чтобы другие тоже догадались.
— А можно, Фарфоровая Собачка тоже пойдет?
Дядюшка Тик-Так взялся за весла и стал грести вверх по реке не торопясь, потихоньку, чтобы никого не разбудить. На берегу мимо него снова проплывали и сад Султана, и замок Толстого короля, и императорский дворец.
Императрица гуляла в саду, и дядюшка Тик-Так приподнял шляпу и послал ей воздушный поцелуй.
Лодка миновала то место, где они встретили вреднюг. Потом Реку Слов, и страну Арифметику, и маленький домик, где у камина грелись буквы Алфавита. Потом высокую серую гору, которая тяжело дышала.

Глава двадцатая,


в которой Рррр стал таким, как был


После обеда Рррр спросил:
— А как ты собираешься сделать меня таким, как я был?
— Очень просто, — ответил дядюшка Тик-Так. — Чтобы стать меньше, ты принял ВАННУ. Ну а теперь, чтобы стать больше, ты примешь УННАВ. Поднимись наверх, в ванную комнату. Хол и Гор тебе помогут.
— А можно, Фарфоровая Собачка тоже пойдет?
— Конечно! И Рябая Курочка. Позови-ка ее. И Лошадь, если она уже здесь. А Фарфоровую Собачку я сам отнесу.
Дядюшка Тик-Так подхватил собачку и пошел наверх.
— Вы знаете, что вам надо делать? — спросил он Хола и Гора. Наполните, пожалуйста, ванну, а когда Рррр сядет в нее, мы вынем затычку и, пока вода вытечет, Гор расскажет ему УК3АКС.
— УКЗАКС? — переспросил Хол. — А что это такое?
— Укзакс — значит сказку наоборот, — ответил дядюшка Тик-Так. — Ты же помнишь, как Рррр лежал в ванне, пока туда наливалась вода, и Гор рассказывал ему сказку? И Рррр стал меньше. А теперь он примет уннав, и, пока вода будет выливаться, ты расскажешь ему укзакс, и он станет больше. Понял?
— Вот смех! — сказал Гор. — Хол, помоги мне придумать укзакс.
— Да ты придумываешь гораздо лучше меня, — сказал Хол.
— Сказку, но не укзакс, — сказал Гор. — Сказку наоборот я не умею.
— Ладно, помогу.
Дядюшка Тик-Так отошел к окну, чтобы позвать Рррра. А Гор и Хол шептались за его спиной, придумывая сказку наоборот.
— Дядюшка Тик-Так! — крикнул Рррр. — Рябая Курочка говорит, что ей некогда, она должна склевать все крошки, а потом хочет снести яичко тебе на ужин. Можно ей не ходить?
— Можно! — ответил дядюшка Тик-Так.
— А Лошадь придет, когда досмотрит сны.
— Хорошо, Рррр! Иди сюда.
Рррр, перепрыгивая сразу через несколько ступенек, поднялся наверх. Гор и Хол уже почти наполнили ванну до краев. Дядюшка Тик-Так вынул затычку, и Рррр сел в ванну.
— Ты вынул затычку, чтобы я принял не ванну, а уннав, да?
— Не совсем так, Рррр, — сказал дядюшка Тик-Так. — Когда Гор и Хол начнут рассказывать тебе укзакс, ты будешь расти и расти и вода может политься через край на пол — ВОТ почему я вынул затычку.
— Сказка называется "Медведя Три и Лютик", — сказал Гор.
— Совершенно верно! — поддакнул Хол. — "Медведя Три и Лютик".
И Гор начал:
— Лютик ее звали и девочка маленькая свете на жила-была.
— Помогает, — обрадовался Хол. — Ты рассказываешь задом наперед, и он стал уже чуть больше! — Хол так разволновался, что начал рассказывать дальше сам: — … и однажды она пошла в лес погулять. И пришла к маленькому домику…
— Ой, Хол, что ты делаешь! — воскликнул Гор. — Надо задом наперед. Взгляни на Рррра, он опять сел. И Гор быстро-быстро продолжил: — троих на накрытый стол там увидела и домику маленькому к пришла и… Ух!
— А теперь вы сделали его СЛИШКОМ большим, — сказал дядюшка ТикТак.
Рррр вырос больше ванны, и вода уже лилась на пол.
— Расскажите ему дальше по-обычному и, когда он станет, каким надо, остановитесь.
— Сию минуту! — сказал Гор. — Не сердись, Рррр!
— На столе стояли три миски с овсяной кашей…
— Хи-хи, ты забыл про стулья, — прервал его Хол.
— Ах да, стулья! За столом стоял один большущий стул, другой средний, а третий… Караул! Рррр опять сел! Ну какой же я глупый кран! Надо ведь было, чтобы он только чуть-чуть сел! Сейчас, я мигом… стульчик крохотный и кашей овсяной с тарелки три стояли столе на большущем…
— Помогите! — запищал Рррр, который был теперь не больше игрушечного мишки.
— Прости меня, — прошептал Гор. — Хол, рассказывай ты. — Гору было очень стыдно.
— Ах ты мой малышка! — сказал дядюшка Тик-Так Рррру.
Хол продолжал рассказывать задом наперед, пока не дошел до слов папы-медведя:
? КРОВАТИ МОЕЙ НА СПАЛ КТО
Тут Рррр стал таким, как надо, и высунул одну ногу из ванны.
— Подождите, пока я не вылезу! — закричал он. Он вылез из ванны, и тогда стал рассказывать Гор:
— …и мама-медведица сказала: "Кто спал на моей кровати?"
В это время Фарфоровая Собачка выскользнула у дядюшки Тик-Так из рук и с плеском упала в ванну, где уже почти не осталось воды. Гор спешил закончить свою сказку:
— …и крошка-медвежонок сказал: "Кто спал на моей кровати и сейчас в ней спит?" В это самое время девочка Лютик проснулась и…
Ой, Фарфоровая Собачка сделалась совсем малюсенькая и проскользнула в дырочку!
— Как же мы теперь ее спасем? — разволновался Рррр.
— Все будет в порядке! — успокоил его дядюшка Тик-Так. — Сейчас что-нибудь придумаем. Трубы из ванны проходят через кухню во двор, а там решетка. Поэтому… кто это?
На лестнице послышался громкий топот.
Топ! Топ! Топ! Топ!
— Лошадь! — обрадовался Рррр и распахнул дверь.
Лошадь сунула голову в ванную комнату, и все увидели у нее в зубах крошечную Фарфоровую Собачку, которую она держала с величайшей осторожностью.
— Положите ее скорей в ванну, — сказал дядюшка Тик-Так, — и пусть Гор расскажет ей сказку, чтобы она подросла. Только задом наперед, слышишь, Гор? И тут же остановись, когда она сделается, какой была.
Гор продолжал рассказывать, не сводя с собачки глаз:
— Окна из выпрыгнула и медведей увидела… — Он остановился: собачка как раз сделалась какой была.
— Фарфоровая Собачка! — Обрадованный дядюшка Тик-Так прижал ее к груди. — Все в порядке, никаких трещин, никаких царапин. Мы так рады, что ты цела, Фарфоровая Собачка!
— Пожалуйста, разрешите нам кончить сказку, — попросил Гор.
— Конечно, — сказал дядюшка Тик-Так, — только почему бы вам не закончить ее вместе?
Гор поглядел на Хола:
— Попробуем?
— Давай, — сказал Хол. — Ты скажешь: "Раз, два, три", — и мы начнем. Только чур я задом наперед!
— Ладно, — согласился Гор.
— Раз, два, три,
и побежала домой
домой побежала и
Конец!!!
!!!ценоК
— Большое спасибо, Гор и Хол, — сказал дядюшка Тик-Так. — Так приятно, что Рррр опять стал настоящим тигром! — Он погладил Рррра, и Рррр заурчал в ответ.
— А теперь моя очередь рассказывать сказку, — сказал дядюшка ТикТак. — Только здесь чересчур тесно. Лошадь, ты почти всю комнату заняла. Сядь-ка лучше в ванну. Влезай, не бойся, меньше не станешь, я обещаю.
— Это не ты, а мы обещаем! — сказали Хол и Гор вместе.
Лошадь влезла в ванну, а Гор пустил немножко воды, чтобы ей было теплей.
— Тебе удобно? Лошадь кивнула.
— Тогда я начинаю.

Глава двадцать первая


конец радуги


— Жила-была на небе Радуга. Однажды она подумала:
"Вот бы посмотреть, как живут люди и звери на земле! Я знаю, что надо сделать. Поднимусь-ка я по Реке Времени. Это будет славное мер… мер… пр… приключение".
— Радуга, наверно, хотела сказать мер… мер…
— Мероприятие, Рррр?
— Да.
— Скорей всего.
— Только не знала слова, да? А я знаю — мероприятие.
— Верно, Рррр. Да, так вот… отправилась Радуга в путь. Первое, что она увидела, была лодка, а в лодке- тигр. Совсем небольшой тигр. "Должно быть, он такой после ванны", — подумала Радуга.
— Это про меня! — сказал Рррр. — Я принял ванну и сел.
— Еще в лодке был человек.
— Это ты?
— Да, и еще Рябая Курочка и Фарфоровая Собачка.
— Это…
— Не перебивай, Рррр. Радуга поплыла дальше и увидела на лугу Лошадь.
— Нашу Лошадь?
— Да. А потом мимо проехал поезд с кенгуру на крыше вагона. Радуга плыла все дальше и дальше и наконец увидела две крадущиеся фигуры в черном.
"Фу!" — сказал один.
"Брысь!" — сказал другой.
"Стыдись!" — сказала им Радуга.
— Неверно! — сказал Рррр. — Стыдись совсем не похож на вреднюг! Стыдись хороший, я с ним дружу.
— Фарфоровая Собачка, а ты помнишь, как звали вреднюг? — спросил дядюшка Тик-Так.
— Гав! — ответила Фарфоровая Собачка. — Нельзя!
— Верно! А второго?
— Гав-гав-гав-гав! — пролаяла Фарфоровая Собачка. — Четыре часа.
— Нет, ты забыла. Второго звали Несмей! А потом Радуга приплыла к прекрасному дворцу. В окно она увидела, что на троне сидит Султан, а на ручке трона- маленький мышонок, и он ест сыр.
— Это был Диккери?
— Ну да, Рррр, конечно, Диккери.
"Неплохо было бы поговорить с этим мышонком", — подумала Радуга и приблизилась к входной двери.
Но тут дверь открылась, и три девушки закричали с порога:
"До свиданья, до свиданья, до свиданья, дорогая Радуга!"
"До свиданья?.. До свиданья! — сказала Радуга. — Что ж, наверное, мне и в самом деле лучше здесь не задерживаться".
Когда она покинула дворец, день уже кончался. Но заходящее солнце еще светило и люди, жившие на берегу реки, увидели радугу, перекинувшуюся через весь небосклон. В домах замигали первые огоньки, и, как только солнце село, радуга погасла. Но прежде чем совсем погаснуть, она заглянула в окошко одного домика и увидела человека, который сидел в ванной комнате и рассказывал сказку тигру, Фарфоровой Собачке, Лошади и двум очень красивым кранам.
Гор хихикнул.
— Тише! — сказал Хол. — Пожалуйста, рассказывай дальше.
Но в эту минуту на блестящих кранах отразился кусочек неба, и ванная комната засияла всеми цветами радуги.
— Радуга! — воскликнул дядюшка Тик-Так.
Рррр попробовал лапами поймать ее цветные полоски.
— Здравствуй, Радуга! — сказал дядюшка Тик-Так. — Как поживаешь? А я только что рассказывал про тебя сказку. Оставайся с нами ужинать!
Но не успел он это сказать, как радуга начала бледнеть, бледнеть и совсем погасла.
— Вот вам и конец радуги, — сказал дядюшка Тик-Так. — И сказке моей конец! А теперь давайте вытрем Лошадь, а потом посидим все вместе у камина.
Они насухо вытерли Лошадь и спустились вниз. Вдруг послышался стук в дверь. Рррр побежал открывать.
— Это Стыдись! — закричал он. — И Гиппопотам! Заходите, заходите!
Все кинулись обнимать гостей. Потом вернулись и расселись перед камином. Конечно, было тесновато: и Лошадь, и Гиппопотам, и Рррр — а он ведь стал опять настоящим большим тигром! Но в тесноте да не в обиде: все были довольны и весело болтали.
Немного погодя они услышали шум дождя.
Дядюшка Тик-Так подошел к окну.
— Это Тучка-Невеличка! — сказал он. — Она вернулась домой.
Скоро дождь перестал, и тут с заднего двора донеслось:
— Ко-ко-ко-ко-ко-ко!
Рябая Курочка снесла для дядюшки Тик-Так яичко.
— Спасибо, Рябая Курочка! — крикнул он ей. Потом подошел к телефону и набрал номер ВБЖ 1234.
— Мое Воображение? — спросил он.
— Да! — ответили в трубке. — Ну как, славное было мероприятие?
— Очень, спасибо большое! А у нас в гостях была Радуга.
— Я так и думало, — сказало Воображение.
— Рябая Курочка и Фарфоровая Собачка, Лошадь, Тучка-Невеличка, Гор, Хол, Стыдись, Гиппо и Рррр — все-все шлют тебе самый горячий привет. Да, ведь это Тучка-Невеличка сияла радугой!
— Подумать только! — сказало Воображение. — А я-то полагало, что, быть может… может… может… ну, в общем, передай всем тоже мой самый горячий привет. До свидания!
— Передам! — сказал дядюшка Тик-Так. — До свидания!
Он вышел во двор за яичком, которое снесла для него Рябая Курочка.
— О, желтенькое! — обрадовался он. — Вот спасибо. И пошел ужинать.


Репка Сказки